Вторник
27.06.2017
13:32
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ЗАБРИСКИ ПОЙНТ" 1969 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » МИКЕЛАНДЖЕЛО АНТОНИОНИ » "ЗАБРИСКИ ПОЙНТ" 1969
"ЗАБРИСКИ ПОЙНТ" 1969
Александр_ЛюлюшинДата: Вторник, 13.04.2010, 17:50 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
«ЗАБРИСКИ ПОЙНТ» (Zabriskie Point) 1969, США, 112 минут
— один из центральных фильмов культуры хиппи








Двадцатилетние Марк и Дарья исполняют роль пары, встретившейся в Долине Смерти. Она — секретарша, которая работает над проектом своего босса в Фениксе, он — бывший студент, который угнал самолет. Они гуляют по безжизненной пустыне, выясняют, ради чего живут, забываются и занимаются любовью.

Съёмочная группа

Режиссёр: Микеланджело Антониони
Продюсер: Карло Понтии, Харрисон Старр
Авторы сценария: Микеланджело Антониони, Франко Россетти, Сэм Шепард, Тонино Гуерра
Оператор: Альфио Контини
Композитор: Джерри Гарсиа, Дэвид Гилмор, Ник Мэйсон, Роджер Уотерс, Ричард Райт

В ролях

Марк Фречетт
Дариа Халприн
Пол Фикс
Г.Д. Спрэдлин
Род Тейлор
Ли Дункан
Харрисон Форд

Кассовые сборы

«Забриски-пойнт» в конечном итоге оказался коммерческим разочарованием: при бюджете в $7 000 000 кассовые сборы ленты составили всего лишь $900 000 (в то время как предыдущий фильм Антониони, «Блоу-ап» (1966), при бюджете в $1 400 000 собрал в мировом прокате $10 800 000).

Музыка

В фильме использованы композиции Pink Floyd, The Youngbloods, The Kaleidoscope, the Rolling Stones, Патти Пейдж, The Grateful Dead.

В 1970 выпущен альбом «Забриски-пойнт», в который вошло большинство композиций из саундтрека:

Pink Floyd – «Heart Beat, Pig Meat»
The Kaleidoscope – «Brother Mary»
The Grateful Dead – «Dark Star»
Pink Floyd – «Crumbling Land»
Патти Пейдж – «Tennessee Waltz»
The Youngbloods – «Sugar Babe»
Джерри Гарсия – «Love Scene»
Роско Холкомб – «I Wish I Was a Single Girl Again»
The Kaleidoscope – «Mickey's Tune»
Джон Фэхи – «Dance of Death»
Pink Floyd – «Come in Number 51, Your Time Is Up»

The Doors написали для фильма песню «L'America», которую Антониони отклонил. Большая часть материала, написанного Pink Floyd, также была отвергнута, однако в фильме использовалась известная композиция Careful With That Axe, Eugene (под названием Come in Number 51, Your Time is Up).

Интересные факты

Фильм назван по местности «Забриски-пойнт» в Долине Смерти.

Не вошедший в фильм 17-минутный отрывок, названный «The Violent Sequence», основную тему которого написал Ричард Райт, клавишник группы Pink Floyd, позже стал основой для песни «Us & Them» со знаменитого альбома «The Dark Side of the Moon».

В фильме играл Харрисон Форд, но при монтаже были вырезаны все сцены с его участием.

Гитарист Джон Фэхи в книге «How Bluegrass Music Destroyed My Life» пишет, как тяжело было работать с Антониони.

Консерваторы осуждали Антониони за сжигание американского флага, шериф Окленда обвинил режиссера в том, что тот приехал разжигать народные бунты, а управление штата начало следствие по делу о предполагаемом «анти-американизме»

Смотрите фильм

http://vk.com/video16654766_163840174
http://vk.com/video16654766_163840164
 
Александр_ЛюлюшинДата: Вторник, 13.04.2010, 17:52 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
НАШЕ ОБСУЖДЕНИЕ ФИЛЬМА «ЗАБРИСКИ ПОЙНТ» НА ФОРУМЕ САЙТА ОДНОКЛАССНИКИ

Оля Подопригора 19.02.2008 17:24

почему-то хочу пересмотреть "Забриски Пойнт"... как-то сейчас стукнуло...

Александр Люлюшин 19.02.2008 19:49

Не мог не ответить на сообщение о моём любимом «Забриски Пойнт» столь дорогого сердцу Микеланджело Антониони!

Этот фильм, на мой взгляд, никогда не потеряет своей актуальности! Да, и возможно ли это? Судите сами! Насквозь политизированный ложнодетективный сюжет со взрывом всего фешенебельного и выхолощенного под музыку «Пинк Флойд» в завершение истории пропитан особым, когда-то всеми нами прочувствованным духом некоммуникабельности, согласно к-му только в известной пустыне «Долина смерти» два случайно встретивших друг друга ооочень симпатичных героя сумеют найти давно утерянное всеми великое Чувство и разбудить тем самым десятки других также страдающих от одиночества и непонимания влюблённых пар!

Люди, если хотите увидеть себя со стороны, смотрите «Забриски Пойнт» и всего Антониони!

Юлия Смертенко 20.02.2008 13:52

Уговорили, хотя бы ради ПИНК ФЛОЙДА!

Оля Подопригора 20.02.2008 19:38

только ради пинк флойда?!... а мне там самолет так нравиЦа!!!! так ярко раскрашен.. ммм....

Александр Люлюшин 20.02.2008 21:18

А помните её взгляд сквозь слёзы на оставшуюся у неё его красную рубашку после того, как она слышит по радио сообщение о его гибели? А она же просила его не рисковать …

Оля Подопригора 20.02.2008 23:38

угу.. правда более смутно, чем скажем красную будку (туалет) посреди пустыни!!!!

Александр Люлюшин 27.06.2008 07:48

Заранее советую всем-всем-всем обратить Ваше внимание на завтрашний показ по Культуре очень красивого фильма Микеланджело Антониони «ЗАБРИСКИ ПОЙНТ»!!! Как скажет наша Оля «не фильм, а ммм…» )))

Оля [Little_Mo] Подопригора 27.06.2008 10:05

ну вот.. Вы меня опередили!!!!
я (19.02.2008): "почему-то хочу пересмотреть "Забриски Пойнт"... как-то сейчас стукнуло"...
ну вот!! у меня есть Атличная возможность это сделать!!!!

Александр Люлюшин 29.06.2008 00:34

Привет полуночникам! Уверен, что настоящие любители Кино не пропустили сегодня великий фильм Антониони!!! или я ошибаюсь?

Анастасия Кожевникова 29.06.2008 00:40

Да, Gott sei dank, не пропустили, потому что ТАКОЕ кино нельзя пропустить, кроме очевидной нравственной нагрузки, это просто удовольствие - и ментальное, и эстетическое.

Александр Люлюшин 29.06.2008 00:43

вот это начало дискуссии!!! ))) и ментальное, и эстетическое?

Анастасия Кожевникова 29.06.2008 00:49

Ментальное - разве фильм не заставляет задуматься? А думать – это прекрасно.

Эстетическое - а чем Вам картинка не нравится? Особенно, контраст между целлулоидным мирком "Солнечных песков" и мертвым, но таким притягательным ландшафтом Забриски Пойнт.

Александр Люлюшин 29.06.2008 00:54

Настя, мне всё это ооочень нравится! Потому и не удержался и пересмотрел фильм сегодня, хотя сначала не планировал! Даже не заметил, как быстро пролетели почти два часа экранного времени!!! )))

Анастасия Кожевникова 29.06.2008 01:04

Удивительный фильм! Так красиво, так "невыносимо легко" (цитирую) и о таких серьезных вещах!

Я все думаю, а какой он, реальный мир? Это унифицированный мир, который создают компании типа "Солнечных песков? Это тот мир, который пытаются показать, открыть студенты-бунтари? Это тот мир мещанских вещей, которые летят на воздух в мечтах Дарьи, и ненавязчиво показанной навязчивой рекламы? Это мир демократии, которая кричит о свободе каждого на каждом углу и стреляет без предупреждения?

Александр Люлюшин 29.06.2008 01:11

Я бы даже сказал «воздушно»! тем более что милый, добродушный самолётик (no war – no words) свою рольку здесь тоже играет! о своей любви к Америке говорили очень многие, на вскидку, Джармуш в «Мертвеце» или Триер в «Догвилле» и «Танцующей», но только у Антониони это было ТАК легко и доступно! фильм-то сделан в далёком уже 69-м, но как будто о сегодняшнем дне!!! ничего не изменилось!

Анастасия Кожевникова 29.06.2008 01:26

Талантливо показано - мертвая река в мертвой пустыне, которая куда живее реального мира, населенного вполне адекватными по меркам нормальности людьми...Так трудно прочертить демаркационную линию между нормальностью и отклонением, между мертвым и наполненным жизнью... И вдруг понимаешь, что мертвое может быть куда приятнее живого. И честнее. Ведь мертвое не лжет, не демонстрирует ложные ценности, хотя и создает иллюзии...

Красивая пустыня, красивые горы, красивые люди - все похоже на компьютерную графику, на сон. "Уснуть! И видеть сны, быть может."

Александр Люлюшин 29.06.2008 01:43

Это не талантливо, а гениально! О мертвенности всех тех живых, что были в фильме показаны, можно говорить часами! о тех ответах, что даёт начальство («Она заболела» - «Хорошо!»), о том порядке, что царит в полицейском участке, о том словоблудии, что ведут «активные» борцы за справедливость, к-ым и предназначались слова на борту самолёта! Вот и получается, что живыми могут быть только сегодняшние мёртвые, к-ые однако будут разбужены всего лишь одной замечательной парой, попытавшейся убежать от такой «солнечной» реальности!

Анастасия Кожевникова 29.06.2008 01:58

Вон оно, ключевое слово сегодняшнего дня, вернее ночи - сны!

Несмотря на значимость темы, не менее важной кажется красота кадра, уже упомянутая воздушность и легкость, смена кадров похожа на сон, особенно эпизоды в Забриски Пойнт-нет внешней логики событий, но она и не нужна...

Думаю, после ТАКОГО фильма будут сниться легкие и красивые сны... Наверное, это flowerpower...

Александр Люлюшин 29.06.2008 02:06

Хочется верить и надеяться! Ещё бы эти сны становились у нас явью! Чтобы за внешней красотой, всегда находилось наполнение! Участие, понимание, доброта!!!

Оля [Little_Mo] Подопригора 29.06.2008 09:41

ух... нельзя же так сразу! я тоже хочу словечко вставить!!!

Еще разочек о легкости.. мм... как эти взрослые дети резвились в пустыне!!! КАК они говорили о мыслях! о красивых цветах...

И поистине красивая картина, когда показывают эту мертвую пустыню и эту живую страсть... которая оживляет все вокруг! Или в мертвой пустыне стоят 2 туалета.... красных как огонь!..

Как же я люблю этот фильм неспокойного покоя и людей с бунтарской душой...божественно!

Александр Люлюшин 29.06.2008 09:53

«Фильм неспокойного покоя»? СУПЕР сказали! А помните в связи с этим последний кадр фильма? Этот невероятной красоты закат, в к-ый уходит Дария? И это после взрыва, сметающего всю фешенебельность …

Оля [Little_Mo] Подопригора 29.06.2008 09:54

даааааааааааааааа! Вы опережаете мои мысли!!!!!!!

Александр Люлюшин 29.06.2008 10:10

:-))) Так, в чём же Вас ещё опередить…? Ах, ну да! Как Вам метафора «большого озера», от к-го остался только песок?

Кстати, какой же отпечаток накладывает всегда на восприятие фильма Система … В 1972 году в нашей стране один критик, обстоятельно и с коммунистическим пафосом рассказывавший о том, что «подлинно героического начала герои Антониони в себе не несут», сказал: «Юноша из фильма «Забриски пойнт» бессмысленно гибнет, так и не успев ничего совершить. Девушка, подобно тысячам своих сверстниц и сверстников, пристрастилось к марихуане; не довольствуясь легкими любовными связями, она ищет радостей в наркотических видениях. В соответствии с обстоятельствами эти видения носят сексуальный характер; в конце фильма ее воображение выполняет функцию шлюза, открывшего выхода ненависти».

Оля [Little_Mo] Подопригора 29.06.2008 10:14

я в шоке )) и это написал взрослый мыслящий человек?..

не знаю как кто, но я в фильме не заметила ничего похожего на пристрастие к марихуане.. они говорят только об "уходе в себя".... ))
(зря я наверно возмущаюсь...)

Александр Люлюшин 29.06.2008 10:24

Что Вам сказать по этому поводу…? Не всяк взрослый мыслит и не каждый мыслящий есть взрослый!

К «уходу в себя» я бы добавил ещё и попытку главных Героев вмешаться в жизнь – всё-таки, как не крути, фильм был снят политически злободневный! А мотив путешествия под медитирующую музыку Пинк Флойд тому только способствовал!

Александр Люлюшин 29.06.2008 15:24

Кстати, два интересных факта из «Забриски Пойнт»!

Трагично сложилась судьба исполнителя главной роли, непрофессионального актёра Марка Фречета. Фильм получил своеобразное продолжение и в его реальной жизни: он предпринял попытку вооруженного ограбления, был осуждён и умер в тюрьме.

Продолжая линию молодежного бунта, Антониони сделал концовку, в которой парень выписывает в небе «Fuck you, America!», но ее сочли антиамериканской и запретили. (Хотя, кажется, куда уж больше антиамериканизма, проявляющегося в борьбе за свободу в абсолютно «свободном» обществе!)
 
Галина_КастинаДата: Среда, 11.05.2011, 09:01 | Сообщение # 3
Группа: Проверенные
Сообщений: 15
Статус: Offline
Забриски Пойнт, Долина Смерти Национальный Парк, Калифорния, США – это, на мой взгляд, одно из натуральных чудес света. Цветовые сочетания бескрайней пустыни и невысоких разноцветных гор просто дух захватывает. Причём цвета - нежные и абсолютно импрессионистские - Ренуар с Моне, да и только. Объяснение этим деликатным оттенкам и сочетаниям розового, бирюзового, салатового, пурпурного, голубого, и т.д. - вполне научное. Минералы, которыми горы пропитаны, придают им такие изысканные цвета, но видеть это - впечатление незабываемое. Я хорошо помню поездку в Долину Смерти (часа два от Лас Вегаса на машине) и прогулку по Забриски Пойнт и наблюдение заката солнца.

Сообщение отредактировал Галина_Кастина - Среда, 11.05.2011, 09:01
 
Светлана_КосогороваДата: Четверг, 23.08.2012, 11:22 | Сообщение # 4
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Статус: Offline
«Забриски Пойнт» не просто классный, я в него вчера провалилась с головой. Просто забыла, что смотрю кино.

Но вообще это роскошное пособие для воспитания настоящих террористов) Что происходит по действию? Есть некая Машина, жёсткая, насквозь лживая, с системой ценностей прогнившей насквозь... Огромная жестокая, агрессивная Машина, готовая переломать, смолоть, проехаться по всему, что встаёт у неё на пути. Есть те, кто не желает жить в навязываемой системе ценностей, не желает мириться с тем, что придётся жить в рамках заданных машиной. Машина проявляет жёсткую агрессию только при сопротивлении. Но и этого достаточно, чтобы в ответ родилась агрессия. Итог: рано или поздно случится взрыв. Каким он будет – воображаемым или настоящим... В то время был воображаемым, а потом было 11 сентября... Я бы политикам почаще показывала этот фильм. Он многое объясняет, о многом предупреждает и многое прогнозирует.

А если о том, как фильм сделан... Какое же это чудо! Дешёвая, безвкусная реклама повсюду, семьи средних американцев – целлулоидные куклы, скрежет и грохот – звук, перемалывающей тебя системы. И с другой стороны – огромное небо, от которого голова кружится, в которое упасть...

- Для чего ты угнал самолёт?
- Чтобы улететь с Земли.

Пустыня, где нет никаких границ, где мир, в который пока ещё не пришли, чтобы сделать его Собственностью. Мир, в котором можно свободно любить, без рамок, выдуманной морали, просто так, для Жизни...

Долина Смерти – это не название пустыни, это тот пошлый мирок хлама и дешёвки, который защищая сам себя, легко идёт на бессмысленное и жестокое убийство. Какое же невероятное удовольствие смотреть на то, как этот мирок летит к чертям, взрывается снова и снова со всей дрянью, которой он напичкан...

А потом тишина, умиротворение и успокоение, будто выкинут мусор и смыта грязь... Иногда думаю, что жаль, конечно, мы же люди... Но если в мире, как в Содоме и Гоморре не останется ни одного праведника...

Фильм гениальный.
 
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 08.12.2012, 12:02 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
14 декабря 2012 года
Киноклуб «Ностальгия» представляет
фильм №16 (308) сезона 2012-2013
«ЗАБРИСКИ ПОЙНТ»
режиссёр Микеланджело Антониони, США


***

О фильме «ЗАБРИСКИ ПОЙНТ» посетители сайта http://www.kinopoisk.ru

***

Забриски Пойнт — это загадка, это наслаждение и это подлинная красота.

***

Фильм, созданный Микеланджело Антониони — поистине шедевр, проникающий в глубокие залежи души.

***

Фильм Микеланджело Антониони … уникальное кино, аналогов которому я не могу вспомнить.

***

Иррационально-медитативный-поэтический шедевр.

***

«Забриски Пойнт» больше чем умственно упражнение, это нетленный шедевр, действительно современный, кто бы что ни говорил.

***

Кино поразившее меня, и перевернувшее наизнанку. Одно из лучших, величайших…

***

Культовый фильм хиппи семидесятого года.

***

Картина Антониони — элитарное, созерцательное кино с замечательным видеорядом и музыкой легендарных Pink Floyd, Youngbloods, Kaleidoscope, Rolling Stones, Патти Пейдж и Grateful Dead. Это сплошная двухчасовая медитация и это лишь малый отрывок жизни Марка и Дарьи, нашедших личную свободу в уединении и любви.

***

Собирая впечатления от просмотра воедино, ощущаешь нечто теплое, чуток старомодное, но утерянное навсегда, безумно-романтическое и печальное… Это фильм не о хиппи и не о демонстрациях, это глоток свободы на истерзанной временем кинопленке. Сделано Маэстро. Смотреть прочувствованно.

***

Картина по-прежнему прекрасна. Я смотрел ее сначала по телевизору поздней ночью и не понял ни черта, а потом мне случайно встретился диск, я пересмотрел его и умилился. Для меня эта картина стала лучшей в фильмографии знаменитого итальянского режиссера.

***

Пожалуй, этот фильм мне нужно было посмотреть раньше. Наверное, он как раз из той серии фильмов, о которых говорят «он меня изменил». Изменить, переделать, повлиять, устроить душевный разлад — о, да, Антониони всегда умел делать такие вещи.

***

Представляете, каким нужно быть гением, чтобы люди увидели в минутной сцене то, о чем задумывались годами, о чем написаны сотни книг и сняты сотни фильмов!

***

После фильма слегка трясет. Ведь все это никуда не уходит, все это было, будет и есть сейчас. Все тот же побег, бунт, поиск… Этот фильм подчиняется единственной логике — логике жизни, и достигает в этом удивительной адекватности. Гимн свободе и жизни, о которой некоторые даже не подозревают.

10 из 10

***

Эстетическое содержание фильмов Антониони как всегда благодаря стараниям режиссера стоит на высшей планке кинематографа, Антониони добивается такой красоты кадра, гармонии света и красок, плавности линий пейзажей, теней и других всевозможных фактур, которые заставляют зрителя наслаждаться и восхищаться увиденным на экране.

***

«Забриски Пойнт» один из самых впечатляющих фильмов. Антониони умел снимать простые, доходчивые с первого взгляда истории, обладающие такой нескончаемой глубиной, что диву даешься, какой властью обладает камера, если ее правильно использовать. Используя некие собственные приемы, Антониони добивается удивительного эффекта, который многие считают излишней интеллектуальностью.

***

Сцены в пустыне, занимающие всего треть-четверть фильма самоценности на мой взгляд не имеют, то есть, если бы я увидел короткометражку, состоящую только из них, то не сказал бы, что это было гениально. Но пустыню обрамляет сюжет до и после, превращая срединное действо в восхитительное чувство, как бриллиант, огранка которого подчеркивает и выделяет его красоту, ценность, стоимость, цены которой нет. В этом и феномен Антониони, он знает, как незаметными приемами превратить историю в шедевр, в какие цвета раскрасить самолет, чтобы он выглядел психоделично, как «древняя птица», вылетающая из древнего места. Антониони знает какую музыку использовать, чтобы она звучала современнее, чем в шестидесятые. Как, не обладая возможностью компьютерной графики, создавать потрясающие экшн-кадры, до которых современными фильмам со всем богатством возможностей еще тянуться и тянуться.

***

Если жизнь налажена и упорядочена настолько, что в своей скучной глянцевой безупречности напоминает рекламный ролик с манекенами вместо актеров, остается дорога… Если жизнь разлаженна и сумбурна настолько, что в своем каждодневном хаосе и абсурде подталкивает к смерти от чего угодно, кроме скуки, остается снова дорога — радужный мир иллюзий, расстояний, билбордов и редких бензоколонок, который станет для выбравших его, более реальным, чем сама реальность. Та самая дорога, которую придумали поколения бунтарей и rolling stones — битников и, подхвативших у них эстафету, хиппи, однажды массово прозревших до осознания того, что путешествовать по родной земле гораздо интересней, чем ездить в экзотические страны.

В эпоху радикальных перемен — и в массовом сознании, и в области кинематографа, когда каждый стремился дать творчеством ответы времени, не ответ, но полноценный, чувственный его слепок сделал Микеланджело Антониони в своем первом и единственном американский фильме, больше похожем на набор открыток, привезенных автором «Фотоувеличения» из beuty-трипа по Долине смерти. Открыток выцветших, но потерявших четкости. Открыток, и по сей день вдохновляющих поколения пост-хиппи на посещение ставшего культовым места. В фильме, пришедшимся ровно на стык десятилетий — 1970 год, он почувствовал, передал, а частично и предсказал, все противоречия и парадоксы эпохи «Flower power» и ее будущий закат — движение тогда еще не превратилось в «стиль», не перемололось в жерновах массовой культуры, но целая эпоха уже находилась при смерти и душный аромат тления и венков разлился в атмосфере. Это время совпало со смертью Джимми Хендрикса и Дженис Джопли, а спустя год, в Париже был найден мертвым в своем гостиничном номере Джим Моррисон. Реальность перетекала в фильм и наоборот…

Поразительное попадание «Забриски поинт», его достоверная атмосферность, кажутся даже странными. Странными не потому, что можно было бы сказать, мол, нонкормизм и контркультура были чисто американским явлением, нет — к тому моменту они в одинаковой степени захватили оба континента. Но дело в том, что фильм, отразивший самые бурные годы американской истории, сделал человек, который не, то что американцем, но, ни бунтарем, ни рупором эпохи не был. Антониони был скорее ее очевидцем, каталогизатором умерших чувств и отношений, дотошным исследователем человеческой некоммуникабельности, одиночества и отчуждения. Приехавший из тогда еще необъединенной Европы, с ее тысячелетиями истории, отражающихся в витражах соборов, дворцов и брусчатке мостовых узких, тихих улочек, по которым бродили неприкаянные героини Моники Витти, итальянец Антониони, кажется, потрясен и заворожен открывшейся ему американской огромностью. Каждый кадр, каждый поворот камеры, странный, давящий фон передает это впечатление европейца от чужого ему, громадного, пустого, но прекрасного в своей лаконичной завершенности мира. После «Забриски поинта» стало понятно, что именно фильмы в жанре роуд-муви, полные отчуждения и тоски, он всегда и снимал. Просто раньше путешествия были внутренними, а здесь, в экзистенциальном пространстве бескрайней американской пустыни, внутреннее проросло наружу.

Смена остановки пошла на пользу Антониони, который снял удивительное кино, одновременно похожее и не похожее на предыдущие работы. Поэтическое настроение созерцательности, наполняющее экранное пространства его европейских фильмов, от изменения масштаба взяло совершенно непостижимую до того по высоте трагическую ноту. Там нет ни стройного сюжета, ни поддающихся вербализации вечных вопросов, ни какой-то выдающейся актерской игры, на которую бы стоило обратить внимание. Персонажи, намеченные пунктиром следов в песке — плоть от плоти культуры их породившей, просто живут в кадре, молча скитаются по ни то родной, ни то по такой же чужой им, как и режиссеру, земле, им даже оставлены их настоящие имена. Антониони, кажется просто наблюдает за своими героями, иногда отвлекаясь на совершенно не связанные с основной историей эпизоды, которые тем не менее и создают меланхолический портрет времени в картине. Когда об одиночестве, пустоте и пресловутой некоммуникабельности рассказывают в масштабах целой страны и тихо, вполголоса, умным монтажом, музыкой, операторской работой, образами и нечастыми слова, это звучит громче любого манифеста.

Страна безграничных возможностей и безграничных расстояний, породившая поколения наплевавших на эти возможности и выбравших только расстояния, предстает в фильме Антониони в виде двух фигурок, растворяющихся на фоне призрачного мира бескрайних массивов песка и скал мистической красоты. Собрание революционно настроенных студентов, превратившееся в межрасовый конфликт, продавец пушек, учащий как убивать и не попадаться, арестованный по имени Карл Маркс, sex, drugs and Rock`n«Roll… Историю то заносит на ироничных поворотах, то трясет на ухабах парадоксов, а следующие после встречи в пустыне два часа экранного времени, как выброс жертв после аварии — кто, куда упадет простреленный пулей навылет, кто, где останется в перевернувшимся мире.. Двое молодых эскапистов — девушка, с привычным для российского уха именем Дария и Марк, в исполнении Марка Фрешетта — аутентичный персонажу актер, разделивший со своим героем не только имя, но и его трагическую судьбу — живые олицетворения перехода между двумя десятилетиями. Олицетворения двух типов протеста и времени смены двух культурных эпох, когда «невыносимая легкость бытия», сменялась его, бытия, невыносимым ужасом и то, что раньше выражалось в виде баррикад и демонстраций перешло во внутренний мир, стало частью экзистенциальной тоски современного человека

Слово «этапный» само вплывает в мозг, вместе с музыкой «Pink Floyd» и в данном случае не надо объяснять чего оно означает — до Марка и Дарии были Бонни и ее друг Клайд — не реальные отморозки, а практически мифолигизированные благородные разбойники в элегантном, кинематографическом олицетворение свободолюбивых 60-х, после — отрезвляющие «Пустоши» с их дегороизацией бунтаря без причины. Но именно взгляд чужестранца Антониони, «снаружи внутрь» — с одной стороны с явной симпатией к 60-м, которые хоть и не сделали мир лучше, но однозначно безвозвратно изменили и раскрасили яркими красками на много лет вперед. С другой — подведение под этой эпохой черты и постановка вопросов, ставших основной темой проблемного кино следующих «серьезных» 70-х. Революция нужна чтобы уничтожить отжившее, сломать устаревшую систему ценностей, взорвать ко всем чертям гнилой миропорядок, но свобода нужна не другим — свобода нужна тебе. Создай революцию внутри себя и оставь ее там же. А время все рано свое возьмет. Оно не терпит компромиссов… Тут никому нельзя помочь — каждый сам себе помощник, остается только ждать, когда кино отстанет от тебя словами The End и улетит размалеванным самолетиком вместе с титрами.

***

Возможно, это лучший фильм Великого Режиссера Микеланджело Антониони. Точка.

11,5 из 10

***
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:48 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
«ЗАБРИСКИ ПОЙНТ» 1970, США, 110 минут
Экзистенциальная драма


Во второй раз (после сделанного в Великобритании фильма «Фотоувеличение») знаменитый итальянский режиссёр Микеланджело Антониони попытался выйти из замкнутого круга проблематики принёсшей ему славу пенталогии («Крик»-«Приключение»-«Ночь»-«Затмение»-«Красная пустыня»). Картина «Забриски Пойнт», снятая в США, является, пожалуй, самой политизированной в кинематографе Антониони (если не считать его последующую документальную ленту «Китай»), поскольку наполнена реалиями студенческих волнений 60-х годов, включает подлинные споры молодёжи, которая тогда протестовала против буржуазного уклада жизни. Причём этот свободный по структуре фильм производит впечатление как полностью импровизационный, лишённый композиционной заданности. Он, на первый взгляд, кажется сделанным в манере других американских картин того периода («Беспечный ездок», «Пять лёгких пьес», «Ресторан Алисы», «Отрыв»). Европейский постановщик мастерски использует типичный для кино США «мотив дороги», бесцельного путешествия по Америке, и к тому же снимает в популярной по многим лентам пустыне с красноречивым названием Долина смерти.

Но если вглядеться внимательнее, то в данном фильме Микеланджело Антониони обнаружатся не только его излюбленные сюжетные ходы — ложная детективная конструкция, использование приёма фальшивого «любовного треугольника» и т. п. В другом регистре и в иной тональности продолжает звучать свойственная для творчества этого режиссёра тема некоммуникабельности, одиночества и непонимания человека, выхолощенности чувств в мире всеобщего потребления и погони за преуспеванием. Не случайно, что широкую известность получили две символические сцены из «Забриски Пойнт». В одной из них возникшее чувство между двумя главными героями, Марком и Дэрией (кстати, это случилось и между исполнителями на съёмках), словно оживляет на время пустыню — и десятки занимающихся любовью пар заполняют доселе безжизненное пространство. А в самом последнем эпизоде разгневанная героиня в своём воображении, раз за разом, видит взрывающуюся фешенебельную виллу — и вот уже летят в воздух в замедленном темпе все атрибуты буржуазного благосостояния.

Кроме того, Антониони одним из первых в кино обратился к музыке рок-группы «Пинк Флойд», великолепно почувствовал апокалиптический, эсхатологический характер её записей, дав их в фонограмме именно в финале. Также удивительно обнаружить (спустя много лет после выхода этой картины на экран) присутствие в эпизодической роли… Хэррисона Форда, а ещё в большей степени изумиться, что одним из сценаристов был мало кому ведомый, лишь 26-летний Сэм Шепард. И тогда становятся понятнее не только личные «антониониевские» симпатии немецкого режиссёра Вима Вендерса в его американской ленте «Париж, Техас» (1984), но и её тесная связь как раз с «Забриски Пойнт» — благодаря участию в качестве автора сценария того же Шепарда.

Сергей Кудрявцев
http://www.kinopoisk.ru/level/3/review/867666/
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:48 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
А. Кукаркин. «ЗАБРИСКИ ПОЙНТ». Сборник «На экранах мира». Вып.4. 1972

...Серо-желтые пески выжженной пустыни. Их прорезает прямая как стрела дорога, теряющаяся за горизонтом. На дороге виднеется единственный автомобиль; над ним в воздухе кружит маленький самолет. Эти сиротливые точки несут в себе сквозь апокалиптически безжизненный пейзаж две человеческие судьбы, несут, чтобы скрестить их на миг где-то в пространстве и снова разъединить навсегда во времени.

В этом эпизоде из фильма Микеланджело Антониони «Забриски пойнт», снятом в Соединенных Штатах (продюсер Карло Понти), метафорически выражена главная тема всего творчества итальянского режиссера: непреодолимое одиночество человека как следствие враждебной окружающей среды.

Сцены подобного рода без труда можно было найти и в любом прежнем антониониевском произведении. Так, в «Крике» — это одиноко бредущий по бесконечной дороге главный герой Альдо; в «Затмении» — поцелуй «влюбленных» через стекло разъединяющей их двери. Действующие лица тут — бездействующие условные антигерои, которые лишь призваны отражать безусловность реального конфликта, распад человеческих и любовных связей до степени их фиктивности, даже иллюзорности. В картине «Блоу ап» («Фотоувеличение») показ такого распада целеустремленно доведен до стирания границ между ирреальностью и действительностью.

Именно здесь кончается общее и начинается отличное в фильме «Забриски пойнт», то есть то, что придает ему особую значительность в системе идей и образов одного из крупнейших киномастеров Запада. Но для того чтобы выявить это отличное, невозможно ограничиться простым перечислением тематических мотивов, фабульных перипетий или красок в художественной палитре. Как известно, Антониони необычайно развил бесфабульное сюжетосложение, и кинозритель чаще всего должен делать выводы исключительно на основе какой-нибудь подробности — жеста, той или иной вещи, фиксируемой аппаратом, аллегоричности мизансцены, пейзажа. Хотя нить действия и производит подчас впечатление импрессионистичности, ни один из составляющих ее узелков не завязан случайно, ради внешнего эффекта.

Драматургическая структура «Забриски пойнт» убеждает в этом не меньше, а может быть, и больше, чем предшествующие фильмы.

...Комната с выбеленными стенами, заполненная студентами. Они спорят, горячатся; кто-то бросает горькие слова: «Многие белые борются за права негров, выходят на улицу, а вы сидите здесь и курите марихуану. Вы предпочитаете, чтобы боролись другие, хотя наша страна катится к фашизму». От косяка двери отделяется небритый парень в черной майке: «Ты готов умереть за свою страну, как это делают негры? Я — готов». Парень покидает комнату. Затихший было спор разгорается снова.

Так происходит первое знакомство зрителей с главным персонажем фильма — механиком из гаража, учащимся по вечерам в университете и живущим в студенческом общежитии. Эпизоды с его участием чередуются с короткими сценами, показывающими героиню — красивую, загорелую девушку с широкими плечами и орлиным профилем. (В этих ролях Антониони снял актеров-непрофессионалов Марка Фречетта и Дарию Хэлприн.) Девушка работает секретаршей в многоэтажном оффисе, где царствуют стерильная, холодная чистота и ультрасовременная неуютная мебель. У девушки завязывается безрадостная интрижка с боссом, который назначает ей встречу в своём загородном ранчо.

Между тем юноша из гаража колесит на своём грузовике-форде по шумным улицам южного города, изуродованным разноэтажной крикливой рекламой: металл, бетон, машины… В поисках арестованного друга-студента он попадает в полицейский участок, где дюжие молодчики бесцеремонно расправляются с молодыми и старыми, белыми и неграми. Выбравшись оттуда, парень вместе с приятелем направляется в оружейный магазин и покупает оружие.

…Просторная, геометричная заставленная комната. С сосредоточенными лицами учёная комиссия знакомится с новыми образцами рекламы, которая ещё более назойливо и многокрасочно требует, чтобы люди покупали новую кухню и непременно играли в гольф.

…Большая машина, в ней едет босс. Из включенного радиоприёмника голос диктора сообщает об американских потерях во Вьетнаме, а затем – о студенческом бунте в местном университете. Мобилизована была вся полиция города, чтобы арестовать двадцать пять студентов. Босс подъезжает к учрежденчсекому небоскребу, идёт в комнату, где заседает учёная комиссия.

…Дорога, ведущая из города. В стареньком, одолженном у кого-то «шевроле» с протёртыми до дыр сиденьями, едет девушка, работающая секретаршей на одиннадцатом этаже.

…Территория университета. Полицейские в противогазах разгоняют бунтующих студентов, окружают здание. На асфальте алеют пятна; раненых укладывают на носилки. Студенты поднимают вместо флага пропитанную кровью тряпку. Пронзительные звуки сирен возвещают о прибытии полицейского подкрепления.

Сюда же прибегает запыхавшийся механик из гаража, видит, что здание университета окутано ядовитым дымом. Слезоточивый газ выкуривает студентов и они по приказу полицейских бросаются на асфальт лицом вниз. Один негр на долю секунды замешкался — и тут же падает, скошенный автоматной очередью. Парень нагибается, чтобы вынуть свой револьвер из-под брючины, но где-то рядом раздается выстрел, и убийца-полицейский ничком валится на мостовую. Парень поспешно прячет револьвер и догоняет проходящий мимо автобус.

...Закусочная. Парень звонит из автомата своему другу. Тот предупреждает, что ему надо исчезнуть из города: его видели, когда он бежал из университета сразу после убийства полицейского, описание его внешности передано по телевидению, и полиция поднята на ноги. Парень направляется к аэродрому, залезает в кабину маленького частного самолета. Панорама пригородов Лос-Анджелеса сменяется выжженными просторами калифорнийской пустыни. Над желто-серыми песками низко летит самолет.

...По дороге мчится старенький «шевроле». Кругом унылые пески. Наконец виднеется приземистое здание типичного для Дальнего Запада салуна. Девушка с орлиным профилем выходит из машины, идет внутрь модернизированного аккуратненького бара-кафетерия. Там пусто; какой-то старик потягивает пиво у стойки. Раздаётся звук разбитого стекла, и через окно влетает камень. Хозяин спешит наружу, крича, что это опять хулиганят несносные мальчишки. Девушка следует за ним, видит нескольких ребятишек шести-семилетнего возраста. Они прячутся в свалке мусора, и она идет к ним. Ребятишки вылезают из укрытий, обступают её, лезут ей под юбку. Девушка в ужасе отбивается от нахальных ручонок и бежит к машине. Сквозь разбитое стекло видны спокойные пастельные тона кафетерия и одинокий старик, потягивающий пиво.

...Над пустыней летит самолет. Парень замечает идущий внизу «шевроле». Самолет снижается.

Девушка ведет машину, слушая радио и жуя резинку. Неожиданно слышит над головой рев самолета, в испуге пригибается, обхватив голову руками. Видит удаляющийся самолет, ругается. Парень повторяет шутку, она опять пугается и провожает самолет недовольным взглядом. Он летит ей навстречу; она пригибается не так низко, а потом слегка улыбается. Самолет снова летит навстречу; на ее губах уже играет восхищенная улыбка. Она останавливает машину, выходит и тут же со страха шлепается в песок — самолет идет в пике. Парень достаёт из заднего сиденья что-то ярко-красное, кидает вниз. Девушка бежит за подарком, оказавшимся рубашкой, поднимает, машет вслед самолету, исчезающему за горизонтом. Усаживается в машину, едет дальше. Видит стоящий около шоссе самолёт. Парень просит ее помочь привезти бензин.

Оба едут в машине. Останавливаются у края обрыва, рассматривают укреплённую здесь доску: «Забриски пойит. 5—10 миллионов лет назад в этом месте было большое озеро, от которого остался только песок».

После краткой церемонии официального знакомства парень скатываете с обрыва вниз на дно бывшего озера. Прихватив пачку сигарет, девушка спускается к нему. «Хочешь марихуану?» — «Нет, я дисциплинированный. Законы нашей группы запрещают курить марихуану». Она закуривает и глубоко затягивается. «Ты был активным членом группы?»-«Нет»-«Так нельзя, надо выбрать для себя путь. -Осматривается вокруг. - Как здесь мирно!» «Скорее, мертво», - поправляет он. Девушка отбрасывает докуренную сигарету с наркоти¬ком. «Давай поиграем в мертвых. Я пойду в одну сторону, ты — в другую. Кто больше найдет и убьет мышей, змей и всяких прочих пресмыкающихся, тот выиграет и потом убьет другого». Он решительно отказывается: «Я лю¬блю играть, но не в такие игры». Они начинают бегать взапуски, ребячиться, кувыркаться. Их губы одновременно тянутся друг к другу. Ее руки ласкают его обнаженный торс Перед мысленным взором возникают сексуальные ви¬дения: на белом песке, среди окружающих валунов и в расщелинах скал предаются любовным утехам одна, две, три пары, множество полураздетых, голых тел.

Они одеваются и поднимаются по откосу наверх. Когда наступает время расставания, она просит его не рисковать и не лететь в Лос-Анджелес, но он отвечает, что «взял самолет взаймы» и должен его вернуть.

И снова она в одиночестве едет в своем «шевроле» по дороге.

А аэродром запружен полицейскими в белых блестящих шлемах. Маленький самолет идет на посадку. Навстречу ему с воем сирен несутся полицейские машины. Самолет пытается лавировать среди них, но раздаются выстрелы, и он замирает без движения.

У гигантских кактусов, растущих около дороги, приткнулся «шевроле». Рядом с опущенной головой стоит девушка, слушая радиорепортаж о случае на аэродроме. Поднимает лицо; на нем нет слез.

Пустыня. Среди огромных валунов и нагромождения скал высится нелепое ранчо — настоящий дворец с плавательным бассейном и всевозможными урбанистскими новшествами. Подъезжает «шевроле»; из него выходит девушка, подставляет лицо холодной воде, струящейся из источника, коротко всхлипывает. Промокшая, идет к дому. Сквозь стеклянные стены видны босс и несколько бизнесменов, спорящих о ценах и участках. Босс замечает ее и спешит к ней. Он показывает комнату, где она может переодеться, и возвращается к своим гостям. Девушка даже не заходит внутрь комнаты и бежит обратно к машине. Отъезжает немного, останавливается. Достает красную рубашку, ласково прикасается к ней рукой. Выходит из машины, смотрит в сторону особняка. Страшный взрыв поднимает все сооружение в воздух, и черный столб дыма взвивается высоко в небо… Она не спускает взора с благополучно стоящего, на своем месте ранчо, и снова в ее воображении адский взрыв разносит его на куски. Снова и снова появляется изображение урбанистского особняка, снова и снова взрывы сотрясают экран.

Тихое, прозрачное, голубое небо. В воздухе плавают столы, бутылки, стаканы. Бесшумный взрыв разносит дамский гардероб, телевизор, холодильник... Плавают в воздухе платья и жирные индейки... Опять слышны взрывы. Потом все смолкает. Губы девушки трогает улыбка, и она уезжает по бесконечной дороге в своём стареньком «шевроле»...

Содержание фильма показывает, ´что увидел Антоииони в Америке. Увидел он многое, не увидел главного: подлинно революционных, классово сознательных сил. В результате, резко клеймя «американский образ жизни», Антониони оставляет своим героям ограниченный выбор или импульсивно-эмоциональный бунт, или бегство в мир фантазий, воображения К фипьму «Забриски пойнт» полностью применимы слова прогрессивного американского философа Гарри К.Уэллса, сказанные им в книге «Крах психоанализа» в адрес драматургии Теннеси Уильямса: болезнь в таком драматическом конфликте развивается «от самозащиты индивида путём бегства в иллюзии к разрушению последних. В этот момент обнаженное «я», с которого сорваны все защитные покровы, либо наносит удар, калеча кого-то в результате акта насилия, либо же приносит себя в жертву и подчиняется монолитному обществу зла, которое наносит индивиду смертельный удар».

Г. Уэллс правомерно применил понятие «болезнь» к подобным драматическим конфликтам, ибо идейное и социальное здоровье несовместимы ни с бесцельной жертвенностью, ни с самоутешительным эскапизмом, бегством в иллюзорный мир. Юноша из фильма «Забриски пойнт» бессмысленно гибнет, так и не успев ничего совершить. Девушка, подобно тысячам своих сверстниц и сверстников, пристрастилось к марихуане; не довольствуясь легкими любовными связями, она ищет радостей в наркотических видениях. В соответствии с обстоятельствами эти видения носят сексуальный характер; в конце фильма ее воображение выполняет функцию шлюза, открывшего выхода ненависти.

Антониони преисполнен симпатии к своим молодым героям. Но это не означает, конечно, что они прямо и непосредственно выражают его собственное мироощущение. Не случайно начальные кадры, посвященные собранию студентов, стилизованы под «синема-верите»; они как бы подчеркивают, что степень авторского участия в рассказываемой истории минимальна и ограничена ракурсом зрения кинообъектива, а не точкой зрения субъекта — сценариста и режиссера.

Что ж, если Антониони и в самом деле стремился настроить зрителя на такое восприятие, то приходится признать, что избранный им «ракурс» куда более активен, чем сами герои фильма.

Собственно говоря, назвать их «героями» можно только в литературном, драматургическом смысле, поскольку подлинно героического начала они в себе не несут. Режиссер же сумел вобрать в свой кинообъектив целое скопище язв и пороков, которые разъедают тело старой Америки, молодящейся с помощью румян урбанизма. Он сумел показать — хотя эскизно и недостаточно дифференцированно — настроения, бытующие в студенческом движении. Эти настроения нередко еще проистекают из русла анархистского бунтарства, того самого «левого» бунтарство, которое часто следует нигилистическим призывам новомодного социолога Герберта Маркузе. Имя последнего не упоминается в картине, но маркузианские идеи тотального отрицания и разрушения присутствуют в ней как в образном контексте, так и в парализующем подтексте.

Надо полагать, что определенный смысл вложен и в само название произведения. Прежде, по американским фильмам, мы знали Калифорнию как самый цветущий край Соединенных Штатов. У Антониони эта «земля обетованная» воплощена в Забриски пойнт— мертвом озере. Пески нынешней пустыни призваны, очевидно, служить не столько напоминанием о происшедшей смене геологических эпох, сколько аллегорическим предупреждением о том будущем, что уготовано современной рекламно-технологической цивилизации.

Америка для Антониони — эпицентр всех болезней буржуазного мира. Как и в прежних антониоииевских фильмах, тщетно было бы искать в «Забриски пойнт» какой-либо позитивной программы. Но если прежде, критикуя буржуазное общество «изнутри», Антониони ощущал его социальные болезни как собственную душевную болезнь, то в последнем фильме такого «самопроицирования» нет. Часть американской прессы (реакционные издания — «Дейли ньюс», «Уолл-стрит джорнэл», «Тайм») обрушилась на итальянского режиссера с раздраженной руганью, упрекала его, что он «пришел и ушел иностранцем». Очевидно, это как раз тот случай, когда со стороны действительно виднее. Если определенные нюансы и некоторые глубоко национальные черточки и ускользнули от «иностранца», то стремление к кристаллизации и типизации явлений помогло ему в этом фильме более последовательно придерживаться критико-реалистических позиций.

Как бы то ни было, Антониони вышел здесь—быть может, впервые— за рамки исключительного анализа психологических переживаний личности, утерявшей связи со старым миром и не обретшей связей с новым. Многие персонажи «Забриски пойнт» ищут эти связи, у них появились стремления к коллективным действиям, справедливой борьбе, социальной активности.

Что касается финала кинокартины, то американская газета «Крисчен сайенс монитор» комментировала его следующими словами: «Перед Антониони предстала страна насилия, и он закончил фильм не хныканьем, а взрывом. Идея этой прекрасной и одновременно ужасающей картины ясна: над молодежью сегодняшней Америки издевается общество, одержимое материальным расчетом и насилием, — общество, использующее это насилие во всех формах, чтобы еще больше закрепить свою власть над собственностью».

Означает ли сказанное, что Антониони полностью отошел от своей генеральной темы и перестал быть певцом отчуждения, что метафоричность кадра с автомобилем на пустынной дороге и крошечным самолетом в воздухе приобрела чисто внешний, даже случайный характер? Вряд ли можно пойти настолько далеко в оценке нового этапа эволюции антониониевского творчества, каковым явился фильм «Забриски пойнт». Обстановка гибели парня на аэродроме и прощания зрителя с девушкой на дороге в пустыне доказывает, что человек у Антониони всё же не преодолел еще своего одиночество. Это дело еще проблематичного будущего. Проблематичного, но отнюдь не невозможного.
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:48 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
ЗАБРИСКИ ПОЙНТ

Забриски Пойнт - это своего рода геологический заповедник. В результате тектонической деятельности донные образования доисторических озер превратились в горный массив. Мягкий такой, из осадочных пород - проще говоря, из гипса. Очень жарко, каждое движение поднимает тучу белой пыли, все становится белесым и, должно быть, омерзительно скрипит на зубах. Но очень красиво…

Не знаю, зачем Антониони понадобились, кроме себя, еще четверо сценаристов - среди которых знаменитый писатель Тонино Гуэрра, актер Сэм Шепард и жена Бертолуччи Клер Пеплоу. Лишь первые 15-20 минут фильма - активная суета студенческих беспорядков конца 60-х. Дальше - сплошная медитация: пейзажи, пейзажи, психоделия, бренчание "Пинк Флойда" и "Грейтфул Дэд", очень много замедленной съемки…

Антониони всегда был ультрасовременных режиссером - просто с многолетнего расстояния в этом не всегда отдаешь себе отчет. Но его интерес к новшествам не выходил за рамки модных поветрий в искусстве, научных открытий, светских увлечений. Его герои всегда обитали в спокойных слоях бытия, и зрителю нужно было самому догадываться об историческом контексте - иногда легко, иногда с усилием. В "Забриски Пойнт" впервые появилась политическая актуальность. Никак, в сущности, не повлияв на методологию режиссера, она просто избавила зрителя от лишней работы.

Этот период продолжался недолго - "Забриски Пойнт" и "Профессия: репортер" (1975). (Ну, еще документальный "Китай" (1972), не принесший режиссеру ничего, кроме неприятностей.) Время было такое - увлекающее, вовлекающее. Помимо политической злободневности, эти работы роднит еще и попытка (попытка!) главных героев активно вмешаться в жизнь. И их гибель. (Раньше у Антониони разве что герой "Крика" погибал.)

Но, разумеется, главное осталось. Обманчивость бытия, бессилие персонажа в борьбе с судьбой и миром - вот что интересует Антониони. Его Марк хотя и радикал, но иного склада, нежели друзья-студенты, борющиеся за права и против бесправия. Он - конченый, ницшеанец, верит в сказки, а потому особенно опасен. Не моргнувши, достает пистолет, но полицейский гибнет от пули другого радикала. Вот тут начинается Антониони чистой воды. Ищут "белого парня", а наш герой угоняет легкий самолет и летит в сторону этого самого Забриски Пойнт, где знакомится с чертовски симпатичной девушкой Дарией… Он, как выясняется, вовсе не сбегал от правосудия - просто захотелось полетать. Да и вообще, ни он, ни мы так и не узнаем - какого именно "парня" искала полиция. Просто так карты выпали. Полетал, вернул самолет, получил пулю при посадке. Вроде за дело, а не за сомнительное убийство - хотя и не адекватно. Но опять же - сам участвовал в нагнетании страстей, все на понтах, полиция стреляет на малейший шорох… Замкнутый круг. Злой рок героев Антониони.

Чертовски симпатичная девушка, конечно, убита горем. И непременно вскоре станет радикалом. Она уже сейчас мысленно взрывает атрибуты "буржуазной цивилизации" (финал фильма ну совершенно в духе клипов и фильмов "Пинк Флойд"). Но вот выхода из этого круга режиссер не найдет ни сейчас, ни в "Профессии: репортер". И с чувством, надо понимать, собственного теперь бессилия, вернется к метафизическим изысканиям. Однако, внутренний покой уже не обретет.

Но об этом как-нибудь в следующий раз…

Игорь Галкин
http://www.kino.orc.ru/js/elita/elita_zabriskie.htm
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:49 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
ЗАБРИСКИ ПОЙНТ

Картина "Забриски Пойнт" снятая Антониони на излете 60-х больше чем просто документальная фиксация времени. Хотя стоит отдать должное великому мастеру, именно время запечатлено с какой-то неимоверной ясностью. Но, кроме того, фильм представляет собой уникальный сплав двух реальностей: реальности внешней (и здесь как я уже говорил все воссоздано с документальной точностью) и реальности внутренней (той реальности, высветить которую Антониони старался на протяжении всего своего творчества). Думается, что только такой подход позволяет передать образ времени. Вскрыть душу человека, соотнести ее с внешней действительностью, сплавить объективное и субъективное с целью наиболее адекватного отражения этой действительности. История двоих: молодой секретарши из Феникса и студента, угнавшего самолет. И здесь Антониони в очередной раз странным образом нащупал естественность, пригласив на главные роли непрофессиональных актеров Дарью Холприн и Марка Фречета. Картина показывает, как молодые люди в меру своих сил пытаются бороться против материального процветания и "общества потребления" (концовка, очерчивающая финал, представленная в виде фантазии Дарьи – разлетающихся в "пух и прах" атрибутов потребительской культуры просто великолепна). Мне кажется, чтобы понять 60-е, и, в особенности 68-ой, фильм Антониони подходит как ничто другое. В отличие от Годара, который конституировал культуру 60-х в своих гениальный картинах, Антониони рассказал о ней. Бывает, что человек, пытаясь высказаться, оттачивая свою речь, все-таки допускает те или иные шероховатости. Антониони не допустил ни одной. Великий фильм Микеланджело Антониони о великой бунтарской эпохе 60-годов.

http://www.cinematheque.ru/threadtree/13138
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:49 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
ЗАБРИСКИ ПОЙНТ

Размышляя о свободе, Микеланджело Антониони не мог не обратиться к укладу жизни страны, девизом которой является независимость каждого человека. «Забриски Пойнт» целиком снимался в США. Антониони изображает протестующую молодежь – американских студентов, спорящих за свои права и готовящих забастовку. Ему чрезвычайно симпатичны и интересны эти бунтари – недаром в самом начале картины в течение нескольких минут мы рассматриваем их лица крупным планом. Но режиссеру, как он заявил в одном интервью, всегда не нравилось, что люди слишком много разговаривают и мало делают, поэтому среди этих студентов он выделяет Марка – «попутчика», как герой сам себя именует – личность деятельную и всей душой стремящуюся к свободе. В попытке помочь своим товарищам, Марк стреляет в полицейского, а потом угоняет спортивный самолет, на котором несется в бесконечное пространство пустыни. Там он встречается со свободолюбивой Дарьей, которая вместо того, чтобы ехать по указанию своего начальника, ищет место для медитации.

Антониони всегда хотел, чтобы создаваемые им персонажи оценивались просто как образы-символы, но не предавались осуждению или оценке, как реальные люди. Марк и Дарья – герои, ищущие личную свободу и непохожие на представителей американского общества потребления и накопления, которые приспосабливаются ко всему и обманывают себя видимостью свободы.

Иллюзию свободы Антониони изображает с неореалистическим интересом к мелким бытовым деталям – рекламные плакаты, своей пестротой нарушающие общую естественную тональность фильма, офис начальника Дарьи, а также его вилла в пустыне, которая неоднократно взрывается в финале фильма. Взрыв как напоминание о гибели Вавилона касается всего материального, символизирующего накопление: на воздух взлетают шкаф с одеждой и с книгами, телевизор, холодильник – всюду излишества.

Точно также режиссер вовлекает зрителя в другой значимый эпизод – любовную сцену в пустыне. В этот момент разворачивается настоящая битва между жизнью и смертью: бессчетное число юных пар, наверное, таких же молодых бунтарей, заполняют пространство мертвого, пересохшего озера. Они появились для того, чтобы по-своему оплодотворить эту землю, вдохнуть в нее настоящую жизнь, а не для того, чтобы построить фешенебельные виллы и отели.

Поклонники творчества Антониони не оценили возросший интерес режиссера к политическим проблемам, а яростные политиканы обвинили его в излишней созерцательности, идеализме и в том, что после просмотра картины не возникает желания учинить революцию. В США картину приняли достаточно холодно, считая, что итальянец взглянул на жизнь этой страны глазами заезжего иностранца, субъективно и поверхностно.

Может быть, стоило оставить эпизод, в котором Марк вырисовывает на небе «Fuck you, America» – и бунтарский дух бы сохранился, и американцам стало понятнее.

(с) Мария Мухина
http://www.kinomania.ru/movies/z/Zabriskie_Point/index.shtml
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:49 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
ЗАБРИСКИ ПОЙНТ

Наслушавшись марксистских тезисов на собрании революционных студентов, 20-летний Марк (Фречетт) от бедра своих стройных, обтянутых в голубую джинсу ног отчаливает на хайвей, по которому навстречу их совместному приключению мчит на хозяйском «кадиллаке» его не в пример более обуржуазившаяся ровесница, секретарша Дария (Холприн).

Получив после успеха «Фотоувеличения» ангажемент от студии MGM, Антониони отправился в охваченную студенческими волнениями Америку и освидетельствовал на кинопленке страну сознания, расширенного ЛСД. Единственный раз в жизни он обратился к широкоэкранному формату — тот понадобился, чтобы передать мегаломанское состояние, в котором пребывало это пространство. Гигантские билборды — шире горного плато. Красные буквы Coca-Cola — каждая размером с человека. Лозунги студентов — больше чем жизнь. Групповой секс сотни молодых людей — больше чем любовь. Посреди — вытянутые фигуры героев; на крупных планах линия ее ног, бесконечность которой подчеркнута мини-юбкой, — как линия горизонта; разлет его глаз, продолговатость которых подчеркнута прямой челкой, — как размах крыльев кондора. «Забриски-Пойнт» — это карта поверхностей, каждая из которых — приоткрытые для поцелуя губы, уходящий от погони «кадиллак» или ландшафт бескрайней пустыни — уравнена в масштабах пристальным вниманием камеры. В Америке-69 Антониони воспел форму, постижение которой и есть путь к познанию сути.

Алексей Васильев
http://www.afisha.ru/movie/169345/review/154836/
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:50 | Сообщение # 12
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
ЗАБРИСКИ ПОЙНТ

Забриски Поинт – это всего лишь место в Аризоне, высохшее мертвое озеро посреди бескрайней пустыни, растянувшееся на многие мили.

“Забриски Поинт” – первый и единственный фильм великого итальянского режиссера Микеланджело Антониони снятый им в Голливуде. Работая на фабрике грез, Антониони выбрал нетипичный образ Америки, которую часто изображают через штат Калифорния, с ее пальмами, пляжами, океаном и беззаботной жизнью. Этакий рай на земле. Или же через крупнейшие мегаполисы вроде Нью-Йорка или Вашингтона, и тогда Америка предстает могучей сверхдержавой. Режиссер же увидел США совершенно в ином свете.

Конец 60-х, время студенческих волнений, борьбы за свои права чернокожего населения, полицейский беспредел… История целого поколения революционеров, хиппи, бунтарей, рассказанная со свойственной Антониони монотонностью, вниманию к мельчайшим деталям и символам и глубоким философским смыслом.

Мир, разделенный на две части. На одной чаше весов – подрастающее поколение, “дети-цветы”, которых не устраивает жизнь в современном обществе, они не могут и не хотят жить по правилам, диктуемые этим обществом.

С другой стороны находятся те, кто, собственно, и представляет это общество – правительство, полиция, крупные бизнесмены, которых не волнует ничего, кроме финансового благополучия. Через призму этого конфликта режиссер показывает скопище язв и пороков старой Америки.

Главный герой Марк, студент университета, приходит на собрание членов революционного общества. С этого собрания начинается фильм. Начальные кадры стилизованны под документальную хронику. Взгляды, лица, жесты сняты крупным планам с разных ракурсов. Рука, которую кто-то поднимает, прося слова; другая, на что-то указывающая; лица юношей и девушек, белых и черных, внимательно слушающих ораторов и готовых в любую минуту высказаться. Эти кадры как - бы подчеркивают, что степень авторского участия в рассказываемой истории минимальна и ограничена ракурсом зрения кинообъектива.

Для Марка неприемлема эта дискуссия, “собрания не его стихия”. Он вообще не принадлежит ни к одной из сторон. Некоторые готовы лезть на баррикады и стрелять в полицейских, другие стараются укрыться в иной реальности с помощью наркотиков. Марк понимает, что надо бороться, но не знает как. Он даже покупает пистолет, но воспользоваться им не успевает. Во время очередных беспорядков у университета убивают полицейского. В убийстве обвиняют Марка, который может и хотел бы выстрелить, только кто-то опередил его. Да и не в его это натуре – убивать. Пытаясь скрыться от правосудия, он угоняет маленький частный самолет. Вот его специфический вызов обществу, попытка “улететь с этой земли”.

Противоположностью Марка является Дарья, работающая секретаршей в крупной фирме. Это явно не то, к чему она стремится, но, являясь своеобразным “приспособленцем”, она не бунтует, не вступает в конфликты с обществом, предпочитая прятаться в своем мирке с помощью марихуаны и музыки. Легкая интрижка с боссом, в результате которой она получает приглашение посетить загородную виллу начальника, куда и направляется на машине через пустыню. Именно в пустыне героям предстоит встретиться, и эта встреча изменит их жизнь.

Темы одиночества и отчуждения, основные в творчестве Антониони, здесь вспыхивают с новыми силами, благо антураж пустыни этому способствует. Режиссер использует общие планы, показывая огромные, безжизненные пейзажи, километры дорог, по которым едет маленькая машинка Дарьи. Бесконечная голубизна неба, в котором парит одинокий самолет Марка. Игра красок, песочно-серого и голубого. Музыка, в исполнении известнейших групп Pink Floyd и Grateful Dead прекрасно дополняет картину оторванности от мира, создаваемую режиссером.

Однако на первый план выходит мотив о зыбкости человеческого счастья. Сначала романтическая встреча, словно слияние неба с землей, внезапно вспыхнувшая страсть, чистое, искреннее чувство, возникающее в мертвой пустыне. Кадры с занимающимися любовью людьми, которых становится все больше и больше, аллегория, сравнение с миром животных, где все происходит по честному, где нет обмана и лжи. Да эти пары и сами похожи на львов и тигров в своих любовных играх. Затем расставание и трагический финал.

Наверное, им все-таки суждено было расстаться. Они слишком разные. Для Марка неприемлем мир иллюзорный, именно поэтому он отказывается от сигареты с травкой, а вот Дарья с удовольствием путешествует в страну грез. Однако Марк в состоянии изменить мировоззрение подруги, но лишь ценой своей жизни. Попытка вернуть самолет законным владельцам заканчивается трагедией. Марк погибает, бессмысленно, так и не успев ничего сделать. Хотя так ли ничего? Возможно, одна человеческая судьба стоит твоей жизни? Жертвенность – понятие очень близкое Антониони. Финал картины ясно дает понять, что смерть Марка хоть и является глупой и нелепой, но все же, в какой-то степени, оправданной. И взрыв загородного дома босса, происходящий в воображении Дарьи, подтверждает это. Взлетающий на воздух особняк, снятый с разных ракурсов несколькими камерами, являет собой уничтожение материального мира, с дарами цивилизации, заменившие духовность, любовь и сострадание. Взрываются холодильники, бытовые приборы, полки с книгами, пролетает мимо, медленно вращаясь, курица-гриль…. Остается только выжженная пустыня, как аллегорическое предупреждение о том будущем, что ждет современную рекламно-технологическую цивилизацию. Это один из самых ярких эмоциональных эпизодов, снятый, для усиления эффекта, рапидом.

Этот фильм, как и все работы Антаниони, может показаться скучным. Такое бывает, когда смотришь на маленьком экране, когда не включается гипнотизирующая сила темпоритма (на большом экране ритм иной, он затягивает в себя). Фильм для созерцания и размышления. Если вы сможете почувствовать и понять это, то получите непередаваемое удовольствие.

Подковыров
http://www.afisha.ru/movie/169345/review/211061/
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:50 | Сообщение # 13
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
ЗАБРИСКИ ПОЙНТ

«А ты готов умереть за свою страну, как это делают негры? Я готов». По сути, именно с этих слов начинается классическое творение Микеланджело Антониони, столп «абсурдистского психологизма», мироточивая икона сначала для хиппи, после размытая на просто икону для многих остальных. «Забриски пойнт», фильм, который стоит просто послушать, даже с закрытыми глазами, хотя тех, кто по какой-то странной причине поступит так и остановится на этом, заранее жаль.

Гипнотический видеоряд в сопровождении музыки Pink Floid как никакой другой дает понять: даже если ты умрешь за свою страну, она совершенно не обязана это замечать. И сколько их, безвестных героев, гибнет каждый день, чтобы стать тем самым песком, который навсегда останется там, где «5 или 10 миллионов лет назад было озеро»?

Жертвой может стать каждый, но не все умеют жертвовать. Везде чужим быть намного проще, чем стать своим для одного-единственного человека. Уметь принести жертву нужному божеству – тонкое искусство, и чересчур многим необходимо прожить целую жизнь, чтобы понять наконец, какому именно. К этому времени божество обычно уже не обращает на такие жертвы никакого внимания. Ведь и у божеств есть свои расценки, и молодые жизни (а ставки в этой игре идут исключительно по-крупному) здесь ценятся гораздо выше. В мире, где поцелуй и объятия стали ранжированной формой приветствия, рассчитанной до секунды, не все далеко не каждому стоит об этом задумываться, но тем, кому стоит, этот фильм поможет. Точно.

В стареньком, одолженном у кого-то «шевроле» едет девушка. Кругом унылые пески. Девушка ведет машину, слушая радио и жуя резинку. Неожиданно слышит над головой рев снижающегося самолета. Это парень на самолете, заметив идущий внизу «шевроле», решил подшутить. В испуге девушка пригибается, обхватив голову руками. Видит удаляющийся самолет, ругается. Парень повторяет шутку, она опять пугается и провожает самолет недовольным взглядом. Он летит ей навстречу, она пригибается не так низко, а потом слегка улыбается. Самолет снова летит навстречу, на ее губах уже играет восхищенная улыбка. Она останавливает машину, выходит и тут же со страха шлепается в песок — самолет идет в пике. Парень достает с заднего сиденья что-то ярко-красное, кидает вниз. Девушка бежит за подарком, оказавшимся рубашкой, поднимает, машет вслед самолету, исчезающему за горизонтом.

Эта сцена, достаточно сухо описанная «теоретиком Запада» Кукаркиным в книге "По ту сторону расцвета" на 417-ой странице , является одним из сильнейших визуальных впечатлений, встреченных мною за мою недолгую жизнь. Она имеет обыкновение часто сниться, будьте осторожны. Так часто, что через пару лет вы уже и не вспомните, что видели раньше – фильм или сон. Не так важно, на самом деле. Все равно это озеро вас уже не отпустит.

Какое озеро? О каком озере ты постоянно говоришь? Кстати, у вас курят марихуану?

«Забриски пойнт. 5—10 миллионов лет назад в этом месте было большое озеро, от которого остался только песок». В конце концов, в самом лучшем случае, вероятность которого мала настолько, что говорить о ней просто неприлично, через 5-10 миллионов лет такие таблички будут стоять на месте всех крупных городов на этом смешном голубом шарике. Так что на вопрос, готов ли ты умереть за свою страну так, как это делают негры, каждому лучше ответить прямо сейчас. Пока это еще имеет смысл.

Анатолий Филатов
http://kino.vl.ru/films/11601/11609/
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:50 | Сообщение # 14
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
ЗАБРИСКИ ПОЙНТ

Молодежная революция привлекла внимание многих художников, и итальянский режиссер Микеланджело Антониони (родился в 1912г.) не стал исключением. «Забриски-Пойнт» (Zabriskie Point, 1969) – наиболее политизированный его фильм. Антониони снимал картину в Америке, и с самых первых – не постановочных, а документальных кадров зритель оказывается в гуще студенческой демонстрации.

…Разъяренные полицейские хватаются за оружие. В результате гибнет студент (этот страшный кадр тоже документален!). Герой фильма, Марк (актер Марк Фречет), видит, что сделал страж порядка, и достает свой пистолет. Марк не замечает, как его снимает телекамера. Полицейский падает, сраженный пулей. Нет, герой не выстрелил, полицейского убил кто-то другой, но ищут именно его. Марк угоняет небольшой частный самолет и скрывается от преследования. Позади остается закованный в бетон город, а внизу расстилается безжизненная пустыня: песок, камни, скалы.

…В том же городе крупные воротилы бизнеса обсуждают планы освоения участка этой пустыни – Забриски-Пойнт. Они намерены создать оазис цивилизации: построить комфортабельные отели, дорогие казино и т.п.

…Через пустыню спешит на свидание с боссом, одним из тех самых воротил, его секретарша и любовница Дариа (актриса Дариа Хэлприн). Главные герой встречаются: он – угонщик и изгой, она – любовница капризного богача. Марк и Дариа не знают, что впереди, но оба не ждут от будущего ничего хорошего. Это роднит их, притягивает друг к другу. Здесь, в бесплодной пустыне, герои чувствуют себя свободными и предаются любви.

Пустыня странно преображается, наполняется видениями жизни, которая некогда существовала здесь или еще теплится. Заброшенная шахта, ржавые допотопные механизмы, полуразрушенный поселок, где обитают забытые миром люди. Прямо под открытом небом стоит невесть откуда взявшийся рояль с ним играют дети…

Возможно, Антониони дает понять, насколько тщетны попытки построить очаг бездуховной технологической цивилизации, — ее ждет неминуемое разрушение. Не такова ли судьба процветающего общества Соединенных Штатов? Подобный «прогноз», конечно, не мог понравиться американским критикам. «Антониони выразил нам свое презрение, — написал один из них, — мы отвечаем ему тем же».

…Марк, возвратит на аэродром самолет, полицейский узнает «преступника» и спокойно, как в тире, разрядит в него обойму. Дариа, потеряв возлюбленного, приедет в шикарный отель. Это одно из первых сооружений грандиозного проекта – с кондиционированной прохладой холлов, голубой водой бассейнов… В воображении девушки родится сцена, которая в замедленном темпе несколько раз повторится на экране: мощный взрыв поднимает в воздух стеклянные стены отеля – разлетается все, что окружает представителей общества потребления.

Трагично сложилась и судьба исполнителя главной роли. Фильм получил своеобразное продолжение в реальной жизни: Марк Фречет предпринял попытку вооруженного ограбления, был осужден и умер в тюрьму.

В картине Антониони обратился к рок-музыке, близкой изобразительному ряду фильма. Он использовал композиции групп «Пинк Флойд», «Роллинг Стоунз», «Грейтфул Дэд», «Дорз» и других коллективов.

http://anal-corp.3dn.ru/publ/5-1-0-32
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 14.12.2012, 20:51 | Сообщение # 15
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
ЗАБРИСКИ ПОЙНТ. «Первозданная сила матриархата»

Великий классик мирового кинематографа Микеланджело Антониони продолжает и сегодня тревожить умы современных зрителей своими творениями. И почти спустя пол века после его величайших полотен тайна его особого киноязыка остается неразгаданной. Начиная с волны «неореализма» и до своей триумфальной работы «Фотоувеличение» Антониони шел особым путем: его картины это загадочные исчезновения, реальность оказывающаяся обманом, сложное переплетение воображаемого и настоящего в котором порой очень сложно отличить одно от другого.

Настоящего пика видимая реальность и невидимое существование достигли в картине «Фотоувеличение». Но автор пошел еще дальше и в следующей своей работе – «Забриски Поинт» накалил фальшивость реальности и условность происходящего до настоящего взрыва, который и произошел в этой картине.

С самого начала Антониони говорит о человеческом разуме – еще в титрах мы видим размышляющих, задумавшихся людей… по сути все что происходит в фильме и есть порождение человеческого разума – и в первую очередь это цивилизация и ее ценности. В титрах люди думают, анализируют. Антониони как будто бы вводит нас в пульсацию, которой соответствует музыка, человеческого разума, эмоций. Речь в картине идет не о конкретных персонажах, и люди выступают тут как олицетворения разума – такая условность сохраняется на протяжении всей картины. В «Забриски Поинт» Антониони разворачивает перед нами коллективную душу человека.

Первый эпизод картины – ожесточенный спор между студентами. Студенты высказывают свои мысли и представления – все они агрессивно спорят, но спор сводится к тому же, против чего они и борются: к силовой позиции и призывам «захватить», «подчинить». Вся эта агрессия будет фоном первой части фильма, в которой мы будем наблюдать порождение цивилизации.

Главный спор ведется о том, кто такой настоящий революционер. Случайно мы замечаем на мгновение героя самой картины, который тут предстает носителем иного мировоззрения – он вовсе не бунтующий студент, он отрешен от происходящего. «Я готов умереть, только не с вами и не от скуки» - с самого начала губит какие-либо потуги аллюзии на фильм о студенческих волнениях тех лет. Здесь Антониони впрямую говорит, что для героя в цивилизованных ожесточенных мерах нет перспектив и он видит позицию большинства бессмысленной. Общество превозносит лишь разрушение и, высказывая интеллектуальные постулаты о борьбе за свободу, все так же говорит о тоталитаризме.

Далее перед нами предстает героиня, которой нужно подняться на крышу. И опять же, как и герой, она сталкивается с бессмысленными размышлениями цивилизации в образе охранника. Перед нами разыгрывается ситуация, в которой героиня Дарья как бы в шутку изображает, что она не дочь своего отца – и он поддерживает эту игру. Это очень важный штрих в картине, который выражает метафорический смысл. Речь идет не о разрыве поколений: это очевидный первичный сюжет – фон фильма. Смысл в связи между патриархатом и матриархатом…

После этого мы видим «иллюзорную реальность» - так называемую современную цивилизацию и ее признаки: рекламные щиты, изображающие саму реальность, бесконечный калейдоскоп фальшивых картин природы – цивилизация собрана в образ рекламы и в первой части картины все вертится вокруг рекламы, как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Снова Антониони акцентирует наше внимание на фальши существующего общества и человеке, живущим среди этих пустых изображений: фальшивая стена, изображающая дом и небо – и эта фальшь почти не отличается от построек самого города. На зрителя буквально обрушивается агрессивный мужик со свиньей в рука с рекламного плаката… Все эти, захватывающие внимание смотрящего рекламы, сопровождаются жестко-лязгающей музыкой, как бы разъедающей саму природу человека изнутри. Это безумство усиливается в головокружительном вращении, внутри которого едет герой со своим другом. И именно проезжая по этому параду фальши, главный герой говорит, что он видит бессмысленность в том, о чем спорят студенты. Позже, в полицейском участке, его насильно засаживают за решетку. Именно после этого он покупает пистолет и впервые в картине звучат слова о «другом измерении» - о защите женщин.

В следующем эпизоде мы видим не просто фальшь, а захват самой природы, в процессе которого даже из пустыни пытаются сделать курорт. И снова через манекенов в рекламе Антониони показывает нам мертвость, кукольность и отсутствие человеческого естества.

Наконец перед нами героиня, которая наземным путем отправляется в пустыню, прочь от города. Ее отец – крупный магнат по строительству курортов в бескрайних просторах Дикого Запада и завоеватель самой девственной природы – может быть она желает отдохнуть от него и его бесконечных построек?

В то же время герой Марк оказывается вовлеченным в крупную кровавую демонстрацию и выбираясь из университета видит как расстреливают студента. Далее происходит некая обманка: у Марка с собой пистолет, но мы не видим, кто именно убивает в отместку полицейского. И все же Марк убегает, а полиция начинает его преследование. Тут стоит обратить внимание, что сюжетообразующая конструкция фильма скорее призвана логически поддержать и раскрыть главное, а не в виде ценности в себе. Герой, вынужденный бежать попадает в бессмысленную для фильма перестрелку лишь затем, чтобы далее встретиться с героиней. Точно так же, как она без особой мотивации, отправляется в пустыню.

Когда Марк попадает на летное поле, у входа возле железного ограждения стоит мальчик с велосипедом, который словно ждет Марка и уезжает, как только тот входит на поле аэродрома. Можно сказать, что этот мальчик как бы является олицетворение самого природного духа и мышления Марка – он искренен и чист, как ребенок. Он не порождение и не продукт цивилизации демонстраций, Мира рекламы, фаст-фуда. Ребенок, каких не меньше десятка встретит Дарья в пустыне, после того, как они разобьют стекло закусочной…

После того, как Марк улетает прочь от кровавой бойни в городе, заканчивается реалистичная часть картины и Антониони разворачивает перед нами символический сюжет и истинный смысл.

Перед нами среди бесконечных дюн первозданной природы едет на автомобиле Дарья. Стоит быть внимательным и обратить внимание на то, что она ест – яблоко. Именно здесь-то и начинается блистательный символизм Антониони. Героиня является олицетворением чистого первозданного женского начала – она как и первая женщина Ева ест яблоко и совершает свой путь по земле - известно, что природу женского начала олицетворяет именно земля. Дарья и есть сама природа: земля, первая женщина и творящая первосила. Сам ее облик соответствует дикому началу: длинные, распущенные на ветру волосы, простая одежда зеленоватого оттенка, ноги в простых шлепках – сама естественность и данность. Смуглая и стройная – образ прекрасной и девственной чистоты.

Марк же, летящий на самолете, в свою очередь олицетворяет свободный и парящий дух, летящий чтобы слиться самой землей – союз неба и земли, духа и тела – так во всех космогониях зарождается человечество и творится вселенная. Летящий по диким просторам Марк настигает Дарью. Герой сбрасывает ей красную ночную мужскую рубашку, а красный цвет это как известно символ крови, секса и дикого естественного природного начала в человеке. Он как бы дает Дарье знак того, что они разные стороны одного и того же творящего начала. Марк говорит буквально, что он убил полицейского для того, чтобы улететь с земли. Можно интерпретировать эти слова как обретение своей настоящей миссии – оторваться, стать духом, тем естественно живущим человеком, который и способен на революционный подвиг.

Позже герои отъезжают от засохшего оазиса, словно от изнеможенного эдемского сада. Наконец Марк и Дарья оказываются в Забриски Поинте – это место и было целью полета Марка. Район древних озер, высохших от 5 до 10 миллионов лет тому назад – это место словно подверглось тому же разрушению, которое произошло и с человеческой цивилизацией в ходе ее развития. Спускаясь глубоко в лоно Забриски Поинта Дарья и Марк возвращаются к своему первоисточнику – истинному, дикому природному началу человека, из которого произошло все божественное творение: вся фальшь и разрушение, что показаны в первой половине фильма. Но их цель достигнуть обратного процесса – спуститься в дикую цивилизацию. Известно, что Забриски Поинт современник древнего человека, цивилизация которого была изначально матриархально построена. Дарья же символизирует не только первопричину мироздания, но и изначальную матриархальную цивилизацию, которая была лишена насилия и была естественной и дикой природой человека. По сути, это древнее начало живо до сих пор глубоко в недрах человеческого Я, приведенного патриархатом в Мир агрессии и фальши.

Дарья и Марк занимаются глубоко в недрах этого древнего «человеческого Я» любовью. Этот акт – колыбель самого рода человеческого. Можно сказать, что это новое творение, для порождения которого и встретились небесный дух Марк и Земля Дарья. Это и есть спасение от бессмысленной бойни современной цивилизации. И как подтверждение тому, что эти двое творят космогонический акт в бесконечных просторах Забриски Поинт появляются люди, занимающиеся сексом страстно и дико, отдаваясь своей естественной природе. Пары, заполняющие этот карьер, вторят тому, что все происходящее имеет общечеловеческое значение – это и есть путь спасения цивилизации.

Не стоит забывать, что это условная картина, как и большинство работ Антониони, и поэтому герои – это скорее олицетворение, нежели реальные два персонажа, таким эксцентрическим способом бунтующие против войны во Вьетнаме. Они лишь особый авторский прием Антониони, который переходит из картины в картину.

И как в противовес чистому разуму, к карьеру подъезжает пожилая парочка на трейлере обклеенном рекламой, которым при виде древней колыбели цивилизации приходит только бесплотная идея об автомобильном кинотеатре.

Герои раскрашивают самолет в дикое доисторическое существо похожее на смесь птицы и сексуально-физиологической атрибутики. Улетая на ней, Марк несет в современную цивилизацию глубокие исконные дикие природные человеческие ценности. И именно поэтому его убивают, ведь современное общество отрицает и завоевывает природу, отказываясь от цельности исконного человека в себе, дух которого несет на крыльях самолета Марк. Но человечество, погрязшее в завоевательстве, уже не может возродиться и то, что совершают Марк и Дарья противоречит современности и даже враждебно ей по своей сути. Разум фаст-фуда отрицает исконные ценности цивилизации и потому Марк погибает.

Когда Дарья узнает о смерти Марка, вокруг торчат огромные кактусы фаллической формы – самого яркого символа патриархата, цивилизация-раб которого и убила Марка.

Далее Дарья приезжает в Феникс – курорт в пустыне, где живет отец. Она внимательно смотрит на всю эту фальшивую цивилизацию: бассейн, жен влиятельных мужей – это все еще более ее опустошает и потому, войдя в воду в гроте, она словно набирается сил от брызг естественного природного источника. Вода, кстати, еще один исконный символ не только природного, но и женского начала. И именно воду хочет подчинить отец Дарьи, заставив первую течь в нужном русле пустыни.

Наблюдая за отцом Дарья осознает, что он по сути враждебен ее природе. Как в начале картины они изображали, что не имею родственной связи, так точно так же теперь оказывается в действительности, ведь она дикая природа и первоисточник, которые завоевывает отец.

Запутавшись в проходах героиня как бы оказывается в стеклянной клетке – здесь она четко понимает, что стала заложницей своего отца. Он патриархальный бог, правящий теперь, после женщин, в это Мире, паразитирующий на изначальном естестве.

И в апогее всего этого мы видим череду взрывов, в которых взлетают обломки вещественности, и не так важно, реальные то взрывы, или же воображение Дарьи. Это в любом случае взрыв сознания, слишком разумного, привязанного к вещественности – неизбежный процесс и героиня его проводник, потому что сотворила новое в самых истоках – в Забриски Поинте – и теперь она обновляет этот Мир. Одновременно взрыв является и образом нового творения: любое бытие и разум рождаются в хаотическом взрыве, а посему этот взрыв является одновременно и гибелью и рождением. Гибелью потерявшего себя в безумии разума и одновременно его новым рождением. Но стоит обратить внимание, что все это исходит от Дарьи – она и есть носитель новой реальности, ведь не даром Антониони оставляет в конце одну лишь героиню. Новая женщина, которая должна привнести в Мир исконную творящую силу.

Матриархальное начало человека выживает, потому что из него и родился сам человек: будь он мужчиной, или женщиной. Патриархальное же в пене своей воинственности убивает самое себя.

В последней сцене Дарья уезжает вперед, в будущее…. Прямо в огромное закатное солнце. Самое прекрасное выражение природ, заката цивилизации и творения? - Солнце на горизонте, которое и принесет с собой, рано или поздно, исконная природа человека, которую и заключает в себе Дарья.

http://community.livejournal.com/kinocafe/97746.html#cutid1
 
Вячеслав_ЛаринДата: Пятница, 19.07.2013, 13:13 | Сообщение # 16
Группа: Проверенные
Сообщений: 13
Статус: Offline
Великий фильм. Приговор эпохе хиппи. Одновременно ее воспевание. Господствующие цвета - голубой, коричневый и желтый. Много резаного кадра. Порой видна пародия на Годара. "Пинк Флойд" лишь в конце, по-настоящему, а так, "Грэйтфул дэд" и прочие, что неплохо, но... Музыкальная дорожка могла быть и поинтереснее. Библейский сюжет. Женщина приняла семя бунтаря и родит. А он умрет, как семя. А после него нечто взрастет. Триумф постмодерна. Я не боюсь убийства, страшнее, если об убийстве (о его факте) расскажут по TV... Провал в показе. Да это и нормально. Фильм обогнал время и отстал от него. Соглашусь с теми меломанами, что скажут, что Антониони проиграл с выбором композиций, но... одновременно он в чем-то выиграл... Главные герои смешны. Это не артисты, а статисты. Так ведь это гениальная придумка. Плотник и офисная леди... Смерть и Любовь. Змеи и сектанты. Приведу цитату из другого альбома 1969 года "Зеленый - это ее цвет, в неспокойном взгляде смысла нет, зависть - это связь между Надеждой и Отчаянием"...
 
Форум » Тестовый раздел » МИКЕЛАНДЖЕЛО АНТОНИОНИ » "ЗАБРИСКИ ПОЙНТ" 1969
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz