Понедельник
25.09.2017
16:27
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ЛЕДИ ИЗ ШАНХАЯ" 1947 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » ОРСОН УЭЛЛС » "ЛЕДИ ИЗ ШАНХАЯ" 1947
"ЛЕДИ ИЗ ШАНХАЯ" 1947
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 14.02.2015, 09:32 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2778
Статус: Offline
«ЛЕДИ ИЗ ШАНХАЯ» (англ. The Lady from Shanghai) 1947, США, 87 минут
— классический фильм-нуар Орсона Уэллса по роману Шервуда Кинга








Нью-Йорк, Центральный парк. На пустынной ночной улице Майкл О’Хара (Орсон Уэллс) раскидывает бандитов, напавших на прекрасную блондинку (Рита Хейворт). Она представляется как русская девушка, родом из Шанхая. Майкл — гигант с лицом ребёнка, безработный моряк, за спиной которого — убийство франкиста в Испании. Хотя Майкл чувствует неладное, Розали полуобманом завлекает его работать на яхте мужа, преуспевающего адвоката Банистера, искалеченного полиомиелитом.

Съёмочная группа

Режиссёр: Орсон Уэллс
Сценарий: Орсон Уэллс, Уильям Касл, Чарльз Ледерер, Флетчер Маркл, Шервуд Кинг
Операторы: Чарльз Лоутон мл., Рудольф Мате, Джозеф Уолкер
Композитор: Хайнц Рёмхельд
Художники: Стёрз Карне, Стивен Гуссон, Жан Луис, Вилбур Менефи, Херман Н. Шонбрун
Монтаж: Виола Лоуренс

В ролях

Рита Хейворт — Эльза Баннистер
Орсон Уэллс — Майкл О’Хара
Эверетт Слоун — Артур Баннистер
Гленн Андерс — Джордж Гризби
Тед де Корсия — Сидни Брум
Эрскин Сэнфорд — судья
Гус Шиллинг — «Голди» Голдфиш
Карл Франк — окружной прокурор Галлоуэй
Луис Меррилл — Джейк
Эвелин Эллис — Бесси

Интересные факты

Об обстоятельствах, толкнувших Уэллса на съёмки фильма, свидетельства разнятся. Сам Уэллс рассказывал, что оказался режиссёром этого фильма почти случайно. Ему срочно нужны были деньги на завершение работы над мюзиклом «Вокруг света за 80 дней», и в обмен на требуемую сумму он согласился бесплатно снять для Columbia Pictures фильм на любой выбранный ими сюжет. Результат не понравился голливудским воротилам, и они настояли на том, чтобы вырезать из фильма больше часа экранного времени. Однако и в таком виде картина провалилась в прокате. Критики жаловались на то, что «фирменные штучки» Уэллса, его нестандартные визуальные решения отвлекают от следования рассказу. После провала «Леди из Шанхая» режиссёр попал в «чёрный список» Голливуда. Провал фильма ускорил его развод с Хейворт. Прошло двадцать лет, прежде чем фильм был признан одной из вершин голливудского нуара, а сюрреалистическая перестрелка в полной зеркал комнате смеха — «одной из самых эффектных сцен мирового кино».

Дэйв Кер назвал «Леди из Шанхая» единственной среди классических нуаров комедией. Впервые в истории нуара действие переносится в экзотические южные страны (позднее кинокритики придумают для таких нуаров название солнечных, film soleil). Но даже в раскалённых солнцем тропиках героев не оставляет ощущение близости смерти.

Фильм «Леди из Шанхая» вошел в историю кино не только из-за своего жанрового своеобразия, но и благодаря метафорическому киноязыку. Действующие лица уподобляются то акулам, то крокодилам. Потеющий в тропиках Гризби напоминает гигантскую рептилию, а его партнёр Банистер не столько ходит, сколько ползает. Розали — роковая женщина, которая воплощает вероломство, обманчивость и злодейство. Режиссёр остроумно намекает на её истиную сущность, когда во время любовной сцены в аквариуме мимо неё проплывает гигантский спрут. В традиции немецкого экспрессионизма места действия зарифмованы с внутренним состоянием героев, а движения камеры и глубина съемки поражают виртуозностью. Запутанность ситуации, в которую позволил завлечь себя главный герой, символизируют сюрреалистические сети в лабиринте заброшенного цирка, где он заточён.

При создании декораций заброшенного парка развлечений Уэллс вдохновлялся фильмом «Кабинет доктора Калигари».

Рита Хейворт специально для фильма пошла наперекор своему имиджу, позволив превратить себя в коротко стриженую платиновую блондинку.

Премьера фильма состоялась 24 декабря 1947 года.

Цитаты

Как только я её увидел, я надолго потерял разум.

«Добрый вечер», — сказал я ей, считая себя весьма галантным.

Когда я начинал вести себя глупо, мало что может меня остановить.

Сигарета последняя, но мне хочется сделать вам приятное.

Я всего лишь бедный моряк, но еду рядом с принцессой Центрального парка.

Майкл О’Хара имеет обыкновение лгать самому себе и верить в собственную ложь.

А по физиономии не хотите, сэр?

Все богатые дамы играют в эти игры.

Я считаю, что жить без денег полезно.

Сядь, дорогая, ну где твоё чувство юмора?

Так вот как вы развлекаетесь по вечерам — пьёте, едите зефир и насмехаетесь друг над другом.

Ты повезёшь меня навстречу заре?

Смотрите трейлер и фильм

http://vk.com/video221964552_171183114
http://vk.com/video221964552_171183122
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 19.02.2015, 23:55 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3548
Статус: Offline
DVD с Михаилом Трофименковым
"Гильда" (Gilda, 1946) / "Леди из Шанхая" (The Lady from Shanghai, 1948)


Рыжая мексиканская танцовщица Маргарита Кармен Кансино, вошедшая в историю кино как Рита Хэйуорт (1918-1987), быстро и трагически сгоревшая звезда Голливуда,— главный и единственный сюжет и "Гильды" Чарльза Видора, и "Леди из Шанхая" Орсона Уэллса, двух самых мифологизированных, самых невнятных и самых завораживающих нуаров 1940-х годов. Никто уже не помнит в точности перипетии этих криминальных драм, да и забываются они буквально по ходу фильма, но невозможно забыть два ослепительных появления Риты Хэйуорт. В "Гильде" она танцует перед публикой сомнительного аргентинского кабаре, исполняя песенку "Put the Blame on Mame". Она "всего лишь" стягивает с рук длинные перчатки, но ошеломленным зрителям кажется, что они наблюдают полный стриптиз — настолько чувственны, бесстыдны, непристойны ее руки, ее губы, ее волосы. А в барочном, галлюциногенном финале "Леди из Шанхая" Рита в вечернем платье, щедро обнажающем ее плечи, беспомощно и беспощадно замирает в объятиях героя Орсона Уэллса, глядя снизу вверх, прямо в глаза, взглядом жертвы и палача одновременно. Через секунду в комнате, где происходит их решающая встреча, раздадутся выстрелы, герои отразятся в бесчисленных покрывающих стены зеркалах, которые разлетятся под пулями, искажая черты персонажей, ломая их тела в причудливом танце смерти. Этого уже достаточно, чтобы оба фильма навечно вошли в классику мирового кино, если понимать кино как грезу, мечту или кошмар. Да и сами происходящие в фильмах события не имеют никакого отношения к рацио: нуар в своих крайних, лучших проявлениях возвел бессвязность в принцип, любой другой логике предпочитая логику сна.

Сюжеты и "Гильды", и "Леди из Шанхая" подозрительно схожи, что и понятно: и Видор, и Уэллс смотрят один и тот же сон о роковой женщине. В случае Уэллса эта ситуация усугубляется тем, что Рита Хэйуорт на протяжении пяти лет была его женой, они, "красавица и чудовище", "гений и звезда", только что расстались, но не утратили желания работать друг с другом. Легенда гласит, что Уэллсу срочно требовались $50 тыс. Откуда-то из аэропорта он позвонил продюсеру и потребовал аванс под фильм по гениальной книге, которую он только что прочитал. Когда продюсер поинтересовался, какой именно книге, режиссер бросил взгляд на лоток с книгами, стоявший неподалеку, и прочитал первое попавшееся на глаза название — "Леди из Шанхая". Продюсер дал добро, Уэллс купил книгу, прочел ее в самолете и ужаснулся. Но делать было нечего, пришлось снимать шедевр. Итак, в "Гильде" шулера Джонни спасает от грабителей владелец ночного клуба, ловко орудующий тростью и кинжалом. Он нанимает его управляющим, а вскоре Джонни встречается с юной женой хозяина — это его бывшая любовница Гильда. Они по-прежнему любят друг друга, но и желают друг другу погибели, а ее муж до кучи оказывается менеджером нацистского подполья. В "Леди из Шанхая", напротив, праздношатающийся Майкл спасает от уличных грабителей прекрасную Эльзу, исчезающую в ночи, а вскоре его нанимает работать на своей яхте ее муж, инвалид и знаменитый адвокат. Выгодная работа снова оказывается почти смертельной ловушкой. В жизни же в ловушке оказались не те, кого любила Рита Хэйуорт, а она сама. Порвав с Уэллсом, она вышла замуж за одного из богатейших людей планеты Ага Хана, порвала с Голливудом, а когда развелась и решила вернуться на "фабрику грез", ей в отместку предлагали только роли во второстепенных, а потом и в ничтожных фильмах. Главная вамп нуара умерла, доведенная алкоголем и наркотиками до состояния овоща. Кажется, она даже не знала, что Орсон Уэллс умер за два года до нее: она просто забыла его имя.

http://www.kommersant.ru/doc/512105
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 19.02.2015, 23:56 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3548
Статус: Offline
Леди из Шанхая / The Lady from Shanghai

Ирландский моряк и авантюрист О’Хара (Уэллс) как мальчишка повелся на авансы, которые щедро раздавала ему роковая красотка Розали (Хейуорт), жена знаменитого адвоката по фамилии Баннистер (Слоун). И оказался в итоге втянут в дьявольскую криминальную интригу.

У фильма есть подзаголовок: «Если бы я проснулся мертвым». Жизнь — сплошное наваждение и кошмарный сон, от которого нельзя освободиться, как и от чар обольстительницы. Как будто сам Макиавелли придумал коварный план: герой должен признаться в убийстве человека, который просто хочет исчезнуть и начать новую жизнь (по калифорнийскому закону при отсутствии мертвого тела признание не считается доказательством вины). Но сюжет триллера окончательно запутывается, а режиссер устраивает своим героям конфронтацию в зеркальной комнате, снимая в этом антураже одну из самых эффектных сцен мирового кино. Вооруженная игра в прятки среди зеркал для Уэллса — повод продемонстрировать блеск режиссуры, виртуозность камеры с глубинной съемкой и отрицательное обаяние стриженой, выкрашенной в платиновую блондинку Хейуорт, ярчайшей голливудской секс-бомбы. «Леди из Шанхая» с треском провалилась в прокате, пустив под откос то немногое, что тогда оставалось от голливудской карьеры Уэллса, и став его подарком к разводу с Хейуорт. Через двадцать лет фильм сделался культовым.

Андрей Плахов
http://www.afisha.ru/movie/167604/review/146490/
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 19.02.2015, 23:56 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3548
Статус: Offline
Энциклопедия фильмов (Жак Лурселль)
ЛЕДИ ИЗ ШАНХАЯ (The Lady from Shanghai) Орсон Уэллс, 1948


Говоря об Уэллсе, в особенности – об этом фильме, поневоле приходится разрушить некоторые легенды, хрупкие как замки из песка и обязанные своей неожиданной живучестью лишь доверчивости, небрежности и несерьёзности многих исследователей. В многочисленных интервью – в частности, в состоявшейся в 1964 году беседе с Хуаном Кобосом, Михелем Рубио и Хосе Антонио Прунедой для испанского журнала "Фильм Идеаль" (перепечатанной в "Кайе дю синема", № 165) – Уэллс изобретает следующий миф. Отчаянно нуждаясь в средствах для театра "Меркурий", он якобы позвонил из Бостона в Голливуд Гарри Кону, шефу студии "Коламбия": "Я сказал ему: у меня есть для вас необыкновенная история; в течение часа вышлите телеграфом 50000 долларов в счёт нашего будущего контракта. Кон спросил: что за история? Я звонил из билетной кассы театра, рядом была книжная полка с дешёвыми детективами, я пробежался взглядом по корешкам с названиями и выдал ему одно из них: "Леди из Шанхая". Я сказал ему: покупайте роман, и я сделаю фильм. Час спустя мы получили деньги. Потом я прочитал книгу – она оказалась ужасной, и мне пришлось в срочном порядке писать историю заново".

Стоит лишь отыскать книгу Шервуда Кинга, чтобы убедиться в безосновательности слов Уэллса. На самом деле роман носит название "Если перед смертью я проснусь"; лишь в процессе работы над сценарием название изменилось на "Леди из Шанхая". В 1976 году Уильям Касл, большая часть карьеры которого протекала на студии "Коламбия", выпустил мемуары под названием "Я напугаю Америку" (William Castle: "I'm Gonna Scare the Pants off America") и в главе "Мятеж на "Заке"" рассказал подлинную историю фильма – по правде говоря, достаточно простую и соответствующую голливудским нравам. Он вовсе не ставил перед собой задачи опровергнуть выдумки Уэллса: нельзя даже с уверенностью утверждать, что он знал о них; кроме того, Касл всегда питал большое уважение к "Золотому Мальчику". Взяв за основу роман Шервуда Кинга, который, по его мнению, содержал интересный материал для экранизации, Касл написал 10-страничный тритмент, намереваясь лично заняться режиссурой проекта. В отсутствие Гарри Кона сотрудник сценарного отдела забраковал проект под предлогом того, что героиня оказывается убийцей, а Гарри Кону это не понравится. По условиям контракта тритмент, написанный Каслом, является собственностью "Коламбии", и поделать тут нечего. Раздосадованный отказом, Касл посылает текст Уэллсу. Через месяц Уэллс отвечает (Касл приводит его письмо в своей книге), что история ему нравится и что Касл должен без промедления написать сценарий – уточняя, что никому не скажет ни слова о проекте без его, Касла, на то одобрения. Увы, вскоре Касл узнаёт, что Кон восхищён талантом Уэллса откапывать такие превосходные сюжеты, как "Если перед смертью я проснусь". Также он узнаёт, что Кон подписал с Уэллсом заманчивый контракт на 150.000 долларов за продюсирование, постановку фильма, написание сценария и исполнение главной роли.

Касл лишился возможности стать не только режиссёром, но даже и сценаристом фильма, но проглотил обиду, предвкушая тот увлекательный опыт, которым станет для него сотрудничество с Уэллсом. В самом деле, вместе с Ричардом Уилсоном он становится ассоциированным продюсером – то есть, в его случае, мастером на все руки. В частности, в его обязанности входили розыски знаменитой яхты Эррола Флинна "Зака": Уэллс во что бы то ни стало хотел снимать картину на её борту. Также Касл отснял для фильма кадры с различными насекомыми и животными. Помимо приличной суммы, Флинн требует для себя права самолично стоять за штурвалом "Заки", которую он именует "судном", на всём протяжении съёмок. Касл включает в эту главу страницы из дневника, который он вёл в то время: одна из самых комичных сторон этих записок состоит в том, что Флинн выдвигается в них на первый план, своим хамством и легкомыслием затыкая рот всем, включая самого "Золотого Мальчика". Одна лишь Рита Хейворт способна дать ему отпор.

Рекламный гений Уэллса не смог предотвратить коммерческий провал Леди из Шанхая, однако сумел по крайней мере выдать фильм за то, чем он на самом деле не является, а именно – выдающимся образцом направления нуара. В действительности же роковая женщина в исполнении Риты Хейворт, которая перекрасилась по случаю в блондинку, чем сыграла на руку рекламной кампании, не более преступна и черна, чем многие другие героини жанра (среди прочих примеров – Барбара Стэнуик в Двойной страховке*). Интрига не отличается ни особым богатством, ни особой оригинальностью, ни даже особой мрачностью по сравнению с множеством других нуаров. Пожалуй, только определённое безразличие режиссёра к течению сюжета сделало его чуть более запутанным, чем следовало бы: Уэллс с гораздо большим интересом насыщал действие литературными и поэтичными высказываниями о зле, коррупции и конце света – впрочем, высказываниями очень красивыми. "Передай от меня привет восходу" ("Give my love to the sunrise") – скажет, например, Рита Хейворт Орсону Уэллсу перед самой смертью. В целом, Леди из Шанхая находится для своего жанра на среднем уровне, который, как известно, в художественном плане был очень высок. Однако достаточно сравнить его с такими шедеврами, как Леди-призрак*, Из прошлого* или Гилда*, чтобы отчётливо осознать его ограниченность.

Тем не менее, Леди из Шанхая обладает тремя достоинствами, которыми не стоит пренебрегать. В пластическом и драматургическом плане фильм изменяет традиционные для нуара пространство и атмосферу, выводя действие в открытое море, что парадоксальным образом усиливает его лихорадочность и удушливость. Отпустив поводья своего барочного инстинкта, Уэллс делает более отчётливой, чем когда-либо, родственную связь этого жанра с экспрессионизмом – до такой степени, что сцена сна кажется почти что слишком буквальной вариацией на тему Кабинета доктора Калигари*. Наконец, превосходна игра Эверетта Слоуна, подлинной звезды фильма. Если говорить об остальном, то себя самого Уэллс наделил довольно туманной и противоречивой ролью, а Рита Хейворт, похожая на ледяную статую, кажется парализованной давлением режиссёра (в это время между ними как раз шёл бракоразводный процесс). Как актриса и мифологическая фигура она раскроется в полной мере лишь в фильмах Чарльза Видора (Та самая дама, Гилда*) и Винсента Шермана (Любовь в Тринидаде).

http://www.cinematheque.ru/post/134683/print/
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 19.02.2015, 23:56 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3548
Статус: Offline
ЛЕДИ ИЗ ШАНХАЯ (THE LADY FROM SHANGHAI)

В 1948 г. лента провалилась в прокате, а сегодня признаётся одним из лучших фильмов Уэллса. По-моему же, этой картине до лучших работ режиссёра ("Гражданин Кейн", "Процесс", "Отелло", "Фальстаф") далеко, а в прокате она провалилась из-за того же, из-за чего и нынче смотреть её станут лишь завзятые киноманы. Дело в том, что Уэллсу-художнику очень мешает Уэллс-публицист. Его герой (а главные роли в своих фильмах Орсон Уэллс неизменно исполнял сам) произносит длиннющие монологи о том, как нехорошо быть богатым, нечестным, жадным и т.п. банальности, к тому же резко конфронтирующие с американской ментальностью.

Если же отбросить за скобки публицистику вкупе с любованием в данном случае совершенно статичной голливудской красоткой Хейворт (с которой режиссёр как раз разводился в ходе постановки картины) и детективную (а скорее - криминальную, потому что никакой загадки, во всяком случае, для сегодняшнего зрителя здесь нет) составляющую, от картины останется несколько отличных панорам и крупных планов и два потрясающих драматической и кинематографической изощрённостью эпизода, по существу и позволяющих отнести ленту в разряд мировой киноклассики. О них, однако, чуть ниже.

Сюжет этой криминальной драмы таков. Возвратившийся из Европы молодой матрос, принимавший участие в борьбе с франкистами, слоняясь по набережной без дела и денег, встречает красивую жену одного из сильных (несмотря на инвалидность) мира сего, продажного адвоката. Влюбившись в неё, матрос - не без тайной помощи самого адвоката и его криминального окружения, вынашивающих в отношении героя коварные замыслы, - нанимается на яхту крючкотвора, после чего и попадает в заранее расставленные силки эроса и жадности коварной семейки. Подставленный и обвинённый в убийстве, коего сей правдолюбец, естественно, не совершал, он бежит прямо из зала суда и, опять же никого не убивая собственноручно, отправляет тем не менее на тот свет своих преследователей. Оставшись на свободе, но в то же время и у разбитого корыта, парень произносит несколько душеспасительных фраз, из коих можно заключить, что мировоззрение его после пережитого изменилось и отныне он пойдёт другим путём.

Как я уже сказал выше, сегодня от фильма остаются актуальными два эпизода, зато каких! В первом во всю мощь проявились таланты Уэллса-драматурга и Уэллса-руководителя актёрского коллектива. Примерно 15-минутная сцена (из которой, совершенно очевидно, выросли центральные эпизоды многих позднейших картин, а то и целые фильмы) по обилию психологических перемен и мимической амплитуды казавшихся до того статичными актёров - наипоразительнейший пример театра в кинематографе. А второй (он же финальный) эпизод фильма - это уже сам Его Величество Кинематограф. Эпизод завершает погоню за главным героем и представляет окончательное разбирательство между правым и виновными. Действующих лиц трое: матрос, адвокат и его жена. Супружеская пара держит друг друга и героя под дулами пистолетов в зеркальной комнате. Таким образом, отражаясь в зеркалах и - читай - друг в друге, виновных становится уже не двое, а множество - все власть имущие, вся Америка, весь неправый мир. Гонясь за героем, но угрожая друг другу, эти мерзавцы палят в свои отражения до тех пор, пока их выстрелы не достигают истинной (по автору) цели.

Конечно, гениальный этот эпизод есть не что иное, как автоцитата из "Гражданина Кейна", в свою очередь цитировавшего (пусть и не впрямую) Чаплина, но, служа своего рода философско-зрелищной развязкой детектива, он смотрится и сегодня как художественное откровение и (вкупе с эпизодом в суде) оправдывает всю картину в целом. Тем более если учесть, сколько раз этот эпизод с зеркалами в той или иной форме будет повторён, процитирован, представлен неофитам как оригинальная режиссёрская находка очередного голливудского суперстара (воистину, всё новое есть хорошо забытое старое!). Думаю, достаточно напомнить лишь "Полицейского из Беверли-Хилл".

Лента "Леди из Шанхая" снята в 1947 году, через семь лет после "Гражданина Кейна" и за три года до того, как Жан Кокто снял своего бессмертного "Орфея". Согласитесь, беспримерное по количеству гениальных зеркал десятилетие!

Рецензия: В. Распопин
http://kino.websib.ru/article.htm?no=1336
 
Андрей_ШемякинДата: Воскресенье, 05.07.2015, 15:50 | Сообщение # 6
Группа: Проверенные
Сообщений: 140
Статус: Offline
Относительно этой картины в карьере Уэллса споров практически не наблюдается, есть только разноголосица мнений. Потому что фильм существует в разных контекстах. Во-первых, из-за того, что он был снят между двумя шекспировскими экранизациями, ленту иногда принимают за современную аллегорию столь же всеобъемлющего Зла, как "Макбет" Шекспира, только, в соответствии с духом времени, решительно измельчавшего. Но это сильный перекос: с определением и пониманием того, что такое Зло, именно в этой работе Уэллса - отчётливо предъявляемые проблемы, причём на всех уровнях формально линейного, а по сути - запутанного повествования. Во-вторых, сам режиссёр, и это редчайший для него случай, комментирует в беседе с Питером Богдановичем почти исключительно производственную сторону дела, эстетики (киноязыка) практически не касаясь. И это понятно: именно после этой ленты, объявленной после выхода провалом, и только много лет спустя ставшей культовой, Уэллс окончательно оставляет попытки ставить свои картины как Автор, с начала и до конца САМ отвечая за результат. После "Леди" заканчивается его прерывистый роман с Голливудом. Как тут судить? И в-третьих, если держаться исключительно конкретной истории нуара, то есть чёрного фильма, - жанра , уже сформировавшего свои основные варианты развития темы и стиля, то его классикой фильм Уэллса отнюдь не является, - это не "Мальтийский сокол" и не "Большой сон". Именно потому, что это УЖЕ "кино о кино", рефлексирующее - благодаря смешанному повествованию Автора, Рассказчика и Героя (в "Гражданине Кейне" они были разведены, а здесь нужен специальный анализ, чтобы отделить первого от двух остальных), - аллегорический смысл нуара как образа Зла, отнюдь не данного, но - завлекающего постепенно героя в свои сети. В классическом нуаре герой ничего не знает сначала о своей задаче. "Пойди туда, не знаю куда, и тут же получи за это по голове" (такова формула жанра, по остроумному замечанию М.Трофименкова). Здесь же - ничего похожего: повествование, как и положено в экранизации романа, ведётся как бы постфактум. Но именно как бы, потому что ОБЪЕКТИВНЫЙ ПОВЕСТВОВАТЕЛЬ сам о себе говорит: «Майкл О’Хара имел обыкновение лгать самому себе и верить в собственную ложь». Эта фраза, -ключ к картине. В финале почти хэппи энд, что для нуара также далеко нетипично, - другое дело - торжество справедливости. Итак, после перестрелки в зеркалах, режиссёрском шедевре Уэллса, происходит выход из обольщения.А мораль ? Постфактум: «Составляю своё окончательное мнение только после того, что осталось прошлое», считает герой, - а не только игра наваждений, каковая и есть КИНО. Это о сюжете. И ещё о композиции: Круиз в первой половине, - это нечто, "каноническому" нуару противоположное, и только во второй половине появляется натура «чёрного» фильма, мрачный, вернее, сумрачный город, предвосхищающая уже чистый урбанизм «Асфальтовых джунглей» Джона Хьюстона, появившихся позже. Ну и последнее: женская роль. Как и положено, женщина - враг. Но как жалко, что она погибает, - будто мечту свою убил, а не Зло. «Не убирай свои руки с моих плеч, если любишь», говорит (и поёт) свою коронную вещь непобедимая Рита Хейворт. Всё запуталось, и чтобы распутать это, надо бы повзрослеть, - таков вывод автора. А значит, для режиссёра Уэллса - поставить ещё одну шекспировскую трагедию. Для Форда - слишком велика амплитуда колебаний морального маятника, для Кубрика -нечто, само собой разумеющееся. Беда пошла вглубь, и приближается конец света.
 
Форум » Тестовый раздел » ОРСОН УЭЛЛС » "ЛЕДИ ИЗ ШАНХАЯ" 1947
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz