Суббота
24.06.2017
17:01
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ЕЛЕНА" 2011 - Страница 3 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 3«123
Форум » Тестовый раздел » АНДРЕЙ ЗВЯГИНЦЕВ » "ЕЛЕНА" 2011
"ЕЛЕНА" 2011
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 13.11.2011, 16:11 | Сообщение # 101
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Ань, мне, например shades
До сих пор, несмотря на выставленные здесь вариации ответов, я не понял сцену в церкви!
 
Аня_ОсокинаДата: Воскресенье, 13.11.2011, 17:10 | Сообщение # 102
Группа: Друзья
Сообщений: 65
Статус: Offline
а что именно не поняли: почему туда пошла? почему не знала, как себя там вести? почему подошла именно к этой иконе?...
 
Наталья_КлёнышеваДата: Воскресенье, 13.11.2011, 17:11 | Сообщение # 103
Группа: Друзья
Сообщений: 103
Статус: Offline
Александр_Люлюшин:
До сих пор, несмотря на выставленные здесь вариации ответов, я не понял сцену в церкви!
Что же Вас смущает в предложенных объяснениях?
 
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 13.11.2011, 17:27 | Сообщение # 104
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Смущает меня то, что Елена подошла не к тем иконам, о к-ых ей говорили.
 
Наталья_КлёнышеваДата: Воскресенье, 13.11.2011, 17:51 | Сообщение # 105
Группа: Друзья
Сообщений: 103
Статус: Offline
Александр_Люлюшин:
Смущает меня то, что Елена подошла не к тем иконам, о к-ых ей говорили.
Внимательнее читайте посты, которые были выше! И пересмотрите тот эпизод.
Ей сказали: поставь свечу Николаю Угоднику и Богоматери. Она к иконе Богоматери и подошла. В чём проблема?
 
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 13.11.2011, 20:11 | Сообщение # 106
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
У кого проблема? У меня проблемы нет. Вас же жаль, что Вы думаете, что она есть и что я смотрю и читаю невнимательно. Я себе подобного не позволяю. Смущение же во мне вызвала сама икона, поскольку на ней есть ряд включений, в том числе, и распятие, а у распятия ставят обычно или часто свечи за упокой... Возможно, я не прав, но истинного знания у меня по этому поводу нет, потому и написал, что сцена мне понятной полностью не является.
 
Дмитрий_ЗахаровДата: Воскресенье, 13.11.2011, 20:13 | Сообщение # 107
Группа: Проверенные
Сообщений: 14
Статус: Offline
Quote (Александр_Люлюшин)
Дима, несмотря на моё знание о Вашем «трепетном» отношении к социальным сетям, очень всё-таки рекомендую обратить внимание на vkontakte.ru и имеющиеся там в моих видеозаписях следующие интервью

Саша, с каких это пор мы с тобой на "Вы"? Неужто с того дня, когда в советском пионерлагере в 1987 году на соседних койках обитали?

Интервью не читал, потому что времени не было. Для анализа фильма часто достаточно самого фильма. Этот метод имеет и свои преимущества.

И, потом, режиссер соврать может. Допускаю, если спросить Балабанова: Почему Ваш "Кочегар" русофобский"? он станет отнекиваться и утверждать обратное. Так же и Звягинцев может говорить, что он за люмпен-пролетариат горой. Кроме того, основной автор сценария, как я понимаю, не он.
 
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 13.11.2011, 20:24 | Сообщение # 108
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Вот взял и раскрыл все секреты biggrin особенно про соседние койки biggrin Тогда уж я добавлю, что все первые фильмы для первых показов в киноклубе я брал именно у тебя, пока ты, дружище, не укатил в Электросталь транзитом через ВГИК wink

Что до интервью, то полностью соглашусь с тем, что всегда нужно пытаться довольствоваться в понимании именно фильмом. В то же, что Звягинцев будет наговаривать что-то не то, мне верить, откровенно говоря, не хочется. Особенно после его воздержанной позиции относительно интерпретации «Возвращения». Помнится, он во всех даваемых интервью говорил о своём дебюте, никогда не вдаваясь в подробности, что фильм «обращён к пристальному мифологическому взгляду».
 
Дмитрий_ЗахаровДата: Воскресенье, 13.11.2011, 20:56 | Сообщение # 109
Группа: Проверенные
Сообщений: 14
Статус: Offline
Электросталь, кстати, тоже город металлургов (хотя тут есть и не металлургические крупные заводы).

Художники стараются избегать формулировок идей-понятий, идей-логосов своих произведений. Потому что искусство имеет дело с идеями-образами. То есть тем, что словами трудноформулируемо или вообще не формулируемо. В этом сложность любой дискуссии об искусстве. Как только мы начинаем формулировать идею фильма, режиссер протестует, потому что любая конкретика сужает идею-образ его произведения. Тем более, если он как Звягинцев в Возвращении, оперирует мифологическими "материями".

Но "Елена" фильм очень социальный, в нем больше конкретики, актуального, поэтому нам очень хочется понять, какую же социальную позицию занимают авторы. Мне показалось, что им ближе буржуа. Но это все огрубление. Потому что возникает вопрос: идет ли речь о "классах" или скорее о "видах" homo sapiens? Идею-образ усложняет и тема инстинктивной семейно-гнездовой любви...

В общем, чем на мой взгляд замечателен фильм Елена, так это своей смысловой многослойностью, или точнее, многогранностью. И все это, на мой взгляд, объединено единым месседжем - есть "высокоранговые" и есть "низкоранговые", и вместе им не сойтись, но сильнее последние.
 
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 13.11.2011, 21:12 | Сообщение # 110
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Quote (Дмитрий_Захаров)
нам очень хочется понять, какую же социальную позицию занимают авторы

А надо ли? На мой взгляд, в фильме нет хороших героев, если не считать вдруг просыпающиеся в какие-то моменты чувства сострадания к кому-то из них. Режиссёр просто говорит об обществе, сложенном из бедных и богатых, обществе, пришедшем к очень серьёзному тупику. И интересует его не кто-то конкретно, пусть фильм и называется «Елена» и именно ей отдана большая часть временного пространства, а мир, сошедший с ума. Причём, очень спокойно, без надрыва и лишних переживаний.

Quote (Дмитрий_Захаров)
В общем, чем на мой взгляд замечателен фильм Елена, так это своей смысловой многослойностью, или точнее, многогранностью

И именно этим он продолжает гнуть свою линию, прочерченную первыми двумя фильмами.
 
Наталья_КлёнышеваДата: Воскресенье, 13.11.2011, 21:17 | Сообщение # 111
Группа: Друзья
Сообщений: 103
Статус: Offline
Александр_Люлюшин:
"Смущение же во мне вызвала сама икона, поскольку на ней есть ряд включений, в том числе, и распятие, а у распятия ставят обычно или часто свечи за упокой..."
Это икона с клеймами. Т.е. центральный сюжет - Введение во храм. Вокруг него в клеймах - т.е. на мелких "иллюстрациях" - рассказывается о земной жизни Богородицы, включая Успение. В числе них есть и "Распятие", где Она оплакивает Сына. Перед этой иконой можно ставить свечи хоть за упокой, хоть за здравие. Вообще перед любой иконой можно ставить свечи по любому поводу.
 
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 13.11.2011, 21:23 | Сообщение # 112
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Quote (Наталья_Клёнышева)
Перед этой иконой можно ставить свечи хоть за упокой, хоть за здравие. Вообще перед любой иконой можно ставить свечи по любому поводу.

Тогда ПОЧЕМУ служительница церкви очень конкретно спросила Елену, за упокой или за здравие та хочет поставить свечку, и направила её к конкретным иконам, если можно и не выбирать и ставить любой иконе???
 
Дмитрий_ЗахаровДата: Воскресенье, 13.11.2011, 22:04 | Сообщение # 113
Группа: Проверенные
Сообщений: 14
Статус: Offline
Quote (Александр_Люлюшин)
А надо ли? На мой взгляд, в фильме нет хороших героев, если не считать вдруг просыпающиеся в какие-то моменты чувства сострадания к кому-то из них. Режиссёр просто говорит об обществе, сложенном из бедных и богатых, обществе, пришедшем к очень серьёзному тупику.


Может, и не надо. Но в таком случае я готов видеть в Звягинцеве исключительно "регистратора", который ни к какому выходу из тупика не призывает, потому что попросту в его возможность не верит.

Quote (Александр_Люлюшин)
И именно этим он продолжает гнуть свою линию, прочерченную первыми двумя фильмами


Я знаю только одно - Елена является первым "социальным" фильмом Звягинцева, причем ярко выражено социальным.
 
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 13.11.2011, 22:08 | Сообщение # 114
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Quote (Дмитрий_Захаров)
я готов видеть в Звягинцеве исключительно "регистратора", который ни к какому выходу из тупика не призывает

А он и не должен находить выход. Не делали же этого раньше большие художники (фамилий можно много приводить), вынося приговору обществу.

Quote (Дмитрий_Захаров)
ни к какому выходу из тупика не призывает, потому что попросту в его возможность не верит

И опять же, если он не призывает, это не говорит о том, что он не верит. Он исследует проблему, выставляет её на суд общественный, а уж именно мы, отдельно взятые «человеки», и должны выход искать.

Quote (Дмитрий_Захаров)
Я знаю только одно - Елена является первым "социальным" фильмом Звягинцева, причем ярко выражено социальным.

Другого мнения быть не может!
 
Наталья_КлёнышеваДата: Воскресенье, 13.11.2011, 22:26 | Сообщение # 115
Группа: Друзья
Сообщений: 103
Статус: Offline
Александр_Люлюшин:
"Тогда ПОЧЕМУ служительница церкви очень конкретно спросила Елену, за упокой или за здравие та хочет поставить свечку, и направила её к конкретным иконам, если можно и не выбирать и ставить любой иконе???"
Когда Вы об этом впервые сказали - до показа фильма в клубе - я при повторном просмотре специально обратила внимание на соответствующий эпизод. Служительница ей сказала: иди поставь к иконе Богоматери, там пройдешь и направо. Елена так и сделала. Она поставила свечку к иконе Богоматери. Почему Вы полагаете, что "не к той иконе"?

Далее, почему служительница так сказала. Художественная правда. Женская религиозность такова. Нужна инструкция, без инструкции никуда. Отсюда корни "православного язычества", когда иконы и святые получают "специализацию". А с богословской точки зрения раз Богоматерь одна, то и не важно, к какой иконе ставить свечу: все иконы одинаково "сильны". Что до святых, то они все перед Богом равночестны. Но женская директивная религиозность не приемлет этого.
 
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 13.11.2011, 22:34 | Сообщение # 116
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Уважаемая Наталья Дмитриевна, Вы говорите о знании (факте), но не о том, как сама сцена была обыграна. Меня долго не оставлял в покое тот факт, что не икона нам показывалась, а отражение Елены в ней... Спасибо добрым людям в Одноклассниках, объяснившим эту сцену (а именно Анне Сенатовой).

Икона – «…это "Введение во храм". А смысл, по-моему, такой: она делает попытку спастись, спасти свою душу, по крайней мере, намерение помолиться (поставить свечку) за выздоровление Владимира может стать ее шансом, шансом обрести общехристианские ценности. Но ... она остается слепа к тем возможностям, которые её даются. Прямая метафора – не видит образа Николая Угодника (там это показано, посмотрите), ставит свечку перед не той иконой, о которой говорила женщина в церковной лавке. И в добавок – видит лишь свое отражение в стекле. То есть, "введение во храм", её собственное, не состоялось...»

Таким образом, эта, казалось бы, простая сцена вообще становится поворотной во всём фильме …
 
Дмитрий_ЗахаровДата: Воскресенье, 13.11.2011, 22:37 | Сообщение # 117
Группа: Проверенные
Сообщений: 14
Статус: Offline
Quote (Александр_Люлюшин)
А он и не должен находить выход.

Я написал не "находить", а "призывать". Это разные вещи.

Quote (Александр_Люлюшин)
Он исследует проблему, выставляет её на суд общественный, а уж именно мы, отдельно взятые «человеки», и должны выход искать.

Я бы сказал "на суд интеллигенции". biggrin Интеллигенты снимают кино для интеллигентов.
Посмотрели, обсудили, даже жарко поспорили...
А история против нас, а политики об этих проблемах знают, но кино это не смотрят, а если смотрят, ничего не делают. Филистеры смотрят футбол, "масса" смотрит шоу-программы и "дуется" в игры.
Нет, мне кажется искусство, даже "социальное", не способно изменить этот "наихудший из миров" (Шопенгауэр).
Я здесь фаталист.

Но кино (лучше - хорошее кино) нужно хотя бы для того, чтобы объединять интеллигенцию как носителя культуры, как группу людей, которая передает от поколения к поколению духовные ценности; которая готова работать за копейки, но быть не животным видом (неважно "высокоранговым" или "низкоранговым"), а человеческим.
 
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 13.11.2011, 22:47 | Сообщение # 118
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Quote (Дмитрий_Захаров)
Я написал не "находить", а "призывать"

Каюсь, подвёл под одно.

Фильм, на мой взгляд, и замечателен тем, что не решается как обыкновенная задачка. Потому и получается, что кто-то его отвергает, а кто-то принимает, даже находя возможные недостатки. Я отношу себя ко вторым и могу повторить лишь слова, сказанные мною на дискуссии: Звягинцева люблю, «Елену» оценил, но «Возвращение» всё ещё ставлю выше!
 
Татьяна_АнисимоваДата: Воскресенье, 13.11.2011, 22:48 | Сообщение # 119
Группа: Проверенные
Сообщений: 144
Статус: Offline
Quote (Александр_Люлюшин)
А надо ли? На мой взгляд, в фильме нет хороших героев, если не считать вдруг просыпающиеся в какие-то моменты чувства сострадания к кому-то из них. Режиссёр просто говорит об обществе, сложенном из бедных и богатых, обществе, пришедшем к очень серьёзному тупику. И интересует его не кто-то конкретно, пусть фильм и называется «Елена» и именно ей отдана большая часть временного пространства, а мир, сошедший с ума. Причём, очень спокойно, без надрыва и лишних переживаний.


Quote (Дмитрий_Захаров)
Может, и не надо. Но в таком случае я готов видеть в Звягинцеве исключительно "регистратора", который ни к какому выходу из тупика не призывает, потому что попросту в его возможность не верит.


Quote (Александр_Люлюшин)
А он и не должен находить выход.

Я не очень понимаю…
Если вы считаете, что Звягинцев только «регистратор», занимающий нейтральную позицию между богатыми и бедными (отчасти согласна!), тогда почему вы в концовке фильма увидели «тупик», отсутствие выхода, а не такой же "нейтралитет"???? Что об этом говорит?

Я, к примеру, тупика не вижу… Представьте, хотя бы на секунду, что Владимир умирает своей смертью (а по фильму он вот-вот умрет!) и оставляет свое горе-завещание, т. е. дочь Владимира, у которой нет детей и которая ждет «конца света» получает все деньги…Что она будет с ними делать? Вот это, на мой взгляд, действительно ТУПИК!!! Потому что дочь Владимира, не смотря на все симпатии, которые она вызывает, не способна к созиданию! Такое ощущение, что на ней человечество и остановится.

Еще добавлю: в фильме действительно очень много зла, какую позицию не займешь – все плохо! Я постаралась из всех «зол» выбрать меньшее: заняла сторону Елены и ее семьи, т.к., на мой взгляд, они сильнее, в них есть потенциал, хоть какой-то намек, что все может измениться. Во Владимире и его дочери я этого потенциала не вижу, хотя их образование, конечно, заслуживает уважения... К сожалению, никто в этом мнении меня не поддержал… Все ждут "конца света". sad

 
Аня_ОсокинаДата: Воскресенье, 13.11.2011, 22:56 | Сообщение # 120
Группа: Друзья
Сообщений: 65
Статус: Offline
Quote
К сожалению, никто в этом мнении меня не поддержал… Все ждут "конца света"

Вот уж если у нас снова победит чернь вроде быдло-семейства Елены - тогда и настанет конец света. по крайней мере, для меня - точно. В чём вы видите там потенциал? в репродуктивных функциях? Татьяна, простите, что перехожу на личности, но по всей видимости, для вас просто тема детей на данный момент уж очень остра - вот и застила вам глаза. Нет там никакого потенциала. Вырождение там сплошное.


Сообщение отредактировал Аня_Осокина - Воскресенье, 13.11.2011, 22:57
 
Татьяна_АнисимоваДата: Воскресенье, 13.11.2011, 23:09 | Сообщение # 121
Группа: Проверенные
Сообщений: 144
Статус: Offline
Аня, мне кажется, что вы уже в который раз переходите границы... На месте администратора сайта я бы сделала вам предупреждение.

Любое мнение имеет право на существование, даже если оно вам не нравится.
 
Аня_ОсокинаДата: Воскресенье, 13.11.2011, 23:14 | Сообщение # 122
Группа: Друзья
Сообщений: 65
Статус: Offline
Интересно, какие же границы я перехожу и в который раз? Тем, что с вами не согласна?...
 
Дмитрий_ЗахаровДата: Воскресенье, 13.11.2011, 23:17 | Сообщение # 123
Группа: Проверенные
Сообщений: 14
Статус: Offline
Quote (Аня_Осокина)
Нет там никакого потенциала. Вырождение там сплошное.[

Я тоже так прочел картину. Насколько я помню, в финале сын Елены спрашивает о пиве, планирует сделать дополнительную комнату, никакой благодарности и любви в адрес Елены остальные члены семьи не выражают...

С другой стороны, Татьяна может быть не так уж неправа. Как говаривал классик "Бытие определяет сознание". Трудно вырасти образованным, родившись в спальном районе или подмосковном пролетарском городке с домами-"муравейниками". Так что возможность того, что эти люди станут лучше, есть. Дети сына пойдут в московскую школу в центре, будут тянуться за "продвинутыми" одноклассниками и какие-то результаты это даст (хотя те, в свою очередь, испытают негативное влияние этих).

Кстати, в советское время существовала такая практика - в стройотряд навязывали одного-двух "отморозков" (гопников) вроде тех, что мы видим в фильме для... ПЕРЕВОПИСТАНИЯ. Иногда не получалось, иногда получалось.

Но я почему про историю, про то, что она против нас, написал? Потому что можно вот так стараться десятилетиями, но потом все, что достигнуто такими тяжелыми усилиями, может в одночасье рухнуть. Я не только про СССР. Коммунисты сами подали пример, уничтожив "носителя культуры" - аристократию.
 
Аня_ОсокинаДата: Воскресенье, 13.11.2011, 23:26 | Сообщение # 124
Группа: Друзья
Сообщений: 65
Статус: Offline
Дмитрий, но мы ведь тоже все не на Арбате выросли? А бытие именно внутри семьи и определило наше сознание. А внутри той семьи - пустота без Чапаева. И никакого стремления вылезти из болота. А зачем?.."убудет что ли от Владимира - поделиться с ними?..." Вот пусть и даёт барин кусок. А нужды в интеллектуальном росте у них просто нет - они на эту ступень и не встали даже. Вот меня этот фильм привёл в ужас реакцией на него - никак 1917г у нас не за горами.....
 
Дмитрий_ЗахаровДата: Понедельник, 14.11.2011, 01:12 | Сообщение # 125
Группа: Проверенные
Сообщений: 14
Статус: Offline
Quote (Аня_Осокина)
никак 1917г у нас не за горами.....

Анна, тяпун Вам на язык, предрекать такое накануне выборов. biggrin
Если серьезно, все возможно. С одной стороны, вроде безработицы почти нет, с другой - общество явно болеет. Москва и Липецк еще выгодно отличаются каким-то буржуазным лоском, оптимизмом.

При всем моем резко отрицательном отношении к революциям я должен сказать, что не симпатизирую классу нынешних буржуа. Ведь очевидно, что они сознательно проводят нужную им идеологию. Достаточно посмотреть наше телевидение.

Quote (Аня_Осокина)
бытие именно внутри семьи и определило наше сознание

Согласен, два фактора - семья и среда. Я вырос в спальном районе на улице Титова, и меня "спасла" кровь. Но я знаю примеры, когда у интеллигентных родителей вырастали дети-быдло. Просто поразительно! Как будто спутали младенцев в детдоме.

Quote (Аня_Осокина)
нужды в интеллектуальном росте у них просто нет

Возможно, Вы правы. По крайней мере Елена, сын Елены, его невестка и старший внук - люди в этом отношении конченые. Последнего, кстати, из хорошего вуза "попрут" после первой же сессии.

Quote (Александр_Люлюшин)
Фильм, на мой взгляд, и замечателен тем, что не решается как обыкновенная задачка. Потому и получается, что кто-то его отвергает, а кто-то принимает, даже находя возможные недостатки. Я отношу себя ко вторым и могу повторить лишь слова, сказанные мною на дискуссии: Звягинцева люблю, «Елену» оценил, но «Возвращение» всё ещё ставлю выше!

Согласен. Даже подписываюсь. Всем спокойной ночи!
 
Александр_ЛюлюшинДата: Понедельник, 14.11.2011, 06:15 | Сообщение # 126
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
А ночка-то случилось буйной … surprised Друзья, попрошу ВСЕХ вас не переходить впредь на личности и отстаивать свою точку зрения более корректно!!! wink
 
Васёк_ГайдашДата: Пятница, 18.11.2011, 03:31 | Сообщение # 127
Группа: Пользователи
Сообщений: 312
Статус: Offline
Кино очень понравилось. Наверное, вы уже писали об этом (не всё читал в вашем горячем обсуждении:), одной из главных тем здесь являются дети. Владимир очень хотел внуков, но против матушки-Природы не попрёшь... и миллионы здесь не помогут... "Зачем плодить детей в нищете?" - задавал нам риторический вопрос Пьер Паоло Пазолини в "Птицах больших и малых"(1966). Но Серёжа не думает головой чем он будет кормить свою семью, он лучше возьмёт бутылку пива с орешками и ляжет на диван смотреть телевизор...
В финале фильма ребёнок лежит на кровати Владимира... В этот момент мне вспомнился стих Фёдора Тютчева, который рассказывал Леонид Броневой в одном из фильмов режиссёра, которого вы сегодня будете обсуждать на Киноклубе wink :

Когда дряхлеющие силы
Нам начинают изменять
И мы должны, как старожилы,
Пришельцам новым место дать, –

Спаси тогда нас, добрый гений,
От малодушных укоризн,
От клеветы, от озлоблений
На изменяющую жизнь;

От чувства затаенной злости
На обновляющийся мир,
Где новые садятся гости
За уготованный им пир;

От желчи горького сознанья,
Что нас поток уж не несет
И что другие есть призванья,
Другие вызваны вперед;

Ото всего, что тем задорней,
Чем глубже крылось с давних пор,
И старческой любви позорней
Сварливый старческий задор.

Андрей Сергеевич Смирнов блестяще сыграл свою роль. Лядова тоже хорошо вошла в образ. Ну а от музыки иногда "бегали" мурашки по коже)
 
Александр_ЛюлюшинДата: Вторник, 22.11.2011, 10:08 | Сообщение # 128
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Смотрите видео со встречи с Андреем Звягинцевым, состоявшейся в МГИМО 17 ноября 2011 года. Рекомендую!

http://vkontakte.ru/video16654766_161289417
 
Тамара_ДемидовичДата: Понедельник, 28.11.2011, 19:25 | Сообщение # 129
Группа: Проверенные
Сообщений: 31
Статус: Offline
Вердикт Звягинцева: пациент скорее мертв, чем жив.

Вот он крах образа жизни человечества на примере одной отдельно взятой семьи. Конец света в умах. И хотя в этом фильме Звягинцев четко указывает, что происходит действие в России, в отличие от Изгнания и Возвращения, где намеренно национальные принадлежности завуалированы, несмотря на это все что мы видим на экране очень интернационально.

Муж.

Властный циничный богатый абсолютно уверенный в себе и в своем образе мысли. Он ощущает себя очень комфортно. Он в летах, но оглядываясь назад он может сказать себе, что его жизненные выборы были верными, и он пришел к тому чего хотел. Его жизненное кредо вполне адекватное на мой взгляд. Прежде всего это трезвая оценка себя и своих возможностей и ответственность за свои поступки. Заметьте, первое что сказал адвокат, было то, что Владимир не оставил долгов. И конечно ж в рамках таких взглядов содержание иждивенцев- паразитов никак совершенно невозможно. В его большую жизненную бочку меда добавляет небольшую ложку дегтя упоминание женой о дочери-транжире. Но мужчину беспокоит не то что она тратит его деньги, имеет право, ведь она-дочь, а то, что, как он думает сначала, дочурка пуста, лишена стержня. Но встреча в больнице мед очистила, выдворив остатки дегтя. Владимир увидел, что дочь- трезво мыслящий человек, и точно так же как он сам будет нести ответственность за свои поступки. Да, она гедонистка, впрочем как и отец, она хочет жить с удовольствием и для себя, и потому не наделает жизненных долгов. Почему я столько пишу о жертве?Да потому что он там-единственный человек с неискаженным сознанием и потому пал первым.

Жена.

Она олицетворяет собой самый неприятный для меня тип людей. Овца, хочется сказать божия, но она и в церкви чужая на самом деле. Она одна из тех безликих людей, которым всех жалко, и у которых всегда есть повод заплакать. Елена тише воды, ниже травы, и голос у нее тихий, и повадки, но именно она позволяет себе судить других. Направо и налево она вешает ярлыки. Мужу она не дает права распоряжаться собственными деньгами, на его дочери ставит крест, но готова войти в положение своего собственного потомства. Вот не будь таких Елен, то такие нежизнеспособные люди как ее сын, внук и невестка вымерли бы уже давно. Но Елены всегда готовы жалеть и миловать. А все потому что в ней самой заложено желание претендовать на чужое, этот пролетарский принцип засел намертво. Эта невзрачная женщина считает вправе решать кому сколько надо. А если кто -то дать не хочет, то она с легкостью принимает решение -отобрать и наказать. Символична кстати говоря белая павшая лошадь, которую видит Елена из окна поезда. Это и есть апокалипсис, причиной которому она и такие как она.

Кто останется после них..

Дочь Владимира не вызывает у меня отторжения в первую очередь из-за того что она честна перед собой и другими. Свои слабости видит и признает. Да, холит их и лелеет, но в общем и целом имеет право. Этим своим поведением она проблем никому не создает. У нее есть свое мнение и убеждения, и пока есть деньги на тот образ жизни который она ведет. «Говно вкусно, миллионы мух не могут ошибаться,"-иронизирует она, тем самым давая понять что своим и только своим мнением будет руководствоваться. И можно быть уверенными в том, что если она решит продолжить свой род, то это будет желанный и любимый ребенок, а если останется на прежних позициях, то случайных ненужных детей плодить не будет.

Дети Елены, вот они как раз, слабые приспособленцы, будут жить. Им то дитя завести, что в магазин за пивом сбегать. Ответственности ведь нет. Получилось и получилось. Там нет не желания ни потенций для того чтобы что -то делать и знать. Но пока есть подобные Елены, эти люди будут жить и жить неплохо и составлять то самое большинство мух. Финальный кадр с ползущим младенцем-потомком никчемностей очень сильный. Вот кому зажигает зеленый свет общество. А в ушах стоит лицемерный голос Елены, говорящий:«Какое счастье!», в ответ на сообщение что невестка снова ждет ребенка, которого не в состоянии вырастить и воспитать.

В целом операторская работа Михаила Кричмана как всегда на высоте. Он постоянно визуально подчеркивает то, что кажется светлым вовсе таким и не является. Как снимают Елену особенно интересно обратить внимание. Она всегда серая, или в обрамлении черного, черных одежд, штор, вещей. На белое она только смотрит, как на погибшую лошадь.

Звягинцев вынес приговор обществу потребителей и ничтожеств, и это справедливый приговор.

9 из 10
 
Васёк_ГайдашДата: Вторник, 29.11.2011, 18:36 | Сообщение # 130
Группа: Пользователи
Сообщений: 312
Статус: Offline
Как вы думаете, почему семья Елены в финале фильма смотрит именно глупое шоу "Давай поженимся"? Что Звягинцев хотел этим сказать?
 
Александр_ЛюлюшинДата: Вторник, 29.11.2011, 18:49 | Сообщение # 131
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Уже писал об этом. Блондинка-ведущая Василиса Володина (пришлось специально зайти на сайт Первого канала, чтобы узнать её имя biggrin ) говорит слова «суета сует и пустота пустот», относящиеся к кому-то из героев программы, но в тот самый момент, когда камера переводит свой взгляд с телевизора на сидящего перед ним Серёжу, что для нас должно означать оценку совсем не участников шоу.
 
Елена_ДмитриеваДата: Четверг, 22.12.2011, 14:19 | Сообщение # 132
Группа: Проверенные
Сообщений: 66
Статус: Offline
как-то уже везде вроде выразила свой негатив к этому фильму....смотрела с трех попыток, поэтому и писать-то не о чем....фильм не удался, так сказать....

ниже приведу выдержку из ЖЖ Кудрявцева, согласна с ним полностью

"Сподобился я посмотреть ночью пиратски скачанный из Сети (спасибо ЖЖ-друзьям за наводку!) фильм "Елена" Андрея Звягинцева. Временами просто скучно и пусто! Первые двадцать минут можно было бы смело выбросить в корзину. Интерес к кино возникает только после того, как заглавная героиня стала, скажем так, вдовой. Совершенно справедливо, что Европейская киноакадемия номинировала на свой приз только актрису Надежду Маркину, а не картину в целом.

И вообще если сравнивать с прежними лентами на тему столкновения быдла и интеллигенции (при всей относительности данных терминов), то далеко не лучшая работа тандема Александра Миндадзе и Вадима Абдрашитова под названием "Поворот" более тридцати лет назад поведала об этом чётче и без излишних метафорических кадров вроде птичек на ветках и погибших белых лошадей на железнодорожном переезде. Ох, уж эта непреодолимая тарковщина!"
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 23.12.2011, 05:30 | Сообщение # 133
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
«Елена» на слоне
В Москве прошла 14-я церемония вручения премии «Белый слон»


Кинокритики раздали «Белых слонов»: главные премии получила «Елена» Андрея Звягинцева, которая разделила лидерство по количеству наград с фантастической «Мишенью» Александра Зельдовича.

В Москве прошла 14-я церемония вручения наград российской Гильдии киноведов и кинокритиков – премий «Белый слон». Её организаторы заранее пообещали «не повторять существующие кинопремии», утвердить свои приоритеты и обратить внимание на «штучное кино». С первым всё было понятно и так – до «Золотых орлов», «Ники» и прочих «Кинотавров» еще далеко, а вот приоритеты критиков и «штучность» фильмов являются прерогативой премии.

Главные награды достались «Елене» Андрея Звягинцева: картина была выбрана экспертным советом лучшим фильмом 2011 года, а Звягинцев получил приз за режиссуру; еще одну фигурку прозрачного слона критики вручили актрисе Елене Лядовой за роль второго плана.

«Елена» – фильм, безусловно, заслуженный. Еще до съемок он получил приз американского фестиваля «Сандэнс» за сценарий, участвовал в «Особом взгляде» Канна, получив там спецприз жюри, а исполнительница главной роли Надежда Маркина претендовала на награду европейской киноакадемии. Напомним, что эту картину вместе с «Фаустом» Александра Сокурова и «Цитаделью» Никиты Михалкова российский оскаровский комитет рассматривал в качестве претендента от России на «Оскар» в номинации «лучший иностранный фильм». Эксперты сходились в том, что выбор «Елены» или «Фауста» был бы оправдан: у них были бы все шансы как минимум войти в шорт-лист. В итоге же предпочтение было отдано «Цитадели», что спровоцировало скандал, приведший к пересмотру всей отечественной системы оскаровского отбора.


Но то дела минувших дней. Но любопытно, что ни «Фауст», ни «Цитадель» в коротких списках «Белого слона» не значились. Правда, звание лучшего фильма «Елена» выиграла у не менее достойных картин: в числе номинантов были «В субботу» Александра Миндадзе, «Жила-была одна баба» Андрея Смирнова и «Шапито-шоу» Сергея Лобана; отметим, что постановщики этих лент входили и в шорт-лист режиссерской категории.

Что касается символического второго места в «выборе киноведов», то по количеству премий его заняла фантастическая драма про будущее «Мишень» Александра Зельдовича:

эта картина получила три «слона» (вернее четыре, но один из них «двойной»): лучшими художниками стали Юрий Хариков и Владимир Родимин, лучшим композитором – Леонид Десятников, а лучшим оператором – Александр Ильховский.

Две награды фильму Смирнова «Жила-была одна баба» принесли актерские номинации: лучшей актрисой стала Дарья Екамасова, а Алексею Серебрякову достался приз за лучшую мужскую роль второго плана. Лучшим актером был признан Андрей Шагин («В субботу»). «Белого слона» за лучший сценарий экспертный совет премии вручил Марине Потаповой за «Шапито-шоу».

Лучшим дебютом 2011 года был признан снятый на фотоаппарат фильм «Портрет в сумерках» Ангелины Никоновой и Ольги Дыховичной:

эта картина была отмечена на отечественном «Кинотавре», а также побывала (и вернулась не с пустыми руками) на нескольких кинофестивалях в других странах.

Три «Белых слона» вручаются без коротких списков – по прямому голосованию членов экспертного совета премии, в который входит около ста критиков и киноведов. Лучшим документальным фильмом была выбрана «Книга тундры. Повесть о Вуквукае – маленьком камне» Алексея Вахрушева, лучшим анимационным – «Шатало» Алексея Демина по рассказам Юрия Коваля, а премию имени Мирона Черненко получил «Борис Годунов» Владимира Мирзоева.

Из четырех фильмов, претендовавших на победу в номинации «лучший иностранный фильм российского проката», были награждены сразу два – заслуженный «Король говорит» Тома Хупера и «Пина: Танец страсти» Вима Вендерса.

Премия «Белый слон» в этом году впервые вручалась при поддержке альтернативного Киносоюза и на его площадке – в Международном университете, где летом проходил и первый съезд этой организации. Впрочем, бывший президент Гильдии Виктор Матизен (во время церемонии сдавший свой пост лауреату ТЭФИ Андрею Шемякину) отметил, что «Белый слон» всё равно остается независимой премией и не собирается превращаться в «сферу обслуживания». Киносоюз, кстати, вручил и собственную награду – премию «Элем», получившую название в честь Элема Климова: её обладателем стал фильм Алексея Попогребского «Как я провел этим летом».

ТЕКСТ: Игорь Карев — 23.12.11 10:45 —
http://www.gazeta.ru/culture/2011/12/23/a_3937994.shtml
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 23.01.2012, 08:09 | Сообщение # 134
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
"Елена" Звягинцева получила главный приз норвежского кинофестиваля в Тромсё

Кинолента российского режиссера Андрея Звягинцева "Елена" получила главный приз "Аврора" на завершившемся в субботу вечером XXII международном кинофестивале TIFF в северном норвежском городе Тромсё и 100 тысяч крон (около 13 тысяч евро) на организацию проката в Северном Королевстве, передает РИА "Новости".

"Картина-победительница - это удивительный российский фильм. Личные конфликты и проблемы убедительно вплетены в социальную действительность. Режиссер создает нерв с помощью блестящей игры актеров, неожиданных поворотов сюжетов, эффектного использования музыки и стильной постановки сцен", - говорится в решении жюри.

Всего в конкурсной программе престижного в Европе кинофестиваля, который уже в 22-й раз проходит в норвежском городе Тромсе, было заявлено 11 работ, среди которых киноленты из Германии, Франции, Бельгии, США, Китая. Россия была представлена сразу двумя работами - "Елена" Звягинцева и "Фауст" Сокурова.

Кроме главной премии, "Елена" увезет в Россию из Норвегии еще один престижный приз фестиваля - международной кинокритики.

"В этом году у нас была очень серьезная конкуренция, все фильмы были очень сильные. Но "Елена" была среди фаворитов. Обладатель главного приза получает 100 тысяч норвежских крон на организацию проката ленты в Норвегии, и мы гордимся тем, что фестиваль TIFF получил право дистрибуции фильма", - сказала агентству директор фестиваля Марта Отте, которая сама выбрала "Елену" и ряд других российских фильмов на кинофестивале в Сочи.

"Это для нас престижная награда на одном из самых важных европейских фестивалей. За 22 года TIFF воспитал своего зрителя. Здесь мы видим интерес массового зрителя к чужой культуре. Я знаю, что на российские фильмы здесь было невозможно попасть. Для нас очень важно и то, что фильм получит норвежский прокат с помощью фестиваля", - сказала агентству программный директор кинофестиваля "Кинотавр" Ситора Алиева, присутствовавшая на церемонии закрытия.

Два приза, в том числе зрительских симпатий, достались шведскому режиссеру Рубену Остлунду. Награды жюри получили немецкий режиссер Андреас Дресен и норвежка Лине Йоханнсен.

Всего же за фестивальную неделю на нескольких площадках города было показано около 100 фильмов из разных стран мира. Международное жюри крупнейшего кинофестиваля Норвегии TIFF присуждает шесть призов картинам конкурсной программы.

Помимо кинолент конкурсной программы, в списке картин фестиваля - "Свой среди чужих, чужой среди своих" Никиты Михалкова, "Generation P" Виктора Гинзбурга, "В субботу" Александра Миндадзе, "Я тебя люблю" Александра Расторгуева и Павла Костомарова, "Мой папа - Барышников" Дмитрия Поволецкого, а также документальный фильм Марианны Голдовской "Горький вкус свободы" об Анне Политковской.

Международный кинофестиваль TIFF - крупнейший фестиваль художественного и документального кино в Норвегии, проводится с 1991 года. Большинство фильмов, как правило, связаны с северными регионами Европы. В конкурсной программе участвуют только премьеры последнего года. Главный приз фестиваля "Аврора" - около 13 тысяч евро, выдаваемых на организацию широкого проката победившей киноленты.

22 января 2012 г.
http://www.newsru.com/cinema/22jan2012/elena.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 27.01.2012, 23:17 | Сообщение # 135
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
«Елена» Звягинцева стала триумфатором «Золотого орла», получив 4 приза, включая «фильм года»

Главного «Золотого орла», за лучший игровой фильм, получил фильм Андрея Звягинцева «Елена», сообщает корреспондент РИА «Новости» с церемонии награждения, проходящей в пятницу вечером на «Мосфильме».

Ранее картина, номинированная в десяти категориях, получила еще три статуэтки – за режиссуру, операторскую работу и женскую роль второго плана, которую сыграла Елена Лядова.

Прошлой весной «Елена» получила спецприз Каннского фестиваля в программе «Особый взгляд», затем картина выигрывала награды на фестивалях в Дурбине, Генте и Тромсе, а сыгравшая заглавную героиню Надежда Маркина удостоилась азиатско-тихоокеанского «Оскара». «Елене» отошел и приз российских кинокритиков – «Белый слон».

Однако фильм Звягинцева не был выдвинут Россией на соискание американской премии «Оскар». Ей предпочли картину главы Союза кинематографистов России Никиты Михалкова «Утомленные солнцем – 2. Цитадель», которая провалилась в отборе на «Оскар» еще до составления лонглиста.

Также премии «Золотой орел» в пятницу получили «В субботу» Александра Миндадзе (за лучший сценарий), «Два дня» Авдотьи Смирновой (две статуэтки за лучшие первого плана роли достались Федору Бондарчуку и Ксении Раппопорт), а также «Дом» Олега Погодина (лучший монтаж, лучшая мужская роль второго плана, исполненная Богданом Ступкой и лучший саундтрек, который записал Эдуард Артемьев).

«Золотого орла» за лучший анимационный фильм присудили «Трем богатырям и Шамаханской царице», выпущенной студиями СТВ и «Мельница».

Специального приза за вклад в киноискусство был удостоен 76-летний Валентин Гафт.

В нашей стране существует две главных кинопремии: «Золотого орла» вручает в январе Национальная академия кинематографических искусств и наук России во главе с Владимиром Наумовым, а «Нику» в марте – Российская академия кинематографических искусств во главе с Алексеем Баталовым.

— 27.01.2012 22:09 —
http://www.gazeta.ru/news/lenta/2012/01/27/n_2182301.shtml
 
Татьяна_ТаяноваДата: Четверг, 08.03.2012, 13:04 | Сообщение # 136
Группа: Проверенные
Сообщений: 36
Статус: Offline
Рассмотрите же самих себя.
Св. Антоний


Все мы знаем о Звягинцеве, все видим, что он серьезен. Его абсолютный серьез, неприкрытость пафоса его «Изгнания» и «Возвращения» некоторых раздражают, некоторых веселят. Как и при всех раскладах пафосное желание рассказывать и показывать ОБЩЕчеловеческими смыслами и категориями. Критик Волобуев обронил как-то: Звягинцев проглотил аршин. Да. Режиссер прям, более того – как струна натянут. Кривыми путями не ходит, увильчивостью не страдает, в прятки не играет, смятением не красуется. Да, в его руках некая этическая линейка (аршин то бишь). Да, он открыто и твердо знает, где добро, где зло на ее шкале. И, да, он давно свою сторону выбрал. Но видеть в его четких моральных установках и нежелании извиняться смехом за них чопорность и надменность, как-то неубедительно, да и топорно.

Впрочем, «Елена» - как раз тот случай, когда аршина этого никто не увидит, не ощутит, уверена. Нет, Андрей Звягинцев не стал менее серьезен, но он выбрал путь, раньше ему не свойственный, - путь депатетизации (серьезной, без надменного и обезличивающего осмеяния). Путь прохладный, да что там – холодный настолько, что мы его режиссерского пафоса (т.е. главной эмоции, которой он должен был пронизать все свое киноповествование) практически не находим. Я смотрела «Елену» два раза. И оба – чувствовала себя как в холодильной камере, как в морозилке бытия, из которого выкачали всю жизнь. Остался только строго упорядоченный, ежедневно дублируемый, как в «Дне сурка», быт. Но разве бытом проживешь, пусть даже он многажды выглажен и отполирован, как холодильник огромной и пустой квартиры Владимира, где хозяйничает (убирает, стирает, готовит, уносит, подносит, считает и убивает) Елена?

Елена в переводе значит «свет». А фильм не только пустоту, холод, но и тьму градирует, сгущает. И не все хотят добровольно идти в пустоту и ад страшного, злого без света. Не все согласны зреть потемки этого света умирания. Не все. И очень хочется спросить режиссера: зачем? Зачем гниль, зачем убожество, зачем варварство, дикость, зачем мертвенность и равнодушие, удары, плевки, маты, зачем НЕЛЮБОВЬ, зачем антиЕлена, антиМария, античеловек, антижизнь?.. Зачем?

Когда-то святитель Феофан Затворник коротко и просто, в форме притчи пересказал своей духовной дочери «Пери и Ангела» В. Жуковского: «Пери, дух, один из увлеченных к отпадению от Бога, опомнился и воротился в рай. Но прилетев к дверям его, находит их запертыми. Ангел, страж их, говорит ему: «Есть надежда, что войдешь, но принеси достойный дар». Полетел Пери на землю. Видит: война. Умирает доблестный воин и в слезах предсмертных молит Бога об отечестве. Эту слезу подхватил Пери и несет. Принес, но двери не отворились. Ангел говорит ему: «Хорош дар, но не силен отворить для тебя двери рая». Это выражает, что все добродетели гражданские хороши, но одни не ведут в рай. Летит Пери опять на землю. Видит мор. Умирает красавец. Его невеста ухаживает за ним с самоотвержением, но заражается и сама. И только что успела закрыть ему глаза, как и сама пала ему на грудь мертвою. Были слезы и тут. Пери подхватил одну и несет, но двери рая и за эту не отворились. Ангел говорит ему: «Хорош дар, но один не силен отворить для тебя Неба». Это значит, что семейные добродетели одни тоже не приводят в рай. Ищи! Есть надежда. Пери опять на землю. Нашел кого-то кающегося. Взял его слезу и несет. И прежде чем приблизится к раю, все двери его были уже отворены для него. Так вот какую слезку извольте принесть Господу. Радость бывает на Небе, когда кто плачет и сокрушается, чувствуя себя грешным».

Покаяние! Никакими добродетелями не очистишься, а им – да. Но жить в ритме покаяния, плакать его слезами, болью его болеть – это, прежде всего, видеть, замечать, понимать свои собственные грехи.

Если кино обладает силой показать их мне так, чтобы я не просто заметила, но осознала и захотела в покаянной чистоте искупаться, это больше, чем кино, это что-то, ведущее в ж и з н ь. Пусть даже «ворочаться» приходится из ада.

Я уже не раз слышала о фильме этом: «жестоко», «отвратительно», «пусто», «второй раз посмотреть не смогу» и т.д. Я буду смотреть. И третий, и четвертый.

Как и «Догвиль», «Меланхолию» Триера, как все фильмы Балабанова (а он, кажется, вообще все только про апокалипсис снимает). Ведь вот как, по-вашему, должно выглядеть покаяние, ради которого, может, и существует искусство (и тем сродни религии оно)? Как удар или как ласковая рука на голове и теплое «ты хороший, ты пригожий, все будет хорошо»? Есть фильмы, в которых привкус покаяния, его очистительная сила пробиваются даже сквозь темную заслонку зла. И там на самом деле не только зло на тебя смотрит и ликует тем, что совершилось только что на твоих глазах, там на тебя смотрит человек сокрушенный, автор, и говорит: чистилка нам всем нужна. Катастрофически. И тоска по чистоте парит над всем позором и ничтожеством.

Я восприняла это кино как войну… Не ту только, где все живут против всех в непроницаемой для света темнице, не ту только, где дикие и плодовитые варвары против хилой и давно не животворящей, гнилой семенем и не желающей рожать ЖИЗНЬ культуры, и не ту, на которую четко намекает финал фильма – войну своих варваров (семейство Елены) и чужих варваров (гастарбайтеры). Этот фильм – брань духовная талантливого и доброго человека Андрея Звягинцева за человека, который, если помните, в Библии определен так: «плоть, в которой есть дух жизни» (Быт. 6:17).

Елена, Владимир, их ОДИНАКОВО отвратительные потомки – плоть. Духа Жизни они лишены. Но когда в финале появляется младенец, возлежащий на смертном одре старого, больного, ветхого, злого, неулыбчивого и холодного человека, вспоминаются слова апостола Павла: «Отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума вашего, и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины».

Ветхий человек (Владимир) и новый (внук Елены) зарифмованы финалом фильма. И каждый, взглянув на нового человека, маленького, беззащитного, родного, рядом с собой, должен решить (ради него хотя бы): совлечься, т.е. освободиться от старого человека и облечься в нового или сгнить в комфорте ветхой жизни, где все против всех.
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 22.03.2012, 16:57 | Сообщение # 137
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Пробиться к смыслу

18 марта группа «Церковно-общественные инициативы» Преображенского братства организовала встречу с известным кинорежиссером Андреем Звягинцевым в актовом зале Свято-Филаретовского православно-христианского института. Члены Преображенского братства, студенты и преподаватели СФИ, прихожане разных православных храмов Москвы обсуждали с режиссером его последний фильм «Елена», получивший в 2011 году Специальный Приз Жюри в программе «Особый взгляд» на кинофестивале Каннах.

Ведущая встречи Юлия Балакшина в начале разговора сказала, что для его организаторов, группы «Церковно-общественные инициативы», было чрезвычайно важно, что фильм ставит вопрос о том, что происходит с современным человеком. В одном из псалмов говорится: «Что есть человек, что Ты помнишь его?», но как Богу «помнить» человека, «видеть» человека, когда происходит внутренний апокалипсис, когда в человеке разрушаются самые основы его человечности.

Андрей Звягинцев рассказал, как возникла идея и появилась возможность снять фильм на тему «апокалипсиса», свершающегося в сердце человека. Свою задачу он видел в том, чтобы «наблюдать и показывать человека в его подлинности», чтобы правдиво и честно говорить со зрителем о том, что происходит вокруг, чтобы ставить вопросы, помогающие пробиться к смыслу. В фильме он сознательно уходил от морализаторства, готовых и правильных ответов, приглашая зрителя к сотворчеству, со‑размышлению.

Встреча прошла в атмосфере такого взаимного поиска смыслов, во время которого усилия предпринимали и зрители, стремившиеся отрефлексировать свои впечатления, и режиссер, искавший ответы на обращенные к нему, подчас весьма непростые вопросы.

Отвечая на вопрос, в чем он видит истоки духовной поврежденности Елены, Андрей Звягинцев ответил, что проблема тут не только в генеалогии. Продюсер фильма предложил ввести эпизод из прошлого Елены, который должен был бы объяснить ее выбор какой-нибудь детской травмой. Звягинцев отверг такой ход как «дешевый фрейдизм». Для него в происходящей с его героиней катастрофе (апокалипсисе) есть некая тайна, которая не может быть объяснена никакими ссылками на прошлое, никакими обстоятельствами настоящего.

Кинорежиссер рассказал, что во время съемок фильма происходили подчас удивительные события. Так, когда снимался эпизод посещения Еленой храма, икону, у которой героиня поставит свечку, выбирать не приходилось — нельзя же по своему произволу было перевесить иконы в реальном храме. Неожиданно для режиссера и актеров той иконой, которая подошла, исходя из законов построения кинематографического пространства, оказалась икона «Введение во храм Пресвятой Богородицы». Когда об этом узнала исполнительница главной роли Надежда Маркина, верующий и воцерковленный человек, она была глубоко поражена: так неожиданно контрастно сошлись смысл фильма, рассказывающего о женщине, жертвующей жизнью другого человека ради своих детей, и смысл иконы, на которой изображена Мать, Сын которой принес себя в жертву за жизнь всего мира и каждого человека. Многие зрители говорили о том, что заметили в фильме эту икону, которая стала для них окном, прорывающимся за границы плоского мира, в котором живут герои картины.

Зрители спрашивали режиссера и о его собственном опыте противостояния злу, о том, что дает ему силы для такого сопротивления. Андрей Звягинцев ответил, что инъекцию стойкости он получил благодаря мировой культуре, благодаря текстам Шекспира, Пушкина, Чехова, в атмосферу которых он был погружен в годы своей учебы. Когда возникает вопрос выбора, он сверяет свою жизнь с возникающим у него внутренним образом, и это позволят обрести ответ. Но самое трудное — это найти мужество и быть верным сделанному выбору.

Встреча, длившаяся почти три часа, завершилась долгими аплодисментами и словами взаимной благодарности. «Хорошие люди здесь собираются», — сказал на прощание Андрей Звягинцев.

Информационная служба Преображенского братства, 19.03.2012
http://www.psmb.ru/aktualn....-smyslu
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 28.05.2012, 19:32 | Сообщение # 138
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Кинорежиссер Андрей Звягинцев – об американской премьере своего фильма "Елена"

Нью-Йорк не так давно открыл для себя российского режиссёра Андрея Звягинцева. Сначала Звягинцев привлёк к себе внимание своим первым фильмом "Возвращение", а теперь его последняя картина "Елена" собрала целый букет положительных рецензий. Не так уж часто молодые иностранные режиссёры удостаиваются в Нью-Йорке чести ретроспективного показа работ в зале Бруклинской академиии музыки, и одновременно премьерного показа "Елены" в манхеттенском кинотеатре Film Forum.

Хвалят картину рецензенты таких авторитетных изданий как Hollywood Reporter, Variety, The New York Times... Посмотрев на сегодняшнюю жизнь в Москве, как это показано в фильме "Елена", рецензент "Нью-Йорк Таймс" пришёл к выводу, что будь он даже очень богатым, жить там не хотел бы.

В некоторых рецензиях говорится, что режиссёр показывает серую жизнь путинской России, в которой не осталось места ни морали, ни идеалам, ни совести, ни близким человеческим отношениям.

Елена, которой лет под 60, в прошлом медсестра, сошлась со своим бывшим пациентом – богатым, отошедшим от дел бизнесменом. У него – взрослая дочь, которая не ладит с отцом, но живёт на его деньги. У Елены – взрослый сын-бездельник Сергей с женой и детьми. Что связывает Владимира с Еленой? Секс и какая-то степень доверия. А Елене нужны деньги мужа, чтобы помогать семье сына. Материнские чувства побеждают, и ради денег для сына она помогает мужу, только что перенесшему инфаркт, поскорее уйти в мир иной.

Жизнь персонажей проходит под карканье ворон, под жалобы не желающего работать Сергея, который всё время просит у матери денег. Катерина говорит, что это – поколение животных, которые бессмысленно плодят себе подобных...

Фильм "Елена" Андрея Звягинцева получил на международном кинофестивале в Каннах специальную премию жюри. В Нью-Йорке Звягинцева называют одним из ведущих российских кинематографистов.

Мы встретились с режиссёром в кинотеатре Film Forum в день американской премьеры фильма "Елена".

– Сразу три вопроса в одном: что вы хотели сказать российскому зрителю, что вы хотите сказать американскому и что – русскому, живущему в Америке?

– Я никогда не ставлю для себя задачи, – что я хочу сообщить тому или иному зрителю. Мы создаём картину (а это уже третий наш фильм), не сужая содержательную часть до такого состояния, чтобы можно было с определянностью сказать, о чём этот фильм. Потому что у каждого зрителя складываются свои собственные отношения с тем, что происходит на экране, и залезть ему в голову, предвосхитить самому то, что родится в его голове, – задача невыполнимая. Именно поэтому я часто говорю, что создать фильм для зрителя практически невозможно.

– Значит, вы создаёте фильм для самого себя?

– Адрес существует у людей, занимающихся рекламой. У них даже есть такой термин "целевая аудитория". А когда я делаю фильм, я не адресуюсь ни к кому конкретно. Я просто создаю своё отражение видения мира. Ты наблюдаешь мир, наблюдаешь жизнь, тебе кажется, что с миром что-то "не так", или напротив, очень даже "так", и ты отражаешь это, являешься своего рода зеркалом, что ли. Твой фильм, твоё усилие заключается только в том, чтобы как можно точнее, без искажения, отразить истинное положение дел.

– Кто, по-вашему, больше виноват в печальной судьбе Елены и других персонажей картины?

– Никого нельзя винить – и не нужно винить. Виновата она сама. Каждый человек отвечает за свои поступки. Только он один. Ссылаться на среду, на социальное положение, на политическую ситуацию, на всё, что угодно, – можно, и этим часто люди злоупотребляют. Но, в конце концов, ты должен понимать, что всё только в тебе самом, и ты один отвечаешь за всё, что ты делаешь.

– В некоторых рецензиях говорится, что в фильме показан разрыв между бедными и богатыми. А разве не между подлыми и жертвами подлости?

– Это только сужение темы, если говорить о противостоянии бедных и богатых. В фильме "Елена" этот социальный контекст является просто декорацией, на фоне которой совершается подлинная драма центрального персонажа – Елены. В её душе происходит борьба добра со злом... Я не люблю это выражение "борьба добра со злом", но тем не менее... Этот апокалипсис, этот армагеддон, происходит в её душе. Не помню, кто первый когда-то сказал, что борьба добра со злом происходит в сердце каждого человека, там, в сердце, делается выбор в ту или иную сторону. Человек может оправдывать этот выбор какими угодно прекрасными, благородными целями, но всё определяет не причина, а следствие, не идеи, а действие.

– Картины российских режиссёров всё ещё редко попадают на американский экран. В Америке известно всего несколько имён – тех, кого Россия выдвигает на "Оскара". Не препятсвует ли это прорыву других режиссёров на американский кинорынок?

– Я не думаю, что всё дело в том, как часто какой бы то ни было режиссёр номинируется на премию "Оскар". Есть же другие площадки, такие как Каннский фестиваль, Венецианский фестиваль, Берлин. Я думаю, американская дистрибуция, люди, которые привозят в Америку картины, в состоянии отличить сокола от цапли. Они взвешивают, будет картина интересна вашей публике или нет. Никто не мешает приобретать картины на кинорынках. Дело не в "Оскаре", а в интересе аудитории. Если американской аудитории интересно русское кино, то найдётся тот, кто ей это кино предложит.

– Но "другое", иностранное кино, если оно не получило премию "Оскар", на массовый экран в Америке попадает крайне редко.

– То же самое происходит и в России. Американское коммерческое кино там изобилует, а европейское или русское авторское кино, приглашающее к серьёзному разговору, имеет крайне мало возможностей выйти к зрителю. Но я думаю, что в Америке таких возможностей значительно больше. Возьмите цифры. В Америке от 300 до 500 кинозалов крутят авторское, в том числе европейское и независимое американское кино, в частности кинотеатр "Фильм-Форум". Это на 40 тысяч киноэкранов. А в России всего на всю страну 2 700 киноэкранов. Вот и сравните! На 140 миллионов жителей России чуть больше двух с половиной тысяч экранов, большая часть которых отдана американскому развлекательному блокбастеру.

– Как вы сами определили жанр своей картины "Елена"?

– Мне в Европе подсказали, что за жанр. Я не знал этого. Они сказали, что это кухонная драма. После этого я вдруг задумался и понял, что, в общем, это в самом прямом смысле слова "кухонная драма", потому что большая часть эпизодов проходит именно на кухне, где пьют, едят и разговоры разговаривают. Но мне-то, конечно, хотелось думать, что это нечто большее, чем "кухонная драма". Я не очень люблю рамки жанра, потому что, мне кажется, то, что мы делаем, – я говорю о нашей творческой команде, – мы всё-таки бежим какого-то стандарта, или некоего заранее оговорённого формата, который можно было бы выразить как "кухонная драма", или просто драма, или мелодрама, или комедия. Мне бы хотелось думать, что это всё-таки вещь масштаба трагедии, – ну, трагедии локального масштаба, это такой частный, личный апокалипсис.

– Действие в вашей картине развивается неспешно, как бы в реальном времени, и стилистика вроде домашнего, как бы любительского фильма. Какую художественную цель вы преследовали, выбрав такую стилистику?

– Я исхожу из собственного внутреннего ритма, из собственного представления о том, как течёт время в жизни. И из этого соответствия я решаю эпизоды так, а не иначе. Это не является стратегией, это не является чем-то придуманным – "а вот сделаю-ка я так!" Это просто является соответствием моему представлению о том, как это должно быть.

У вас звуковой ряд не менее важен, чем видеоряд. Вы так задумывали с самого начала, или так получилось?

– Во-первых, хочу сказать по поводу звука в "Елене". Удивительное дело, нам это удалось, даже не знаю, каким это таким образом, но нам удалось снять картину, которая целиком и полностью состоит из живого звука. Я почему подчёркиваю, что нам это удалось, потому что, вообще говоря, культуры живого звука в России, в российском кино нет. Это надо понимать. В Европе уже давно все цеха знают, что такое "живой звук", все об этом заботятся, а в России привычки нет такой. А тут мы поставили цель сделать живой звук. У нас было очень много микрофонов, у нас было несколько звуковых пушек, на каждого персонажа по пушке, и каждый был схвачен несколькими микофонами только для того, чтобы схватить эту живую атмосферу, передать живой диалог далее на экран. И нам это удалось, на удивление. Что же касается перого эпизода с карканьем ворон, он совершенно целиком и полностью синтезирован, то есть он придуман от и до, соткан из разных элементов, потому что первый кадр с прилетающей вороной снят в павильоне, и солнце у нас восходит по команде "Солнце", – рассказал Андрей Звягинцев.

В картине много символов: свет отключили (в одном доме или во всей стране?), всё время вороны каркают (в одном дворе или во всех дворах страны?)... И зло в фильме с добрым, простым материнским лицом... Очень хорош плакат фильма: сумеречный тёмно-синий фон, на котором чёрный женский силуэт и силуэт вороны...

Александр Сиротин, 21.05.2012
http://www.svobodanews.ru/content/article/24587603.html
 
Анжелика_ЗариповаДата: Вторник, 19.06.2012, 16:12 | Сообщение # 139
Группа: Проверенные
Сообщений: 3
Статус: Offline
Только что посмотрела "Елену".... Этот фильм - "удар ниже пояса"... Потому что то, что я увидела это настолько реалистично и узнаваемо, что мне ужасно стыдно и страшно. Стыдно, потому что я часть этой самой жизни и этих людей - холодных и лживых, живущих ТАК. Страшно, потому что среди этой моральной глухоты и пустоты растут наши дети... Зря ругают наши зрители этот фильм, очень даже зря. Это все равно что ругать зеркало в которое ты смотришься, потому что видишь в нем не то, что тебе хочется видеть, а то что есть в реальности... Звягинцева нужно смотреть, чтобы помнить, что мы все-таки ЛЮДИ, и что кроме инстинктов у нас еще должна быть НРАВСТВЕННОСТЬ и МОРАЛЬ .
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 12.02.2013, 19:31 | Сообщение # 140
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Андрей Звягинцев: «Никаких символических смыслов»

Мастер-класс режиссера состоялся в московском Институте современного искусства (ИСИ). В беседе участвовали студенты и преподаватели факультета режиссуры. Вел встречу Алексей Ханютин.

— Давайте сначала поговорим о вашем новом фильме «Елена», вызвавшем настоящее столкновение мнений.

Андрей Звягинцев. У меня есть личное впечатление… Я не смог прийти на премьерные показы — был в разъездах, и пошел уже где-то спустя месяц со дня выхода картины в прокат в кинотеатр «Художественный», на вечерний сеанс. В кассе оставался только один билет. Я был не один, думаю, ладно, через двадцать минут — сеанс в «Октябре». Успеем. Приходим туда — билетов нет вообще. С первого раза я на свою картину так и не попал. Потом поинтересовался — такая самодеятельная социология — у билетерши: она сказала, что смотрят очень хорошо, не видела выходящих из зала. Для отечественного фильма, непростого, не развлекательного, фильма про жизнь, не про любовь-морковь или что-то еще такое, это, конечно, замечательный результат. Он был подтвержден показом по телевидению, когда картина имела отличный рейтинг — 9,1 процента и долю 25 процентов — от всех смотревших в это время по всей стране телевизор. Причем от начала до конца, не выключая. Очень стабильная аудитория.

— Тем не менее есть противники фильма, которые «Елену» не то что не принимают — даже ненавидят.

А.Звягинцев. По поводу ненависти мне нечего сказать, потому что, если она и есть, я о ней, слава богу, ничего доподлинно не знаю. А вообще говоря, это сильное чувство — обратная сторона успеха. Так работает нечто, не дающее тебе покоя. С равнодушием понятно: что-то видел — прошло мимо. Но если фильм вызывает ненависть — столь значимое чувство — значит, зацепило за живое.

На канале «Россия», действительно, было огромное внимание к фильму. В хронометраж в час сорок девять телевизионщики обычно вставляют семь блоков рекламы, в случае с «Еленой» они были готовы обойтись тремя. Меня это очень обрадовало. Реклама всегда травма для фильма. Но есть какие-то места в картине, где это почти безболезненно может проскочить. Совместно с каналом мы определили эти три точки. И очень скромно, без особой надежды я попросил, чтобы в финале, когда идет последний кадр фильма, канал не сжимал бы картинку, не превращал изображение в полиэкран, запуская внизу титры. На мой взгляд, это обыкновенное варварство по отношению к создателям картины. Любой фильм почти всегда устроен так, что последняя его точка, перед уходом на финальные титры, создает очень важное напряжение.

И тут просто необходимо изображение досмотреть до последнего кадра. Так вот, канал не только отказался от полиэкрана, но и все финальные титры, которые у нас длятся около шести минут — я сам не видел, мне об этом рассказали, — шли так, как в кинотеатре. Телеканал «Россия» решился на такой жест доброй воли, и я очень признателен тем, кто стоит за этим решением.

Я никак не мог понять, зачем запускать картину на телевидении 6 ноября, спустя только пять недель от начала кинотеатрального проката. По идее «ящик» должен оттянуть зрителя, но Роднянский, разумеется, гораздо больше меня об этом знающий, объяснил мне, что аудитория в прайм-тайм на «России» и люди, которые ходят в кинотеатры, — это две совершенно разные, практически не пересекающиеся аудитории. Урона это прокату не нанесет, более того, спровоцирует еще и новую волну сарафанного радио.

— Кульминация фильма, когда героиня принимает решение убить мужа. Мне как зрителю показалось, что между этим моментом и осуществлением ее замысла проходит совсем мало времени. Буквально три-четыре минуты. Будто у героини не было никаких сомнений.

А.Звягинцев. Одна моя знакомая, посмотрев фильм дважды, сказала, что точно определила момент, когда Елена принимает решение. Она звонит по телефону сыну Сереже, кладет трубку, потом мы видим Сережу, который ищет свое пиво, затем они всей семьей лузгают орешки, и после склейки снова — профиль Елены. Она смотрит в окно и вдруг снимает это напряжение, поворачивается к трельяжу, что-то там берет в руки, поднимает глаза — и — глядит на себя в зеркало. Если с хорошим звуком смотреть картину — я имею в виду не телевизор, конечно, а экран DCP, — то там возникает пространство абсолютной тишины, когда все звуки как бы вдруг расступаются. Кстати, в христианстве есть такое предание: когда родился Иисус, вся природа будто бы замерла, все пространство, все животные — и гады морские, и косули, и птицы, воздух, листва — всё-всё. Что-то подобное и здесь происходит, как мне видится, хотя смысл, понятно, обратный. Незначительной паузы достаточно, чтобы в это мгновение произошло рождение вселенной.

Я провожу эту некорректную аналогию, чтобы обратить ваше внимание на мгновение принятия важнейшего решения. Если говорить о бытовой ситуации, то она такова: у Елены практически нет времени на рефлексию. Уже завтра утром придет адвокат. Времени на решение нет. Она занимает крайнюю позицию — против мужа, — поскольку она обойдена, «брошена», обижена. Возможно, впервые в совместной жизни с Владимиром она повышает на него голос: «С чего вы вдруг решили, что вы лучше?» Он тоже не ожидал: она впервые высказывает критический взгляд на его дочь Катерину и вообще на его семью так резко. Кстати, и для меня это превращение Елены в «оппозиционерку» тоже произошло в одно мгновение. Мы с монтажером Аней Масс даже сделали такой эксперимент. Сцена с объявлением о завещании длится более пяти минут. Мы склеили ее, а потом я предложил: «Давай вынем весь диалог, оставим только первые реплики: «Я решил составить завещание» и «Ой, Володя, я даже не хочу об этом говорить» — и склеим это с последней ее репликой, где она практически негодует: «какое вы имеете право?» По сути дела, поставили рядом два лица: до объявления последней воли и — после. Так вот, спустя каких-то три минуты она стала «другим» человеком, просто фурией, которая готова истребить все. Я хочу подчеркнуть, что в человеке одновременно живет все — полярные эмоции, реакции, состояния, мысли. Черное и белое. Достаточно наступить человеку на «больную мозоль», и он вдруг оборачивается совершенно другой стороной, неизвестной иногда не только окружающим, но и ему самому.

Если бы мы подробно представили на экране сомнения Елены, ее душевные мытарства в принятии решения, мы бы на самом-то деле только подчеркнули, что такие решения даются с трудом. И только-то. Всем известные и даже банальные идеи, и не более. Разве мысль о том, что убить человека — это трудно, что-нибудь объясняет? Страшно другое: это не стоило ничего. Один взгляд в зеркало — и всё.

Понятно, что потом она идет к библиотеке, достает справочник лекарственных средств Видаля, открывает его, убеждается, что нитраты, которые содержатся в препаратах, прописываемых после инфаркта, и силденафил — действующее вещество виагры — несовместимы. Практически верный смертельный случай. Это медицинский факт. По сути, она совершает идеальное убийство, потому что доказать злой умысел нельзя. Тут нет никакого яда. В отдельности — безопасные средства; в сочетании — смертельный удар.

Для меня было важно, что это все происходит в один момент. Посмотрела на себя, пространство и время расступились, звук иссяк, тишина пронзительная. И потом она встает и осуществляет задуманное. Дальнейшие склейки свидетельствуют о том, что какое-то время мы с ней были разлучены. Она принесла нужную книгу, открыла ее — здесь время непрерывно. Нашла противопоказания, прочла. Следующая склейка — она уже в ванной. Сделали купюру ее этому движению из кухни в ванную. Потом она снова сверяется, правильно ли все поняла, смотрит на инструкцию по применению лекарства.

А дальше — готовит обед. Смертельный обед для него.

У героини нет времени на размышления, драматургически сделано все именно так — и, конечно, этот момент смущал, но от него никуда уйти было нельзя. Муж говорит: «Принеси мне ручку и бумагу, я должен составить черновик завещания, завтра утром придет адвокат». Такие вещи в жизни, конечно, не говорят, просто нет нужды их проговаривать — «принеси ручку» и всё, — но в ситуации драматургического взаимодействия со зрителем, эти слова были необходимы. Андрей Смирнов вполне органично, естественно и просто произносит этот текст, и мы понимаем, что у нее есть только несколько часов на решение. Если завтра адвокат зафиксирует его волю, то она будет уже неотменима, необратима.

Кстати, этого эпизода в первой версии сценария не было. Мы решили добавить его уже потом, когда работали зимой над «чисткой» сценария. Я имею ввиду разговор с Сережей, где Елена говорит: «В общем-то, он прав». Она понимает, что Владимир прав хотя бы потому, что любой человек имеет полное право распоряжаться сам своей жизнью, собственным имуществом, высказывать свою волю, поступать так, как он считает нужным. К тому же муж привел резоны вполне ясные. Его действия мотивированы. Но ее любовь к сыну — слепая, это главное, что у нее есть в жизни, и это то, что не позволяет ей объективно видеть картину. Она просто считает, что это ее святая обязанность, ее долг — помогать сыну во всем.

Теперь, что касается продолжения сцены. После того как она закрывает дверь в спальню Владимира, уносит в кухню посуду, оставляя его одного, она знает, что лекарство скоро начнет действовать. Она замыкает его в темной

«коробочке», словно в гробу — вот тут надо было надолго остаться с ней наедине. Поэтому впоследствии мы дали такой подробный, почти шестиминутный план. Надо сказать, когда у тебя есть возможность создавать пространство, это очень сильно помогает в концептуальных решениях. Мы работали в заранее продуманном павильоне, поэтому заведомо знали, что этот эпизод будет снят одним планом. Практически из одной точки пространства, не прибегая к стедикаму, мы могли видеть ее комнату и коридор, комнату Владимира и кухню, то есть, фактически всю квартиру. Поэтому декорация делалась не скажу, чтобы под этот важнейший эпизод, но с пониманием, что она должна являть собой театральное пространство.

Еще одно важное замечание. Я помню, как мы с Надей Маркиной, играющей Елену, говорили об актерском решении этого эпизода. Это можно решать как драму, либо как трагедию. Чем принципиально отличается одно от другого? В частности, если говорить об актерском существовании, драма — это всегда рефлексия, второй план, подтекст, психология, то есть в разных сочетаниях присутствуют скрытый и презентативный планы. Мы всегда носим маски. Так устроена человеческая жизнь. Человек думает одно, а своим внешним видом являет почти всегда другое. В этом нет никакой крамолы, это даже не самооборона, просто так устроено человеческое общежитие. Так человек действует. Носит в себе несколько смыслов, часто пряча некоторые из них.

И если идти «правильным» путем, согласно законам драмы, то тогда нужно было бы обязательно показать эти ее сомнения, рефлексию, мучения. Если идти по пути трагедии, то есть только один план: она приняла решение. И, как маска, как комета, устремлена к его осуществлению. В трагедии все фигуры заранее расставлены, мы знаем: это Зевс, это Медея, а это Эдип. Мы даже сюжет знаем заранее. Поэтому исполнители не рефлексируют, не играют, как драматические актеры, человеческие сомнения или терзания. Переживания и оттенки вынесены за скобки.

Я, конечно, понимал, что до конца идти в трагическое решение тоже будет неправильно, поскольку все-таки это история бытовая. Как мне в Европе объяснили, у нашего фильма есть даже жанр: «кухонная драма». Я сначала удивился, потом думаю: наверное, так и есть. Все события происходят на кухне. В буквальном смысле. Ну или за столом с нескончаемой едой. Такая вот семейная история. Разговоры за чаем или за пивом с фисташками. Поэтому мы искали некую середину между трагедией и драмой. Тем более с Надей Маркиной очень трудно отсечь психологию — она живая, органичная актриса…

В театре есть такой термин — «органичен, как собака». Я даже, кажется, знаю, откуда он взялся. Расскажу вам эту байку. Василий Качалов приходил на репетиции во МХАТ со своей собакой, которой Есенин даже посвятил стихотворение. Она всегда сидела смирно, была надрессирована, знала, что во время репетиции надо недвижимо сидеть в проходе и не лаять. И только когда выходил на сцену Михаил Чехов, она подскакивала, начинала размахивать хвостом и даже выбегала на сцену. Потому что в этот момент она переставала чувствовать другую реальность. Говорят, Чехов был настолько органичен, что собаке Качалова казалось, что вот жизнь началась, теперь лаять — можно.

Надя Маркина настолько жива и органична, что для нее было бы не верно двигаться в сторону чистой трагедии, да и не нужно было это в «Елене». Следовало найти некую середину. Актеру шесть минут крупного плана в такой сцене дают шанс такое сыграть, что все ахнут. А вот отказать себе самому в возможности яркого, эмоционального актерского воплощения — это дорогого стоит.

— Вы сейчас сказали о минимализме актерской игры. Ваш предыдущий фильм показал такой минимализм, как у Бресона, а здесь вы все-таки отошли от той практики, которую использовали в «Изгнании». Вы как-то меняли метод работы с актерами?

А.Звягинцев. В «Елене» события происходят в 2011 году, это Москва, наша с вами реальность, родное телевидение. Мне показалось, что в таких обстоятельствах следует двигаться в направлении реалистического существования. Сама история это диктовала. Знаете, как только Аль Пачино в каком-то фильме стал педалировать эмоции, размахивать руками и пучить глаза, я к нему интерес потерял. Он почему-то стал по-другому существовать. Помните 70-е годы: «Крестный отец», «Жизнь взаймы» Сидни Поллака, где он с Мартой Келлер играет, «Серпико» и прочее — я был зачарован его игрой. А потом он вдруг стал выдавать такие акценты!.. Да и с Де Ниро что-то похожее происходит. Играют непонятно в чем. Зачем? Вы же видели фильмы «Таксист» или «Бешеный бык»? Гиперреализм, великий тандем — Мартин Скорсезе и Де Ниро. «Злые улицы» — это же просто невероятно! А сейчас вдруг эти «Факеры». Гримасы и всё. С эмоциональной историей очень легко работать. Топнуть ногой, заорать вдруг невпопад, хлопнуть ручищей по столу или сделать что-то в этом же роде, чтобы обыватель, сидящий в зале, сказал: «Ничего себе».

— У вас есть три сцены, которые, как мне показалось, смазанные, незаконченные, рваные. Первая — это когда муж приходит в фитнес-клуб и видит красивую девушку. Он на нее смотрит мужским взглядом — и всё, конец, нет продолжения. Вторая сцена — я не поняла, зачем вы показали страсть в драке ребенка и гопников. К чему она была привязана? И, конечно же, третья сцена — это финал, совершенно неожиданный. У меня ощущение, что вы снимали-снимали, и потом вдруг сказали: «Ну ладно ребята, всё, мы закончили».

А.Звягинцев. Во-первых, здесь нет ничего незаконченного: случайно ли что-то не досняли или так решили — такого здесь нет. Были сняты эпизоды, которые не вошли в фильм целиком, и это, возможно, минут пять или шесть совокупно. После окончательного монтажа я сделал паузу, уехал на две или три недели, чтобы забыть о фильме, вернулся, посмотрел, и все то, о чем умозрительно решил — лишнее, — удалил. Победить привязанность к эпизоду, который нравится сам по себе, наплевать на то, что он тебе кажется красивым, изящным, стильным — это и есть победа над своим частным, человеческим, пристрастным. Оставить только необходимое и достаточное. Этакая аскеза. Это очень важное качество — уметь отказаться от «себя, любимого». Ты помнишь, какой ценой тебе это далось, ты три дня снимал этот кадр, ждал этого состояния природы, или просто крупно повезло, ты никак не можешь от него отказаться, в этом кадре у тебя мама снялась… Ассистент по актерам однажды напомнила мне мою же фразу. Она привела на «Изгнание» актеров из Новосибирска, фотографии их принесла, говорит: «Вот это твои земляки». Я вспылил: «Гета, я снимаю кино, а не родственников». Никаких привязанностей. Роберт Де Ниро говорит в «Схватке»: «Никогда не увязывай свои отношения с кем бы то ни было так, чтобы у тебя больше, чем одна минута, ушло на то, чтобы с ним расстаться». У меня был один любимый эпизод с Катериной в «Елене». Он мне очень нравился, но я его безжалостно удалил.

Так вот, по порядку. Эпизод с девушкой в фитнесе так и был придуман, что он не имеет никакого продолжения. У нас локальная история, которая рассказывает, по сути, о шести персонажах: Елена, Владимир, Катерина, Сережа, ну и Таня с Сашей. Здесь нет больше никаких ветвей. Это экранное действо так устроено, как если бы была возможность вычеркнуть из сценария «Елены» все описания, все перемещения Елены и Владимира, а взять только диалоги и выделить в них места, где решается ключевой драматический узел, который и тянет нас к следующему эпизоду, тогда эта история уложилась бы в несколько страниц. Сначала: «Я еду к Сереже, отдам ему пенсию», первый же эпизод, определяющий всю меру экспозиции: у него дочь, у нее сын, и на этой почве у них какие-то разногласия. Вторая сцена у Сережи: «Мама, нужны деньги». Все очень просто устроено. Ветвить, создавать полифонию — например, включать эпизод возможного знакомства с этой девушкой из фитнеса — не нужно совсем. Эпизод необходим нам для того, чтобы рассказать про Владимира, дать незначительный штрих к его истории. И всё. Отсюда фраза: «Наверное, всех девок уже перещупал». Мы же с вами понимаем тут, что Елена, возможно, была сиделкой. И тут же — девушка в розовом, виагра — все это в одном ряду. Незаконченный эпизод с девушкой в фитнесе нужен для того, чтобы понимать, кто этот человек.

Второй эпизод — драка. Финал, с которым мы запустились, был такой: гаснет свет, на площадку выходит Сережа, «во всем мире» — гогочут парни наверху, выходит сосед, они с ним двумя словами обмолвились, открыли электрощит, и вдруг включился свет, сосед задувает свечу, они расходятся по квартирам: «Пока, Сереж», «Бывай, сосед», никакие подростки вниз не спускались, мы просто оставались на площадке. Мы — это камера, зритель. Затихала площадка. Вы когда-нибудь оставались в одиночестве на лестничной площадке довольно долгое время? Когда ты с кем-то в диалоге, пространства не видишь. А когда один, ты вдруг начинаешь слышать жизнь подъезда. Кстати, у Андрея Битова есть потрясающий рассказ «Дверь». Он построен на том, что герой до самого утра ждет в подъезде свою девушку, которая должна выйти от подружки. Мало-помалу он догадывается, что у нее там помимо подружки есть «история». И это потрясающий, надо сказать, рассказ — одна из частей его романа-пунктира «Улетающий Монахов». Так вот, мы остаемся в подъезде, в этой тишине; собака за дверями лает, кто-то кого-то ругает ниже этажом, но все это слышно достаточно тихо, отголоском, тающим в пространстве лестничной клетки. И камера долго наезжает на щиток. В результате мы выходим на очень крупный план вращающегося диска — жизнь продолжается. Вот здесь была точка. Таким поначалу виделся финал.

Потом мы подумали, что нужно все-таки войти в Сережину квартиру, сесть после застолья у телевизора — например, посмотреть какой-нибудь «любимый» сериал. Я знал, что нужен другой вариант финала, еще что-то здесь должно произойти. Чувствовал, понимал, что этот финал сам «придет». В октябре мы запустились. Ноябрь, декабрь. Где-то зимой, в январе, наверное, родился этот финал с лесом, чащей, яблоневым садом. Там, в Бирюлеве, где мы снимали, мы нашли это место, эти трубы ТЭЦ. Проходя сквозь эту чащу, я почувствовал, что что-то здесь должно произойти. Стало ясно, что вот мы подробно видим жизнь первого поколения — Владимир, Елена, в деталях, жизнь следующего поколения — Сережа, Татьяна, Катя. И необходима была третья линия, следующее поколение — Саша, внук Елены. А его было очень мало. Парень нуждался в раскрытии себя. И, мне кажется, эта появившаяся сц ена драки говорит, кто он, какова его жизнь. Совершенно непонятно, с кем он там дерется, и мне нравится, что непонятно. Кто-то предполагает почему-то, что это гастарбайтеры.

— Скинхеды?

А.Звягинцев. Нет, никаких скинхедов, просто двор на двор. Это такие муж-ские игры. Жажда пометить территорию. Так было во все времена, в моей юности тоже.

Практически все предполагают, что Сашу сейчас убьют. Все ждут этого, потому что это — «справедливое возмездие». И этого, конечно, здесь быть не должно. Вы видели первый план фильма?

— Да, но я могу признаться, мне было тяжело его смотреть, потому что я динамичный человек и мне казалось, что там все очень затянуто. Хотелось сказать: «Давай побыстрей. Ну что ты к окну подошла? Что-нибудь говори уже». Но сейчас я вас слушаю и понимаю, почему вы сняли такой фильм. Вы очень спокойны. И, мне кажется, этот фильм — отражение вашего внутреннего мира.

А.Звягинцев. Вы знаете — насчет «динамичности» или «затянутости»... Я думаю, значительно больше за нас решают наши собственные стереотипы, навязанные внешней средой. К примеру, телевидение заставляет воспринимать мир быстро и в усеченном виде. Информация считывается просто как сигнал. Телевидение не дает возможности зрителям прожить фильм согласно его ритму, созданному авторами, режет, как колбасу, рекламными блоками, «плющит» концовку дурацким своим полиэкраном, не дает возможности увидеть титры, понемногу выйти из поля воздействия фильма. Настоящее варварство. Нет, бежим дальше, времени нет; ну-ка, что там дальше приготовила нам индустрия развлечения? А что там с нашим богом — рейтингом? Цивилизация движется по пути умножения информации — «выбери меня», «посмотри меня». Отсюда и девальвация содержания или, как это сегодня называется, «контента». Ты можешь удержать внимание, только если «горячо». Удержать можешь только «жареным».

Я вам в таком случае рекомендую: просто останьтесь в пустом подъезде, поживите у окна, посидите с чашкой чая, послушайте мир вокруг. Или окажитесь когда-нибудь в лесу, на берегу реки. Одна, без компании, без музыки. Побудьте в одиночестве, и вы поймете, что мир содержателен, несмотря на то что нетороплив. Дело в содержании, а не в информации. Ее слишком много, а смысла — мало.

Это некое неосознанное противодействие — создавать другую реальность, схожую с той, действительной, которая в нас живет, а не с той, что нам навязывает прогресс. Посмотрите на человека, который долго лежит, уже проснувшись, приходит в себя, точно так, как вы и сами это делаете. В такие моменты вы ведь не следите за собой, вы так живете, человек так устроен. А ему навязывается часто совершенно не его ритм, не ритм его сердца. Есть даже такая философская проблема, она уже много лет назад была сформулирована Михаилом Эпштейном: отставание человека от человечества как основной закон современной истории. Информации такое множество, что у человека может возникать ощущение, что другие уже все прочли, все увидели, знают значительно больше. Ты — отстающий. Ты не поспеваешь за миром. Человек с этим не может смириться, ускоряется, разгоняет темп. Но темп — это лишь внешняя сторона вещей; внутреннее — это ритм, который глазом не виден. Темп виден всегда. Можно размахивать руками, «бросать» камеру слева направо, использовать кучу слов, множественные склейки. Но не это создает ритм. Динамичный монтаж создает только темп, только видимость.

Несколько лет назад на «Золотом орле», в категории «Лучший монтаж» рассматривался фильм, гордостью которого были шесть тысяч склеек. Это было круто. Есть фильмы, у которых всего двести склеек — «Зеркало», например.

А тут — в тридцать раз больше.

— Есть такое ощущение, что все штампы, которые есть у обывателя в голове насчет жизни, в вашей «Елене» присутствуют. Это такой художественный прием? Может быть, из-за этого как раз и возникла неприязнь у зрителей. Как будто за МКАД все только дерутся, пьют пиво и лузгают семечки.

А.Звягинцев. Давайте так, я вам задам вопрос. Вот семья Сережи: если взять все эпизоды, связанные с ними, склеить вместе и посмотреть на все это в целом, вы могли бы сказать, что где-нибудь сказана неправда?

— Там, скорее, какая-то гротесковость, перегибы по сравнению с остальными персонажами. Это как мы смотрим Comedy Club, и там какие-то шутки про «замкадье».

А.Звягинцев. Вы живете за МКАД?

— Жила там некоторое время.

А.Звягинцев. Я тоже родился примерно там же — только в Новосибирске.

И в довольно бедной семье. Я хочу сказать, что это, возможно, сгущение, но точно не карикатура или гротеск, потому что я все это знаю, как самого себя. Отвечаю за каждый жест, за каждую реплику. И это не штамп, это норма. Сравнение со способом подачи и игровой структурой Comedy Club считаю неуместным или незрячим. Мне семья Сережи представляется совершенно достоверной и правдивой. Точка.

Другой вопрос, что нельзя в фильме показать все — скажем, еще одну семью, живущую по соседству и даже на той же лестничной клетке, вот только не лузгающую семечки, а читающую по вечерам толстые книги и пьющую сухое красное вино вместо пива. Я не смотрю на мир и на людей, живущих в «замкадье», будто все они — Сережи или другие члены его семьи, это было бы высокомерием. Но создавать широкую картину, которая была бы объективней, чем эта, в рамках истории «Елены» невозможно. Она устроена так: есть одна квартира, есть другая — и всё, другого мира почти нет. Пусть вас это не обижает, если вы сами ассоциируете себя с этим «замкадьем». Все находится в самом человеке, а не в социальных группах или среде. Все — и его внутреннее богатство, и его нищета.

— Сколько времени проходит между тем, как у вас возникает идея, и ее реализацией — внутренней?

А.Звягинцев. Столько же, сколько у Елены, когда она сидит перед зеркалом. (Смеется.) Я не мерил этого никогда — ни часами, ни днями. Родился какой-то образ, привиделось, например, что отец в «Возвращении» уходит под воду — это финальный вертикальный план, если помните. В первой версии сценария был другой финал: тело отца ребята погружали в машину на заднее сиденье и увозили с берега. И вдруг пришел этот образ. Но как он может утонуть?

Тело лежит на дне лодки. А вот как: они же дети, впервые управляют лодкой, и на полном ходу уже у берега лодка вдруг бьется о камень — удар. Может быть, это хоть как-то оправдает, что образовалась щель, худая лодка и в нее потихоньку начинает заливаться вода.

Замысел «Елены» появился в связи с предложением британского продюсера снять картину на тему апокалипсиса. Полнометражный фильм с бюджетом в 6—7 миллионов долларов. Мы сидели и думали с Олегом (Олег Негин, соавтор сценария, вместе с Андреем Звягинцевым. — Прим. ред.) месяца полтора. Один сюжет возможный обсуждали, другой, третий, а потом вдруг часа в четыре утра внезапно он мне звонит и говорит: «Надо встретиться». Пришел рано утром и рассказал мне почти всю историю «Елены». А потом он за десять дней написал сценарий. Какие-то детали, в том числе и про семью Сережи, добавились позже, но основа истории, все ключевые диалоги, все магистральные диспозиции героев этой драмы записаны были Олегом за десять дней марта 2009 года. Позже появилась, скажем, сцена, когда жена зовет Сережу к чаю: «Сейчас, Тань, я с сыном общаюсь». Из наблюдений за самим собой: я знаю, что это такое было для мамы — позвать меня к столу, сколько раз нужно было это сказать.

Все приходит из наблюдений за жизнью, из прочитанного. Из личного опыта — встреч, расставаний, страданий, вдохновений, любовных неудач и разочарований. Как однажды сказал Бергман про один свой выдающийся сценарий: «Чтобы написать его, мне потребовалось три месяца и опыт почти всей моей жизни».

Содержание требует владения формой, о которой у меня большой соблазн сказать, что приходит она от Бога, но опыт увиденного, прожитого, «насмотренного» тут тоже чрезвычайно важен. Например, живопись для режиссера, для кинематографиста — огромное дело. По сути, живопись — это кино, просто «не ожившее». Там можно отыскать серьезнейшую работу по композиционному устроению «кадра». Там можно брать «уроки» мизансценирования и освещения объектов и пространства. Там сконцентрирован огромный опыт. Не ходить в музеи, не смотреть альбомы по живописи, не читать книг — это погибель для творческого человека, это путь к Сереже. Если смотреть Comedy Club — это тупик, смерть. Человек умирает, если не движется вверх, не вытягивает себя за волосы из морока, в котором все мы живем.

Как рождается форма — непостижимо. Форма — это та же музыка, они, как сестры, — очень сходны в главном. Слушайте музыку обязательно. Будете знать, как строить композицию в целом, будете чувствовать силу паузы, уметь управлять ритмом. Если у режиссера нет чувства ритма, если он немузыкален, то возникают большие проблемы.

— Вы могли бы привести конкретный пример отличия темпа от ритма?

А.Звягинцев. У меня вышел спор с одним французским продюсером. Он требовал, чтобы я сократил новеллу «Апокриф», которая должна была стать частью фильма «Нью-Йорк, я люблю тебя». Новелла длилась восемь с половиной минут. А весь альманах был устроен так: двенадцать семиминутных новелл, а между ними минутные фрагменты (транзиции), где заняты некоторые из героев всех этих новелл, — некий сквозняк, как бы нить, на которую бусины нанизываются. Я ему предложил: «Давай первую минуту моей новеллы, встречу с девушкой, которая спрашивает о Бродском, сделаем транзицией?» Он согласился. Я думаю: «Хорошо, минуту я отыграл». Но все равно оставалось семь с половиной. Он говорит: «Нужно отрезать еще 30 секунд, тогда

у новеллы появится нужный ритм». Я в ответ: «Ты должен понять: то, что ты называешь ритмом, лежит внутри снятого материала. Если я сделаю планы покороче, это не будет означать, что фильм начнет стремительно мчаться. Потому что главное в изображении — это ритм, то, что передается не первой сигнальной системой, а живет где-то внутри изображения и формируется внутри твоего существа. И это неизменно. Я отрежу в разных местах еще полминуты совокупно и только изуродую фильм. Поверь мне, он не станет динамичнее. Все равно американская фокус-группа будет убеждена, что это очень медленный фильм».

— Меня долго мучила сцена, в которой Елена едет в электричке и сталкивается с лошадью и всадником. Что значит эта метафора? Что за символ стоит за этим эпизодом?

А.Звягинцев. Неужели вы настолько приучены считывать тайные смыслы, что так относитесь к любому изображению. Вам кажется, что непременно есть какой-то зашифрованный, закодированный сигнал, и вы только и думаете, как бы его расшифровать. Кто научил вас так рассматривать изображение? Нет тут никаких метафор или символов.

— У вас в фильме показываются два лагеря. Герою какого из них вы симпатизируете? На чьей вы стороне? Вы говорите, что сами родом из глубинки из бедной семьи. Она предстает в образе Елены и ее детей. Явно мы им не симпатизируем, глядя ваш фильм. Есть муж Елены — противоположность. Но симпатии к нему тоже не видно.

Окончание следует…
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 12.02.2013, 19:32 | Сообщение # 141
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Андрей Звягинцев: «Никаких символических смыслов»
(окончание)

А.Звягинцев. Одну минуту. Я хочу с лошадью закончить. У некоторых возникает впечатление аллюзии, поскольку они слышали, что фильм начинался как проект «Апокалипсис»: а не всадник ли апокалипсиса лежит там на земле?

А вам вот какая-то метафора за всем этим мерещится. В «Изгнании» вся структура фильма из этого соткана. И я бы не мог сейчас от этого отмахнуться — там такой язык. Меня спрашивают: «Где долгих двенадцать лет был ваш отец из «Возвращения»?» Но если автор не дал ни одного намека на то, откуда герой вернулся, значит, наверное, в этом, по его мнению, нет нужды. Смысл этого умолчания именно и состоит в том, что подчеркнута его «ниоткудость». А дальше легко можно прийти к каким-то иным, чем бытовые, идеям и, возможно, понять, что с тобой на другом языке говорят. То же — и в случае с лошадью. Только с точностью до наоборот. Послушайте, эпизод с лошадью появляется в фильме на рубеже в полтора часа экранного действия, за десять минут до конца картины. В «Елене» до этого эпизода нет никаких символических фигур, нет никакой пищи к тому, чтобы сказать, что этот фильм исполнен символизма, так неужели одно это простое обстоятельство не наводит вас на мысль о том, что и в эпизоде с лошадью нет никакого символического языка?

На всем протяжении фильма мы смотрим на Елену объективно и даже в минуту, когда она принимает главное в своей жизни решение, не акцентируем внимание на том, что происходит в ее внутреннем мире. Мы все время в позиции наблюдателей, смотрим на происходящее как бы со стороны. Потому я готов спорить с кем угодно о том, что здесь никто не выносит никакого суждения ни о людях, живущих в Бирюлеве, ни о семье Владимира. Я говорю о позиции автора. И только здесь, в этом месте фильма, мне показалось необходимым дать событие, благодаря которому мы, зрители, как бы входим в ее внутренний мир. Даже визуально это решено так, что мы сперва видим «объективно» в три четверти профиль Елены, которая вцепилась в свою сумочку, а после реплики сидящей за ее спиной девочки: «Ой, смотри, смотри!» Елена отворачивается от камеры так, что в какой-то момент мы просто теряем ее из виду и смотрим словно бы ее глазами на то, что происходит за окнами. Впервые за весь фильм мы становимся на ее «субъективную» точку зрения.

Один мой приятель сказал: «Зачем ты лошадь поместил здесь? Нужно было показать ее в начале, еще в первой электричке, потому что тогда это было бы предзнаменованием того, что сделает героиня». Я ответил: «Главное начнется дальше, тот мир, в котором она будет обретаться, начинается с этой лошади». Позже погаснет свет, Елена вцепится в руку Сережи. Всего-то выбило пробки, самый обыденный случай. Ничего не случилось — «сейчас починю». а для нее эти потемки — это мрак нового ее существования. Мы не даем никаких намеков на возможное наказание или возмездие. Просто, заглянув в ее внутренний мир, начинаем подозревать, что теперь этот ад будет с ней неотступно.

Я не сторонник вот так разжевывать, раскрывать смысл, как мне кажется, совершенно доступный для зрителя, но в этой аудитории, видимо, можно себе позволить что-то прокомментировать.

Второй вопрос — симпатии. Никаких симпатий. Я ни на чьей стороне. Потому что, как уже говорил, это объективное наблюдение, попытка посмотреть на все отстраненно, без вынесения приговора, без моральных заключений. Каждый зритель должен сам для себя разобраться в том, что там произошло.

— Разве возможно, создавая фильм, не принимать ничью сторону?

А.Звягинцев. Конечно. Но возможно и обратное. Первый же вопрос, который обычно задают в связи с «Еленой», — о классовой борьбе, о противостоянии бедных и богатых. Для меня это удивительно, потому что я был уверен: то, что волнует меня, будет волновать и моих зрителей. Но журналисты говорили о чем угодно, но только не о главном.

Скажите, если этот фильм о классовой борьбе, тогда какой тут может быть смысл послания? Дескать, «Убей олигарха, войди в его дом»? Или, с другой стороны: «Строй забор повыше и не впускай в дом простолюдина»? Неужто кто-то всерьез думает, что ради таких идей можно фильмы снимать? Там, конечно, есть это противопоставление, есть эта фактура. Но так было всегда, так и будет всегда. Есть элиты и есть простой народ, который всегда будет угнетаем. Просто разрыв между богатыми и бедными мог бы быть не столь велик, как сейчас. Но мы терпеливы до чрезмерности. То ли татарским игом так воспитаны, то ли нашими правителями-душегубами? И не думаю, что кто-нибудь знает, что с этим делать.

Вот вы просите помочь вам определиться с тем, на кого смотреть с симпатией. Еще раз повторю: дело не в симпатии. Объективное наблюдение. Но не за насекомыми какими-то, а за собой самими. Тут уместно только сочувствие. Мы таковы, и с этим ничего не сделаешь. К этому нужно относиться, как к погоде. Я надеюсь, среди нас тут нет революционеров, которые считают, что все можно изменить насильственным путем. Изменить можно только самого себя. Мир изменить нельзя. Если вы занимаетесь искусством, вы абсолютно счастливые люди. Возможно, это самая чистая сфера. Если вы жадны до финансового или еще какого-то успеха и все подгоняете под эти свои нужды, то у вас в искусстве не будет перспективы.

По поводу смысла, который проглядели. Все бросились обсуждать тему социального неравенства и проглядели главное — интимный, частный, глубоко лежащий в душе Елены апокалипсис. Она погубила саму себя. И это не социальная проблема, а проблема духовного климата, в условиях которого мы с вами действуем, мыслим, рассматриваем другого как средство; климата, в условиях которого происходит на наших глазах колоссальная переоценка ценностей. Это то, что происходит с нашим миром, с нами — на наших с вами глазах. Мне сорок семь лет, и двадцать пять из них я прожил в совершенно другой стране, видел других людей, которые теперь очень изменились. Когда из-за рубля, просто бросив взгляд в зеркало, человек совершает то, что совершила Елена, это значит — всё. Тупик. Конечная остановка.

— Я слышала много мнений о «Елене». Все говорят, что здесь все герои отрицательные.

А.Звягинцев. Терминология «отрицательный», «положительный» кажется мне какой-то нафталинной. В обыденной жизни нет положительных или отрицательных, потому что это только наша субъективная точка зрения. Уже назавтра вам этот же человек покажется вдруг и не таким уж плохим парнем. Человек проявляет себя в тот момент, когда совершает поступок.

Я не сторонник таких моделей: берешь сценарий, видишь такого вот «положительного» героя и выпячиваешь его обаятельные стороны. А этот «отрицательный», и ты еще раз это подчеркиваешь, выбираешь актера с соответствующим «экстерьером». Все это какие-то простые ходы. Мне кажется, развитие драматургии — в отсутствии подобных клише. Какой в них смысл? Создавать «положительные» персонажи, чтобы подростки подражали этим героям? Это какое-то инфантильное миропонимание. Человек, сидящий в зале — и я с этим зрителем заодно, — должен видеть объективную картину мира. Вот как устроен мир, вот какие решения принимают люди. Смотреть на их выбор, на то, что его определяет, и думать: а не касается ли это меня? Смотреть фильм — всегда работа с самим собой, а не с персонажем, на котором стоит то или иное клеймо. В Смоленске один зритель меня спросил: «Какая воспитательная функция вашего фильма?» Нет этой функции. Сейчас все бросились героев искать. Может быть, это кому-то и нужно, потому что подрастающее поколение надевает кепку козырьком назад, как это делает герой. Но я другим занимаюсь. Есть человек, сложный человек, и он заслуживает сочувствия. Нужно уметь исходить из того, что и я мог бы быть таким же, иногда я могу быть таким же, или — да, я такой же. Человека определяет поступок.

— Андрей, у вас замечательная собственная модель — кинематограф Звягинцева. Но существуют иные достойные модели. Почему вы говорите про хорошее или плохое кино достаточно категорично?

А.Звягинцев. Если я и говорю уничижительные вещи, то я имею в виду растиражированные модели, которые представлены в основном на телевидении. Сидят люди и быстро стряпают сюжеты: встретились, полюбили, есть препятствия. Придумали, что за препятствия, — всё, сюжет есть. Я смотрю это, если хватает сил, и понимаю, что люди потратили деньги, время, но ничего мне не сообщили, кроме того, что они беспомощны. У них нет отваги сделать что-то, что идет вразрез с общепринятым. Я хочу сказать, что можно знать и видеть многое, но делать только то, что считаешь нужным. Лично я не вижу смысла создавать «положительных» и «отрицательных» героев. Мне скучно работать с этими материями.

— Я бы хотел вернуться к «Елене». Мне кажется, что вы там жизнь всех героев раскрываете, а Катерины — нет. Только потрясающие диалоги — я не знаю, они сразу писались или нет, особенно хорош — в больнице с отцом. В сценарии изначально так мало внимания уделялось этому персонажу? Или по ходу корректировалось? Она очень интересная, и жаль, что ей так мало времени отводится в фильме.

А.Звягинцев. Я никогда не мерил это количеством эпизодов, но предполагал, что главная фигура у нас — Елена, вторая — Владимир, третья — Катерина. По сути — она в тройке главных героев фильма. В том числе и потому, что раскрывает себя в полной мере. Дело ведь не в количестве выходов на сцену. Я думал, когда мы дорабатывали сценарий, что, может быть, правильно будет заявить ее пространство, ее жизнь, ее интересы. Она тоже что-то смотрит, но не телевизор — в компьютере ее молодой человек смотрит документальный фильм, где Славой Жижек рассуждает о любви. Этот эпизод был снят. Если вы зайдете на мой сайт, там есть эпизоды, не вошедшие в фильм, в главе «Видео» (www.az-film.com). Возможно, Катерина там немного больше раскрывалась. И это тот самый — любимый мною эпизод — который я изъял из фильма, вернувшись после отдыха и посмотрев готовую картину более или менее объективно. Считаю, что мы правильно поступили, не показав ее мир со всей определенностью. Повторю, те редкие эпизоды, где мы наблюдаем Катерину, кажутся мне исчерпывающими и настолько объемно говорящими о ней, что большего и не нужно.

Признаться, мне и самому ее было мало, но исключительно по-человечески, что ли. В последний съемочный день Лядовой (Елена Лядова — исполнительница роли Катерины. — Прим. ред.) — сцена у адвоката, — когда мы закончили, я объявляю: «Сегодня у Лены последний съемочный день», и, как заведено на съемочной площадке, вся группа ей аплодирует. А у меня такая тоска: «Как же хочется еще с ней поработать».

Однажды мой друг, фотограф, показал мне свои фотографии, штук тридцать, попросил меня отобрать лучшие, чтобы передать их кому-то.

Я вертел их в руках, рассматривал и в какой-то момент понял, что нужно уметь отказываться даже от любимых вещей. Я говорю ему: «Если ты отдашь штук двадцать, будет не тот эффект. Выбери только пять и принеси их. Знай, что у тебя целый айсберг, что у тебя тридцать, а то и сто тридцать, но принеси только малую часть. Просто возьми и откажись». Должно оставаться ощущение: «А хочется еще».

Теперь по поводу реплик. Диалог Кати с отцом в больнице был написан Олегом целиком и сразу, но естественным образом корректировался в процессе. Когда ты уже давно сидишь в тексте, делаешь пробы, актеры приходят, начинают с этим текстом работать, ты вдруг понимаешь, что это вот, например, лишнее, а здесь, наоборот, чего-то недостает. Так, например, появились позже некоторые фразы в диалоге Владимира и Елены, когда он начинает сцену со слов: «Читал я твое письмо». Одна реплика, очень важная, на мой взгляд: «пойми, пожалуйста, если бы речь шла, не дай бог, о здоровье мальчика, деньги завтра же лежали бы на столе» — эта реплика появилась позже, ее очень не хватало. Потому что очень уж сухая, жесткая была сцена. Для Елены армия — это ужас, там он точно попадет под пули. «Вся страна служит. Ну и что? Пусть тоже послужит», — мог бы ей возразить Владимир. Тут два взгляда на одно и то же: для нее это смерть, а для него нормальное положение вещей. Еще одна реплика просилась в диалог: «скажи, ты не выкраиваешь там со своей карты деньги для них?» Фразы «Я живу с тобой, а не с твоими родственниками» или «Гедонизм — это эгоизм по-вашему» тоже родились в процессе актерских проб. Так живет текст. Ты входишь в эпизоды и понимаешь, чего где недостает, а где избыточно.

— Некоторые эпизоды мне кажутся двусмысленными: когда Владимир на машине въезжает в фитнес-клуб, дорогу переходят рабочие. Это символизирует, как мне показалось, черную кошку. Потом с ним случился инфаркт. Или это мостик к его внутренним переживаниям, как в случае с Еленой в электричке и лошадью? Почему именно в тот момент гастарбайтеры переходили перед его машиной дорогу? Те же самые рабочие в конце фильма беззаботно играют в футбол.

А.Звягинцев. Когда ты размышляешь над образом всего фильма или над какой-то отдельной его сценой, начинаешь постепенно встраивать придуманное в некую структуру. Рожденное, приснившееся, привидевшееся — что-то такое, что откуда-то пришло к тебе, начинает отыскивать свое место в целом. Ты начинаешь все это примеривать, обустраивать, размышлять о том, необходима ли фильму та или иная «находка». Не было никаких гастарбайтеров в сценарии, это пришло из жизни. Гастарбайтеры в Молочном переулке, где мы снимали, действительно курсировали, мы их там увидели во время отбора натуры. Цитата из жизни. Они могли остановиться, пропустить его, но мне показалось правильным решение, когда он их пропускает. Вот только никаких символических смыслов вроде черной кошки. Я готов вырезать из фильма этот эпизод, если вы пообещаете не рассматривать подобные вещи так «поэтично».

— В электричке, когда Елена туда заходит, женщина начинает что-то продавать. Зачем она нужна? Идет мимо, Елена отворачивается…

А.Звягинцев. Не отворачивается. Пересмотрите. Она как сидела, так и сидит.

— И еще один момент, когда выписывают из больницы Владимира, приходит медсестра и долго заправляет кровать, убирает за ним. Зачем это показывать? Это с ритмом произведения связано?

А.Звягинцев. Значит, гастарбайтеры, женщина в электричке, медсестра. Надо было в электричку гармониста запустить, сделать эпизод повеселее, спел бы какие-нибудь куплеты. Можно было бы сделать так, что в электричку никто не входит, наша Елена едет себе и едет. Можно было запустить женщину, продающую не журналы, а шариковые ручки. Так или иначе, это просто реальность, она такова. Это происходит каждый день во всех электричках. Это так же, как если бы вы у меня спросили, а зачем другие пассажиры за спиной Елены сидят. Никаких особенных смыслов тут нет. Для съемок мы отыскали женщину, которая действительно ходит по электричкам, продает журналы.

С гастарбайтерами — так же, они тоже из жизни, никакого дополнительного смысла не несут, кроме, может быть, того, что это примета нашей сего-дняшней реальности. Знак времени. И второй раз они появляются потому, что имеет смысл использовать деталь дважды, как рефрен — тогда она подчеркнута, начинает говорить.

О медсестре. Лично мне нравится наблюдать за человеком, который делает какое-то простое действие. И, потом, тут рождается тонкое состояние «прощания»: человек провел здесь несколько дней, и вдруг мы видим, как удаляются из этого пространства все детали, которые были связаны с ним. Место уже готово для нового. Или, например, может быть, медсестра — это «новая Елена». Какие-то такие смыслы для меня были важны здесь. К тому же, вы верно заметили, это и несущая в себе смысл пауза в повествовании, необходимая для некоего «воздуха» пауза.

Честно признаюсь, я никогда не формулирую эти вещи в процессе съемки. Чувствую, что в этом месте должна быть медсестра, которая убирает белье, а в электричке женщина с журналами, и всё. Это пришло из ниоткуда, втемяшилось мне в голову. Я сверяюсь со своим интуитивным, иррациональным, неосознанным ощущением, что здесь это необходимо. Никогда не формулирую, поэтому и сейчас испытываю некоторое затруднение.

— У вас в фильме звучит музыка Филипа Гласса, и мне интересно, знакомы ли вы с ним, работали ли вы с ним, он писал для вас музыку или вы просто купили права?

А.Звягинцев. Мы с ним не знакомы, хотя писали ему письмо в связи с тем, что нам нужно было получить права на использование его музыки. На что он ответил: «Зачем вам моя старая музыка? Давайте я напишу новую?» Такое предложение с его стороны обескуражило нас: Филип Гласс — наш великий современник. Предложить ему написать музыку, которая будет лучше, чем та, что он уже написал, как-то странно. Музыка, которая звучит в фильме, это третья часть его Симфонии № 3. Она настолько органично сплавлена с изображением, что даже лестное предложение Филипа Гласса сочинить новую нас просто напугало.

Сценарий был разбит на четырнадцать глав. Интродукция, потом второй эпизод — он назывался «Дорога Елены», далее, спустя несколько эпизодов, шел кусок «Дорога Владимира», и в финальной части «Вторая дорога Елены»… Я знал заранее, что в этих местах фильма должна звучать музыка, потому что это будут длинные проезды. Мне казалось правильным долго наблюдать за тем, как Елена движется в направлении своей «родины». Длинный трудный путь. Есть мнение: если ты просидел с человеком пятнадцать минут, а у тебя ощущение, что прошло два часа, считай, что это напрасное мучение, что время убито впустую; и, напротив, если просидел два часа, а ощущение, что только начали разговаривать, то это то, что имело смысл. Время сжимается.

Именно так и действует музыка: она берет пространство четырехминутного эпизода — «дорога Елены» — и превращает его в минуту или в несколько десятков секунд. Мне нужно было долго наблюдать за Еленой, так же долго за Владимиром, но для того чтобы сжать это пространство искусственным способом, здесь должна была звучать музыка. Она склеена, смонтирована из разных элементов. Например, в третий раз, когда мы находимся у адвоката, впервые звучат инструменты, которые не звучали в первых двух вариантах исполнения этой музыки. Это на самом деле продолжение идеи самого Филипа Гласса. Как вы знаете, он композитор-минималист, а минимализм как раз и опирается на повторяемость тем и отсутствие «разнообразия». Как колесо. Движение и его монотонность. И только в четвертый раз, когда эта музыка звучит уже на титрах, тема развернута полностью.

Я сделал для себя открытие, когда еще смотрел «Затмение» Антониони, эпизод, когда героиня Моники Витти приглашает к себе героя Алена Делона, они входят в ее комнату, и там такая мизансцена: кровать, мужчина и женщина — больше нет ничего. И я тогда понял: достаточно поместить в одно пространство женщину, мужчину и постель — сразу начинает возникать напряжение. Такое ощущение, что висящий в воздухе смысл будет немедленно реализовываться. Есть некие архетипические образы, которые работают сами по себе. В «Елене» до исхода первого часа повествования ничто не сообщает зрителю о том, что здесь случится что-то страшное. Мы просто следим за жизнью этих людей, но почему-то уже в самом начале фильма, во время не-значительного эпизода испытываем чувство, похожее на предвестье беды. Так работает музыка. Мы написали Глассу благодарственное письмо,

сказали, что музыка из его симфонии нам идеально подходит и мы были бы счастливы, если бы он согласился поработать с нами над следующим проектом.

Но, сказать по совести, моя мечта — снять фильм вообще без музыки. Как это умели делать Брессон или Эрик Ромер. Это высший пилотаж, и пока мне это не удавалось.

— Каждый человек, работая над глобальными проектами, открывает свои внутренние личностные темы и отвечает на свои вопросы. Скажите, Андрей, что для вас фильм «Елена» в этом смысле?

А.Звягинцев. Не могу разговаривать формулами, которые я когда-нибудь открыл и ношу в кармане. Отталкиваюсь от ситуации в конкретный момент и импульсивно на него реагирую. Я даже говорил, что работа с прессой является для меня очень полезной, потому что иногда наконец-то выражаешь то, что не было сформулировано за ненадобностью. Чаще всего эти ответы напускают туману и, при всей твоей — автора — искренности, являются лишь защитой. Я сторонник того, чтобы формулировки из себя насильственно не исторгать. Не всегда можно облечь в слова тот смысл, который скрывается в фильме и для тебя важен.

Я помню, как британский продюсер Оливер Данги, когда прочел сценарий, написал мне письмо: «Ребята, не понимаю вас: я вам предлагаю семь миллионов, а вы мне шлете историю на два с половиной. Хороший сценарий, но давайте его отложим, может, в будущем сделаем». Он предлагал этот проект четверым режиссерам: северному американцу, южному, европейцу (почему-то меня счел за европейца) и азиату. «Четыре всадника Апокалипсиса». Второго февраля 2009 года он сделал предложение, уже в конце марта сценарий был готов, а в начале апреля он перевел его на английский. Так вот, когда эта история родилась, мне было совершенно ясно, что никакие семь миллионов нам не нужны и не нужно нам сочинять что-то новое, потому что у нас в руках сокровище. Ответил я на ваш вопрос или нет, не знаю.

— Скажите, а где вы снимали квартиры ваших героев? Этот богатый интерьер и квартиру в Бирюлеве вы арендовали на месте?

А.Звягинцев. Оба пространства — квартиры Сергея и Владимира — это декорации. Балкон, на котором стоит Сережа у себя дома и курит, — тоже декорация. Это снято не в самом Бирюлеве. И первый предрассветный план фильма, с вороной — все это декорации, солнце восходит в павильоне по команде «начали».

— У вас ничего лишнего не бросается в глаза. Семья Сергея — там еще есть живость, но пространство могло бы быть более хаотичным, однако даже там все структурировано.

А.Звягинцев. Мне кажется, все, что есть в кадре, должно быть тщательно взвешено и продумано. Это мой способ работы. С этим можно не соглашаться.

— Вы говорите, что вносили изменения в сценарий по ходу съемок. Может быть, стоило подождать? Мне кажется, что это страшный поступок, когда финала еще нет, а ты уже запустился.

А.Звягинцев. Я не говорил, что мы вносили изменения по ходу съемок. Запуск подготовительного периода состоялся за семь месяцев до первого съемочного дня. Мы запустились, потому что я был абсолютно убежден, что верные решения за это время обязательно придут. В крайнем случае, у нас всегда был вариант закончить на лестничной площадке. Были и другие финалы. Например, такой: Елена ставит свечку за упокой, выходит из храма наружу, вечереет, мы остаемся у входа, видим священника, который идет ей навстречу от своего автомобиля, отвечая кому-то по мобильному телефону: «Слушаю тебя, душа моя», мы следуем за священником, входим с ним в храм, остаемся внутри, там служка гасит свечки, какая-то бабка все разбирает, выключает свет, вскоре все уходят, замыкают двери, а мы остаемся в темном пустом храме, только мерцает иконостас, и в абсолютной тишине долго глядим в эту пугающую темноту. И такой был вариант концовки.

— Когда фильм закончен или почти закончен, было ли такое, что открылись какие-то смыслы, которые вы раньше не замечали? Или, наоборот, исчезло то, что вы хотели вложить?

А.Звягинцев. Родители не знают, кто родится: сын или дочь. Так и тут — всегда есть неизбежные потери, как непременно случаются и приобретения. И часто осознаешь это только после того, как увидел эталонную копию на экране. Фильм назван «Елена». Она — центр всего. Она практически постоянно в кадре. Именно с ней происходят важные события. Как же можно на это не обратить внимание? Обсуждая фильм, почти все критики или журналисты говорили об одном: как здорово, что вы занялись социальными проблемами. Это вызывает у меня удивление, хотя, по сути, это лишь вопрос интерпретации. В сотый раз повторю: фильм рождается в голове смотрящего. Там все и обретается, все смыслы и подтексты, дополнительные нюансы.

Есть такой китайский ребус: в пустой комнате — яблоко перед зеркалом. Сколько яблок в комнате? Хочется сказать: два. Хочется сказать: одно. Но никому в голову не приходит сказать: ни одного. Потому что нет того, кто на это смотрит.

Еще есть фраза, которая мне нравится: «Не только мы смотрим фильмы, но и фильмы смотрят нас». Или как сказал Оскар Уайльд: «Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь». Может случиться, что, выражая суждение об увиденном, мы лишь транслируем свое собственное богатство или свою нищету. И потому увиденное имеет отдаленное отношение к объективным картинам мира. Никто не может сказать, что фильм означает именно это, а не что-то другое. Поэтому все смыслы, которые проявляются сверх представленного, помимо, «контрабандой», — это лишь счастливое приобретение. Потому что цель — предложить человеку думать, видеть и понимать.

ИСКУССТВО КИНО №4, апрель 2012 Алексей Ханютин
http://kinoart.ru/archive....smyslov
 
Форум » Тестовый раздел » АНДРЕЙ ЗВЯГИНЦЕВ » "ЕЛЕНА" 2011
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz