Пятница
18.08.2017
09:43
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ДУШЕВНАЯ КУХНЯ" 2009 - Страница 2 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум » Тестовый раздел » ФАТИХ АКИН » "ДУШЕВНАЯ КУХНЯ" 2009
"ДУШЕВНАЯ КУХНЯ" 2009
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 09.01.2011, 08:37 | Сообщение # 51
Группа: Администраторы
Сообщений: 3530
Статус: Offline
ДУШЕВНАЯ КУХНЯ
Проходной фильм выдающегося режиссера

Немецкий грек немного за тридцать по имени Зинос (Бусдукос) владеет рестораном «Душевная кухня», расположенным в практически неотремонтированном складе на индустриальной окраине Гамбурга. Столы и стулья найдены на помойке, две любые тарелки трагически не сочетаются друг с другом, в меню — замороженные полуфабрикаты, приготовленные в сломанной фритюрнице. Каждый вечер столики занимают малопрезентабельные окрестные жители, задумчиво жующие неизменный шницель, фрикадельку или пиццу — и с благодарностью расходящиеся по домам. Зиноса такая ситуация, кажется, устраивает — пока он не знакомится с экспансивным шеф-поваром Шейном (Юнель, «Головой о стену»), который уговаривает его променять сметанный соус на бескомпромиссное искусство гастрономии. Консервативные соседи в ужасе разбегаются, и временно бездельничающий бармен устраивает в ресторане открытые репетиции своей хард-рок-группы. Проголодавшиеся татуированные фанаты неожиданно оценивают кулинарные изыски вроде «Супа мастера акупунктуры», и к концу первой трети фильма «Душевная кухня» начинает приносить невероятный доход в качестве альтернативного рок-клуба с высокой средиземноморской кухней, как ни сложно представить себе подобное сочетание в реальности. Параллельно и вполне независимо на Зиноса обрушивается поток чудовищных неприятностей: аристократичная немка, с которой у него бурный роман (Рогган), уезжает в Шанхай, брат-уголовник (Бляйбтрой) желает устроиться к нему на работу, а жулик-риелтор (Меринг) натравливает на заведение санэпидемстанцию, чтобы по дешевке купить недвижимость. В довершение всего почти весь фильм главный герой мучается от сильнейших болей в позвоночнике.

Увенчанный призами всех важнейших кинофестивалей мира 36-летний немецкий турок Фатих Акин («Головой о стену», «На краю рая») яснее всего выразил в «Душевной кухне» мысль о неподотчетности художника публике: когда героя Юнеля просят подогреть охлажденный до правильной температуры гаспачо, он предлагает туда нассать, а потом достает из-за пояса остро заточенный резак. После такого как-то не хочется говорить под руку, но любопытство разбирает: что, кроме мысли о неподотчетности, хотел выразить автор, когда решил снимать кино про маргиналов-рестораторов после «Облаков» Аки Каурисмяки или «Кускуса и барабульки» Абделя Кешиша? По сюжету выходит, что чем из года в год кормить ближних тем, что им нравится и в чем ты реально разбираешься, лучше грести деньги лопатой, продавая совершенно посторонним тебе людям совершенно постороннюю им еду. Как ни странно, с самим фильмом «Душевная кухня» — примерно такая же история, разве что кроме денег. Сняв подряд два выдающихся фильма, в которых через по-этнографически детально поданную жизнь турецкой диаспоры Акину удалось сказать что-то действительно глубокое обо всех людях на свете, он зачем-то переключился на греков, единственная оригинальная мысль про которых тут такая: «Почему эта посудомойка такая тяжелая?» — «Потому что она из Греции». Смысла в этом, как и во всем остальном, увы, — чуть. Можно предположить, что, устав от масштабного кино, режиссер решил просто развеяться легкой комедией без особого смысла, но как на фильме, где главный герой все время буквально стонет от боли, можно развеяться зрителям — загадка. В общем, не хочется верить, что душевная кухня самого Фатиха Акина окончательно сменила меню, — лучше понадеяться, что она временно закрыта на обед.

Петр Фаворов
http://www.afisha.ru/movie/197386/review/311937/

 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 09.01.2011, 08:37 | Сообщение # 52
Группа: Администраторы
Сообщений: 3530
Статус: Offline
Забавная и жизнеутверждающая "Душевная кухня"
"Кино" с Антоном Долиным

Если ваша душа после праздников – длинных, но, увы, завершившихся – жаждет чего-то забавного и жизнеутверждающего, а на "Нашу Рашу" вы морально не готовы идти, то специально для вас в кино появилась "Душевная кухня" – фильм немецкого турка Фатиха Акина с красноречивым названием, довольно точно отражающим суть зрелища. Акин – самый, пожалуй, успешный и уважаемый из молодых режиссеров современной Германии, взявший приступом все основные кинофестивали, а заодно завоевавший сердца зрителей (по меньшей мере, европейских). После "Золотого медведя", полученного им за драму "Головой об стену", и премии за лучшей сценарий, врученный ему в Каннах за трагедию "На краю рая", мало кого удивило награждение венецианским спецпризом новейшей комедии Акина "Душевная кухня". Удивил, скорее, сам тот факт, что режиссер, сделавший себе имя на серьезных фильмах, вышел на фестивальную арену с легкомысленной комедией, предварительно заявив, что "Душевная кухня" – самый трудный его фильм.

Что тут скажешь? Комедия, и вправду, жанр непростой – но Фатих Акин владеет им в совершенстве. Дело даже не в количестве смешных гэгов и остроумных диалогов, а в сумасшедшем темпоритме, не отпускающем приклеенного к экрану зрителя ни на секунду, и заставившем критиков сравнивать "Душевную кухню" с лучшими из ранних фильмов Эмира Кустурицы. Ведь речь тут идет об этнических меньшинствах, проживающих на окраинах Западной Европы – в данном случае, родного Акину Гамбурга. В одном из отдаленных районов этого огромного города Акин при помощи своего давнего друга, сообщника, а тут – соавтора сценария и исполнителя главной роли Адама Бусдукоса, открыл ресторанчик, который так и называется: Soul Kitchen, то есть, "Душевная кухня" или "Кухня в стиле Соул" – поскольку один из официантов работает тут не столько за зарплату или чаевые, сколько за возможность использовать заведение по ночам как репетиционную базу для своей рок-группы. Бедовый интернационал маргиналов – греки, турки, поляки, а иногда даже немцы – объединяются, чтобы дать отпор бездушным дельцам, задумавшим снести ресторан и построить на его месте элитную недвижимость. Сами понимаете, жанр требует от бедолаг безоговорочной победы над злодеями – и в этом "Душевная кухня" напоминает, скорее, не о Кустурице, а о финне Аки Каурисмяки, в трагикомедии которого "Вдаль уплывают облака" рассказывалась такая же ресторанная рождественская сказка. К слову, в Германии "Душевную кухню" выпустили именно под Рождество.

Соратник Акина по многим фильмам, любимец российских зрителей Мориц Бляйбтрой сыграл непутевого брата ресторатора Зиноса, только что вышедшего из тюрьмы и всегда готового проиграть "Душевную кухню" в карты. Колоритный турок Бирол Унель, памятный по главной роли в "Головой об стену", отлично вписался в роль эксцентричного повара, готового впихивать посетителям в глотки свою высокую кухню. Наконец, актер Фассбиндера и Триера, культовая личность Удо Кир играет основного злодея – не произнося за весь фильм практически ни слова. Однако главное – все-таки не живописный актерский ансамбль, а бьющая фонтаном режиссерская энергия, позволяющая перевернуть вверх тормашками традиционнейший жанр уютной рождественской комедии и придать ему новый смысл, а также новый драйв.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=337744

 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 21.01.2011, 20:18 | Сообщение # 53
Группа: Администраторы
Сообщений: 3530
Статус: Offline
"Soul Kitchen": "душевный" фильм Фатиха Акина

С первых секунд своего нового фильма "Soul Kitchen" Фатих Акин не дает зрителю ни моргнуть, ни расслабиться. Ни одной тоскливой шутки, ни одной фальшивой фразы, ни одного скучного лица.

Живет в Гамбурге грек по имени Зинос. Ему лет тридцать. Свойский парень. Добрая душа. У него свой ресторан и подруга. Блондинка. Умная. Из хорошей немецкой семьи. Парочка - загляденье. Образец межкультурного взаимопонимания. Но вот уезжает Надин в Китай. По делам. И надолго.

И Зиносу тоже хочется в Шанхай, но колется. Дела в ресторане идут неважно. Можно сказать, совсем плохо. Район пролетарский. Публика пролетарская. По ресторанам не ходит. Даже по таким, где в меню жареная картошка, котлеты и пиво. Пустует изо дня в день огромный зал под крышей бывшего портового склада. А тут еще позвонок расшалился. Не нагнуться, не повернуться. Как тут у плиты стоять? И Зинос берет на работу повара Шаяна. А тот не просто повар. Тот шаман кухни. Гурман и эстет.

Повар с претензиями. Но и с фантазией. Счищает панировку с рыбных палочек. Картофель из морозилки перерабатывает на эксклюзивное пюре. Добавляет кетчупу для цвета – и блюдо готово: изысканная кухня из ингредиентов международного фастфуда! Завсегдатаи числом в пять человек расстраиваются, не обнаружив любимых шницелей и пива, и уходят прочь, навсегда.

Дни проходят, а в ресторане с душевным названием "Soul Kitchen", ни души. Грядет банкротство. Надин из Шанхая торопит. Ехать - не ехать? Скользкий малый, друг детства, предлагает продать ресторан. За хорошую цену. Но Зинос прикипел к своей таверне. Как отдать дитя в чужие руки, да еще в такие подозрительные… Что делать?

В довершение всех бед на горизонте нарисовался брат. Мелкий жулик, страстный картежник, с золотой цепью на шее. И просит одолжения. Надоело ему в тюрьме сидеть. А выходят только те, у кого на свободе – работа. Вот и просит Иллиас Зиноса взять его к себе в ресторан.

"- Да, ты что? Не видишь. Клиенты разбежались. Платить нечем. Куда я тебя возьму?
- Ты что, брательник, не понял? Я не работать хочу. Я из тюрьмы хочу. Ты подпиши бумагу. Ну, слушай, я же брат твой!"

С первых секунд своего нового фильма "Soul Kitchen" Фатих Акин не дает зрителю ни моргнуть, ни расслабиться. Со скоростью петарды раскручивается сюжет. Ни одной тоскливой шутки, ни одной фальшивой фразы, ни одного скучного лица. Как будто растворился киноэкран, а за ним крыши и улицы Гамбурга. А крупным планом - костоправы и маклеры, массажистки и грузчики, седобородые капитаны и сотрудницы финансового ведомства, турки, немцы, китайцы и греки.

Фатих Акин, этот вундеркинд немецкого кинематографа, уверенно ведет всю эту шумную ораву через огонь, воду и медные трубы. И, как всегда у него, сына турецких гастарбайтеров из Гамбурга, перемешаны акценты и национальности в изумительный мультикультурный коктейль.

Его главный компонент на этот раз – Адам Бусдукос, друг детства, с которым Акин вместе мечтал попасть в кино, грек, у которого в реальной жизни почти десять лет была настоящая таверна в Гамбурге. Они вместе написали сценарий и Адам сыграл главную роль. Да что там сыграл! Если есть у фильма душа, то она смотрит с экрана глазами Адама.

Не отстают от него и любимцы Акина, актеры-профессионалы Моритц Блайбтрой и Бироль Юнель. Блайбтрой в роли непутевого брата и Юнель в роли эксцентричного повара - с каким азартом они доводят своих персонажей до карикатурной комичности, но при этом не переступают грань! Один как будто всю жизнь говорил с греческим акцентом и резался в карты. А другой - не иначе как в прошлой жизни учитель кун-фу из Шаолиньского монастыря!

А как играют новички! Анна Бедерке – бывшая студентка Акина, дипломированный режиссер. Такие жгучие глазищи под роковой челкой встретишь разве что у Тарантино. "По ней уже плачет Джим Джармуш", - смеется Акин.

В конце фильма герой получает обратно свой ресторан, получает как бы в подарок, но он его заслужил, прошел через адские муки, все потерял, и этим подарком Всевышний вознаграждает его за страдания и упорство. Фатих Акин верит в высшую справедливость?

Фатих Акин: "В балладе Луиса Армстронга, которая звучит в фильме, есть такие слова: "у создателя – свой генеральный план". Фильм в это верит. Я в это верю. Может быть, всем стоит в это поверить. Поверить в то, что как бы мы ни страдали, все образуется и встанет на свои места. У Всевышнего – свой генеральный план. Раз говорит Луис Армстронг, что это так, то, наверное, это действительно так. А как же иначе?"

На оптимистической ноте заканчивает свой новый фильм Фатих Акин. Все образуется в этой бравурной комедии на Рождество. И на экраны немецких кинотеатров она выходит в самый разгар праздников. Лучшего подарка и не придумаешь. Soul Kitchen – "мой самый душевный фильм", говорит режиссер, и от него действительно на душе становится тепло и уютно.

Автор: Элла Володина
Редактор: Ефим Шуман

http://www.dw-world.de/dw/article/0,,5052331,00.html

 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 21.01.2011, 20:19 | Сообщение # 54
Группа: Администраторы
Сообщений: 3530
Статус: Offline
«Душевная кухня» (Soul Kitchen)
Авторы сценария Фатих Акин, Адам Бусдукос
Режиссер Фатих Акин
Оператор Райнер Клаусманн
Художник Тамо Кунц
В ролях: Адам Бусдукос, Мориц Бляйбтрой, Бироль Инель, Анна Бедерке, Фелина Рогган, Надина Крюгер, Вотан Вильке Мёринг и другие
Corazon International, Dorje Film, Norddeutsher Rundfunk, Piramide Productions
Германия
2009

Подобно телесной пище, духовная тоже должна быть простой и питательной.
Роберт Шуман

Мрачноватый сюжет венецианской программы — «выживание мертвецов» (в обстоятельствах современного капитализма, в катаклизмах «военного времени» и надвигающегося апокалипсиса) — в фильме Фатиха Акина «Душевная кухня» (а лучше «Кухня в стиле соул») воплотился в обезоруживающей форме народной комедии c ее заразительно живыми протагонистами. Это возмутило сторонников чистого фестивального жанра, физически разучившихся получать удовольствие от высококлассных массовых зрелищ — пусть и откровенно штучного, несерийного производства. А может, и просто отвыкших: картины с ясным и искренним призывом feel good на вес золота даже в мультиплексах, не говоря уж о фестивалях.

Социальный оптимизм Акина, решительно неуместный в эпоху рецессии, подозрителен не менее, чем подернутый рождественским снежком утешительный хэппи энд его фильма. В нем главный герой — гамбургский грек Зинос, оплатив все счета и разрулив все проблемы (от радикулита до потери невесты и ресторана), вновь обретает и любовь, и дом, и здоровье, и дело, и смысл жизни. Но в разухабистости самого легкомысленного из последних фильмов Акина тонкие носы не зря учуяли неподдельную меланхолию — она вообще свойственна музыке соул, горячими поклонниками которой являются и авторы, и герои картины. Сколь бы счастливо ни заканчивались похождения Зиноса, само количество отвешенных ему судьбой испытаний и катастроф навевает легкую ипохондрию относительно существующего мироустройства — по-прежнему безжалостного по отношению к «маленькому человеку».

Когда почва регулярно уходит из-под ног, когда сегодня за неуплату налогов могут отнять любимую стереосистему, а завтра пустить под снос старый склад, где базируется принадлежащая тебе забегаловка, единственное, на что можно опереться, — это молчаливая солидарность незнакомых, но близких по духу людей (таких, как массажистка-венгерка, возвращающая Зиносу физическое и душевное здоровье). Молчаливая — поскольку во времена, когда даже сексом можно заниматься бесконтактным способом, по скайпу (как Зинос с подругой, уехавшей в Китай писать репортажи), каждый давно уже переживает свои напасти в одиночку. Пожалуй, только еда и музыка (для некоторых энтузиастов еще футбол и кино) заставляют современного городского жителя время от времени верить в иллюзию своей общности с другими людьми — просто потому, что есть и танцевать приятнее все-таки вместе, хотя технически возможно и в полном одиночестве.

Сделав местом действия захудалый ресторан Soul Kitchen, на антисанитарной кухне которого Зинос самолично готовит в лужах холестерина рвотного вида джанк-фуд, Акин раскавычил метафору «духовная пища». Лишил ее всякой высокопарности: да, она бывает и такой — коль ради ее потребления под отвязные звуки фанка и соул в эпоху тотального разъединения собирается в ветхом складском сарае (Зинос делит его со старым турецкоподданным по имени Сократ) самая разнокалиберная клиентура. Метафора плавильного котла, где варится все со всем, реализована турецким уроженцем Гамбурга столь же простодушно и убедительно. Чувствуется, что для него это и не метафора вовсе: о кипящей жизни национальных диаспор в Гамбурге Акин рассказывает со времен своего дебютного фильма «Быстро и без боли». Главные герои той картины — турок, серб и грек (его играл протагонист нового фильма Адам Бусдукос, он же соавтор сценария) — были вовлечены не только в крутую разборку с албанской мафией, но и в близкие, братские, почти семейные отношения. Не только друг с другом, но и с автором фильма. Автор и персонажи всех фильмов Акина не только отлично знают друг друга — у них одни и те же чувства, мысли, центры удовольствия, музыкальные и гастрономические пристрастия.

Удовольствие, с которым сделана «Душевная кухня» (якобы в виде отдыха от экстатического биения «головой о стену» и эмоциональных срывов «на краю рая»), транслируется в зрительский зал, заставляя испытывать чувства, сходные с теми, что испытывает на стадионе (или в клубе) слившаяся на единой волне аудитория рок- (хорошо, соул-) концерта. Удовольствие обеспечивается не только легкостью и мастерством, с которыми сварганено это наваристое и питательное, отнюдь не диетическое экранное блюдо. Не только вдохновенным замесом хорошо опробованных ингредиентов, но и той душевной щедростью, с какой приготовлен и подан этот обед. Акин и компания (состоящая из постоянных актеров-соавторов, их родителей, родственников и просто друзей) сняли на сей раз настоящий «семейный фильм» — однако вовсе не в жанре, выдуманном Голливудом с целью обогащения. «Душевная кухня» — это нахальный и очень важный апдейт заглохшей в 1960-х традиции Heimatfilme.

Heimat — чисто немецкая концепция «малой родины», возникшая в послевоенные годы массированного городского строительства, когда деревни пустели, а население мегаполисов росло. Причиной того, что целая нация обратила углубленный взгляд внутрь себя, было, конечно, и то, что ей трагически — как для себя, так и для всего остального мира — не удалось распространить этот взгляд вовне, на другие страны и континенты. Пришлось заново осознавать себя пруссаками, баварцами, берлинцами и т.д. В пресс-релизе к картине Акин подчеркивает, что действие «Душевной кухни» происходит не просто в Гамбурге, а в его пригороде Вильгельмсбурге, являющемся сейчас «центром урбанистического развития». И — гентрификации. Так по-научному именуется процесс, превращающий старые рабочие кварталы в модные микрорайоны и открывающий двери последующей спекуляции недвижимостью. Именно ею и промышляет школьный товарищ Зиноса по фамилии Нойман (Вотан Вильке Мёринг), выигрывающий Soul Kitchen в карты у Иллиаса (Мориц Бляйбтрой), неуправляемого брата Зиноса — уголовника, выпущенного условно-досрочно и медленно, но верно становящегося человеком.

Действие оригинальных Heimatfilme разворачивалось на буколических альпийских просторах, не тронутых ни городской цивилизацией, ни Большой Историей, а их немудреные сентиментальные сюжеты без устали пропагандировали непреходящие ценности дома и семьи. В своем монументальном свершении Heimat (три цикла фильмов общей продолжительностью 53 часа 25 минут) режиссер Эдгар Райц иронически переосмыслил этот популярный в 50—60-е годы формат, создав сагу о жизни некоего семейства из Ханштрюка в громадной исторической перспективе с 1919 по 2000-й год. Акин обратился к этому чисто немецкому жанру в эпоху, когда понятие «малая родина» почти упразднено миграциями, когда сделал свое дело глобальный фьюжн, смешавший и эллинов, и иудеев, и турков, и венгров, и немцев, и всех остальных.

Образ современного Вавилона, где все связаны со всеми, удался Акину в «Душевной кухне» лучше и легче, чем в предыдущей картине «На краю рая», в которой слишком уж выпирала натужная искусственная конструкция. Комедийная легкость и простота новой картины, между прочим, дались Акину большой кровью, никак не характерной для производства мейнстримной продукции (на пресс-конференции он сообщил, что это самый трудный сценарий в его жизни). На экране этого, впрочем, совсем не видно. Привычная отговорка не справившихся со сложной задачей режиссеров о том, что словосочетание «немецкая комедия» — само по себе оксюморон (его в последний раз использовал Андреас Дрезен, чья картина «Виски с водкой» и вправду не задалась), Акину не понадобилась. Быть может, и потому, что «Душевную кухню» действительно сложно назвать типичной «немецкой комедией».

Мультикультурные ветры смешали традиции, уклады и даже национальные кухни (темпераментный шеф-повар Шейн, сменивший Зиноса у плиты и сыгранный режиссерским любимцем Биролем Инелем, готовит как раз в стиле фьюжн). Дитя современной городской цивилизации, Акин (его напрасно сравнивают с «деревенщиком» Кустурицей) воспел в своем фильме деревню глобальную, семью альтернативную, построенную не на родственных связях, а на общих, как ни смешно, духовных ценностях и общем чувстве места и времени.

Вавилонское столпотворение на узком пятачке нисколько не отменяет понятие «дом». Ведь дом — это, прежде всего, «там, где сердце».

Стас Тыркин. Гамбургский счет. Искусство кино 11-2009
http://kinoart.ru/2009/n11-article11.html

 
Елена_ДмитриеваДата: Понедельник, 07.02.2011, 17:43 | Сообщение # 55
Группа: Проверенные
Сообщений: 66
Статус: Offline
"Душевная кухня" почему-то при всей своей легкости не оставила никакого следа. Если говорить о фильмах подобного жанра, то "В июле" ("Солнце ацтеков") запомнился и любим. "Кухня..." не произвела никакого впечатления, приятно было увидеть на экране Морица, но все происходящее на экране получилось вторичным, все это мы уже видели в других картинах Акина. Плюс сама идея "спасания семейного бизнеса", обустройства кафе, построенного на братских чувствах-отношениях уже стара, как мир....

Практически одновременно с "Душевной кухней" вышел фильм "Фантомная боль" Маттиаса Эмке, где отношения между братьями меня тронули гораздо больше...хотя ситуации, конечно, разные

 
Форум » Тестовый раздел » ФАТИХ АКИН » "ДУШЕВНАЯ КУХНЯ" 2009
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz