Вторник
27.06.2017
01:20
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ОСТРОВ" 2000 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » КИМ КИ ДУК » "ОСТРОВ" 2000
"ОСТРОВ" 2000
Даша_КостылёваДата: Суббота, 12.02.2011, 14:24 | Сообщение # 1
Группа: Друзья
Сообщений: 47
Статус: Offline
Безусловно, очень жестокий фильм. В духе режиссёра, не изменяющего себе. На протяжении всего фильма мы видим боль, которую герои причиняют себе сами, причём, боль настолько сильную, что смотреть на такое – удовольствие не для слабонервных. Но несмотря на это, фильм красив, как бы парадоксально это ни звучало: великолепная природа, множество символов, бесподобная игра актёров. Если попытаться ответить, о чём он, то я без тени сомнения отвечу, что этот фильм о любви. Но о любви мучительной, тяжёлой, невыносимой, приносящей боль, противоречащей своей сущности и возникающей там, где она не может возникнуть.

«ОСТРОВ» («Seom») 2000, Южная Корея, 93 минуты
- знаменитая экзистенциальная драма южнокорейского режиссёра


По безмятежной глади озера дрейфуют плавучие рыбацкие домики, их хозяйка, загадочная и молчаливая Хви-Джин, днем продает рыбакам еду, а ночью — свое тело. Она покорно терпит издевательства своих гостей, не подозревающих, что их жизнь целиком зависит от ее воли и капризов. Но когда в одном из домиков поселяется бывший полицейский, убивший свою подругу, между ним и Хви-Джин возникает странная связь, непреодолимое влечение, которое можно удовлетворить лишь жестоким сексом на грани безумия. Считая себя хозяйкой нового гостя, Хви-Джин устраняет всё, что мешает ей быть рядом со своим любовником, который раз за разом пытается сбежать от нее. Они стремятся друг к другу, как рыбы к приманке, не понимая, что впереди их ждет неминуемая трагедия…

Съёмочная группа

Режиссер: Ким Ки Дук
Сценарий: Ким Ки Дук
Продюсер: Юнь Ли
Оператор: Со-сик Хванг
Композитор: Сан-юн Чон
Художники: Ким Ки Дук, Юнь-жун Джу
Монтаж: Кьонг Мин-хо

В ролях

Йунь Су
Йусук Ким
Сунь-хи Парк
Яе-хьон Джо
Ханг-Сеон Янг
Ха Ким
Вон Со

Награды

Венецианский кинофестиваль, 2000 год
Победитель: Приз Сети продвижения азиатского кино – особое упоминание
Номинация: Золотой лев

Смотрите фильм

http://vkontakte.ru/video16654766_159075020
http://vkontakte.ru/video16654766_159075029
 
Аня_НежельскаяДата: Воскресенье, 26.06.2011, 12:56 | Сообщение # 2
Группа: Друзья
Сообщений: 167
Статус: Offline
Ох уж этот «Остров»… Напугал и помучил конкретно. Самый жёсткий фильм из всех мною увиденных… Особенно напугали крючки. Когда он проглотил их, мне стало так страшно и появилось чувство, будто эти крючки скребут и моё горло. А уж когда она засунула их себе в одно место, моя психика сошла с ума… Не знаю почему, но у меня всегда так, что я стараюсь прочувствовать всего героя. Поэтому я просто ужаснулась, когда поняла, что мне придется пережить этот кошмар ещё раз… Так же мне стало страшно, когда проститутка с завязанными руками и заклеенным ртом свалилась в воду, я чувствовала как она задыхается… Вот это было жестоко.

Очень запомнился момент, когда он пинал молчаливую девушку в промежность, а потом была сцена секса, закончившаяся рыданиями. Я подумала «какая странная, ужасная, но всё-таки любовь». Насколько она любила его, что прощала ему это. Она вообще сделала всё возможное, чтобы предотвратить его самоубийство, но взамен потребовала его всего. Она пошла на два убийства ради него, решилась засунуть себе крючки в промежность, чтобы быть с ним. Всё ради него! И в конце-то он остался с ней! Последняя сцена нам это доказывает. Он как бы утопает в ней, в том самом месте, которым она пожертвовала ради него.

Вода, вода, вода… Эта чистая бесконечность, которая скрывает в себе все пороки, всё прощает. Это отделённость от внешнего мира, одиночество двух сердец, сливающихся в одно…

В общем фильм мне понравился, несмотря на то, что он такой жесткий. Это же кино Ким Ки Дука, в этом он весь. Не банальная любовь)
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 15.07.2016, 21:43 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Остров (Seom)
Богиня Тёмных Вод


Ким Ки-Дук несомненно относится к особой касте кинематографистов. Метафорически можно сказать, что он современный жрец высшей сакральности в искусстве. И подобно жрецам исчезнувших цивилизаций он рассказывает нам истории богов: некую осовремененную мифологию. Но суть этой мифологии всё же древняя, как само сознание и подсознание человека. Жрец современности рассказывает её на нашем языке, но как и полагается любому творящему тайнодействие говорит он для посвященных – символами, метафорами, притчами, или мифами. Даже посвящает свои творения проявлениям разных стихий. Сейчас хотелось бы начать с воды. Его водная мифология весьма обширна, но, пожалуй, новый Мир о «темных водах» заслуживает первичного внимания.

Несомненно, режиссер показывает нам в фильме «Остров» замкнутый Мир, замкнутый Мир воды, отделенный от всей цивилизации и посторонних глаз - мироздание «где-то» Ким Ки-Дук показывает по-своему, на языке фирменных кино-метафор. Некое условное пространство, внутренний Мир Женщины, в котором она хозяйка, властительница, богиня. Возможно, Ким Ки-Дук говорит в первую очередь о неприкосновенном внутреннем Мире Женщины. Это Мир ценностей и всего связанного с женским восприятием. И молчание героини – это не особенность персонажа, а скорее знак, олицетворение.

Само название «Остров» - это символ одиночества, отдельного Мира, души. Возможно, Ким Ки-Дук и говорит в своей картине о глубоком одиночестве, даже в своей стихии Женщина одинока, даже бог одинок в сотворенном Мире. Так о чём же эта картина? Какую, несомненно, глубокую идею закладывает режиссёр в эти тёмные воды и обитающую в их стихии Женщину.

Фильм начинается с прекрасного, но одинокого в своей замкнутости пейзажа, словно режиссёр вводит нас в некую вселенную, утопающую в воде и переливающуюся в небо. Хозяйка этого мироздания привычно садится в лодку и развозит каждого героя к его плавучему домику. Каждый из живущих там персонажей глубоко связан с героиней и олицетворяет что-то глубоко внутреннее для неё. Всеми присутствующими в её мироздании она распоряжается по своему усмотрению. Если хозяйка желает, она отправляется под покровом ночи удовлетворить своё чувственное желание – становится шлюхой, деньги для которой не важны. Это её глубоко внутреннее желание окунуться в своей стихии во что она пожелает. И, пожалуй, режиссер довольно откровенно высказывается о том, что он вкладывает в своё понимание женской сути. Мужчины, играющие ночью в карты, которые потом берут героиню как шлюху, лишь олицетворяют её же жестокость. И вот увесистый боров, беседующий по телефону и загрязняющий своими экскрементами, как физическими, так и духовными становится утопленником в её руках, ведь в своей стихии она может всё: жить под водой, быть невидимой, вездесущей и во все проникающей. Так она и проникает в трагедию нового постояльца этого бытия, который хочет застрелиться. Во сне она видит его же сон, где он убил с любовником жену и потому теперь прячется в этой тихой заводи. Интерес героини к преступнику символизирует, что женщина в своих потаённых, истинных желаниях (во внутреннем Мире) всегда желает переступить черту. Что преступление есть своего рода некая страсть затаённого женского начала. Пожалуй, Ким Ки-Дук ещё и добавляет, что стихия страсти, крови преступлений и недозволенного – есть истинное желание женщины, ведь именно к убийце разгорится пламя страсти героини. Но преступления идут рука об руку со страданиями, а последние как нечто невидимое и соединят этих героев. Что особенно интересно, ночная ипостась женщины становится архетипическим и мифологическим выражением, самой тайной и разрушительной силой, ведь именно ночью она становится мифом, живя под водой и властвуя из самых темных недр живущими в плавучих домиках.

Особую роль в картине режиссер отводит образному выражению всего через простые предметы: удочку, крючок, наживку и пойманную рыбу. Если углубиться в этот доминирующий образ фильма, то открывается ещё более глубокий смысл происходящего: первый раз героиня сама насаживает червяков на удочку своего возлюбленного, кормит его птицу, заботится о нём – тут-то и отыгрывается образ попавшейся рыбки. Все мы попадаемся на наживку любви, наживку не быть одинокими, но об этом позже. В Мир героини приходят и уходят одноразовые мужчины, просто проходящие через её жизнь и ещё больше подчеркивающие одиночество и желание близости душевной. Мужчина, в которого она влюбляется, пытается превратить её диалог в молчании под дождем в прихоть своего сексуального желания. Она ему отказывает, потому что чувствует близость, а для женщины, чем ближе душа другого, тем обиднее и не гармоничнее случайный сексуальный порыв. Режиссёр разоблачает природу женской души, её устремления и боль до предельной наготы: героиня сама заказывает для возлюбленного проститутку. Это некий акт мести и особый способ говорить на своём, женском языке. Ещё один символ её власти над ним и происходящим. Потому точно так же, как она заказала женщину – она её связывает и обрекает на гибель, став преступницей в своем чувстве. Впрочем, к этому приведёт её тоже попавшаяся на крючок рыба, которую поймают престарелый ловелас и его юная любовница, отрезавшие рыбе бока для суши. Живая, израненная, живущая без своей части рыба словно символизирует главных героев, если перевести это существование на их духовный Мир. И не случайно герой, поймав, не может убить эту рыбу, ведь она отражение его самого.

Образный ряд в этой картине построен с предельной точностью и великолепием, на которые только способен художник в кинематографе. Рыба в картине является отражением тех или иных состояний души. Даже способ её ловли – герой ловит рыбу через дырку в полу плавучего дома – там он позже сам окажется как пойманная рыба. Обыгрывание образа удочки и рыбы демонстрирует величие и небывалую точность режиссуры. Пожалуй, вот так выстраивать образы картины вокруг повседневных предметов это и есть настоящая режиссура. Появляющаяся ночью из той же дырки в домике следящая героиня словно становится на языке Ким Ки-Дука той же рыбой. Что недавно поймал герой. Даже та четкость и смена акцентов вокруг туалетной дырки – ещё один показатель отшлифованной режиссуры.

И вот с появлением полиции главный образ картины находит невероятное по мощи разрешение. Пока полицейские ловят одного, другой проглатывает крючки и тащит их из себя, раздирая нутро, словно пойманной рыбе. Тут главный образ картины раскрывает нам еще один смысл: мы сами попадаемся на собственную удочку, мы сами становимся и ловчим и пойманным, каждая наша страсть, любовь и поступок – это крючки, которые мысами же и заглатываем. Но даже когда мы пойманы самими собой, есть тот кто вытягивает и спасает – способный вынуть из нас эти «крючки», залечить ободранное нутро – этот единственный человек и становится нашей судьбой. Человек, который не испугается кровавого нутра тела и души. Тот, кто способен без брезгливости принять нашу разодранность. По сути это и есть единственный человек, в чьем мироздании мы можем раствориться и слиться. Пожалуй, это и есть чувство в понимании режиссера. По крайней мере, такое обыгрывание образа приводит к такому пониманию.

Но вернёмся ещё раз к тому образу. Героиня выковыривает крючки и принимает весь физиологический ужас героя, лечит его нутро – так рождается чувство: в муках и ужасе крови кишок. Но преступником пока является только герой, и только его нутро выковыривала героиня, поэтому любовь или растворение в тёмных водах женской любви пока невозможно с философской точки зрения Ким Ки-Дука. Каждый должен перейти черту, чтобы обрести. Но когда влюбленная проститутка погибает в темноте вод, только тогда становится возможен переход к взаимности – каждый должен совершить преступление. Этот переход Ким Ки-Дук выстраивает по истине гениальной режиссурой. Утопив проститутку и сутенера, герои становятся соучастниками преступления. В воде они уже отражаются вдвоем – но путь к единению не может быть пройден без ещё одного вывернутого нутра: мужчина прогоняет женщину, пытается сбежать из её мироздания. При попытке уплыть его снова ловят на удочку. Утром герой всё равно уходит от женщины, и она засовывает крючья в своё влагалище и рвёт нутро, связующее её с возлюбленным. Этот акт самоуничтожения в невозможности обрести цельность и смысл точно так же вторит символическому поступку героя. Точно так же, благодаря удочке он вытаскивает героиню. И только вынимая из женского лона острые крючки и увидев то ужасное и истинное, что есть в природе женщины, герой понимает внутренний смысл её любви. И крючья складываются в очертания сердца.

Наконец после акта единения через нутро, они обретают общность. Мы видим сцену, в которой герои красят домик желтой краской, соединяя свои кисти, но единение людей в современном Мире подобно преступлению и поэтому снова появляется парочка старый ловелас и его юная возлюбленная, с помощью которых обнаруживаются трупы – тайны, живущие в Мире двоих. И герои символически навсегда, словно скрывая любовь как преступление, уплывают в доме по реке. Ким Ки-Дук говорит нам, что люди, нашедшие друг друга в своих внутренних Мирах, становятся преступниками для всего одинокого Мира внешнего. Они уходят друг в друга, а значит уходят от людей, ради внутреннего Мира любимого, как в конце растворяются возлюбленные друг в друге – они как реальные и метафорические убийцы бегут от Мира.

Великолепная блистательная режиссура, образность, точность сюжета и совершенство деталей – это гений Ким Ки-Дука. Финальная сцена фильма выводит его в область олицетворения, когда герой входит в лоно лежащей под водой архетипической женщины. Этим финальным образом режиссер заявляет, что фильм о проникновении не только в любовь, но и о растворении мужчины в темных водах женского начала и естества.

Екатерина Лоно
http://www.mirovoekino.ru/review.php?id=4728/
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 15.07.2016, 21:43 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Остров
The Isle (Seom)
Де Сад отдыхает


Скандальная южно-корейская «Ложь» пыталась (и небезуспешно) конкурировать с наследием Маркиза Де Сада и с «Сало» Пьера Паоло Пазолини. «Остров» — следующий шокинг южных корейцев — по части мазохистской изощренности вполне способен составить ей конкуренцию.

Плавучие рыбацкие домики дрейфуют по залитому туманом озеру. Здесь живет девушка Хви Чжин, которая занимается тем, что доставляет рыбакам и всякого рода подозрительным личностям еду и гостей — от девиц легкого поведения до служителей порядка. Однажды в одной из таких плавающих хибар поселяется странный молодой человек с суицидными наклонностями. Его преследует видение жестокого убийства подруги, и потому он раз за разом пытается покончить с собой. Но в тот момент, когда он уже подносит пистолет к виску, из воды выныривает Хви и «предупредительно ранит» юношу в ногу.

Очередная попытка расстаться с жизнью чуть было не завершается «успехом». Парень заглатывает связку рыболовных крючков, а затем принимается остервенело тянуть их наружу, разрывая собственные внутренности. Но тут снова на помощь приходит Хви, которая щипцами извлекает снасть из горла самоубийцы. Между юношей и его спасительницей тут же пробуждается «роковое влечение», необъяснимое с позиций здравого смысла.

Когда оклемавшийся парень собирается покинуть Хви — не то русалку, не то амазонку, не то сирену, способную преодолевать неправдоподобно большие расстояния под водой, да еще и выходить из нее сухой — она не находит ничего лучшего, как тоже «прибегнуть к помощи» рыбацкой снасти. Те же самые крючки она загоняет себе в вагину. Дикий крик заставляет парня вернуться и сделать возлюбленной гинекологическую операцию. Садомазохистский кошмар набирает силу.

Отсутствие традиционных психологических мотивировок и масса алогичных (особенно для европейского зрителя) действий не расшифровывают, но обнажают яростную природу человеческих отношений. Влюбленные предпочитают сначала заняться любовью — с еще не извлеченными из плоти крючками — и только затем приступают к их изъятию.

Главный корейский шокмен Ким Ки-Дук в своем четвертом фильме уже окончательно определяется с собственным неповторимым авторским стилем, с индивидуальной брутальной поэтикой, замешанной на членовредительстве. Он мастерски уравновешивает первобытную жестокость своих героев поэтическими красотами озера, будто замершего посреди мироздания. Магия цветов и звуков, минимум слов, максимум недосказанности и любовного томления.

Символом фильма, однако, становится не остров, который буквально здесь даже не присутствует, а именно крючки, на которые добровольно, по очереди, насаживают себя влюбленные.

malov, 04.06.2004.
http://sqd.ru/movies/reviews/5133/
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 15.07.2016, 21:44 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Остров
Seom, 2000
Экзистенциальная драма


Этот южнокорейский фильм впервые в нашей стране был показан во время фестиваля «Лики любви» в январе 2001 года и вызвал неоднозначное отношение. Редкий кинокритик, описывая произведение режиссёра Ким Ки Дока, шокировавшее публику ещё на Венецианском кинофестивале 2000 года, отказал себе почти в садистском удовольствии долго перечислять натуралистические подробности всевозможных манипуляций с рыболовными снастями и человеческими телами, что, несомненно, присутствует в данной ленте. Однако является ли это главным?! Можно предположить, что критическое смакование садомазохистских страстей в картине «Остров», как и непременное упоминание якобы имевших место фактов, что кто-то упал в обморок во время сеанса, а другие заходились от крика, на самом-то деле, даже вредит этому фильму. Он вообще обманчив и всё время норовит направить зрителей по очередному ложному следу, что даже присуще творческой манере Ким Ки Дока, как можно судить по его следующей работе «Реальный вымысел», которая была представлена в конкурсе Московского кинофестиваля в 2001 году и, увы, вовсе не отмечена жюри.

Ведь история, рассказанная в «Острове», тоже многовариантна (вот и премии достались ленте только на смотрах фантазийного кино!), а в финале оставляет ощущение так и не прояснённой загадки, растворившейся в утреннем тумане, который поднимается над озером, где и происходило всё действие этого явно странного «курортного романа». Да и была ли любовь (или как там это называется — безумное влечение, саморазрушительная страсть, несдерживаемая похоть?!) между немой служащей на туристической водной базе, которая также готова запросто отдаваться своим клиентам, и неким парнем, приехавшим сюда, чтобы свести счёты с жизнью после того, как где-то на суше он расправился с собственной женой и её любовником…

Невероятно красивая природа, на фоне которой творятся изощрённые убийства, неслыханные самоистязания и прочие безобразия, словно выступает от имени Вечности, куда так отчаянно стремятся в своём неосознанном трансцендентном порыве оба несчастных главных героя, будто надеясь исчезнуть навсегда и без какого-либо следа среди прибрежных камышей… Это даже не «коррида любви» (вспомним оригинальное название шедевра Нагисы Осимы «Империя чувств»), в которой неосуществимой мечтой каждого из любовников было намерение до конца аннигилироваться друг в друге. Как это ни покажется странным, Ким Ки Док с его варьирующейся идеей непознаваемости чувств, личностей, явлений жизни и всего мироздания, скорее, может быть признан «корейским Антониони». И его «Остров» в этом смысле следует соотносить с наиболее безысходной «Красной пустыней», тогда как «Реальный вымысел» напрямую связан с «Фотоувеличением».

Сергей Кудрявцев
http://www.kinopoisk.ru/review/901112/
 
Форум » Тестовый раздел » КИМ КИ ДУК » "ОСТРОВ" 2000
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz