Среда
24.07.2024
12:03
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ОТПУСК В СЕНТЯБРЕ" 1979 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
"ОТПУСК В СЕНТЯБРЕ" 1979
Александр_ЛюлюшинДата: Среда, 26.04.2023, 16:46 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 3257
Статус: Offline
«ОТПУСК В СЕНТЯБРЕ» 1979, СССР, 136 минут
— телефильм по мотивам пьесы Александра Вампилова «Утиная охота»


Виктор Зилов на работе получает долгожданную квартиру и устраивает новоселье для друзей, с которыми дружит ещё со школьных времен. Галина — жена Виктора — возлагает на квартиру большие надежды. Ей кажется, что теперь начнётся счастливая жизнь.

В последнее время Виктор часто не ночевал дома, весь изолгался, пил, болтался с женщинами. Галина устала от его бесконечных пустых обещаний, но она любит Виктора и ждёт от него ребенка. Зилова эта новость не обрадовала. Привыкнув к бесцельной жизни, он понимает, что ребёнок — это обуза. Дома отношения не складывались, да и на работе тоже. Чтобы излишне не утруждаться, Зилов — в общем-то способный человек — подсовывает своему начальнику липовый проект...

Съёмочная группа

Режиссёр: Виталий Мельников
Сценарий: Виталий Мельников, Александр Вампилов
Оператор: Юрий Векслер
Художники: Белла Маневич-Каплан, О. Коковкина, Римма Штиль
Монтаж: Зинаида Шейнеман

В ролях

Олег Даль — Виктор Александрович Зилов, инженер Центрального бюро технической информации (ЦБТИ)
Юрий Богатырёв — Анатолий Саяпин, инженер ЦБТИ, одноклассник и друг Зилова
Ирина Купченко — Галина, жена Зилова
Геннадий Богачёв — Дима, официант в кафе «Незабудка», одноклассник и друг Зилова и Саяпина
Николай Бурляев — Николай Кузаков, приятель Зилова
Евгений Леонов — Вадим Андреевич Кушак, начальник Зилова и Саяпина
Ирина Резникова — Вера, продавщица, одноклассница и давняя любовница Зилова
Наталья Гундарева — Валерия, жена Саяпина
Наталия Миколышина — Ирина Николаевна Рожкова, студентка, новая возлюбленная Зилова

Режиссёр о фильме

Репетировал Олег Даль самозабвенно, не жалея себя. Видно было, что он много думал о роли и готовился к ней. Его жена, Лиза Апраксина делала всё, для того, чтобы Олег был спокоен и полностью отдавался роли. Он был этой ролью одержим! Все дни и ночи в Петрозаводске он не переставал быть Зиловым. Он мог говорить о мелочах, шутить, отвлекаться, но он всё равно оставался Зиловым – как Зилов, тосковал, ждал, отъезда на любимую утиную охоту и терзался неразрешимыми зиловскими проблемами.

Картину в Останкино приняли хорошо — с реверансами и комплиментами. После многолюдной премьеры я приехал в Останкино узнать, когда фильм выйдет в эфир. Меня уверили, что начальство только и ждёт удобного момента, чтоб выпустить картину, но «момент как раз сейчас неудачный, и международное положение тоже». Потом на ТВ ждали «удобного момента» ровно восемь лет — до самой перестройки.

Интересные факты

Актёров в свой дерзкий проект Мельников приглашал тайно - во время личных встреч или по телефону. Евгений Павлович Леонов примкнул к команде первым — он стал любимым артистом режиссёра после успеха «Старшего сына». Во время работы на площадке Леонов стал наставником для всех артистов, занятых на съёмках — он охотно делился своими секретами и хитрыми профессиональными приёмами. Во время работы над сценой вечеринки в квартире главного героя Евгений Павлович импровизировал — всё, что вытворяет его персонаж на экране, было придумано артистом после того, как прозвучала команда «Мотор!». Николая Бурляева Мельников снимал в своём кино в 60-х. Режиссёр был в нём уверен. Других артистов, Юрия Богатырёва, Ирину Купченко, Наталью Гундареву, Виталий Вячеславович пригласил на съёмки по совету близких друзей. Богатырёв очень любил творчество Вампилова и страшно обрадовался, получив предложение сняться в «Утиной охоте». Его мечтой была роль Зилова, однако постановщик предложил ему роль друга главного героя. Юрий Георгиевич сначала огорчился и хотел даже отказаться от предложения Мельникова, но впоследствии он всё же подтвердил своё участие в проекте.

В роли Зилова постановщик видел только Олега Даля, однако очень боялся того, что проект после утверждения его кандидатуры будет завернут на начальной стадии — дело в том, что артист в то время на Центральном телевидении был персоной нон грата из-за своей скандальной репутации. Олег Иванович Даль очень любил творчество Вампилова, поэтому согласился играть Зилова без раздумий. Тогда в советском кино царило двоевластие: Объединение телефильмов подчинялось «Ленфильму» и Комитету по телерадиовещанию в Москве. В Ленинграде подумали, что кандидатуру Даля утвердили в Москве, а в столице решение приняли благодаря документу, подписанному на «Ленфильме». Мельников ничего не стал объяснять артисту и просто увёз его в Петрозаводск. Даль работал с большим вдохновением и самоотдачей. После окончания съёмок он был абсолютно опустошён — образ Зилова очень сложный, и работа над ним оказалась по-настоящему изнуряющей. После «Утиной охоты» Олегу Далю не хотелось ролей другого уровня. После картины Мельникова он ждал новых достойных уровня драматургии Вампилова предложений, однако ему суждено ещё было сняться всего в двух фильмах - «Мы смерти смотрели в лицо» и «Незваный друг».

Съёмки фильма продолжались всего два месяца. Ленту очень быстро смонтировали, озвучили и режиссёр повёз свою новую работу в Москву, чтобы показать комиссии. «Утиная охота» очень понравилась чиновникам, однако премьеру отложили почти на 8 лет. На экраны картина вышла лишь в 1987 году. Олег Даль был удостоен премии Всесоюзного фестиваля телевизионных фильмов в номинации «Лучшая мужская роль». Этот приз стал единственной официальной наградой артиста, которого горячо любили советские зрители.

Смотрите фильм

https://vk.com/video-36362131_456239950
 
И_Н_Т_Е_Р_Н_Е_ТДата: Суббота, 29.04.2023, 09:03 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 180
Статус: Offline
«Отпуск в сентябре» Виталия Мельникова: главный фильм застойного телевидения

Виталий Мельников, ключевой режиссер «ленинградской школы кино», умер на прошлой неделе, 21 марта. Вместо некролога мы рассказываем про едва ли не самый важный фильм в его фильмографии — запрещенную телепостановку, зафиксировавшую портрет советского человека эпохи застоя, на удивление узнаваемый и сегодня. Текст Дмитрия Карпюка — первый из серии материалов о важных, но не слишком известных сегодня советских картинах, которые мы публикуем в рамках проекта.

1970-е были сумеречным временем в советском кино, и дело не только в особой зеленовато-гнилостной гамме цветной пленки «Свема», на которую тогда снималась основная масса фильмов. Десятилетие, начавшееся с чехословацких событий, закончившееся Афганом и названное застоем, на самом деле, не было спокойным. Внешняя стагнация советской жизни скрывала тревогу, разъедавшую общество, семью, отдельного человека. Об общественных проблемах говорили криминально-психологические фильмы Леонида Аграновича («Случай из следственной практики», «Свой») и душные производственные драмы по сценариям Александра Гельмана («Мы, нижеподписавшиеся» или «Премия»). О личности и семье — многочисленное «кино морального беспокойства». Холодные и колючие «Слово для защиты» и «Поворот» Вадима Абдрашитова. Жесткие в своей искренности драмы про взрослых («Беда», «Жена ушла») и молодых («Ключ без права передачи», «Никудышная»), снятые Динарой Асановой. Многочисленные картины по сценариям Виктора Мережко, посвященные семейным кризисам и адюльтеру: «Одиножды один» Геннадия Полоки, «Уходя — уходи» Виктора Трегубовича, «Здравствуй и прощай» Виталия Мельникова.

Сын репрессированных родителей, в 1930-е он окончил школу в ссылке в Сибири, в 1950-е — ВГИК, а в 1960-х стал постоянным режиссером «Ленфильма». «Мама вышла замуж» по сценарию Юрия Клепикова, «Старший сын» по пьесе Александра Вампилова и, конечно, «Отпуск в сентябре», один из главных шедевров Мельникова, тоже снятый по тексту Вампилова, — ключевые точки, отмеряющие скорбный процесс превращения плакатного строителя социализма в хмурого алкаша с трехдневной щетиной и трагической пустотой в глазах.

Унылая квартира с заставленным пустыми бутылками столом. За окном осенний ливень. Помятый Олег Даль кряхтя просыпается, ковыляет в трусах к холодильнику и достает оттуда кепку и бутылку пива. Надевает кепку, вливает пиво в иссушенное горло. Затем звонит по телефону и, изображая диктора погоды, иронизирует: «Переменную облачность обещали, значит? А ты видел, что за окном?» И сразу серьезнеет: «Ладно, Дима, на охоту-то все равно едем?» Это инженер Виктор Зилов, работник Центрального бюро технической информации, эгоистичный, циничный и никчемный человек. Накануне он так ударно отметил в ресторане уход в отпуск, что не помнит финал вечера. Да это, наверное, и к лучшему. Телефонный разговор прерывает звонок в дверь. На пороге мальчик, протягивающий похоронный венок с его, Зилова, именем. Ничего страшного, просто друзья пошутили.

Снятый в 1979 году по крамольной пьесе Вампилова «Утиная охота», написанной в 1967-м, но поставленной на сцене только в 1970-х, уже после смерти драматурга, «Отпуск» убрали с полки шесть лет спустя; к этому времени умер уже и Олег Даль. Чем же «Отпуск в сентябре» был так опасен и точен?

Прежде всего тем, что в советском кино таких протагонистов до этого не было. Конечно, апатичные, асоциальные, равнодушные антигерои начали появляться на экране еще в 1960-е (см. грустную комедию Сегеля «Серая болезнь», криминальную драму Эфроса «Високосный год», безжалостный и тоже «полочный» портрет лимитчика «Три дня Виктора Чернышева», снятый Марком Осепьяном). Но таких опустошенных и потерянных, как Зилов, подлых и одновременно вызывающих жалость, — нет.

В том же 1979-м вышел «Осенний марафон» Георгия Данелии, который принято ставить в один ряд с «Отпуском», как и снятые три года спустя «Полеты во сне и наяву» Романа Балаяна по сценарию Мережко. Три эти фильма как бы составляют канонический уже портрет парадоксального типа — советского «лишнего человека»; условного младшего научного сотрудника, просиживающего штаны в конторе, занимаясь никому не нужной работой, неспособного разделить декларируемые в агитпропе идеалы строителя социализма; тихого нигилиста, но не антисоветчика.

При общих проблемах таких героев, в основном связанных с супружеской неверностью (характерный маркер общей аморальности этого нового персонажа), Зилов не похож ни на вечно потерянного переводчика Бузыкина, бесконечно бегущего по периметру любовного треугольника, ни на удирающего от себя самого по туманному лугу горе-архитектора Сергея Макарова.

Он еще очень молод (по сюжету ему 27), и его поступки не объяснить кризисом среднего возраста. Внутренняя пустота, разрывающая Зилова, неприкаянность пополам с насмешливым фиглярством роднят его скорее с героями Достоевского, чем современной ему литературы (см., например, прозу Виктории Токаревой, полную дисфункциональных мужчин).

В трактовке Мельникова образ главного героя пережил серьезную ревизию: крепкий, высокий и уверенный в себе Зилов из пьесы Вампилова превратился в истощенного, испитого Даля с синеватым цианозным пятном на носу. Сам актер, которому тогда было 37, страдал и от экзистенциальной тоски, и от алкоголизма, и слияние исполнителя с ролью производит невероятный гиперреалистический эффект, тем более сильный, что контрастирует с амплуа очаровательного шута-идеалиста, сделавшего его популярным (хотя к 1979-му в фильмографии Даля уже были две генеральные репетиции «Отпуска» — пьяница-интеллигент Лаевский из экранизации чеховской «Дуэли» и мизантроп Печорин).

Но непривычен тут был не только герой. Откровенность фильма тоже до сих пор смотрится новаторски. Бесконечная череда пьянок со скандалами (написавший сценарий Мельников не стал отходить от фрагментарной структуры пьесы — сюжет подается как череда утренних флешбэков героя), недвусмысленный намек на аборт, привычка халтурить на работе, перерастающая уже в откровенный саботаж. А разухабистое ресторанное застолье — непременный атрибут советской «сладкой жизни», — не раз становившееся обьектом насмешек у Рязанова и Гайдая, у Мельникова превратилось в инфернальный спектакль, захлестывающий зрителя своей непристойностью, стыдной неловкостью, ужасом узнавания — ровно так же десятилетием спустя действовало на нас «Торжество» Винтерберга.

Действие «Отпуска» происходит буквально в двух-трех локациях, но в нем есть густая атмосфера городского пространства, психогеографии, совсем несвойственная камерной телепостановке. Фильм был снят в Петрозаводске, столице Карелии, и экстерьерные сцены, где герои ковыляют по дощатым мосткам через поля грязи вокруг новостроек — типичный вроде бы ландшафт оптимистического оттепельного кино, — наполнены таким ощущением безнадеги и безвременья, что мысль о чеховской двустволке приходит в твою голову задолго до трагикомического финала второй серии.

1 апреля 2022
https://www.kinopoisk.ru/media/article/4005985/
 
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2024
Бесплатный хостинг uCoz