Пятница
22.09.2017
12:42
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ВЕСНА, ЛЕТО, ОСЕНЬ, ЗИМА ,,, И СНОВА ВЕСНА" 2003 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » КИМ КИ ДУК » "ВЕСНА, ЛЕТО, ОСЕНЬ, ЗИМА ,,, И СНОВА ВЕСНА" 2003
"ВЕСНА, ЛЕТО, ОСЕНЬ, ЗИМА ,,, И СНОВА ВЕСНА" 2003
Александр_ЛюлюшинДата: Среда, 14.04.2010, 10:02 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2776
Статус: Offline
«Весна, лето, осень, зима… и снова весна» 2003, Южная Корея – Германия, 103 минуты
— девятый художественный фильм южнокорейского режиссёра Ким Ки Дука








В безмятежном горном краю, где жизнь подчиняется ритму природы, по чистой озерной глади дрейфует пагода. Её обитатели — старый монах-целитель и его юный воспитанник, и хотя от Высшей Истины старика отделяет лишь бренная оболочка, он не в силах предотвратить грядущие события, как никому не дано обратить вспять смену времен года. Так проходят весна, лето, осень, зима … и снова наступает весна.

Съёмочная группа

Режиссёр: Ким Ки Дук
Продюсер: Сюнг-Джэ Ли
Автор сценария: Ким Ки-Дук
Оператор: Пэк Тонхён
Композитор: Пак Чиун
Художник: Мин-Хе Ким
Монтаж: Ким Ки Дук

В ролях

О Ёнсу
Ким Ёнмин
Ким Ки Дук
Со Джэгён
Ха Ёджин
Ким Джонхо Ким
Ким Джунъён
Чи Дэхан
Чхве Мин
Пак Чиа
Сон Мин-ён

Награды и номинации

2004 — Гран-при II Международного кинофестиваля стран АТР Pacific Meridian за лучший полнометражный фильм
2003 — Приз зрительских симпатий Международного Кинофестиваля в Сан-Себастьяне
2006 — номинация на премию «Бодил» за лучший неамериканский фильм
2003 — номинация на премию «European Film Awards» в категории «Международный экран»
2003 — пять наград кинофестиваля в Локарно (Don Quixote Award, C.I.C.A.E. Award, Netpac Award, Youth Jury Award), а также номинация на «Золотого леопарда»

Официальный сайт фильма

http://www.sonyclassics.com/spring/shell.html

Смотрите трейлер и фильм

http://vkontakte.ru/video16654766_160238422
http://vkontakte.ru/video16654766_160238400
 
Александр_ЛюлюшинДата: Вторник, 28.06.2011, 07:49 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 2776
Статус: Offline
ОБСУЖДЕНИЕ ФИЛЬМА «ВЕСНА, ЛЕТО, ОСЕНЬ, ЗИМА … И СНОВА ВЕСНА» НА ФОРУМЕ САЙТА ОДНОКЛАССНИКИ

Наталья Апенянская 06.08.2008 15:20

Посмотрела фильм «ВЕСНА, ЛЕТО, ОСЕНЬ, ЗИМА … И СНОВА ВЕСНА». Такое впечатление, что режиссёр проиллюстрировал буддийские притчи. Больше ничего сказать не могу. Фильм показался мне очень уж ясным.

Оля [Little_Mo] Подопригора 06.08.2008 15:24

Я думаю, что Ким Ки-Дук не может быть ясным!!!!! да, буддизм присутствует - это мне кажется естественным. Но многое завораживает, захватывает и не становится яснее, если бы я прочитала все законы будды.. уж простите.

Я могу ошибаться... но я всего лишь рассуждаю.

ВЕСНА - красивое слово, изящный иероглиф! думаю это рождение! рождение новой жизни внутри тебя самого!

ЛЕТО - яркие краски, много зеленого. это расцвет. и познание чего-то нового.. иногда запретного!

ОСЕНЬ - красный (мой любимый) цвет и большие перемены!!!!! увядание, угасание... и одновременно новые знания! что-то шокирует.... но происходит глубокое очищение

ЗИМА - вроде бы окончательная смерть, но нет! это подготовка к будущему! переосмысливание. новые горизонты и знания.

И СНОВА ВЕСНА... да.. рождение нового... снова и снова

и это всего лишь предположения(

Александр Люлюшин 06.08.2008 16:15

Снова Вы за своё, Наталья Дмитриевна? Ким Ки Дук не может быть ясным! Если же он таков для Вас, не могли бы Вы пояснить мне появление в разных частях фильма разных представителей животного мира? Заранее спасибо!

Оля, на мой взгляд, правильно заметила различность в передаче времён года, к-ым уподобляются фазы человеческой жизни! Но, думаю, следует начать с того, что за этими временами года стоит! Режиссёр создаёт некий цикл, в к-ом один сюжет является предпосылкой другого, а предыдущее – корнем грядущего! Таким образом, возникает спираль: детство, отрочество, мужской зенит, мудрая зрелость. А всю неясность истории, как всегда у Ким Ки Дука, мы ощущаем из превеликого множества деталей, смысл к-ых нам разгадывать и разгадывать!

Анастасия Кожевникова 06.08.2008 21:58

Не хочется лишних и банальных слов... "Весна, лето, осень, зима... и снова весна" - это слишком просто, чтобы быть простым.

Наталья Апенянская 07.08.2008 13:16

Про животных. Начну с тех животных, которые погибли.

Рыба в буддизме может означать следование по пути Будды, следование за ним, то есть отказ от всех страстей, свобода от желаний как причины страдания. Кроме того (тут могу соврать, однако) – рыба отпечаталась на стопе Будды. Рыба – символ свободы, так как рыба, как и птица, может двигаться в воде в любую сторону. Соответственно, мальчик, убивая рыбу, убивает в себе свободу от страстей.

Что касается змеи, то она в буддизме может иметь разное понимание. Если она изображена в колесе бытия, то символизирует злобу. Это – не наш случай. Далее, она может означать самого Будду-исцелителя, а также мудрость. Если следовать этой трактовке, то мальчик убивает мудрость и дхарму, учение Будды.

Причём убивает он всё это в себе – вспомните, что монах ему говорит о камне на сердце. Я уж не говорю о том, что он нарушает один из основополагающих принципов – сострадание, согласно которому нельзя ни мучить, ни тем более убивать.

Теперь о том, что за лягушка такая и почему она жива. Лягушка может быть символом просветления. Это также животное, в которое обратился Будда (а всего – 550 превращений). Лягушка выживает, что символически означает для мальчика возможность вернуться к истинному Пути, возможность просветления как таковую – и вспомните, что в конце фильма он вырезает ножом слова сутры. А ещё в народном буддизме лягушка может быть символом материального процветания, но в данном случае это не имеет значения.

С петухом совсем просто. В бхавачакре петух означает страстное желание, буквально одержимость страстями, и петух этот - красный. Вот и в фильме петух красно-коричневый, а не, например, белый. Так что юный монашек, забирая с собой петуха, тащит все свои страсти.

Александр Люлюшин 07.08.2008 14:02

Интересно!))) Но на мой вопрос Вы ответили лишь отчасти, т.к, откровенно говоря, спрашивал я Вас о животных, живших в этом плавучем домике, т.е. о щенке, петухе, кошке, змее и черепахе!

Оля [Little_Mo] Подопригора 07.08.2008 15:19

про животных к сожалению ничего сказать не могу - в буддизме так хорошо не разбираюсь.

НО скажу об одном явлении в фильме! помните как старый монах остановил лодку? как он вращал плавучий домик? так вот мне кажется, что именно это дало молодому монаху еще один повод вернуться! если Это может учитель, значит он научил и ученика! значит ученик что-то да может, но силы свои он не раскрыл! а все из-за насилия и проступков, которые он совершал. Тем более у ученика было много времени подумать!

Александр Люлюшин 07.08.2008 16:39

Учитель, действительно, показан искусным травником, умелым целителем телесных недугов и неким чудотворцем, обладающим магическим даром («управлять» лодкой и нежданно появляться на берегу пруда, отправляя на сушу в единственной для них лодке только мальчика)! А как Вы полагаете, почему, проводив своего воспитанника, монах добровольно совершает акт самосожжения, залепив при этом лоскутами бумаги с иероглифической калиграммой «закрыто» все органы чувств? Потому что исполнил миссию или почувствовал вину за случившееся?

Оля [Little_Mo] Подопригора 07.08.2008 16:43

Судя по всему и то и другое. Но, по сути, первое.. Я думаю не зря ученик вырезал иероглифы! сначала он делал это очень яростно! но потом спокойно и методично. я думаю, это значит что у него было время подумать над силой иероглифов. И соответственно чему-то научиться. Возможно ученик не сразу это понял..

Александр Люлюшин 07.08.2008 16:48

Вы, кажется, здесь больше говорите именно об ученике … Да, монах, вполне возможно, мог «просто» удалиться, но чем следует объяснить его слёзы? Если он идёт на это сознательно, то зачем увлажнять бумагу?

Оля [Little_Mo] Подопригора 07.08.2008 16:51

возможно, он уступает дорогу. пришло его время, но ему уходить, конечно, не хочется. Помните слова учителя: "так просто тебе уйти не удастся"? так вот если уходить просто - значит наверно пора...

Александр Люлюшин 07.08.2008 16:55

А не плачет ли он из-за того, что не смог предотвратить всех ошибок своего ученика? из-за того, что всё сделанное им было зря?

Оля [Little_Mo] Подопригора 07.08.2008 16:56

зря оно быть не могло. но горечь от ошибок ученика - да, она может быть

Александр Люлюшин 07.08.2008 16:59

Если Учитель уступает дорогу своему воспитаннику, чтобы он прошёл весь путь от покаяния до воспитания следующих поколений, значит ли это, что и его Последователь допустит те же ошибки?

Оля [Little_Mo] Подопригора 07.08.2008 17:03

не факт! если ученик по-настоящему решит исправиться, то его ученик может избежать тех же ошибок. НО... пути господни неисповедимы. И камень в сердце вряд ли поможет воспитанию нового монаха.... но новый учитель не совершит ошибок

Александр Люлюшин 07.08.2008 17:05

Я, наверно, с Вами согласен, но почему Вы так думаете? что об этом говорит?

Оля [Little_Mo] Подопригора 07.08.2008 17:08

искупление. не зря же он тащит камень и статую Будды на гору чтобы помолиться. Наверняка он молился о том, чтобы его ученик познал только то, что является для него хорошим. но я не уверена точно.

Александр Люлюшин 07.08.2008 17:18

Умничка! я бы сюда ещё добавил, что в конце фильма Будда остаётся взирать на всё сверху, охраняя тем самым всё пространство под собой от всякой нечисти!

Наталья Апенянская 08.08.2008 13:12

О животных (продолжение).

Что касается собаки, тут дело обстоит сложнее. Во-первых, есть очень известный коан, связанный с именем Дзёсю. Один монах спросил у Дзёсю, обладает ли собака природой Будды. Тот ответил: «нет», а когда монах второй раз задал тот же вопрос, Дзёсю ответил «да». Во-вторых, есть так называемая «Львиная собака», которая может означать подавление своих «привязанностей» (страстей, порывов) через следование учению Будды.

Теперь о кошке. Она может быть символом мудрости. Но мудрости не в нашем понимании, а в буддистском. Мудрость – это истинное осознание учения. Почему белая? Предлагаю следующую версию: в буддизме священным является белый слон, и вообще белый цвет может обозначать «пустое» (чистое, незамутнённое) сознание (цель буддистов), то есть сознание, осознавшее истину.

Черепаха. Она может означать, во-первых, долголетие. Во-вторых, это может быть намёк на следующие слова Будды. Привожу не в точности, а основной смысл. Суть в том, что получить в последующем рождении тело человека так же трудно, как слепой черепах, раз в сто лет поднимающейся из океана, попасть головой в обруч, плавающий на поверхности. В-третьих, она может быть символом мира вообще, а панцирь – небесный купол (это – влияние даосизма). В-четвертых, черепаха – вообще одно из популярных в буддизме животных (как павлин, слон, змея и др.), и может быть символом вечной жизни. К тому же в странах Дальнего Востока есть представление о четырёх небесных созданиях: драконе, фениксе, единороге и черепахе.

Далее, возвращаясь к змее. О ней было сказано ниже. А ещё царь змей Нагараджа прикрыл Будду, когда тот медитировал. И священные тексты - Праджняпарамита-сутру – у себя хранили наги (змеи).

Александр Анатольевич Вы задали вопрос: «Потому что исполнил миссию или почувствовал вину за случившееся?» Ни то, ни другое! Самосожжение для просветлённого – это нормальная практика, и весьма распространённая. Учитель решает умереть, поскольку нет смысла более пребывать в этом теле. Он сам выбирает время смерти. Задача его – стать бодхисатвой. Он им стал, зачем же продолжать существование? Некоторые учителя даже набивали свои карманы шутихами и хлопушками.

Оля [Little_Mo] Подопригора 08.08.2008 14:11

кстати этот коан про собаку я только вчера прочитала в одной японской книжке!!! очень интересно!

Александр Люлюшин 08.08.2008 21:31

Хочу поделиться с Вами отрывком из одной рецензии к этому фильму: «Суть хоровода домашних зверей все же не в календарных ребусах. Сменяющие друг друга живые существа — проекции личности изменчивого персонажа. В игривом щенке стоит видеть щенка, в красном петухе — куриного угодника, в невзрачном коте — траченного жизнью котяру. Змей в «Зиме» олицетворяет молчаливую сосредоточенность (герой в этой новелле не произносит ни звука). Черепаха, к-ая появляется в эпилоге, не просто символ единства мироздания (верхний панцирь соотносится с ян, мужским началом, куполом небес, нижний — с инь, земной твердью, женской энергией), это образ сознания маленького монаха, его первозданной нерасчлененности. Мальцу ещё неведомы различия между добром и злом». Лучше, по-моему, не скажешь!

Что до задачи стать бодхисатвой, то думаю, вариант возможен, но не бесспорен! Смущает меня то, что переживает он этот шаг со слезами! Значит, возможно и раскаяние его за сделанное!

Наталья Апенянская 14.08.2008 13:53

Александр Анатольевич, Вы сказали:
1) «Что до задачи стать бодхисатвой, то думаю, вариант возможен, но не бесспорен! Смущает меня то, что переживает он этот шаг со слезами! Значит, возможно и раскаяние его за сделанное!»
О ком речь? Поясните, пожалуйста.

Далее, о бодхисатвах. В северном буддизме (как и в южном, впрочем) главная задача – просветление. А бодхисатва – это, если можно так выразиться, обязательный этап. Просветлённый не может не быть бодхисатвой.

«…в невзрачном коте — траченного жизнью котяру». Не могу согласиться. Ведь кот, насколько я помню, связан не с учеником, а с учителем. Выходит, учитель, к которому обращаются «святейший» - это «траченный жизнью котяра»? А почему тогда белый? Почему тогда именно его хвостом учитель пишет сутру?

Ольга, Вы сказали: «кстати этот коан про собаку…» Он встречается также и в чуть изменённом варианте: «имеет ли кошка природу Будды». А что за книжка-то?

Оля [Little_Mo] Подопригора 14.08.2008 14:37

книга Фудзисавы Сю "Сатори". там просто дан пример коана и объясняется что это за коан такой. там было про собаку. интересно очень...

Александр Люлюшин 14.08.2008 15:27

Наталья Дмитриевна, речь, конечно, о старшем (первом) Учителе, уходящем из этого мира, сгорая, со слезами!

Всю сцену с котом объяснить однозначно не могу, но предполагаю, что кот имеет отношение в первую очередь к молодому человеку, тк все животные ассоциируются, наверно, в первую очередь именно с ним, а не с учителем, давая нам представление о нём как о развивающемся герое!
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 28.06.2011, 07:50 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
Весна, лето, осень, зима... и снова весна....

Далеко-далеко от людей, в плавающей по горному озеру пагоде живут два монаха: старик и мальчик. Сначала мальчику не более 6 лет, он играет, помогает монаху собирать лечебные травы, а когда не может исправить своих ошибок, громко плачет навзрыд – это весна. Потом, юношей лет 16-ти, он познает девушку, любовь, безысходность разлуки и уходит от наставника – это лето. Мужчиной лет 25-ти он совершает убийство и ищет укрытия у монаха – это осень. Но возвращается в опустевшую пагоду уже лет 45-ти, чтобы начать новую жизнь монаха и самому принять младенца-сироту – это зима. И когда наступит следующая весна, другой мальчик будет бегать по горам вдоль озера и помогать монаху – будет снова весна и круг замкнется.

Неожиданно спокойным, неспешным, немногословным (в каждой новелле герои произносят действительно с десяток фраз) и совсем не похожим на прежние получился этот фильм Ким Ки-дука. И неожиданно красивым: пагода дрейфует от берега к берегу, деревья отражаются в глади озера, монах вырезает ножом иероглифы на полу пагоды, ворота на дороге к озеру стоят прямо в воде и открываются, впуская нас в каждую из новелл. И неожиданно символичным: летом с героями в пагоде живет петух, осенью – кот, зимой опустевшую пагоду обживает змея.

Здесь нет фирменных в кинореальности Ким Ки-дука шокирующей жестокости и беспощадного абсурда. Оказалось, что «радикальный режиссер» не боится говорить о смысле жизни в традициях восточной философии (тут вспоминаются «Куклы» Такеси Китано – может, это свойство восточных режиссеров?) и похоже, считает это своим долгом. Только делает это без всякого мелодраматизма, слащавости и назидательности. Старик-монах, например, уходит из жизни не оставляя никаких заветов: он уходит подступающей зимой, как засыпает и уходит все живое, зная, что за зимой будет и новый год, и новая жизнь.

Оказалось, что с разными актерами Ким Ки-дук умеет работать невероятно внимательно и чутко: маленький мальчик и в кадре остается непосредственным, а сменяющие его мужчины не просто похожи внешне, но и сохраняют его наивный и требовательный взгляд. Кстати, «героя в старости» Ким Ки-дук сыграл сам: «Я уже пережил весну, лето и, возможно, осень. Дело идет к зиме».

Осталось ли что-то от прежнего Ким Ки-дука, жестокого и беспощадного? Пожалуй, главное его умение – наблюдать и рассказывать беспристрастно.

© Лера Бахтина
http://ariom.ru/zen-film/1082378186.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 28.06.2011, 07:50 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
Весна, лето, осень, зима... и снова весна
Владимир Гордеев: Бодхисаттва, не имеющий образа


Ким Ки Дук задался благородной целью: с помощью "самого важного из искусств" вызвать у западного человека интерес к "восточной благой вести" — буддизму Махаяны. Посему фильм сложен и в то же время достаточно прост. Сложен потому, что представляет собой месиво из буддизма Махаяны, даосизма, черной магии Бон, ответвления Махаяны — Чань-буддизма (по-японски — дзэн). Прост он потому, что даже человек, далекий от религии, проникнется размеренным темпом фильма, по венам этого далекого от религии человека разольется спокойствие; а когда пойдут финальные титры, человек встанет с дивана и скажет: "Да, я хороший фильм посмотрел". И не будет при этом особо задумываться.

Действие фильма происходит в кинематографически "замкнутом" пространстве, в хижине буддистского отшельника, которая находится посреди прекрасного зеленоватого озера, окруженного редколесьем и высокими горами. Видеоряд отличает воздушность, прозрачность и чистота. И хотя события фильма выходят за рамки этого места (переносятся в мегаполис), Ким Ки Дук избегает показывать сцены, происходящие в мегаполисе, — он четко озвучивает те события скупыми репликами персонажей, приехавших извне. Режиссер не оскверняет пространство фильма уродливой урбанистической геометрией, и за это ему большое человеческое спасибо.

У старого мудреца в хижине живет пацаненок-ученик. И вот пацаненок находит себе забаву: привязывает камешки к рыбке, лягушке, змее. Утром он просыпается и видит, что к его собственной спине привязан увесистый камень. "Ай, учитель, мне тяжело", — ноет пацан. "Иди найди рыбку, лягушку и змею, к которым ты привязал камешки, и если хоть одна из животин умрет, ты будешь носить камень вины всю свою жизнь". Показательный урок. Показательно также и то, что учитель не мешает событиям течь своим чередом — хотя, безусловно, он мог пресечь эти забавы на корню, поскольку наблюдал за учеником. Это может показаться аморальным, но только не в контексте буддизма. Смерти нет, жизни нет, есть только страдание, либо нирвана. Но если пацану отвесить подзатыльник и сказать "низзя", то это — глупо и антинаучно. Во-первых, пацан не просечёт всей глубины своего убожества, во-вторых, сущности по имени "змея" НАМНОГО лучше не станет, — она тупо поползет дальше, тогда как могла бы переродиться в высшее создание.

Потом пацанчег подрастет, сбежит в город и вернется к старому своему учителю в качестве убийцы, преследуемого полицией. Тогда учитель отобьет ему почки (чисто дзэн) и заставит вырезать ножом на причале одну из сутр праджняпарамиты ("праджня" переводится с санскрита как "мудрость", а "парамита" — "совершенная"). Когда ученик вырежет сутру, учитель преспокойно сдаст его прибывшим полицейским. Дескать, раз ты теперь городской житель, — искупай вину в тюрьме, а заодно достигай там просветления, в тюрьме тоже можно стать буддой.

В третий раз парень вернется на озеро после отсидки. Учитель к тому времени умрет. Поскольку мы имеем дело с буддизмом Махаяны, — то учитель вместо того, чтобы с благодарностью войти в нирвану, вернется на землю и продолжит "спасать людей", то бишь, вести их к нирване. Учитель понял, что достиг максимальной самореализации, достиг пределов земной мудрости, — и поэтому ушел. Он кончает жизнь самоубийством, которое называется в христианстве "грехом", но таковым не является в буддизме. Возвращается же он в образе змеи (я предполагаю это на основании того, что от лодки, где догорело тело учителя, отплыла юная змейка. Впоследствии змея заползет на причал и станет жить в хижине, строго наблюдая за своим учеником). То есть, как бы говоря, переходит из статуса "учитель" в статус "директора школы". Для своего бывшего ученика он станет метасимволом.

Зимой бывший ученик достигнет просветления, а весной у него появится свой ученик.

Одним словом, на примере знакомой всем нам смены сезонов Ким Ки Дук показывает цикличность жизни, и, в частности, цикличность перерождений бодхисаттв. Здесь важно понять, что на самом деле нет старого учителя, нет молодого ученика, который растет и превращается со временем в учителя, нет змеи с душой учителя в своем чешуйчатом теле, и т.д. Есть только бодхисаттва — нечто, передающее мудрость. Праджняпарамита — это, повторяю, совершенная, то есть, безличностная мудрость. Поэтому Ким Ки Дук исключает понятие "самости" и делает это вот каким образом: взрослого главного героя играют три разных актера, а старого главного героя играет вроде сам Ким Ки Дук.

Ну, а наиболее продвинутым бодхисаттвой является ФИЛЬМ. Ведь что такое фильм Ким Ки Дука? Это — "доносчик" истины. Тем не менее, у него нет своего образа, — фильм это вместилище образов, которые сменяют друг друга с каждым кадром. А теперь, какой путь находит Ким Ки Дук, чтобы донести до западного зрителя одну из важнейших в буддизме доктрину шуньяты (пустоты)? Очень простой — просто снимает фильм. Ведь все мы прекрасно понимаем, что кино — это не более, чем иллюзия…

Кстати, можно предположить и более негативную интерпретацию: учитель не достиг просветления, не вырвался из сансары и вернулся в мир в сущности змеи. Или, еще хуже (лучше?) — в сущности ребенка, которого зимой приносит женщина-"кукушка". "Весной" ребенок подрастает, начинает предаваться тем же забавам, которые мы видели в начале фильма — мучить черепаху. И его учитель (его бывший ученик) начинает учить его состраданию. И так без конца: весна, лето, осень, зима... Тоже, между прочим, отличная иллюстрация сансары! Но мне, конечно, гораздо больше нравится первая интерпретация.

http://www.ekranka.ru/film/768/
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 28.06.2011, 07:51 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
«ВЕСНА, ЛЕТО, ОСЕНЬ, ЗИМА … И СНОВА ВЕСНА»

Как становятся буддистскими монахами? Маленький мальчик растет, направляемый чутким воспитателем, в храме на огромном плоту, дрейфующем по сказочному озеру. Это весна. Летом ему уже восемнадцать, он испытывает земные соблазны и не перед всеми умеет устоять. Осенью… Так, сезон за сезоном, перед нами проходит вся его жизнь, до самой старости.

В принципе, сюжеты до конца пересказывать не полагается. Но это не тот случай. Пожалуй, главным — и, безусловно, восхитительным — достоинством нового фильма Ким Ки Дука («Остров», «Плохой парень») является как раз предсказуемость. Мы знаем, что будет дальше; наше знание предопределено самой природой: дальше будет зима, потом снова весна, лето, осень… Хотя режиссер и придумал несколько неожиданных ходов в середине (у него даже в фильме о монахах найдется место для насилия и любви), он хочет, чтобы мы знали, чем все закончится. И, зная, смотрели. Смотрели не на события, а между них, сквозь внешнее. Потому что знанием жизненного сюжета ничего не заканчивается — с него все только начинается. Глупо было бы думать, что мы, неучи, можем усвоить все, что Ким хотел нам показать. Но это нестрашно: достаточно видеть и понимать, что вот эта пустая лодка, плывущая по течению, эти ритуальные жесты, аккомпанирующие повседневности, и эта смерть, обретаемая в огне посреди водной глади, — все это означает себя и что-то еще, недоступное. Тут вопрос только в степени загадочности: восточному глазу понятно больше, но и для него, я уверен, предсказуемость Дука в сто раз таинственнее любых возможных хитросплетений сюжета. Это превосходный фильм из тех, какими великие режиссеры-бунтари отмечают вступление в творческую зрелость: тонкий, грациозный, размеренный, глубоко прочувствованный, классически совершенный. Единственное сожаление — предсказуемость: ничего другого от Ким Ки Дука мы и не ждали. А в классики — рановато.

Михаил Брашинский
http://www.afisha.ru/movie/172380/review/148504/
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 28.06.2011, 07:51 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
Весна, лето, осень, зима... и снова весна / Bom yeoreum gaeul gyeoul geurigo bom

Этот фильм входит в Коллекцию Ким Ки-Дука. В монашеской хижине, на острове, вдали от мирской суеты живёт монах и мальчик, которого тот воспитывает и учит. Мальчик растёт, и уже юношей познаёт любовь, бежит от наставника, но возвращается спустя годы, мучимый страстями, ненавистью и жаждой мести. И снова наставник учит его, и снова помогает, пока ученик вновь не уйдёт и вновь не вернётся к началу начал. Абсолютная предсказуемость сюжета ничуть не смущает режиссёра: понятно, что за весной придёт лето, потом - осень, зима, и, конечно, снова будет весна. Режиссёр всматривается в детали, видит красоту каждого момента, созерцает и растворяется в ней.

Перед просмотром "Весны…" ждёшь фирменных Ки-Дуковских приёмчиков: рыболовных крючков в горле, трупов под водой, людей в военной форме, умалишенных дамочек. И напрасно. Буквально на глазах Ки-Дук вдруг становится совсем-совсем другим: самоироничным, мудрым создателем экранной красоты. В его мире какое-то вселенское спокойствие, если не сказать медитация вечных деревьев, солнечных гор, струящихся рек. Режиссёр выстраивает свой гармоничный мир, в котором не место жестокости - она приходит извне и растворяется где-то за пределами кино-острова Ким Ки-Дука.

http://www.inoekino.ru/prod.php?id=1327
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 28.06.2011, 07:51 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
«Весна, лето, осень, зима … и снова весна» /Bom yeoreum gaeul gyeoul geurigo bom
2003, Германия-Южная Корея, 103 мин.
Режиссер: Ким Ки-Дук
Сценарий: Ким Ки-Дук
В ролях: O Ён-Су, Ким Ки-Дук, Ким Юн-Мин, Сео Е-Кун, Ха Ео-Ин, Ким Йон-Хо, Ким Юн-Ян, Дае-Хан Дзи, Чой Мин, Пак Й-Жа и др.


На экраны вышел новый фильм, пожалуй, самого известного у нас южнокорейского режиссёра. Два аншлаговых показа фильма в рамках кинофестиваля "АиФория" являются наглядным тому подтверждением. Вопреки сложившемуся реноме скандального режиссёра, чуть ли не пропагандирующего насилие на экране, в новой ленте Ки-Дук предстаёт этаким Баяном, неспешно ведущим рассказ о судьбе человека, а лучше - дзэнским монахом, удивить которого может лишь смена времён года.

Ким Ки-Дук пришёл в мировой кинематограф сравнительно недавно, не имея специального образования, но являясь художником мысли и чувства. Первым фильмом, привлёкшим к режиссёру внимание мировой кинокритики, был Birdcage Inn (1998), уже четвёртый его фильм, "Остров" (2000), несмотря на разделившиеся мнения специалистов, был включён в конкурсный показ Венецианского кинофестиваля, став поворотным событием в жизни режиссёра. После этого стало понятно: публика может его не понимать, но она вынуждена с ним считаться. Секрет Ким Ки-Дука в его феноменальном умении балансировать на грани откровенной жестокости и красоты. Он - отчаянный противник мэйнстрима, он не признает сравнений с псевдоинтеллектуальным кино, он снимает так, как живёт и чувствует, пытаясь осмысливать свою жизнь посредством сценариев и кинокамер.

Перед просмотром "Весны…" ждёшь фирменных Ки-Дуковских приёмчиков: рыболовных крючков в горле, трупов под водой, людей в военной форме, умалишенных дамочек. И напрасно. Буквально на глазах Ки-Дук вдруг становится совсем-совсем другим: самоироничным, мудрым создателем экранной красоты. В его мире какое-то вселенское спокойствие, если не сказать медитация вечных деревьев, солнечных гор, струящихся рек. Режиссёр выстраивает свой гармоничный мир, в котором не место жестокости - она приходит извне и растворяется где-то за пределами кино-острова Ким Ки-Дука. В монашеской хижине, на острове, вдали от мирской суеты живёт монах и мальчик, которого тот воспитывает и учит. Мальчик растёт, и уже юношей познаёт любовь, бежит от наставника, но возвращается спустя годы, мучимый страстями, ненавистью и жаждой мести. И снова наставник учит его, и снова помогает, пока ученик вновь не уйдёт и вновь не вернётся к началу начал. Абсолютная предсказуемость сюжета ничуть не смущает режиссёра: понятно, что за весной придёт лето, потом - осень, зима, и, конечно, снова будет весна. Режиссёр всматривается в детали, видит красоту каждого момента, созерцает и растворяется в ней. Если вдруг вы не видели "Адрес неизвестен", "Реальный вымысел", "Плохой парень" и "Остров", - всё, что у нас доступно на видео, вероятно, вы удивитесь, посмотрев "Весну…". Ничего такого уж особенного в нём, кажется, нет. Но зрителю внимательному станет понятно: похоже, кинематограф Ким Ки-Дука переходит в другую категорию, превращаясь из куколки арт-хауса в бабочку мэйнстрима.

Елена Максимченко
http://www.kinomania.ru/movies/s/Spring_Summer_Etc/index.shtml
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 28.06.2011, 07:51 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
Весна, лето, осень, зима... и снова весна
Экзистенциальная притча


Южнокорейского режиссёра Ким Ки Дока, несмотря на признание на Западе, можно счесть «фестивальным неудачником», поскольку его фильмы, начиная с «Острова», регулярно попадали в конкурс киносмотров в Венеции, Берлине, Локарно, Карлови-Вари или Москве, но почему-то оставались без заметных наград, если не учитывать премии ФИПРЕССИ. Жюри кинематографических творцов продолжало игнорировать этого мастера (что произошло и в декабре 2003 года на вручении Европейских кинопризов, где «Весна, лето, осень, зима и снова весна» номинировалась в категории неевропейских лент). Хотя данную работу оценили даже обычные зрители и члены молодёжного ареопага — соответственно в Сан-Себастьяне и Локарно. И это действительно удивительно, ведь девятая по счёту картина 42-летнего режиссёра менее всего является зрительской или рассчитанной на молодую аудиторию, оказавшись своего рода кинематографическим аналогом буддистской молитвы, полной самоотречения и усмирения греховных помыслов, окончательного прорыва к вечному умиротворению, поиски которого составляли внутреннюю суть подчас шокирующего «Острова».

Между прочим, Ким Ки Доку пришлось самому играть в новеллах «Зима» и «Снова весна» роль взрослого, примерно сорокалетнего монаха, который вернулся из большого и жестокого мира в маленький храм, устроенный на специальном помосте на одном из небольших озёр посреди покрытых лесом сопок, чтобы по-своему повторить судьбу собственного учителя, старого монаха, воспитывавшего его в новеллах «Весна» и «Лето». Получилось, в общем-то, случайно, что постановщик оказался перед камерой, заменив прежде выбранного актёра. А с другой стороны, в этом есть особая закономерность, поскольку и данный фильм 2003 года стал наиболее исповедальным и личностным для автора, знаменательно реализованным им как раз посередине кармического срока, который определяется в количестве 84-х лет.

Подобно тому, как герой Ким Ки Дока, испытав юношеское томление плоти, дикую мужскую ревность, смертный грех человекоубийства и общественное наказание за это в виде тюремного заключения, всё равно должен совершить мучительное восхождение на самую высокую сопку с привязанным камнем и со статуей Будды в руках, так и сам режиссёр проделал семилетний путь в кино, придя к простоте, красоте и покою. Насилие и натурализм, которые подчас смущали ханжей от искусства в его прежних лентах, на сей раз демонстративно оставлены за кадром. И можно только представлять, как беспощадно разделался со своей любимой женой покинувший плавучую пагоду парень-монах, когда мы видим после его возвращения в обитель на озере лишь обезумевшие глаза убийцы и окровавленный нож в руках, как орудие слепой мести. В этом спокойном и величественном месте на Земле даже детские шалости (ещё мальчишкой герой привязывал маленькие камни к рыбке, лягушке или змее) выглядят недопустимым надругательством над природой, за что приходится расплачиваться всю жизнь, «неся камень в душе», по словам старого монаха.

Аура ненасильственного существования в картине «Весна, лето, осень, зима и снова весна» такова, что обострённо воспринимаешь странный ритуал написания сутры на помосте, когда умудрённый старец обмакивает хвост жалобно мяукающего белого кота в чёрную тушь и терпеливо наносит столбцы иероглифов, а потом заставляет отступника-преступника ради духовного покаяния вырезать в измождении своим «убийственным ножом» все эти надписи. И чуть ли не физически ощущаешь, как упорно тащит за собой каменную плиту поднимающийся в гору человек. Перестрадав и согнав сто потов, он взирает окрест с высокой кручи и чувствует очищение. Не так ли происходит и с этим фильмом Ким Ки Дока?!

Сергей Кудрявцев
http://www.kinopoisk.ru/level/3/review/847871/
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 28.06.2011, 07:52 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
Ким Ки Дук вспомнил о Будде

В дни, когда умы всего прогрессивного киночеловечества заняты подсчетом доходов от "Властелина колец", появление на экранах корейского фильма "Весна, лето, осень, зима... и снова весна" выглядит причудой российского проката, считает АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.

Полтора десятилетия назад Южная Корея поразила кинематографический мир фильмом "Зачем Будда пошел на Восток?". Режиссер Юн Льюн Бэ снимал его восемь лет с бесконечными препонами и в невероятно красивом зрелище выразил буддистскую идею примирения человека с миром. Хотя эта идея мало общего имела с русским культом страдания, автора "Будды" прозвали корейским Тарковским.

Увы, больше мы о нем ничего не слышали. Зато сегодня появился фильм Ким Ки Дука, близкий по теме и по философии. Но человека, который его сделал, скорее впору назвать корейским Фассбиндером. Он работает фантастическими темпами. Он никогда не учился режиссуре. До сих пор считает даже самых радикальных своих коллег представителями мейнстрима, а их радикализм — интеллектуальной придурью.

Ким Ки Дук родился в горной деревне, был трудным подростком, мог в драке сломать руку сверстнику, но в то же время удивить взрослых каким-нибудь самодельным электронным устройством. Потом родители переехали в город, отдали Кима в сельскохозяйственную школу, которую он скоро бросил; подростком начал работать на разных фабриках, 20-летним парнем завербовался во флот и отслужил там 5 лет. Чуть не стал проповедником в церкви для слепых, начал рисовать, без копейки денег отправился в Париж в полной уверенности, что ценность представляет только ручной труд, а культура — это роскошь для богатых. Говорят, там он увидел первый фильм и поклялся сделать корейское кино лучшим в мире. Сегодня это почти правда.

Ким Ки Дук — поэт насилия и певец жестокости, и то, и другое он считает не просто жизненной неизбежностью, но плодотворной формой человеческого контакта, в результате которой рождается "что-то новое". Его фильмы — современные мифы, связанные один с другим, как у античных греков или ваятелей телевизионных сериалов. Не в том смысле, что одни и те же герои переходят из картины в картину — проститутки, полицейские, сутенеры. Многие его фильмы имеют недвусмысленный политический прицел: он против милитаризма и американского военного присутствия в Южной Корее.

И вдруг — "Весна, лето, осень...". Ничего не напоминает о сюжетах прежнего Ким Ки Дука. Действие охватывает четыре сезона года и соответствующие ему периоды жизни человека. Герои — монах, живущий в пагоде, и мальчик, его воспитанник, который потом превращается в мужчину, а в конце концов — в умудренного жизнью старца. Однако если не с первого, то со второго кадра можно утверждать: перед нами фильм Ким Ки Дука, и, возможно, лучший его фильм. Все события картины происходят на озере, и это сразу вызывает в памяти "Остров" — первую ленту, которая принесла корейскому режиссеру скандальный успех. Пейзаж всегда играет первостепенную роль в его фильмах, даже если, как в картине "Адрес неизвестен", это голое осеннее поле, превращенное в минное. На сей раз Ким Ки Дук невероятными усилиями добился разрешения на съемки в национальном заповеднике и выстроил посреди волшебного озера плавучую пагоду.

Медитативная красота пейзажа, как всегда, нарушается людьми. Герои фильма не выпускают себе подобным кишки наружу, как в "Острове", но мальчик, еще не начав говорить, уже издевается над змеями и лягушками. Потом он подрастет, в его жизни появится женщина, и ради ее жестоких чар он совершит убийство — правда, за кадром. А зимой, когда пагода врастет в лед, привяжет к своему телу камень и потащит на гору статую Будды — символ согласия с законами жизни, которые нам не дано постичь, но дано с ними примириться.
40-летний Ким Ки Дук сам сыграл героя на закате жизни и сам по-настоящему тащил камень со статуей. Это и есть авторское кино: в нем нет аттракционов, и властелин один — режиссер с детской и нежной душой, чья экстремальность воображения проистекает из полнейшей невинности.

Как и триумфатор года "Властелин колец", "Весна, лето, осень, зима... и снова весна" может претендовать на "Оскара". Но только в номинации "Иностранные фильмы", что само по себе есть экзотическая причуда Американской киноакадемии, которая считает своим долгом поощрять туземные кинематографии. "Властелин", впрочем, тоже взошел на экзотической новозеландской почве, превратив ее в мировой парк аттракционов. Корейская почва для этого, видимо, пока непригодна. Зато она с удивительной настойчивостью воспроизводит реликтовые формы авторского кино.

Газета «Коммерсантъ» № 4 (2843) от 14.01.2004
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=440358&ThemesID=102
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 28.06.2011, 07:52 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
Сергей Анашкин. Дольняя чаша (Искусство кино 3-2004)

«Весна, лето, осень, зима… и снова весна» (Bom yeoreum gaeul gyeoul geurigo bom)
Автор сценария и режиссер Ким Ки Дук
Оператор Бэк Дон Хон
Художник Стефан Шонберг
В ролях: О Ён Су, Ким Чжон Хо и другие
Korea Pictures, LJ Films, Pandora Filmproduktion
Корея — Германия
2003


Новый фильм Ким Ки Дука обескуражил многих. Разрыв с «фирменным» кругом тем на первый взгляд представляется радикальным. Буддийские медитации — вместо стычек и драк. Девственная природа — вместо городских пейзажей. Привычных героев — преступников и шлюх — заместили отшельники, люди духовного звания. Нетипичен для Кима и фабульный ход: дробная планировка ленты. В предыдущих картинах повествование развивалось как линейная последовательность (с флэшбэками или легким сдвигом реальностей: из быта — в миф), порой оно сплеталось из нескольких ветвящихся историй. Фильм «Весна, лето, осень, зима… и снова весна» собран по принципу гирлянды, из автономных короткометражек. Фазы человеческой жизни уподоблены временам года. Детство, отрочество, мужской зенит, мудрая зрелость. Предыдущее — корень грядущего. Один сюжет — предпосылка другого. Возникает не просто цикл (мертвая замкнутость круга), а живая спираль, множащая витки.

Ощущение динамики в этот круговорот привносит контрастность свойств двух основных персонажей. Ученик и учитель персонифицируют движение (путь) и гармоничную стабильность. Послушнику суждено шествовать по ступеням взросления, поэтапного становления личности, познания сути вещей и природы живых тварей. Четыре возраста одного человека являют четыре актера (от семи до сорока трех лет). Старый монах уже миновал свой «профанный» маршрут, отринул все соблазны и подвохи. Достиг мира с собой: прозрачности помыслов, осознанности деяний. Степенная невозмутимость наставника — контрапункт к метаниям ученика. И — конечная цель движения.

Примечательно, что исполнитель роли старца отшельника, О Ён Су, уже играл настоятеля буддийского монастыря в фильме «Маленький монах» (2002, режиссер Кюн Чон Чо), откуда, похоже, он и был позаимствован Кимом. Есть вероятность, что некоторые мотивы двух начальных новелл — «Весна» и «Лето» — также были навеяны этой картиной. Герой «Маленького монаха» — сирота. Воспитан в буддийском монастыре, но равнодушен к священным сутрам. Грезит о полноценной семье, о каждодневных ребячьих забавах. Старший товарищ, с которым мальчик делил кров, однажды покидает обитель. Парня увлек в суетный мир зов его созревающей плоти. В финале и сам мальчуган навсегда покидает монашескую стезю. Выходит, что, кроме темных речей и скучных формальностей ритуала, наставнику нечего предложить двум молодым сердцам.

В фильме «Весна, лето, осень, зима… и снова весна» есть и мотив сиротства, и уход послушника из храма. Но акценты расставлены совершенно иначе. Возмужавший герой возвращается в скит. Срабатывает исходная разница приоритетов. Главная тема корейского мейнстрима — социализация личности (способы приспособить свой нрав к общественным нормативам). Ким Ки Дук с первых лент предпочел иной, чуждый коллегам концепт — самореализацию индивида (прессингу социума вопреки). Реванш изгоя — вот базовый миф режиссера.

Однако при чем здесь, собственно, буддийские практики? Как соотнести логику прежних сюжетов Кима с духовным маршрутом монаха-отшельника? Разгадка — в стыке последних слов. Отшельник порывает не только с властью чувственных соблазнов — с тем распорядком жизни, что отмеряет ему социум. Стоит напомнить, что буддизм не является в Корее господствующей религией. Куда большее влияние на умы соотечественников Кима оказывают конфуцианские идеи (семейственность, почтение к авторитетам, законопослушание), протестантская трудовая этика и самодисциплина. С точки зрения ортодоксального конфуцианца, буддийский монах во все века был тунеядцем, шарлатаном, дезертиром. Приращению общественных благ он предпочел слияние с природой, манипуляции с собственной психикой (индивидуальный «путь спасения»). Позиция буддийского отшельника оказалась созвучной личному выбору Ким Ки Дука. Но все же — не тождественной ему. На вопрос о своей конфессиональной принадлежности режиссер отвечает достаточно ясно: «Я не буддист».

На протяжении всей картины Ким Ки Дук соблюдает «единство места». Сюжет привязан к единому локусу — некоему павильону в центре пруда. Квадратное в плане строение полифункционально: это и храм, и жилая келья. Единственная комната членится на сакральную и спальную половины сиро стоящей дверью. Вход без стены — визуальный парадокс Кима. Рифма к нему — храмовые врата (с фигурами стражей-воинов, грозящих нечисти, на лицевой стороне створок). Они высятся у кромки воды, обозначая границу пространств и реальностей. Ни защитных валов, ни высоких заборов — лишь этот рубежный знак.

Беседки, павильоны, храмовые постройки в странах дальневосточного региона нередко располагаются у воды. Но мне ни разу не приходилось встречать упоминание о строении подобного типа, о доме-платформе в пруду. Обратившись за консультацией к ведущему специалисту по современной корейской культуре Андрею Ланькову, я получил ответ: «Храмов в центре водоема в Корее нет. Фильм снимали на озере Чусанчжи (небольшое и очень старое водохранилище, вырытое в середине XIX века). Декорации строили специально для съемок». Помнится, и понтонные домики для рыбацкого лагеря к фильму «Остров» создавались по собственным эскизам режиссера. Исключительно для киношных нужд.

Похоже, мы в очередной раз имеем дело с авторской символикой Кима. В алтарной части озерного храма находится емкость с водой. В центре полусферы — фигурка восседающего на лотосе Будды. Само собой напрашивается уподобление: чаша — пруд, Будда — сущность сакральной постройки. Водоем, в свою очередь, находится в чашеобразной долине: поросшие лесом горы по окружности обступают его. И отгораживают скит от веяний внешнего мира. Образ озера-пруда — излюбленный мотив буддийской литературы. Гладь воды, зыблемая ветрами, — метафора «замутненного страстями ума». Усмиренные волны, чистое зеркало льда — сознание, свободное от аффектов.

Несомненны также отсылки к традициям пейзажной живописи Кореи и сопредельных стран, не связанных напрямую с аллегориями буддизма. Режиссер подбирал натуру с таким расчетом, чтоб в кадре оказались гористый ландшафт, проточные воды (небольшой водопад, русло ручья с естественными запрудами), силуэты деревьев, дымки, туманы, облака — основные изобразительные мотивы классической дальневосточной картины. Подобный пейзаж не просто фиксирует реальность — являет умному созерцателю важнейшие элементы миро- устройства. Земля, вода, дерево — составляющие натурфилософской пятерицы. Руды (металл) дремлют в недрах гор. Недостает лишь огня (очаг отсутствует в храме). Но однажды вспыхивает и он — погребальным костром наставника. «Сам пейзаж — это картина гор-и-вод, где противоположности нуждаются друг в друге, чтоб обрести законченность», — отмечал авторитетный интерпретатор китайской живописи Дж.Роули. Но взаимодействие пяти элементов и двух присущих им потенций инь и ян не терпит статики. Именно оно стимулирует все динамические процессы. Смену природных сезонов, в том числе.

Соотносить ход человеческой жизни с круговоротом календарных циклов принято и на Западе, и на Востоке. В европейских «временах года» он привязан обычно к агрокультурному циклу. В фильме Ким Ки Дука никто не сеет, не пашет, не собирает урожай. Вызревает не рис, а сознание индивида. Две первые новеллы (мотивы которых пересекаются с темами «Маленького монаха») тяготеют к идиллии. Ким вроде бы следует общепринятому стандарту — показывать невинное детство и отроческие томления через фильтр ностальгии, через розовые очки. Но в каждой из автономных короткометражек режиссер смещает «центр тяжести»: действие завершилось, история продолжается. В общем контексте картины сюжеты ее начальных частей не кажутся уже столь благостными и безмятежными.

Весна — начало года по восточному календарю — жизненный старт, раннее детство. В уединенной долине, вдали от торных дорог живут двое: старый монах и его малолетний воспитанник. Наставник помогает ребенку постигать основы мироустройства. Учит отделять зло от блага, целебные листья — от ядовитой травы. Дитя бездумно мучает зверюшек (цепляет к тушкам невинных тварей весомый камешек-груз). Взрослый, чтоб вразумить его, прикрепляет камень к спине самого шалуна. Малыш впервые осознает, что такое чужие страдания.
Лето — пора отрочества, пробуждение чувственных желаний. В надежде исцелиться от неотвязных хворей в скит приходит молодая паломница. Юный монах, прежде не знавший женщин, сразу влюбляется в нее. Он покидает тихую обитель, следует за избранницей в реальный мир, полный соблазнов и искушений. Наставник остается один.

Старец отшельник показан не просто искусным травником, умелым целителем телесных недугов. Ким заставляет заподозрить в нем чудотворца, скрывающего от посторонних свой магический дар. Монах может нежданно появиться на берегу пруда (единственным челном в этот момент пользуется послушник). Силой мысли движет лодку по глади вод. Способен даже смещать в пространстве ось «привязки» озерного павильона.

Элегический настрой двух первых новелл сменяется трагедийным накалом третьего эпизода. Осень — точка мужского зенита. Тридцатилетний герой возвращается в скит. Из ревности он убил неверную подругу и теперь ищет убежища подальше от людских глаз. Учитель принуждает воспитанника вырезать на половицах текст одной из священных сутр1. Инструментом становится орудие убийства (заточка со следами запекшейся крови). Полицейские, нагрянувшие внезапно, позволяют мужчине завершить этот труд. Помогают даже иллюминировать иероглифы разноцветными минеральными красками. Герой наконец избавляется от аффектов, душевной растравы и смут. Без ропота идет за стражами закона. Наставник, исполнив миссию, добровольно кончает с собой.

Он выводит лодку на середину пруда и поджигает все в ней заготовленное для кострища. Этот акт можно бы назвать самосожжением, если бы за словом не тянулся специфический смысловой шлейф — смерть напоказ, выплеск психического надрыва. То, что случается в кадре, — покойное и здравое деяние, автокремация (прошу прощения за неологизм). Мне не встречались упоминания о подобных обычаях. Известно, что во время войны с американцами вьетнамские монахи сжигали себя, но то был демонстративный выход за рамки традиции. Отчаянный способ протеста, героический жест. Похоже, корейский режиссер срастил для экранных нужд два разнородных буддийских обряда. Усопших монахов действительно принято подвергать кремации. Существуют, однако, подвижники, которые умеют по собственной воле завершать земной век. Ценой жесточайшего поста они умудряются добиться эффекта постепенного истаивания плоти (самомумификации). Идея автокремации монаха навеяна, скорее всего, именно этой практикой. Перед тем как покончить с собой, отшельник совершает ритуал «замыкания отверстий» (органов восприятия). Рот, глаза, ноздри и ушные полости залепляются лоскутами бумаги с иероглифической калиграммой «закрыто». Контакт с дольним миром оборван бесповоротно. Велика вероятность, что исполненный стоицизма обряд — также одна из придумок Кима, визуализация буддийской формулы: «Не вижу зла, не слышу зла, не говорю зла».

Парабола действия в последней новелле, описав зигзаг, устремляется к гармонии и покою. Зима — время душевной зрелости. Отбыв наказание в тюрьме, герой поселяется в пустующей обители. Приводит в порядок тело и ум, практикуется в дыхательной гимнастике — искусстве регулировать внутренние энергопотоки (по ксилографу, оставленному учителем). Неизвестная женщина приносит в скит дитя и погибает внезапно, провалившись в открытую полынью. Режиссер не показывает ее лица, голова наглухо замотана шарфом. Когда монах, достав тело из-подо льда, начинает развязывать ткань, Ким Ки Дук сразу же обрывает картинку. Монтажная склейка — древний лик буддийской скульптуры, каменный бюст на синем шарфе. Как трактовать это уподобление? Возможно, это отсылка к образу бодхисатвы Авалокитешвары. В Корее он именуется Кваным (Гуаньинь — в Китае) и почитается в женской ипостаси. Помимо функций милосердного заступника, защитника от бед и напастей, феминизированный бодхисатва выступает в качестве божества-чадоподателя.

Монах берет сироту на свое попечение. И принимает искупительный обет. Привязав к поясу каменный жернов, он совершает восхождение на дальнюю гору, чтоб водрузить на ее вершине фигурку медитирующего божества. Монтажный стык: рыбка, лягушка и змейка (из первой новеллы) тоже тянут свой груз.

Во всех своих прежних работах Ким Ки Дук обращался к визуальным рефренам — некий значимый троп на протяжении всей картины то и дело напоминал о себе. В фильме «Весна, лето, осень, зима… и снова весна» таковым стал мотив груза-ноши. В «Весне» — камень за спиной малыша. В «Лете» — девушка на закорках у юного монаха. В «Осени» преступник — сам себе груз. Он подвешен наставником под потолок храма и должен терпеть телесную боль, пока пламя свечи не обуглит веревку. Смысл истязаний — освобождение от внутренних бурь посредством перегонки душевных мук в физические страдания. Фильм завершается коротеньким эпилогом. В мир вновь возвратилась весна. Стареющий монах рисует портрет маленького воспитанника. Ребенка играет мальчуган, снимавшийся в первом эпизоде. Наставника — сам Ким Ки Дук. С вершины горы взирает на них фигурка милосердного бодхисатвы2.

Среди рефренных мотивов картины нашлось место и хороводу домашних зверей. В каждой из новелл в отшельничьем скиту появляется новый любимец. Весной — пес, летом — красный петух, осенью — белый кот, зимой — змея. В эпилоге — ручная черепаха. Перечень тварей не укладывается в двенадцатеричный цикл летосчисления: среди календарных животных в дальневосточной традиции ни кота, ни черепахи нет. Корреллирующие пересечения зверьков-эмблем, времен года и возрастных фаз остались темны даже для знатоков корейской культуры, к которым я обратился за консультацией.

Похоже, суть все же не в календарных ребусах. Сменяющие друг друга живые существа — проекции личности изменчивого персонажа. В игривом щенке стоит видеть щенка, в красном петухе — куриного угодника, в невзрачном коте — траченного жизнью котяру. Змей в «Зиме» олицетворяет молчаливую сосредоточенность (герой в этой новелле не произносит ни звука). Черепаха, которая появляется в эпилоге, не просто символ единства мироздания (верхний панцирь соотносится с ян, мужским началом, куполом небес, нижний — с инь, земной твердью, женской энергией), это образ сознания маленького монаха, его первозданной нерасчлененности. Мальцу еще неведомы различия между добром и злом.

«Весна, лето, осень, зима… и снова весна» — далеко не первый «буддийский» проект для сопродюсера фильма с немецкой стороны Карла Баумгартнера. Среди недавних — Samsara («Сансара», 2001) индийца Пана Налина (о ламаистском монахе, покинувшем обитель, но так и не сумевшем прижиться в миру). Западный зритель, падкий до «таинств азиатской души», скорее всего, воспримет фильм Кима, как «дзенское кино», что верно только отчасти: сон (местная ветвь секты чань-дзен) действительно является ведущим направлением современного корейского буддизма. Но Ким Ки Дук не делает акцент на том, к какой из школ принадлежат его персонажи. Задача снять «пособие по сон-буддизму для начинающих» едва ли смогла бы увлечь его. Режиссер стилизует, а порой симулирует религиозную обрядность. Преображает священные практики для собственных авторских нужд.

Нелишне присмотреться к сходству историй, рассказанных в новелле «Осень» и в фильме «Остров», который некогда прославил Ким Ки Дука. Герой, убивший из ревности свою возлюбленную, ищет убежища вне городского пространства, среди природных стихий (гор и водных гладей). Но в «Острове» перемена мест не спасает мужчину от бурления энтропийных страстей, от аффективных эмоций. Герою «Осени» автор предоставляет шанс утихомирить душевные бури. Фабула этой новеллы, ставшей кульминацией всей картины, — инвариант коллизий более раннего фильма. Тени знаковых персонажей Кима — преступника и шлюхи (отсутствуют в кадре, но направляют сюжет) — различимы и в «Осени». Режиссер, однако, меняет излюбленный угол зрения — преходящее он поверяет вневременым, проблемы, что порождает социум, погружает в натурфилософский контекст. Ким Ки Дук набросал для себя прикидочный план «топографии» мироздания. Показав, что «фирменная» проблематика его лент — область значимая, но все же локальная. Фильм «Весна, лето, осень, зима… и снова весна» искушает растравой утопии. Ясно, что вовлеченность в природный круговорот недостижима в суетной городской круговерти. Что опыт отшельника непостижим как для адептов чинных стандартов и норм, так и для пленников личных амбиций. Но недоступное манит.

Впервые за годы работы в кино Ким Ки Дук сам появляется в кадре. В последней новелле и в эпилоге картины он играет зрелого, умудренного жизнью монаха. Дебютант не стремился демонстрировать тонкости лицедейского мастерства, роль его — честный и по-своему убедительный труд экранного натурщика. Ким акцентирует собственное присутствие в картине, авторизирует сюжет, делая это дважды. Известно, что тех персонажей, с которыми Ким Ки Дук теснее всего ассоциировал себя, он наделял художественными способностями. Так было во всех его прежних работах. Монах-отшельник в «Зиме» ваяет Будду из глыбы льда. В эпилоге уверенной рукой создает портретную зарисовку. Утверждается параллель: отшельник — тот же художник. Ключевое уподобление Кима: путь подвижника сродни пути творца.

1 В диалоге упомянут вполне конкретный буддийский текст. «Праджня-парамита сутра» — своеобразный гид в движении к нирване. Термин «праджня» обозначает «премудрость, переводящую на другой берег существования». Предполагает обретение верного видения (адекватного восприятия реальности) и решимости следовать по пути Будды. Но Ким демонстрирует явное небрежение к тонкостям толкований эзотерики сутр. Ряды иероглифов для него — цепочки магических знаков, череда заклинаний, прочищающих ум. Режиссер следует представлениям профанного буддизма, с его простодушной верой в амулеты, благодетельных истуканчиков и прочие рукотворные «чудеса».

2 Бодхисатвы — в мифологии буддизма категория существ, достигших святости и высшего совершенства. Имеют право на обретение нирваны, но из сострадания к участи мириад горемычных тварей отказываются от единоличного спасения. В простонародной версии религии — благодетельные языческие божества. Фигурка медитирующего бодхисатвы, которую отшельник устанавливает на вершине горы, поддается более точной идентификации. Иконографическая модель — корона, венчающая чело, стилизованный трон, имитирующий горную вершину, ладонь, подпирающая подбородок, — характерна для изображений Майтейи (по-корейски — Мирык). Ассоциируется с будущим, с благими переменами, почитается как гарант грядущего миропорядка.

http://kinoart.ru/2004/n3-article10.html
 
Аня_НежельскаяДата: Среда, 06.07.2011, 21:31 | Сообщение # 11
Группа: Друзья
Сообщений: 167
Статус: Offline
Фильм, вне сомнения, просто великолепный, как, впрочем, и все остальные фильмы Ким Ки Дука. Хоть и смыслю я мало в буддизме, но из всего вышесказанного мне стали понятны многие и многие вещи, например, почему те или иные животные погибали, а другие оставались жить, почему кот именно белый, а не какой-то ещё, ну и всё в таком духе. Хотя сначала, досмотрев фильм, я подумала, что многое осталось для меня загадочным. Особенно то, почему нам не показали лицо сбежавшей без ребенка утопленницы, почему она вообще носила платок, что она хотела скрыть таким образом, свой ли стыд… Страшный момент с этой женщиной без лица. Я испугалась.

Очень запомнилось, как наставник следил за учеником, когда тот привязывал камни к животным, и как копы вместе с Учителем раскрашивали иероглифы. Удивило то, как молодой монах и девушка занимались сексом на камнях. И удивило, конечно, с какой точностью напророчил учитель, что похоть вызывает желание обладать, а та, в свою очередь, желание убивать – ведь всё так и случилось и аж мурашки по коже побежали в момент прочтения газеты.

Самой красивой стала для меня сцена восхождения на гору. Герой доказал, что он в состоянии пронести достойно свой камень, который был у него на сердце, и как вознаграждение получить избавление от него. Поразило расстояние, на которое он ушел от плавучего дома! Таааак далеко…

Ну в общем, можно ещё бесконечно писать о своих эмоциях и размышлениях по поводу этого фильма, но не стану этого делать) Оставлю всё остальное себе на десерт)
 
Форум » Тестовый раздел » КИМ КИ ДУК » "ВЕСНА, ЛЕТО, ОСЕНЬ, ЗИМА ,,, И СНОВА ВЕСНА" 2003
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz