Воскресенье
24.03.2019
18:40
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР" 1987 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » БЕРНАРДО БЕРТОЛУЧЧИ » "ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР" 1987
"ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР" 1987
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 02.12.2018, 16:15 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2930
Статус: Offline
«ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР» (англ. The Last Emperor) 1987, Великобритания-Италия-Китай-Франция-США, 156 минут
— философская историческая драма Бернардо Бертолуччи


Он был повелителем миллиарда человек. Ему было уготовано «десять тысяч лет счастья». Но мир древних традиций рухнул под напором века перемен… В 1908 году трехлетний Пу И, последний из династии, тысячи лет правившей «Поднебесной империей», был возведен на Трон Дракона.

К императору-ребенку относятся как к божеству. Он может делать все, кроме одного — покидать пределы своего дворца. В Запретный город не долетают «ветры перемен», сотрясающие мир за его стенами. Но жизнь последнего императора Китая оказывается частью всей великой истории XX века.

Съёмочная группа

Режиссёр: Бернардо Бертолуччи
Сценарий: Марк Пиплоу, Бернардо Бертолуччи, Энцо Унгари, Генри Пу И
Продюсеры: Джереми Томас, Джон Дэйли, Франко Джовале, Джойс Херлихи
Оператор: Витторио Стораро
Композиторы: Дэвид Бирн, Рюити Сакамото, Цун Су
Художники: Фердинандо Скарфьотти, Мария-Тереза Барбассо, Джанни Джованьони, Джанни Сильвестри, Джеймс Эчесон, Чунпу Ванг
Монтаж: Габриэлла Кристиани

В ролях

Джон Лоун — Пу И
Питер О’Тул — Реджинальд Джонстон
Джоан Чэнь — Вань Жун, 1-я жена Пу И
Виктор Вонг — Чэнь Баочэнь
Ин Жочэн — начальник тюрьмы
Рюити Сакамото — Масахико Амакасу
Мэгги Хан — «Восточное Сокровище» (Ёсико Кавасима)
Рик Янг — молодой следователь
Вивиан Ву (в титрах У Цзюньмэй) — Вэнь Сю, 2-я жена Пу И
Кэри-Хироюки Тагава — Чан
Фань Гуан — Пу Цзе, брат Пу И
Джейд Гоу — Ар Мо, кормилица Пу И
Лиза Лу — императрица Цыси
Бэзил Пао — 2-й принц Чан, отец Пу И

Интересные факты

Полная версия фильма имеет хронометраж 219 минут.

Фильм основан на биографии Пу И, последнего императора Китая.

Одним из консультантов фильма выступил Пу Цзе, брат последнего императора и сам один из персонажей картины.

Цитаты

Когда англичанин приезжает в колонию и грабит её, то становится джентльменом. Когда ему удается наворовать больше остальных, его возводят в рыцари.

Награды

Британская академия, 1989 год
Победитель: Лучший фильм
Победитель: Лучшие костюмы
Победитель: Лучший грим
Номинация: Лучшая мужская роль второго плана (Питер О’Тул)
Номинация: Лучший режиссер (Бернардо Бертолуччи)
Номинация: Лучшая работа оператора
Номинация: Лучший звук
Номинация: Лучший монтаж
Номинация: Лучшие визуальные эффекты
Номинация: Лучший саундтрек
Номинация: Лучшая работа художника-постановщика

Оскар, 1988 год
Победитель: Лучший фильм
Победитель: Лучший режиссер ( Бернардо Бертолуччи )
Победитель: Лучший адаптированный сценарий
Победитель: Лучшая работа оператора
Победитель: Лучшие декорации
Победитель: Лучшие костюмы
Победитель: Лучший звук
Победитель: Лучший монтаж
Победитель: Лучший оригинальный саундтрек

Золотой глобус, 1988 год
Победитель: Лучший фильм (драма)
Победитель: Лучший режиссер ( Бернардо Бертолуччи )
Победитель: Лучший сценарий
Победитель: Лучший саундтрек
Номинация: Лучшая мужская роль (драма) (Джон Лоун)

Сезар, 1988 год
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке
Номинация: Лучший постер

Европейская киноакадемия, 1988 год
Победитель: Специальный приз жюри

9 премий «Давид» Донателло» в Италии — за фильм, режиссуру, сценарий (Марк Пиплоу, Бернардо Бертолуччи — поровну с Леонардо Бенвенути / Leonardo Benvenuti, Пьеро Де Бернарди / Piero De Bernardi и Карло Вердоне / Carlo Verdone, сценаристами картины «Я и моя сестра» / Io e mia sorella), второплановую мужскую роль (Питер О’Тул), работу оператора, художников (Фердинандо Скарфьоти, Бруно Чезари, Освальдо Дезидери), за костюмы (Джеймс Эчисон, Уго Периколи), монтаж, а также награда продюсерам (Джереми Томас, Франко Джовале, Джойс Хёрлихи), 3 «Серебряных ленты» в Италии — за режиссуру, работу художника-постановщика и монтаж, специальный приз «Феликс» для Бернардо Бертолуччи, премия имени Жозефа Плато в Бельгии за лучшую иностранную картину, приз Японской киноакадемии и премия «Кинема дзюнпо» за лучшую иностранную ленту в Японии по итогам 1988 года, «Грэмми» по итогам 1988 года за музыку к фильму, приз Национального совета обозревателей в США режиссёру Бернардо Бертолуччи за выпуск полной версии фильма в 1998 году.

Смотрите трейлер и фильм

https://vk.com/video16654766_456239348
https://vk.com/video16654766_162776054
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 02.12.2018, 16:53 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3817
Статус: Offline
ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР

Грандиозная киноэпопея Бернардо Бертолуччи. Итальянский режиссер снял абсолютно европейский фильм про Китай – с мягким светом и медленным ритмом, созданными на экране гениальным оператором Витторио Стораро, с поражающими воображение красотой и масштабом декорациями Фердинандо Скарфьотти, с вниманием к актёрской игре и особой – европейской – оптикой. В полифонии политических преобразований, революций и переворотов, остаётся слышна человеческая история, и такое сочетание эпоса и интимности делает «Последнего императора» одним из тех фильмов, ради которых стоило придумать кино.

https://inoekino.com/events/the_last_emperor
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 02.12.2018, 16:53 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3817
Статус: Offline
ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР (1987)

Желто-красный средневековый Китай с яркими синими пятнами женских платьев и зеленью деревьев. На громадной площади какие-то одномастные люди, похожие на протопанков, бьют поклоны под рявкающие команды начальника. Умирающей императрице зачем-то кладут в рот синий шар. Маленький мальчик, едва научившийся ходить, медленно семенит в направлении трона Поднебесной. Он придавлен величием громадного сооружения, в котором перебывало множество правителей и несколько династий. Через пару дней его коронуют, и он сядет в золоченый трон, а все вокруг будут исполнять его прихоти, и жизнь будет казаться ему бесконечной игрушкой в его руках. Он и не подозревает, что за стенами его дворца происходят вещи, которые не имеют ничего общего с его сладостным существованием. Придет время, и он узнает, что настоящая жизнь — это как раз то, что происходит снаружи.

Три года снимал Бернардо Бертолуччи фильм об императоре Пу И — последнем на сегодняшний день китайском императоре. Три года — для такого фильма это совсем немного. Грандиозную задачу адекватной передачи восточных реалий, восточной атмосферы, восточного мировосприятия нельзя решить просто и быстро. Это только в фильмах про Брюса Ли Восток выглядит плоским. На самом деле в нем всегда — четыре измерения, и как раз-то четвертое измерение и есть та единственная ценность, ради которой имеет смысл постигать законы этой страны. Художник, тем более европеец, который берется вскрыть вековые азиатские залежи, встает перед сизифовой задачей. Он не может показать четвертое измерение зрителю — это физически невозможно. Четвертое измерение можно только почувствовать. Для этого художник должен побывать в этой черной дыре. Судя по всему, Бертолуччи это удалось сделать. Во всяком случае, его Китай не просто видишь, но и чувствуешь, причем чувствуешь больше. Здесь все вечно и ничто не постоянно. Китай Бертолуччи — реальный и сказочный, воздушный и низменный, жестокий и романтичный, такой, каким его себе представляешь и одновременно шокирующе неожиданный. Он постепенно меняет цвет. Красок в мире императора Пу И становится все меньше и меньше. Наконец, попадая в среду маоистского режима, бывший император оказывается практически порабощен цветом хаки. Яркие краски куда-то безвозвратно ушли, и нет никакой надежды, что они вернутся.

«Последний импреатор» — фильм о взаимоотношениях человека и власти. Пу И правил в эпоху, когда верховная власть стоила не больше, чем стакан семечек. Старый Китай существовал только там, где жил Пу И. И этот огрызок истории медленно агонизировал — история неотвратимо уносила в прошлое очарование традиционного Китая, который обволакивает душу, как шелковое покрывало, под которым император устраивал эротические игры со своими двумя женами. В мире внутреннего дворца возникали бреши, куда врывались жестокие реалии другого Китая — сурового и беспощадного, где человеческая жизнь ценилась еще меньше, чем стакан семечек. Власть императора, и без того минимальная, становилась все более иллюзорной. Слуги падали перед ним ниц, но не выпускали его за пределы дворца. Это было даже хуже, чем золотая клетка, потому что приближенные императора воровали из его кладовых все, что могли. Способен ли правитель, выросший в таких условиях, устоять, когда ему представляется возможность стать главой реально существующего государства? Пусть оно создано на штыках японской армии, но оно обозначено на картах, и в нем правитель имеет подданных. Значит, это власть. Значит, можно жить дальше.

Джон Лоун, которого я увидел в «Последнем императоре» в первый раз, прекрасно справляется с задачей показать эволюцию человека, которого швыряет от одного берега к другому. В своей карьере Пу И сменил множество масок — был и робким любовником, и неудачливым реформатором, и плейбоем, и марионеткой-мегаломаном, и политическим заключенным. Джон Лоун с его абсолютно бесстрастным лицом какими-то незаметными нюансами создает разные образы — абсолютно достоверные и психически выверенные. Конечно, хороши на подыгрыше и Джоан Чен в роли императрицы-наркоманки, и Питер О’Тул в роли шотландца-наставника. Но все-таки «Послений император» я воспринял как безусловное соло Лоуна.

Бертолуччи снял фильм не только о власти, но и об утрате. Императорский Китай — волшебно красивая сказка, со временем — все более недостижимая. Она рушится под грохот выстрелов и крики агитаторов. Для того, чтобы почувствовать утрату, надо особенно остро ощутить прелесть того, что теряешь. Китай, в котором оказывается потерявший все Пу И, похож на мрачный хаос. Последнему императору оставалось создать волшебную сказку, подобную стране своего детства, в собственной душе. Обрести внутреннюю гармонию, которая притупила бы горечь утраты. Возможно ли это? На этот вопрос и пытается ответить великий режиссер.

Джон Сильвер
https://kinoyurco.com/ct/yur_id_20593.php
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 02.12.2018, 16:53 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3817
Статус: Offline
Последний император

1950-й год, Китайская Народная Республика. Айсиньгиоро Пу И (Джон Лоун), маленьким ребёнком возведённый на императорский трон, ныне является заключённым № 981 в лагере для военных преступников Фу Шунь. Директор исправительного учреждения (Инь Руочэнь) и молодой следователь (Рик Янг) пытаются реконструировать события непростой и противоречивой жизни Пу И, начиная с детства в Запретном городе и заканчивая годами пребывания во главе правительства Маньчжурии, переименованной в Маньчжоу-го и находившейся под фактическим контролем Японии, добиваясь его признания и осознания своей вины.

Бернардо Бертолуччи и в юности всё-таки не отличался крайним радикализмом, не принимал безоговорочно и не проводил (во всяком случае в кинематографическом творчестве) лозунги контестации. Но, безусловно, являлся представителем того движения итальянской (шире – западноевропейской) интеллигенции, о котором поведал его коллега Марко Беллоккио в сатире с язвительным и исчерпывающе точным названием «Китай близко». «Последний император» лишь на первый, поверхностный взгляд символизирует собой уход выдающегося режиссёра от родных реалий, погружение в чужую (чуждую?) историю: ведь ни репортёр Дэвид Локк1, ни супруги Порт и Кит Морсби из следующего произведения Бертолуччи, «Под покровом небес» /1990/, всё-таки не смогли убежать от себя и предначертанной судьбы, попытавшись без остатка раствориться в иной культуре…

Конечно, триумф «Последнего императора», который грозил разорить «независимого» английского продюсера Джереми Томаса, обойдясь в $23 млн., однако на волне восторженного признания у критиков и прочих кинопрофессионалов (чего только стоят девять «Оскаров»!), стяжал успех и у широкой публики2, в немалой степени обусловлен чуткостью художника на веяния времени. Бертолуччи, бесспорно, учёл не только персональный опыт создания величественных кинофресок («Двадцатый век» /1976/), но и особенности монументальных исторических суперколоссов, специфику Большого Голливудского Стиля. Массовки с неисчислимыми статистами, изображающими солдат республиканской армии, по указанию императора выдворяющих за пределы Запретного города толпы евнухов, или советских десантников, освобождающих от японских захватчиков Маньчжурию, не могут не поразить воображение. Всё это сыграло огромную роль в сочетании с предвосхищённым автором резко возросшим интересом (чтобы не сказать: «модой») к Востоку, тем более что образ советника Реджинальда Джонстона3, мудрого, доброго и вообще олицетворяющего собой лучшие проявления Запада, не позволил зрителям остаться сторонними наблюдателями, потеряться в лабиринте экзотических ритуалов и интриг. Какой прогресс в сравнении, допустим, с «55 днями в Пекине» /1955/! Символично, что именно Бернардо Бертолуччи оказался подлинным первопроходцем, получив всестороннюю официальную поддержку от властей КНР и даже косвенно поспособствовав эстетическому формированию нового (пятого) поколения местных кинематографистов. Инь Руочэнь, изобразивший директора лагеря Фу Шунь, с усердием и настойчивостью, достойными самого Конфуция, пытающегося не просто подвергнуть Пу И наказанию, соразмерному индивидуальной вине, но при помощи труда и идеологического просвещения – именно перевоспитать его, который позже, в 1967-м, подвергнется необоснованному наказанию хунвейбинами, занимал тогда пост замминистра культуры страны. А Чэнь Кайге, представший в облачении капитана императорской стражи, испытает несомненное влияние маэстро в собственных постановках (в первую очередь в личном шедевре «Прощай, моя наложница!» /1993/ и в «Императоре и убийце» /1998/). Нельзя не отдать должного богатейшей изобразительной и музыкальной культуре фильма, уникальному искусству «живописи светом», демонстрируемому оператором Витторио Стораро и позволившему наполнить глубоким, сокровенным смыслом каждый элемент интерьера, каждую деталь изысканных убранств императора и людей из его окружения.

Учитывая вышеизложенное, остаётся лишь поражаться тому, как режиссёру удалось избежать неоправданных художественных, политических или философских компромиссов, остаться искренним в своём исследовании, добиться ощущения удивительной внутренней гармонии, возникающей вопреки давящему накалу событий. Болезненные жизненные перипетии и даже личная драма Пу И, с рождения оказавшегося безвольным заложником благородного происхождения, привилегированным узником и императором без империи4, всё же не оправдывают стремления взять у судьбы реванш, возглавив марионеточное государство Маньчжоу-го и тем самым – поспособствовав варварской оккупации Родины, включавшей и печально известную резню в Нанкине, и эксперименты на людях в процессе создания биологического оружия, и даже… приобщение к опиуму и доведение до сумасшествия любимой супруги Ван Чжун. Абстрактные рассуждения о роли личности в истории меркнут в сравнении с необходимостью сделать конкретный выбор и… беспрекословно принять всё бремя ответственности, обусловленной этим выбором. Получив свободу и став обычным садовником, которого даже не узнают юные обличители империализма с красными цитатниками в руках, Пу И достиг того, о чём прежде не мог и мечтать, – счастья и редкостной внутренней умиротворённости, бесследно растворившись в роскошных покоях Запретного города. Это же ознаменовало спокойное, без сокрушений и неоправданной гордости, приятие автором собственного прошлого – прошлого со всеми его неосуществлёнными душевными порывами, заблуждениями, несбыточными мечтами, разочарованиями, неотъемлемого от истории родной страны. Бертолуччи, отдавший в фильме дань прекрасной восточной традиции почитания учителя, вне всякого сомнения, сам достоин этого высокого звания!

__________
1 – В высшей степени не случайно, что к сочинению той знаменитой ленты Микеланджело Антониони был причастен кинодраматург Марк Пиплоу, будущий единомышленник Бернардо.
2 – В заокеанском прокате кассовые сборы составили $43,98 млн., в Австралии – AUD 5,9 млн., а во Франции и ФРГ картина оказалась в лидерах проката, с посещаемостью в 4,728 млн. и 3,07 млн. человек соответственно.
3 – Питер О’Тул во всём блеске классической английской драматической школы!
4 – Вспомним пронзительный кадр, где он со всей силы швыряет любимого мышонка в запертые изнутри ворота Запретного города.

Евгений Нефёдов
http://www.world-art.ru/cinema/cinema.php?id=12
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 02.12.2018, 16:53 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3817
Статус: Offline
ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР
Философская историческая драма


Разочаровавшись в современной политике и культуре Европы, не желая даже работать на этом континенте, выдающийся итальянский режиссёр Бернардо Бертолуччи отправился в Китай, к тому же заручившись поддержкой британского продюсера Джереми Томаса, на счету которого была такая заметная лента «азиатской тематики», как «Счастливого Рождества, мистер Лоренс» японца Нагисы Осимы. А Бертолуччи решил перенести на экран историю жизни последнего китайского императора Пу И, написанную им самим, а также воспоминания англичанина Реджиналда Джонстона, который был учителем и советником властителя, в общем-то, никогда не обладавшего реальной властью.

В 1908 году, в возрасте трёх лет, Пу И был отобран у матери и доставлен в Запретный Город, чтобы стать номинальным императором Китая, а фактически - узником собственной роли. Хотя ещё сохранялся по традиции старинный ритуал почитания и преклонения перед властителем Поднебесной, но уже не имел никакого значения за пределами недоступной для прочих резиденции, поскольку в 1911 году в стране была провозглашена республика. И вплоть до 1924 года, когда республиканские войска заняли Пекин, а Пу И был изгнан, он оставался своего рода «высокопоставленной марионеткой», как и позже, в 1931 году, когда согласился на пост правителя Маньчжурии в условиях японской оккупации. Потом, после победы народной революции 1949 года, бывший император провёл десять лет в тюрьме, а выйдя из неё, стал обычным садовником, пока не умер в 1967 году, кажется, впервые принадлежа только самому себе и ни от кого больше не завися.

При всём визуальном богатстве, роскоши интерьеров и костюмов, пышности восточных церемоний (премии «Оскар» заслуженно получили художник-постановщик и декораторы, художник по костюмам и, разумеется, Витторио Стораро, постоянный оператор Бертолуччи) «Последний император» всё-таки остаётся эмоционально сдержанным и не располагающим к сопереживанию произведением. И словно не позволяет проникнуть в тайну заглавного героя, который существует на определённой дистанции и от происходящего, и от зрителей.

Только однажды Бернардо Бертолуччи, адаптировавший вместе с Марком Пиплоу, братом своей жены Клер Пиплоу, документальные записки о судьбе Пу И (ещё один «Оскар» за экранизацию), разрешил себе своеобразную авторскую подсказку, отступление от строгого стиля исторического повествования. Он дал возможность бывшему императору уже на закате жизни вновь побывать в пустом и безлюдном Запретном Городе, где пожилой Пу И выглядит словно турист-чужестранец, случайно попавший в этот музей под открытым небом. Ведь человек - лишь песчинка в потоке Истории, перемолотая в жерновах Времени.

Но, как и в финале «Двадцатого века», режиссёр оставляет героя наедине с собственной индивидуальной памятью посреди вечности, не отбирая у него права хотя бы мысленно вернуться назад, в годы детства, чтобы испытать иллюзию, что всё можно было сделать иначе. Примирение человека с Историей происходит в тот момент, когда старость рифмуется с детством, а небытие «после» с небытием «до». Только на этом рубеже наступает освобождение от той навязанной роли, которая поневоле игралась на протяжении всей жизни.

Созданный с постановочным размахом фильм Бернардо Бертолуччи, который будто решил доказать, что умеет делать кино для широкой публики, был с особым восторгом принят в Америке, где собрал $44 млн. (в пересчёте по состоянию на 2007 год это составляет $72,5 млн.). Лента удостоилась девяти «Оскаров» (кроме уже упомянутых - премии в целом за картину, за режиссуру, монтаж и оригинальную музыку, написанную интернациональным коллективом в составе японца Рюити Сакамото, англичанина Дэвида Бирна и китайца Су Кона, а также за звук). Помимо того, «Последний император» получил множество иных наград в разных странах - от Италии до Японии. Интересно, что в 1998 году Национальный совет обозревателей в США специально отметил призом «Свобода выражения» полный режиссёрский вариант фильма, который почти на час длиннее первоначально выпущенной версии.

Сергей Кудрявцев
https://kinanet.livejournal.com/1000667.html
 
Андрей_ШемякинДата: Воскресенье, 02.12.2018, 16:54 | Сообщение # 6
Группа: Проверенные
Сообщений: 153
Статус: Offline
Смятение чувств, вызванное первыми годами перестройки в рядах статусных европейских леваков, сегодня очень трудно себе представить. Но ещё труднее вообразить неизбежность переоценки ценностей (о ней писал Андрей Плахов в содержательном эссе о фильме, - см. "Киноглобус", 1991 год Издание ВПТО "Киноцентр", стр.55), уже единожды (после 1968 года) произведенной. В сущности, кроме Бертолуччи этой второй переоценки так и не осуществил никто: братья Тавиани нашли свою культурную почву и стали её возделывать, Белоккио погряз в безжизненном академизме (он, однако, переживёт ренессанс где-то в начале 90-х), Элио Петри умер, Пазолини убили, Антониони всегда шёл своим путём. Тем важнее "Последний император", - эта полемическая манифестация Большого Стиля с признаками антитоталитарной притчи, - о том, что закрытость императорского дворца сменилась закрытостью концлагеря эпохи Культурной Революции, оставив индивида в экзистенциальном одиночестве - без Прошлого и без Будущего. Однако вместо рефлексирующего Степного Волка - Марлона Брандо из "Последнего танго в Париже", перед зрителями предстал рафинированный Человек Культуры, которому всё нипочем. Император Пу И стал его "идеальным героем" (А.Плахов), и в очередной раз - для Европы - Китай приблизился. Правда, с другой стороны. Со стороны утраченной и обретенной Традиции. Разумеется, такой компромисс не мог удовлетворить единственного и полномочного представителя авторского кино Италии 80-х, и, после "Маленького Будды", маэстро попытался переписать свой шедевр, и сделать "Последнее танго в Париже - 2", то есть снять "Под покровом небес" (потрясающая догадка Н.М.Пальцева). Но это уже совсем другая история, когда - на неопределенный период - новые "переломы" стали исключительно достоянием самого художника, - вне исторического контекста.
 
Светлана_РуховичДата: Воскресенье, 02.12.2018, 16:55 | Сообщение # 7
Группа: Проверенные
Сообщений: 67
Статус: Offline
Драма о жизни последнего китайского императора Пу И, о том, как одна из самых древних цивилизаций в начале 20 века свергает императорскую форму правления, о дальнейших страшных исторических потрясениях, которые никого не обошли стороной. Сам режиссёр о главном герое написал следующее: "С трёх до десяти лет он играл в императора, наказывал и миловал, пока не открыл глаза и не понял, что он всего лишь повелитель пустого театра. Он также очень рано понял, что за всемогущество приходится платить высокой ценой потери свободы: каждый раз, когда он был императором, он оказывался пленником. Поэтому он превратился в квазиактёра и научился играть свою собственную жизнь - сначала в пустом театре Запретного города, потом в зимнем, клаустрофобном, опереточном и трагическом Маньчжоу-го и, наконец, в тюрьмах Мао." Яркая и контрастная палитра сказочного средневекового Китая постепенно тускнеет и становится цветами коммунистической революции. Это не просто продолжительный постановочный исторический фильм. Режиссёр ставит множество психологических и философских вопросов на стыке западного и восточного мировоззрений. И не так важно, каким был на самом деле последний император, потому что это фильм Бернардо Бертолуччи и Витторио Стораро.
 
Зинаида_ЕвсюковаДата: Воскресенье, 09.12.2018, 20:00 | Сообщение # 8
Группа: Друзья
Сообщений: 14
Статус: Offline
Есть фильмы (и режиссеры), которые , как будто, забирают у тебя частицу души, чтобы изменить её, в ней раствориться, и остаться уже навсегда. Именно таковы кинокартины великого итальянского режиссера Бернардо Бертолуччи, очень разнообразные по жанрам, стилям, идеям, но всегда сходные своей особенной поэтичностью и теплой красотой .Чувственные, порой скандальные, они никогда не скатываются в пошлое смакование «запретных» тем, а всегда внимательны к мельчайшим движениям человеческих характеров, всегда исследуют глубинные мотивы поступков героев. В дуэте с гениальным оператором Витторио Стораро, Бертолуччи создаёт свои фильмы, словно рисует живописные полотна, настолько они красочно-совершенны. Для меня, как и для очень многих зрителей, смотреть и пересматривать его картины – это большое наслаждение, потрясение и восторг… «Последний император» - одна из вершин творчества режиссера, фильм, удостоенный множества наград. Грандиозная по масштабам и съёмкам картина, повествующая о сложном периоде истории Китая через судьбу её последнего императора Пу И. Остродраматическая, с великолепной операторской работой, выразительной игрой актеров, напряжёнными и неожиданными сюжетными линиями и предельно мощным эмоциональным воздействием на зрителя. «Кино – это очищение»- говорил Бертолуччи. Великий, незабываемый, незабвенный… Сохраним память…!
 
Форум » Тестовый раздел » БЕРНАРДО БЕРТОЛУЧЧИ » "ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР" 1987
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz