Суббота
19.08.2017
08:38
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "РОККО И ЕГО БРАТЬЯ" 1960 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » ЛУКИНО ВИСКОНТИ » "РОККО И ЕГО БРАТЬЯ" 1960
"РОККО И ЕГО БРАТЬЯ" 1960
Андрей_ШемякинДата: Понедельник, 03.08.2015, 18:26 | Сообщение # 1
Группа: Проверенные
Сообщений: 140
Статус: Offline
"Рокко...", безусловно, - самая громкая итальянская картина 60-х, если не считать "Сладкую жизнь": эти лавры Висконти и Феллини делят поровну. Однако шедевр Феллини вот у нас не купили (хотя покойный Георгий Дмитриевич Богемский, автор и составитель книг об итальянском кино, который, кстати, перевел сценарий фильма "Рокко и его братья" на русский, с недоумением говорил автору этих строк, что до конца не понимает, почему и "Сладкую жизнь" не купили тоже). Как бы то ни было, помимо зрительской славы, шедевр Висконти у нас вообще занимает первое место по количеству критических интерпретаций. Открыли счёт в 1962-м (в том же году, согласно справочнику Госфильмофонда , фильм вышел в советский прокат - "с сокращениями"), опять же Г.Д.Богемский, в предисловии к упомянутому выше своему переводу, - названному в духе времени "Рокко и миллионы его братьев", и Инна Соловьёва - блистательной статьёй в "Искусстве кино" - "Человек, предоставленный сам себе", трактующей фильм как экзистенциальную драму. Вера Шитова, в монографии о Висконти, напротив, связала картину с лентой мастера "Земля дрожит" , и показала, что обе картины - это первые две части несостоявшейся трилогии, выполненных в жанре социального эпоса, связанного с кризисом "неореалистического человека", расщепленного на составные части. Леонид Козлов, более сдержанно отнесшийся к ленте, определил её как кинороман. Наконец, В.Ю.Дмитриев (кажется, он не писал о фильме -только говорил на лекциях в "Иллюзионе"), назвал её "историей абсолютов", и эта трактовка - самая интересная, потому что связывает фильм Висконти с центральной идеей европейского авторского кино: есть ли Бог, и если нет (как у Висконти), то что пришло на Его место? И пришло ли? Вариант Висконти - запредельно честный интеллектуально: без идеи Бога человек, сорванный с корня, оторванный от почвы, сам пытается ценностно абсолютизировать свою жизнь. А художник, отнюдь не "почвенник", разворачивает варианты, показывая относительность каждого из них перед лицом неумолимой Истории с её объективными законами. Марксизм, конечно. Но дальше происходит чудо. Схема растворяется в действии. И мы смотрим, в который раз, эту потрясающую многосоставную драму, где есть всё. В том числе и сложная полемика с Достоевским, начатая Висконти ещё в "Белых ночах", которые в каком-то смысле можно считать прологом "Рокко...". Но только во время практически полной ретроспективы Мастера в "Иллюзионе" в начале 80-х картины были увидены друг за другом, и каждая картина встала на своё место не только хронологически, но и интеллектуально. Потому что именно Висконти, единственного летописца своего времени, вообще надо смотреть всего - и желательно подряд, следя за развитием его гениальной художественной мысли, абсолютно лишённой доктринерства, - если, конечно, не хотим заблудиться в истории, и потеряться там, что иногда бывает очень даже интересно, - но только если это состояние не навсегда. "Рокко..." свидетельствует: выход из лабиринта - есть. Только он не в пространстве, а во времени. Поэтому фильм и смотрели в 70-е с тем же ощущением Откровения, как и в 60-е. Ну и ради Алена Делона с Анни Жирардо, естественно, тоже.

«РОККО И ЕГО БРАТЬЯ» (итал. Rocco e i suoi fratelli) 1960, Италия-Франция, 180 минут
— великая эпическая сага гениального итальянского режиссёра Лукино Висконти








Овдовевшая Росария Паронди и четверо её сыновей решают переехать из нищей Сицилийской деревни в Милан, где живёт пятый сын. В поисках лучшей доли и достойного заработка братья не гнушаются никакой работы. Постепенно каждый находит своё место. Но отношения в некогда сплоченной семье раскалываются: красавец Рокко вступает в противоборство со своим жестоким братом Симоном. «Яблоком раздора» становится девушка легкого поведения Надя, решившая оставить работу и выйти замуж.

Смотрите трейлер и фильм

https://vk.com/video16654766_171560409
https://vk.com/video16654766_162830708

Съёмочная группа

Режиссер: Лукино Висконти
Сценарий: Лукино Висконти, Сузо Чекки д’Амико, Паскуале Феста Кампаниле, Массимо Франчоза, Энрико Медиоли, Васко Пратолини, Джованни Тестори (роман)
Продюсер: Гоффредо Ломбардо
Оператор: Джузеппе Ротунно
Композитор: Нино Рота
Художники: Марио Гарбулья, Пьеро Този
Монтаж: Марио Серандреи

В ролях

Ален Делон — Рокко Паронди
Ренато Сальватори — Симоне Паронди
Анни Жирардо — Надя
Катина Паксино — Розария Паронди
Спирос Фокас — Винченцо Паронди
Макс Картье — Чиро Паронди
Клаудия Кардинале — Джинетта, жена Винченцо
Алессандра Панаро — Франка, невеста Чиро
Клаудия Мори — работница химчистки
Паоло Стоппа — Черри, тренер по боксу
Роже Анен — Морини
Рокко Видолацци — Лука Паронди
Сюзи Делер — Луиза

Текст фильма

http://vvord.ru/tekst-filma/Rokko-i-ego-bratjya/

Создание фильма и его художественные особенности

Хотя сюжет фильма не основан ни на одном конкретном литературном первоисточнике, исследователи творчества Висконти отмечали связь с такими произведениями, как роман «Идиот» Фёдора Достоевского («святой» Рокко является аналогом князя Мышкина, а его брат Симоне — Рогожина), миланские истории Джованни Тестори (в особенности Il ponte della Ghisolfa) и роман Томаса Манна «Иосиф и его братья». Большинство итальянских критиков объявили ленту лучшим образцом критического реализма (в духе теории Дьёрдя Лукача). Сам Висконти связывал картину с идеями Верги и Грамши и по сути считал её продолжением своего раннего фильма «Земля дрожит»: здесь жители сельского Юга были перенесены в непривычную для них атмосферу промышленного Севера, что дало режиссеру возможность изучить сложные социальные проблемы и взаимосвязи. Каждый член семьи Паронди по-своему реагирует на ситуацию, в которой они оказались, что создает сложную и противоречивую структуру (аналогичная попытка нарисовать столь широкую картину социальной жизни была предпринята в фильме «Двадцатый век» Бернардо Бертолуччи, большого поклонника Висконти). Финальная речь Чиро, одного из братьев, в некоторой степени раскрывает выводы, которые режиссер сделал из этого исследования.

«Рокко и его братья» был первым фильмом Висконти, который имел значительный коммерческий успех в Италии, хотя он и столкнулся с определенными проблемами с цензурой. Перед выходом в широкий итальянский прокат из ленты был удален ряд сцен (в целом она была урезана на 45 минут), а позже отказывались демонстрировать её в Милане.

Интересные факты

Сцена объяснения Нади и Рокко снималась на крыше Миланского собора.
После съёмок фильма Ренато Сальватори (Симоне) и Анни Жирардо (Надя) поженились.
Клаудия Мори, жена Адриано Челентано, сыграла в фильме сотрудницу химчистки, где работал Рокко.

Награды

1960 — специальный приз и приз ФИПРЕССИ на Венецианском кинофестивале (оба — Лукино Висконти).
1961 — премия «Давид ди Донателло» за лучшее продюсирование (Гоффредо Ломбардо).
1961 — три премии «Серебряная лента» Итальянского национального синдиката киножурналистов: лучший режиссер (Лукино Висконти), лучший сценарий (Сузо Чекки д'Амико, Паскуале Феста Кампаниле, Энрике Медиоли, Лукино Висконти), лучшая операторская работа (Джузеппе Ротунно).
1962 — две номинации на премию BAFTA: лучший фильм и лучшая зарубежная актриса (Анни Жирардо).
1962 — премия «Бодил» за лучший европейский фильм (Лукино Висконти).
 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 18.11.2015, 11:33 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3530
Статус: Offline
Рокко и его братья / Rocco e i suoi fratelli

Крестьянская семья Паронди — мать и пятеро сыновей — после смерти патриарха ­отправляется на индустриальный север, в Милан, в поисках лучшей жизни.

Висконти говорил, что занялся «Рокко» из-за мечты снять фильм о боксерах. Его и снял. С подробными поединками, спортивной ревностью и непременной душевой. Боксерам он придумал личную жизнь, проработав ее до той степени психологической глубины, что критики аналогов в кино не нашли, а в литературе вспоминали только ранг Достоевского. Личную жизнь поместил в социальную действительность Италии так, что все ее движения обрисова­лись дотошно, как на генплане сражения; действительность проанализировал так, что в финале четко обозначился курс, каким итальянскому пролетариату стоит идти. Продиктовал моду: зимой — свитер про оленей под горло с шарфом, кепкой и перчатками, ни в коем случае — куртка или пальто. Создал ряд сцен, проартикулировать смысл которых нельзя, забыть которые невозможно и которые есть суть кино: ломаная траектория расстающихся мужчины и женщины в плащах на крыше миланского собора, вид сверху, бой часов; предзакатный туман над каналом и черная фигура ревнивца с опущенными плечами, который правой утирает грязные слезы, а левой вытаскивает из кармана нож. Построил величайший из черно-белых кинороманов. Настоящие мечты именно так и должны сбываться.

Алексей Васильев
http://www.afisha.ru/movie/167508/review/146576/
 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 18.11.2015, 11:33 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3530
Статус: Offline
Рокко и его братья (Rocco e i suoi fratelli), Италия-Франция, 1960, 180 мин.
Драма по роману Дж. Тестори


Снятое Лукино Висконти по мотивам отдельных новелл книги Дж. Тестори эпическое полотно «Рокко и его братья» оказалось именно шедевром, созданным к месту и в урочный час. Италия «эпохи экономического чуда» — одна из пяти самых быстро развивающихся после войны стран Западной Европы — предстала на экране сначала в траектории переезда многодетной крестьянской семьи с Юга на Север, из Лукании в Милан, но также и в разломе традиционных внутрисемейных отношений под воздействием буржуазно-промышленной метрополии, в которой патриархальные законы силы уже не имеют. Роковой любовный треугольник фильма — взаимоотношения братьев Рокко и Симоне в их любви к миланской проститутке Наде — сопряжим не только с фабульными пружинами романов Достоевского «Идиот» или «Братья Карамазовы». Более того, на материале современной Италии 50-х годов 20 века Висконти восстанавливает в правах принцип причинно-следственной связи событий классического семейного романа 19 века и, типизируя ситуации и коллизии, совмещая драму с мелодрамой, через локальную историю распада отдельной семьи, возводит психологический конфликт сюжета в степень ёмкого социального обобщения.

В год съемок и премьеры фильм стал одним из первых ярких произведений нового итальянского кино, несоизмеримо превзойдя уровень фильмов прошлого десятилетия и впрямую сопрягаясь с шедеврами неореализма. Своим историческим подходом к современности, трагическим взглядом на нее и глубоким, обостренным психологизмом фильм, бесспорно, заключал в себе начало воистину шекспировское. Но в этот переломные для итальянского кино годы наряду с феллиниевской «Сладкой жизнью», «Приключением» Антониони и «Аккаттоне» Пазолини, «Рокко и его братья» Висконти во многом вывели национальный кинематограф Италии за черту давно отработанного уже «розового неореализма», на рубежи нового кино в Европе, обозначив яркий взлет итальянского искусства экрана и отмерив принципиально новый этап в его развитии — этап 1960-х годов.

Валерий Босенко
http://megabook.ru/article/%D0%A0%D0%BE%D0%BA%D0%BA%D0%BE%20%D0%B8%20%D0%B5%D0%B3%D0%BE%20%D0%B1%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F
 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 18.11.2015, 11:34 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3530
Статус: Offline
Рокко и его братья
Rocco e i suoi fratelli, 1960
Драма


Выдающегося итальянского режиссёра Лукино Висконти можно посчитать одним из наиболее беспристрастных художников, несколько суховатых и сосредоточенных (по определению Веры Шитовой), предпочитающих скрывать своё подлинное «я». Чаще всего подобные творцы неавтобиографичны в собственных произведениях. Может быть, единственный фильм Висконти, который говорит о нём самом гораздо больше, чем все остальные вместе взятые, это «Семейный портрет в интерьере», хоть и не ставший финальным творением мастера, однако сразу же воспринятый как своеобразная «лебединая песня», его предсмертная личная исповедь.

А вот лента «Рокко и его братья», которая снята этим режиссёром словно в виде послесловия-эпилога к первому периоду творчества (от преднеореалистической «Одержимости» 1943 года до постнеореалистической картины «Белые ночи» 1957 года), перебрасывает своего рода «мост сквозь времена» — тем более что и роман Джованни Тестори, послуживший литературной основой, имеет знаменательное название «Мост через Гизольфу». Данная работа Лукино Висконти предвосхищает появление на среднем этапе его кинематографической карьеры семейных драм на фоне истории — начиная с «Леопарда» и заканчивая «Гибелью богов». Собственно говоря, и в самом фильме «Рокко и его братья» мы видим, как «время Винченцо» сменяется «временем Симоне», потом приходит «время Рокко», а уже подгоняет его и наступает на пятки «время Чиро», хотя есть ещё Лука, самый юный из братьев Паронди. Они переселились всей семьёй с патриархально-крестьянского Юга Италии на промышленно-городской Север, будто перейдя из одной общественной формации в другую, совершив скачок от устаревшего земледельческого феодализма к экономически развитому капитализму.

Возможно, финал этой ленты прямолинеен, хотя Висконти был склонен не выражать явно и открыто в искусстве собственное политическое кредо, делая это в реальной действительности, когда участвовал в Сопротивлении в годы войны или позже поддерживал компартию Италии. Но он всегда следовал за временем, чутко реагируя на все изменения в обществе. Можно сказать, что постановщик пророчески предсказал в 1960 году, за кем же будущее Италии в наступающее десятилетие, которое на самом деле оказалось охвачено бурными политическими движениями и, соответственно, вызвало рост политического кино.

Есть ещё одна причина, почему Висконти оборвал свою картину «Рокко и его братья» на полуслове. Практически во всех его произведениях нет героев, кому бы он выказывал личное расположение. Вот и на роль поначалу прекраснодушного, но вынужденно избавляющегося от собственных иллюзий насчёт жизни и окружающего мира, испытавшего немало ударов (и не только в боксе) среднего брата по имени Рокко, который мог бы в ином исполнении быть принятым (если после модернизированной экранизации «Белых ночей» продолжать линию Достоевского) чуть ли не современным аналогом Алёши из «Братьев Карамазовых», режиссёр пригласил Алена Делона. В то время всего лишь 24-летний французский актёр, которого потом не случайно именовали «холодным ангелом», остаётся в фильме Лукино Висконти бесстрастным и взирающим на всё как бы со стороны, в том числе и на то, что происходит с ним самим, его братьями и возлюбленной Надей, напоминающей, кстати, несчастных и невинных «падших женщин» Достоевского.

Сергей Кудрявцев
http://www.kinopoisk.ru/review/926130/
 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 18.11.2015, 11:34 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3530
Статус: Offline
100 великих зарубежных фильмов: «РОККО И ЕГО БРАТЬЯ» (Rocco e i suoi fratelli)

В 1958 году итальянский режиссёр Лукино Висконти в беседе с журналистами обмолвился о замысле фильма «из жизни молодых боксёров». Героями повествования должны были стать крестьяне, выходцы из нищей Лукании, отправившиеся искать лучшей доли в условиях «экономического чуда».

Если идею фильма «Рокко и его братья» подал Висконти, то основной сюжетный ход предложил Васко Пратолини, а затем началась кропотливая работа над сценарием. Под руководством Висконти её вели Сузо Чекки д'Амико, Паскуале Феста Кампаниле, Массимо Франчоза, Энрико Медиоли, причём каждый из них отвечал за сюжетную судьбу определённого героя.

Действие фильма происходит с октября 1955 по февраль 1960 года. «Рокко и его братья» — социально-психологический кинороман, рисующий историю крестьянской семьи Паронди (матери Розарии и её сыновей), разорившейся и приехавшей с Юга, из Лукании, в «северную столицу» — Милан, где уже обосновался старший сын, Винченцо. Розария надеется, что и другим сыновьям — Симоне, Рокко, Чиро и маленькому Луке — здесь удастся устроить свою жизнь.

Симоне (Ренато Сальваторе) поступает в школу бокса. Рокко (Ален Делон) работает рассыльным. Материальное положение семьи налаживается. Но Симоне увлекается проституткой Надей (Анни Жирардо) и начинает добывать для неё деньги и подарки путём краж. Рокко призывают в армию.

Тем временем семья Паронди переезжает в новую трёхкомнатную квартиру, Винченцо (Спирос Фокас) женится на своей избраннице Джинетте (Клаудиа Кардинале), у них рождается ребёнок: Чиро (Макс Картье) поступает на работу на автозавод «Альфа-Ромео».

Во время службы в армии Рокко случайно знакомится с Надей, отбывшей тюремное заключение. С этой встречи начинается их любовь. Полные надежд, они возвращаются в Милан.

Здесь Симоне вместе с дружками подстерегает влюблённых на пустыре и насилует Надю на глазах брата, «в воспитательных целях». Рокко не желает идти наперекор старшему брату и во время мучительного объяснения с Надей на крыше Миланского собора просит её вернуться к Симоне.

Рокко, ненавидя насилие и жестокость, вынужден ради спасения семьи стать профессиональным боксёром. Симоне же пьёт, играет в карты, занимает деньги у братьев. После того как Надя отказывается вернуться к нему, он закалывает девушку ножом. Единственный, кто не потерял способности трезво мыслить, Чиро сообщает об убийстве в полицию, и Симоне арестовывают. Переживая всё происшедшее, Чиро говорит младшему брату Луке (Рокко Видолацци), что любил Симоне не меньше других. Он видит причину всех бед в том, что семья покинула родные места, оторвалась от своих корней в поисках новой жизни.

На пути от сюжета к фильму многое менялось, подвергалось преобразованиям. Это было заметно уже в сценарии как таковом — сравнительно с сюжетом, где Рокко умирал и где акцент делался именно на его фигуре. Висконти в период съёмок писал: «Теперь стало ясно, что фильм „Рокко и его братья“ — и это название в результате такого смещения акцента с одного героя на другого можно было бы изменить на „Чиро и его братья“ — не будет романом об утраченных иллюзиях, как „Белые ночи“…»

В первом варианте сценария Чиро не работал на заводе «Альфа-Ромео». Он мечтал об «идеальном» объединении, например о таком, когда бы братья совместно купили грузовик, а он, Чиро, возил бы масло или другие продукты из Лукании в Ломбардию и таким образом, живя в Милане, не оставлял бы и родной земли.

Съёмки фильма проходили в окрестностях Милана, на озере Фольяно, в интерьере римской студии «Титанус».

На роль Рокко режиссёр пригласил молодого Алена Делона. Огромный успех в фильме Клемана «На ярком солнце» привлёк к кандидатуре начинающего актёра внимание продюсеров совместного итало-французского фильма «Рокко и его братья».

Первая встреча Делона с Висконти состоялась в 1958 году в Лондоне, куда его повезла импресарио многих итальянских актёров Ольга Хорстиг. Незадолго до этого она побывала в гостях у Лукино Висконти. За столом режиссёр подробно рассказывал гостье о замысле картины, для которой он не может найти исполнителя роли Рокко. К концу обеда Хорстиг убедилась: Ален Делон — именно тот, кто нужен Висконти. И спустя несколько дней пригласила актёра поехать с ней в Лондон.

В английской столице Лукино Висконти ставил оперу Верди «Дон Карлос». По окончании оперы Ольга Хорстиг представила Делона режиссёру. «Едва я увидел его, как понял — это Рокко», — скажет потом Висконти.

В то время Ален Делон уже был женихом Роми Шнайдер, которая бурно ревновала его к Лукино. Делон в связи с этим заметил: «Висконти был эстет, он любил красоту, отдавая предпочтение мужской. Он не был влюблён в меня, но увлечён, это верно».

Съёмки начались утром 22 февраля 1960 года. Режиссёр радовался приёму, оказанному его группе миланцами. В любом районе родного города Висконти находит ценных помощников.

Делон с волнением приступил к работе над сложнейшим образом Рокко. Висконти проводил с ним много времени, рассказывая о романе Томаса Манна «Иосиф и его братья», об образе князя Мышкина в «Идиоте» Достоевского, о Джиованни Тесторе, чьи рассказы о джунглях, в которые превратились трущобы Милана после войны, были использованы авторами сценария.

Как отмечает автор книги о Делоне киновед А. Брагинский, «в „Рокко“ главное — текст и психологический подтекст взаимоотношений персонажей. Висконти требовал от актёров предельной точности и выразительности в словах и жестах. Ален Делон тонко показывает, что холодность его героя — явно напускная. Нельзя забыть страдания и боль в глазах Рокко, когда он говорит с Надей».

Как и Ренато Сальватори, который в течение шести месяцев до начала съёмок тренировался в спортивном зале на виа Салариа. Ален Делон следует строгому режиму тренировок. Его консультировал французский боксёр Жак Вуайон.

Настоящим испытанием для Делона стала последняя сцена боя. Его противник по фильму — шведский боксёр, в роли которого на ринг выходил французский профессионал Атали. Для съёмок было оборудовано помещение бывшего миланского театра и собрана массовка — более шестисот человек.

После разминки Висконти говорит Алену: «Теперь снимаем!» Щелчок хлопушки, начали. Массовка орёт: «Рок-ко… Рок-ко!», и Ален наносит Атали серию ударов. Тот падает. Арбитр считает: «Раз, два, три». Публика подхватывает: «Четыре, пять, шесть». Рёв толпы: «Семь, восемь, девять». Висконти доволен. Чтобы придать сцене больший реализм, он просит сделать ещё один дубль с трёх разных точек. В общем, Алену пришлось провести целый боксёрский поединок.

Роль Нади, миланской проститутки, сохраняющей чистоту искреннего чувства к Рокко, блистательно исполнила 29-летняя французская актриса Анни Жирардо. До этого фильма у неё не было более сильной, яркой по рисунку, по средствам воплощения роли. Недаром она вспоминала о работе над фильмом как о празднике. Тогда же, в Риме, Анни Жирардо знакомится с актёром Ренато Сальватори, который станет её мужем и от которого она родит дочь Джулию.

Актриса, которая уже играла у Висконти в спектакле по пьесе Гибсона «Двое на качелях», в «Рокко» потрясла всех. Лукино Висконти первым угадал её сильный драматический темперамент. Сама Жирардо говорила: «Висконти — изумительный актёр. Он умудряется повести за собой актрису, незаметно для неё сделав её роль продолжением её жизни. Он действует на глубине, почти на уровне подсознания и добивается скорее инстинктивных, чем сознательных реакций актрисы, в полном согласии с характером героини. Я уверена, что для актёра, имеющего дело с таким великим, ужасным и весёлым режиссёром, каким является Висконти, предпочтительнее „быть“, чем „понимать“».

В «Рокко и его братьях» сыграла небольшую роль Клаудиа Кардинале. Висконти пригласил начинающую актрису на роль энергичной молодой женщины из народа — Джинетты, жены Винченцо, старшего из пяти братьев Паронди. Безропотный, тихий Винченцо быстрее других сумел приспособиться к чуждой и жестокой жизни большого города, но он, в отличие от братьев, готов довольствоваться малым. И Джинетта с неожиданной смелостью и упорством отстаивает скромное счастье, душевный покой, благополучие их ребёнка.

Премьера «Рокко и его братья» состоялась на Венецианском фестивале 6 сентября 1960 года. Фильм стал главным событием кинофорума. Однако дирекция фестиваля сделала всё, чтобы не присуждать ему главной премии. «Победителем» в результате этой интриги оказался фильм Андре Кайятта «Переход через Рейн». В знак протеста член жюри Сергей Бондарчук и вся советская делегация покинули фестиваль. Сам Висконти очень огорчился, когда его фильм получил вторую премию. Он даже отказался принять её.

Политики правого толка, пытавшиеся тогда взять верх в руководстве страной, мобилизовали цензуру и даже полицию, чтобы преградить фильму «Рокко и его братья» путь на экраны или, во всяком случае, подвергнуть его купюрам. Тем не менее картину смотрела вся Италия. Такого массового успеха не имел ещё ни один фильм Висконти.

Споры о «Рокко…» не утихали долго, хотя никто из критиков не мог отрицать огромного значения картины. Писали о том, что Висконти на новом уровне развил открытия, когда-то сделанные неореализмом. Критики сравнивали фильм Висконти с романами Достоевского «Братья Карамазовы» и «Идиот», а также романом Томаса Манна «Иосиф и его братья». Наконец, не надо забывать, каким открытием актёрских талантов стали работы исполнителей ведущих ролей: Анни Жирардо, Алена Делона, Ренато Сальватори!

Игорь Анатольевич Мусский
http://fisechko.ru/100vel/zar_film/55.html
 
Елена_БондарчукДата: Пятница, 20.11.2015, 20:34 | Сообщение # 6
Группа: Проверенные
Сообщений: 17
Статус: Offline
Один из самых понятных и знаменитых фильмов Висконти (фильм охотно демонстрировался даже в СССР с 60-х годов прошлого века). Понятность и доступность для зрителя заключалась, в первую очередь, в том, что фильм рассказывает историю бедной итальянской семьи – матери и пяти её сыновей – приехавшую в большой город Милан в поисках лучшей жизни. Но это лишь поверхностный «массовый» взгляд на фильм.

Для меня фильм всегда был двуликим, даже при всей очевидности интерпретации Достоевского (предыдущий фильм Висконти – Белые ночи, 1957). Однако режиссёр подает нам собственную трактовку посылов Достоевского, собственное видение тех сложнейших вопросов, которые некогда поднял великий русский писатель в романах «Идиот» и «Братья Карамазовы». Главный персонаж – Рокко – средний брат, великолепно сыгранный Аленом Делоном (я считаю это заслугой Висконти, который гениально разглядел в Делоне то, чего он и сам ещё не понимал). Но это не Алёшенька Карамазов и не князь Мышкин. Это чрезвычайно многоликий и сложный образ, вокруг которого и сосредоточились главные вопросы: что есть добродетель? Что есть порок? Что есть вера? И как правильно жить? И вообще, что такое «правильно»?

Возможно, многие не согласятся со мной, но Рокко для меня герой сугубо отрицательный и неприятный. Я называю его «мальчик, которого не замечали». Мать любила больше всех безрассудного, отчаянного хулигана Симоне. Все вокруг восхищались им. Бокс, легкие деньги, красивая любовница, проститутка Надя, свобода и стремление жить легко. Но ведь именно Симоне объяснил братьям, что они едут в Милан, потому что человек не должен жить, как скотина, не должен быть рабом, они все созданы для лучшей жизни. А Рокко всегда оставался в тени, такой мирный, спокойный, «правильный» («Рокко, ты недавно болел, завяжи шарф, а то ещё простудишься»). Он наблюдал за происходящим, он ждал и жаждал любви брата. Симоне и для него значил очень много. И любовь эта выходила далеко за рамки любви к брату. С другой стороны, Рокко был не менее тщеславен. Он тоже хотел триумфа, хотел, чтобы его заметили. Он всегда был у ринга, тренировался и он увидел Надю. Первый звонок о том, что мальчик-то непростой, это ответ на вопрос Нади, которая так же, как и все, видела в нем пай-мальчика, наивного и очень хорошего. Что ты думаешь о таких, как я, спросила она его, игриво, но с горечью глядя поверх тёмных очков. В оригинале: «Что ты думаешь обо мне?» Однако вопрос «обо мне» не может не иметь подтекста вопросом о том, чем она занимается, особенно в разговоре с Рокко. И Рокко даёт ей надежду, смотрит на неё добро, но его гораздо больше интересует её нравственность , чем женственность. Надя для него была заблудшей овцой, если так можно выразиться, которую ему, с высоты его моральных принципов, надлежало направить на истинный путь. Он сказал ей много хорошего, а ещё – «мне тебя жаль». Так во имя чего же Рокко пожертвовал её любовью?

Он приручил Надю, показал ей лучшую, светлую сторону жизни и… «выколол глаза» на крыше Миланского собора, снова сбрасывая вниз, в грязь, на дно (не случайно, эта ключевая сцена фильма снималась именно там). Он убил Надю сам, затоптал её душу, задолго до её физической смерти. Тогда она уже и не жила, существовала только. Он не мог не понимать, узнав её, что она больше не вернется к Симоне, что это страшная, чудовищная ошибка – отказаться от любви. Однако Надя была для Рокко всего лишь разменной монетой. Он купил себе индульгенцию, искупая «вину» за то, что посмел взять принадлежавшее его главной любви – брату, Симоне. Ведь он не защищался, когда раздираемый ревностью Симоне бил его до полусмерти, когда изнасиловал Надю на его глазах. Рокко просто отдал ему её. Быть может, тот, наконец, оценит маленького Рокко? Но Симоне не оценил.

А Рокко таки добился успеха, стал чемпионом. Его заметили, пир горой устроили. Мать стала гордиться сыном. А в Симоне проснулись самые низменные его стороны. Он пропал, как человек. Он стал убийцей. И когда они оба – Рокко и Симоне рыдают на кровати, после убийства Нади, мы слышим не плачь мальчика, а звериный рык Рокко, который просчитался. Но тянется ещё к брату, обнимает, почти целует… Они могли бы так лежать и над трупом Нади, которая уже не важна для обоих. «Ему надо помочь» - вот, что говорит Рокко. Он не сошел с ума, как Мышкин. Нет! Весь Милан пестрит его фотографиями! Он знаменитость! Он будет продолжать драться. «Чтобы дом вышел крепким, нужно бросить камень на тень первого прохожего – нужна жертва». Рокко бросил камень. Но жертв оказалось слишком много – вся семья. Он разрушил её. Холодный, жестокий «праведник» погубил своей «жертвенностью» и «всепрощением» собственную семью. И только самый младший – Лука (интересное имя, для того, кто сохранил надежду и веру) видит в будущем возвращение в край «оливковых садов и лунного света». Не рабом, а свободным, достойным человеком.

Интересно, для меня лично, перекликается этот фильм с «Гибелью богов», в котором , спустя девять лет – снова мальчик, Мартин, которого никто не брал в расчёт, разрушает большую, крепкую семью, скандируя над трупом матери «Хайль Гитлер!». С той разницей, что Мартин – воплощение всех самых чудовищных пороков, недочеловек. Висконти акцентировал: «Главное – мальчик, его линия» во время съёмок. Вот такие разные мальчики, а результат один и тот же.
 
Форум » Тестовый раздел » ЛУКИНО ВИСКОНТИ » "РОККО И ЕГО БРАТЬЯ" 1960
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz