Суббота
18.11.2017
03:30
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ПОГОВОРИ С НЕЙ" 2002 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » ПЕДРО АЛЬМОДОВАР » "ПОГОВОРИ С НЕЙ" 2002
"ПОГОВОРИ С НЕЙ" 2002
Ольга_ПодопригораДата: Воскресенье, 10.10.2010, 11:57 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 824
Статус: Offline
Столько нежности, сколько есть в этом фильме, вы, пожалуй, не найдете нигде. Так же как и вряд ли увидите Такую любовь, какая есть у главных героев «Поговори с ней». Пойти на безумие во имя спасения самого любимого, самого дорогого человека … Такими чувствами можно только восхищаться! Может быть поэтому, это МОЙ САМЫЙ ЛЮБИМЫЙ ФИЛЬМ!!!

«ПОГОВОРИ С НЕЙ» (исп. Hable con ella) 2002, Испания, 112 минут
— фильм Педро Альмодовара, получивший большое количество кинонаград, включая «Оскар» за лучший оригинальный сценарий и премию «European Film Awards» как лучший фильм года

В поисках интересного персонажа для статьи журналист Марко встречается со знаменитой женщиной-тореро Лидией. Их знакомство перерастает в страстную любовь, но все надежды рушит трагедия на корриде: удар разъяренного быка повергает Лидию в кому. Проводя дни и ночи в больнице, Марко знакомится с медбратом Бениньо. Он не первый год заботится о впавшей в кому Алисии, которую страстно любит, не надеясь на взаимность.

Схожие судьбы объединяют мужчин, но Бениньо счастлив, а Марко страдает, будучи не в силах выразить Лидии свои чувства. Видя отчаяние друга, Бениньо дает ему совет: «Поговори с ней». Теперь только сокровенные разговоры связывают любимых, и может быть, простые слова однажды сотворят чудо, на которое так надеются Марко и Бениньо…

Съёмочная группа

Режиссёр — Педро Альмодовар
Сценарий — Педро Альмодовар
Оператор — Хавьер Агирресаробе
Монтаж — Хосе Сальседо
Художник-постановщик — Анчон Гомес
Композитор — Альберто Иглесиас
Продюсеры — Агустин Альмодовар, Мишель Рубен

В ролях

Хавьер Камара — Бениньо Мартин
Дарио Грандинетти — Марко Сулуага
Леонор Уотлинг — Алисия
Росарио Флорес — Лидия Гонсалес
Джеральдина Чаплин — Катерина Билова
Пина Бауш — Пина Бауш
Каэтану Велозу — Каэтану Велозу

Оценки и награды

В мировом прокате фильм «Поговори с ней» собрал свыше 51 млн долларов. Режиссёр Педро Альмодовар был представлен к «Оскару» за лучшую режиссуру и удостоился этой премии в номинации «Лучший оригинальный сценарий». Премия «Золотой глобус» досталась ему в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Британская академия кино отметила его и за лучший оригинальный сценарий, и за лучший фильм на иностранном языке. В России «Поговори с ней» также удостоился приза кинокритиков «Золотой овен» как лучший зарубежный фильм года.

Даже с учётом каннского триумфа предыдущей работы Альмодовара, «Всё о моей матери», реакция критиков на фильм была восторженной, о чём свидетельствует 92-процентный рейтинг одобрения на обобщающем рецензии сайте Rotten Tomatoes. Обращалось внимание на то, что каждый новый фильм Альмодовара отмечен печатью большей зрелости. Буйство ранних фильмов сменилось внешним спокойствием вкупе со стремлением к психологическому реализму. Вместо знойных ярко-красных пятен, бивших в глаза в альмодоваровских фильмах восьмидесятых, цветовая гамма была изысканно смягчена в сторону оттенков охры: «Образность спокойная и прекрасная, краски мягкие и гармоничные. Прошлое и настоящее перетекают друг в друга, всё тронуто приглушённым, печальным волшебством» (New Yorker).

Из немногочисленных отрицательных отзывов профессиональных критиков можно выделить материал издания Village Voice, где в вину Альмодовару вменяли сентиментальность и упоение «мистической нежностью». Другие разглядели главную мысль фильма в том, что только гей (каковым якобы является Бениньо, альтер-эго режиссёра) способен по-настоящему понять и полюбить женщину. Влиятельная The New York Times отметила, что хотя идея показать сближение двух мужчин в больнице у тел полуживых подруг и оттолкнёт некоторых при первом просмотре, потом этот фильм «уже невозможно вытравить из сердца».

Большинство же критиков увидело в новой картине Альмодовара безусловный шедевр, как, например, кинообозреватель журнала «Time» Ричард Корлисс, назвавший «Поговори с ней» лучшим фильмом года. Во вставной новелле про худеющего человека видели «один из самых — до колик в животе — смешных и в то же время правдоподобных образов желания, когда-либо воплощённых в киноискусстве». Журнал «Rolling Stone» в своём отзыве на ленту счёл её «уникальной и незабываемой», уводящей «по ту сторону слёз», а Андрей Плахов назвал фильм лучшим в послужном списке Альмодовара, определив его как «мелодраму, полную страстей, боли и вместе с тем искромётного юмора».

Многие зрители отметили неоднозначность позиции режиссёра, как и прежде, симпатизирующего тем, кто живёт вне заданных обществом рамок. В «Поговори с ней» сочувственное отношение к Бениньо выявляется постепенно, да так, что к моменту, когда до зрителя доходит масштаб его перверсии, он уже оказывается «на крючке» симпатии к главному герою. Критик Los Angeles Times воспринял «Поговори с ней» в качестве «диверсии», для усвоения рискованных уроков которой требуется время, ибо Альмодовар «вовлекает разум в крамольные игры». Роджер Эберт также дал картине высшую оценку и заключил её разбор следующим вердиктом: «Ни один режиссёр со времён Фассбиндера не демонстрировал способности вызывать такие богатые эмоции при помощи столь неоднозначного материала» (Роджер Эберт).

Интересные факты

Во время одной из поездок Марко шутливо уверяет Лидию, что с таким именем она была предназначена стать тореадором. Дело в том, что корриду в Испании иначе называют "борьбой" (lidia).

Священника, сочетающего Анхелу браком с её избранником, сыграл продюсер фильма и брат режиссёра, Агустин Альмодовар.

Смотрите фильм

http://vkontakte.ru/video16654766_152480124

 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 23.10.2010, 05:51 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
Поговори с ней (Hable con ella)

"Поговори с ней" - история об одиночестве и долгом выздоровлении от ран, нанесенных страстью. Это фильм об отсутствии взаимопонимания между супружескими парами и об искусстве общения. О том, как монолог может стать одной из форм диалога. О том, как рассказанная простыми словами, история может остановить время, сделав вас своим героем. "Поговори с ней" - это нежная новелла об удовольствии, которое можно получить от простого общения, о словах, которые становятся оружием против одиночества, болезни, смерти и безумия. Альмодовар разговаривает со зрителем на особом языке: знаменитые крупные планы огня и много красного цвета, и страсть, которой дышит каждый кадр. Кич, изощренная стильность, хищный клиповый монтаж, пленяющий с первых секунд, - все это изобретения Альмодовара. Театральный занавес ярко красного цвета с тяжелой золотой бахромой скрывает сцену, где скоро начнется представление. Сегодня дают спектакль Пины Бауш "Кафе Мюллер". Вот на сцене среди деревянных декораций появляются две женщины, глаза их закрыты, руки вытянуты в стороны, они танцуют под музыку Генри Перселла "Королева фей". Среди зрителей - двое мужчин, случайно оказавшихся рядом. Это молодой санитар Бениньо и писатель Марко. Сценическое действо настолько выразительно, что Марко начинает плакать. Бениньо видит в темноте зала слезы своего соседа. Он хочет сказать ему, что он тоже находится под впечатлением от происходящего на сцене, но не решается… Несколько месяцев спустя, Бениньо и Марко снова встречаются, но уже в частной клинике "Эль Боске", где работает Бениньо. Здесь в коме лежит девушка Марко Лидия - матадор, получившая травму на арене. Так получилось, что Бениньо ухаживает и за другой пациенткой, студенткой балетной школы Алисией, также находящейся в коме. И вот когда однажды Марко проходит мимо палаты Алисии, Бениньо неожиданно заговаривает с ним. Так, в стенах клиники, между ними зарождается настоящая дружба. С этого момента жизнь четырех персонажей начинает свое путешествие по прошлому, настоящему и будущему, приводя их всех к неожиданному финалу. "Все о моей матери" заканчивается сценой театрального занавеса, открывающего нам бездонную темноту сцены. "Поговори с ней" начинается раскрывающимся занавесом. Персонажи "Все о моей матери" - актрисы, женщины, живущие на сцене и вне ее. "Поговори с ней" - фильм о рассказчиках-мужчинах, которые рассуждают о своей жизни, разговаривая со всеми - и с теми, кто может их услышать и с теми, кому это даже неинтересно.

http://www.inoekino.ru/prod.php?id=2628

 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 23.10.2010, 05:52 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
«ПОГОВОРИ С НЕЙ»

Загородный санаторий. Две женщины, впавшие в кому, - балерина и тореадор. Двое влюбленных в них мужчин - санитар и журналист. Лето - теплое и пасмурное.

Крикливый, эстрадный, калейдоскопичный Альмодовар сменил кислотные краски на табачные и грязно-рыжие, горластых певиц - на интимный полушепот Каэтано Велозу, солнце - на облака. Приглушил звуки. Погасил свет. После 20 лет загула настало похмелье. Когда хочется, чтобы только ветерок обдувал утомленное лицо. Знать, что на балконе, на журнальном столике, ждет свежий журнал мод, но не поднимать тяжелых век. Чувствовать, как любящие руки моют и массируют усталое тело, но не подавать признаков жизни.

Если прежде Альмодовар вдохновлялся брутально-напористым американским кино 50-х и латинской мыльной оперой, то здесь совсем иные источники вдохновения. Образ любимой женщины, покинувшей от недостатка любви чувственный мир, - типичен для славянской мелодрамы ("Солярис" Тарковского, "Если ты где-нибудь есть" Занусси), жанра горних страстей. Фильм в фильме, который смотрит главный герой и который снят самим Альмодоваром, - черно-белое немое кино, без красок, без звуков. Если раньше Альмодовар вводил в ткань фильма спектакли и телешоу, теперь - балет ("Кафе "Мюллер" с Пиной Бауш), опять-таки бессловесное, призрачное искусство. Вместо неожиданных интерпретаций редких болеро он заводит "Ку-ку-ру-ку-ку, палома!" - "Во поле березка стояла" латинского мира, обнаруживает прелесть не в модернистских излишествах культуры, но в односложности и простоте ее истоков.

Немногое, что осталось от прежнего Альмодовара, - его актриса-талисман Чус Лампреаве, вернувшаяся в его кино после семилетнего перерыва. В начале 80-х - потешная домохозяйка, которую молодой хулиган Альмодовар буквально оторвал от плиты, сыграла у него монашку, публикующую порнороманы в "Нескромном обаянии порока". Потом были роли простодушных деревенских мам ("Чем я это заслужила", "Цветок моей тайны") и кокетливых городских мам ("Матадор"), но больше ее помнят как любопытную консьержку в "Женщинах на грани нервного срыва". В 1995 году Лампреаве пропала - ее дочь впала в кому. Альмодовар придумал, как вытащить Лампреаве на свет, сочинив вычурную сказку про то, что, вопреки мнению врачей, выход из комы возможен. Лампреаве сделала модную стрижку, ей нанесли красивый макияж, и она снова сыграла вездесущую консьержку. "Да, я уверена, что наш Бениньо не виновен! - говорит она о жильце, угодившем в тюрьму. - А вы не скажете, в чем именно он не виновен?" Единственный раз за ровный, покойный фильм появляется повод для улыбки, но и повод для слез. Лампреаве верит в сказку Альмодовара, но и мы, и он знаем, что зря. Видя такое, хочется закрыть глаза, чтобы не разрыдаться. Заткнуть уши, чтобы не слышать напрасных слов надежды. Впасть в ступор, чтобы не заметить неизбежный переход от юности к дряхлости. От жизни к смерти. Самое душераздирающее здесь, и это уже не только об актрисе, но и о режиссере с его таким неожиданным фильмом, - воля человека, готового на все, даже впасть в кому, только бы не признаться себе в печальной истине: "Срок действия вашего билета истек".

Алексей Васильев
http://www.afisha.ru/movie/169942/review/146346/

 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 23.10.2010, 05:53 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
«ПОГОВОРИ С НЕЙ» (исп. Hable con ella — «Поговорите с ней») 2002, Испания, 112 минут

— фильм Педро Альмодовара, премьера которого состоялась на Каннском фестивале 2002 года. Несколько отступая от своего режиссёрского почерка и заимствуя приёмы из арсенала классической мелодрамы, Альмодовар параллельно ведёт несколько повествований, которые сближаются, переплетаются и зеркально отражаются друг в друге наподобие историй Кшиштофа Кесьлевского. В центре внимания режиссёра — важность полноценного общения между влюблёнными и проблемы, вызванные отсутствием этого общения.

Толчком к написанию сценария стала реальная история о сотруднике румынского морга, который попытался совокупиться с женщиной, впавшей в летаргический сон и сочтённой врачами мёртвой, и тем самым пробудил её к жизни, за что подвергся уголовному преследованию — несмотря на благодарность самой ожившей и её семьи. Ради смягчения заложенных в этой истории натуралистических моментов Альмодовар, по собственному признанию, взял на себя риск усложнения повествовательной структуры фильма, обогатив её разнообразными вставками, иллюстрирующими развитие действия в завуалированной форме.

Всех главных героев «Поговори с ней» сыграли актёры, с которыми режиссёр никогда не работал раньше. Фильм получил большое количество кинонаград, включая «Оскар» за лучший оригинальный сценарий и премию «European Film Awards» как лучший фильм года.

Сюжет

В первом кадре фильма — жёлто-красный театральный занавес — тот самый образ, которым завершался предыдущий фильм режиссёра, «Всё о моей матери» (1999). Вот он поднимается, и перед глазами зрителя предстаёт странная сцена: сомнамбулические движения двух немолодых женщин в ночных рубашках, которые, как бы незрячие, натыкаются на препятствия в виде стола и стульев. На сцену выходит мужчина, который облегчает их движения, убирая с пути мебель. Звучит барочная музыка Пёрселла из «Королевы фей». В зале сидят двое мужчин, на одного из них представление действует так сильно, что у него на глазах выступают слёзы.

Далее раздаётся голос, описывающий только что увиденное. Второй человек, находившийся в зале, пересказывает содержание представления неподвижной женщине, которой он в больничной палате бережно делает маникюр: «Со мной сидел мужчина лет сорока, он даже пару раз всплакнул… Я его понимаю». Мужчина (его зовут Бениньо) работает санитаром, в течение четырёх лет ухаживая за находящейся в коме девушкой по имени Алисия. Бениньо демонстрирует подопечной полученный им автограф танцовщицы, которая выступала на том представлении, — это легендарная Пина Бауш.

Бениньо надеется вернуть Алисию к жизни, постоянно разговаривая с ней, ухаживая за ней с такой нежностью, как если бы она могла оценить её и ответить ему взаимностью. Такой же совет: «Поговори с ней», — он даёт и мужчине, дежурящему в соседней палате у постели своей возлюбленной Лидии. Этот мужчина, Марко, — тот самый, который сидел рядом с Бениньо в первой сцене фильма. Подобно Алисии, его подруга-тореадор находится в коме из-за трагедии, разыгравшейся на корриде. У мужчин, дежурящих в палатах своих возлюбленных, достаточно свободного времени, и на почве обоюдного несчастья между ними возникает дружба.

Бениньо и Марко предаются воспоминаниям, и через калейдоскоп искусных флэшбэков и флэшфорвардов перед глазами зрителя встаёт предыстория их знакомства с возлюбленными. В кульминационной сцене фильма Бениньо рассказывает Алисии о виденном им накануне сюрреалистическом фильме, главный герой которого уменьшился до размеров головки пениса и навсегда исчез в вагине своей подруги. Между тем Марко встречает в палате Лидии её прежнего любовника, который тоже винит себя в смерти Лидии, ибо, как выясняется, незадолго до рокового боя она предпринимала шаги по примирению с ним.

Марко оставляет больницу и, чтобы развеяться, уезжает на Ближний Восток. Там он узнаёт о смерти Лидии. Между тем история Бениньо принимает неожиданный оборот — после той ночи, когда он поведал Алисии содержание странного фильма, у неё прекращаются месячные. Вскоре становится ясно, что она беременна, а отцом ребёнка мог стать только дежуривший у её постели Бениньо. Его обвиняют в изнасиловании и заключают под стражу; в тюрьме Сеговии его посещает вернувшийся в Испанию Марко.

Марко договаривается с Бениньо о съёме его квартиры. Он вглядывается из окна в балетную студию в доме напротив и видит там Алисию. Оказывается, она пришла в себя во время деторождения, хотя ребёнок родился мёртвым. По совету адвоката Марко скрывает эту информацию от Бениньо — тому сообщают, что она по-прежнему в коме. Не веря в счастливый исход судебного дела и возможность своего освобождения, Бениньо решает присоединиться к возлюбленной в её нынешнем состоянии и принимает дозу таблеток, которая оказывается смертельной.

В последней сцене фильма мы вновь видим представление Пины Бауш, на этот раз проникнутое оптимизмом, — это «танец единения полов». На сцене танцуют влюблённые пары, парень знакомится с девушкой. Возможно, вспоминая о знакомстве, которое перевернуло его жизнь после предыдущего спектакля, сидящий в зале Марко оборачивается назад. Через ряд от него сидит улыбающаяся Алисия. Она не помнит, что Марко был рядом с ней, когда она была в коме. Им ещё предстоит познакомиться.

Предыстория

Многочисленные флешбэки, приуроченные к пребыванию героев в больнице («больница — идеальное место для воспоминаний, время там течёт иначе, чем в обычной жизни», — замечает режиссёр), приоткрывают историю знакомства Бениньо с Алисией, а Марко — с Лидией. Ткань флэшбэков текуча, они перетасованы с флэшфорвардами, причём одна и та же сцена может повторяться дважды. Из череды воспоминаний зрителю становятся известными следующие факты о квартете главных героев фильма.

Бениньо (Хавьер Камара) — медбрат, ухаживающий за Алисией практически двадцать четыре часа в сутки. По собственному признанию, окружающие считают его психопатом. В тридцать с лишним лет у него нет никакого сексуального опыта. На протяжении двадцати лет он ухаживал за прикованной к постели матерью, хотя из фильма неясно, была ли она в самом деле больна или, как в одном месте обмолвился Бениньо, просто ленива. После смерти матери стал наблюдать из окна квартиры за балетными уроками, которые давала в своей студии хореограф Катерина Билова. Там он увидел Алисию. Ради более близкого знакомства с ней он стал посещать дом её отца-психиатра, выдавая себя за латентного гомосексуалиста. Бениньо едва успел обменяться с Алисией несколькими словами, когда произошла автокатастрофа, ввергшая её в бессознательное состояние. Декларируемая сексуальная ориентация стала для Бениньо пропуском к вожделенному телу Алисии. Её отец, учитывая опыт Бениньо по уходу за покойной матерью, нанял его присматривать за прикованной к больничной койке дочерью. С учётом его ориентации от него меньше всего ожидали посягательств на беззащитное тело женщины. Бениньо неспешно ведёт с ней разговоры о том, как они в будущем обставят своё жильё, — в полной уверенности, что Алисия слышит и понимает его. Он любовно массирует её мышцы, делает маникюр, проводит самые интимные процедуры.

Алисия (Леонор Уотлинг) — балерина, которая основную часть фильма проводит в неподвижном состоянии. Её отец — преуспевающий психиатр, давно умершую мать заменяет старшая подруга и наставница — Катерина Билова. В свободное время Алисия ходит в фильмотеку, где смотрит немые фильмы. В результате автокатастрофы попадает в кому и становится подопечной Бениньо. Тот живёт за Алисию её обычной жизнью, посещая любимые ею балетные представления (с одного из них начинается фильм), смотрит немое кино, пересказывая «спящей красавице» свои впечатления. В фильме она предстаёт как чистый лист бумаги, её присутствие более физическое, чем психологическое. Камера нередко запечатлевает её обнажённое тело, окружённое Бениньо почти религиозным почтением; даже тривиальное подмывание подаётся режиссёром как нечто сакральное. Как подметил рецензент The New York Times, особое восприятие Альмодоваром плоти — «ни один другой режиссёр не снимает человеческую кожу с такой любовью» — становится одним из сюжетообразующих элементов фильма.

Марко (Дарио Грандинетти)
— журналист-аргентинец, зарабатывающий на жизнь сочинением путеводителей. О его мужественности свидетельствует эпизод, положивший начало отношениям с Лидией, когда он не колеблясь вошёл в её жилище и убил заползшую туда змею. При этом он пускает слезу, что вообще сопровождает его действия на протяжении всего фильма. В своих интервью режиссёр намекает на то, что Марко изначально влечёт к женщинам, у которых неприятности. Такова его предыдущая пассия — наркоманка. Лидия заинтересовала его тогда, когда он узнал о том, что её профессия связана с постоянным риском для жизни. В отличие от Бениньо, Марко погружён в себя. Поначалу даже Бениньо не удаётся извлечь его из этого эмоционального кокона. В фильме дважды повторяется сцена состоявшегося перед боем разговора с Лидией, когда она обвинила Марко в том, что, общаясь с ней, он разговаривает сам с собой. Узнав о том, что его страсть к Лидии не была взаимной, вместо того, чтобы продолжить поиски контакта с объектом своего чувства (как то делает Бениньо), Марко оставляет Лидию наедине со своей болезнью. Эмоциональная эволюция Марко становится заметна только к концу фильма, когда он начинает посещать Бениньо в тюрьме, чтобы протянуть ему руку помощи.

Лидия (Росарио Флорес) — самый чувственный и эмоциональный персонаж фильма, «с лицом в стиле Пикассо». По признанию режиссёра, он сделал Лидию тореадором, так как стремился связать её профессию со смертью. В другом месте он указывает на схожесть режиссёрского ремесла с профессией тореадора: обе требуют сосредоточенности и доверия к интуиции. Сама Лидия уверяет Марко, что выбрала эту мужскую профессию, дабы воплотить несбывшуюся мечту отца. Нетипичная профессия приносит ей широкую известность, и таблоиды наперебой обсуждают её романтическую связь и последующий разрыв с другим тореадором — «Малышом из Валенсии». Заметив Лидию на комически преподанном ток-шоу, Марко договаривается с нею об интервью. Он провожает её до дома и там узнаёт её секрет: несмотря на показную отвагу, Лидия панически боится змей. Накануне рокового боя Лидия и Марко побывали на венчании его бывшей подруги. Глядя на молодожёнов, Лидия расплакалась и предупредила Марко, что после корриды им необходимо поговорить. Видимо, невысказанное накануне настолько выбило Лидию из колеи, что во время боя она допустила грубую ошибку и была атакована быком. Много позднее Марко поймёт, что в тот момент её занимал вовсе не он сам, а «Малыш из Валенсии», с которым она втайне готовилась узаконить отношения.

Психология

Нарративная архитектоника фильма строится на взаимодействии двух пар влюблённых — Бениньо с Алисией и Марко с Лидией. Моменты душевного сближения Марко с Лидией и Беньино с Алисией подчёркнуты введением титров «Марк и Лидия» и «Бениньо и Алисия». Титры «Алисия и Лидия» появляются тогда, когда мужчины вывозят женщин в колясках на «прогулку» во двор больницы: по их позам можно подумать, что коматозные женщины беседуют друг с другом. «У этой парочки ни стыда ни совести. Женщины делятся абсолютно всем», — острит Бениньо. Титры «Марк и Алисия» появляются в последней сцене фильма, намекая на их возможное сближение за пределами хронометража фильма. К этому времени Марко уже занял место Бениньо в его квартире и постели, а теперь, видимо, заменит товарища и в его воображаемых отношениях с Алисией.

Наименее связанные друг с другом точки квартета — Бениньо и Лидия, но и их сближает друг с другом безграничная преданность отцу (в случае Лидии) и матери (в случае Бениньо). Кроме того, оба выбирают несвойственные своему полу профессии. Подчёркивая физическое начало обеих женщин, режиссёр наделяет их профессиями крайне спортивными, активными: Алисия — балерина, а Лидия — тореадор. Впрочем, полоориентационные характеристики героев Альмодовара отличаются гибкостью. Персонажи-женщины на протяжении большей части экранного времени неподвижны, а традиционно женские роли примеряют на себя их партнёры: именно на их долю выпадают все проливаемые в фильме слёзы и все произносимые в нём нежные слова. При этом мужчины дополняют друг друга: Бениньо, хотя проводит почти всё время в палате, без умолку говорит, в то время как непоседливый Марко от природы молчалив.

«Впервые Альмодовару удалось создать на экране идеальный баланс эмоций между мужчинами и женщинами: первые не умолкая говорили, а вторые молчали, слушая и любя исключительно ушами. Может, в этом и состоит секрет любовной гармонии? И если бы женщины были немы, мужчинам Альмодовара не пришлось бы предаваться содомскому греху, а некоторым даже менять пол» (Андрей Плахов).

Из всего квартета героев отношения Бениньо и Алисии со стороны представляются наименее нормальными, ибо в них отсутствует взаимность. До комы Алисия ничем не давала понять, что испытывает к Бениньо какие бы то ни было тёплые чувства. Адресованная к парализованной Алисии фраза Бениньо о том, что «мало пар, которые так хорошо ладят, как мы с тобой» выявляет его разрыв с реальностью. По словам режиссёра, Бениньо живёт в мире, параллельном реальному, но подчиняющемся своей собственной логике. При просмотре немого фильма он проецирует его на свои отношения с Алисией, прозревая относительно испытываемых к её телу чувств: «Эта нежность становится наконец сродни удушью. Для Бениньо фильм — не только отражение реальности, это кульминация его мира грёз. И в то же время он приводит его к гибели» (Альмодовар).

Следствием этого прозрения становится роковая плотская близость, в результате которой к Алисии возвращается жизнь, а Бениньо она покидает. Само имя Бениньо (переводимое как «добродушный, благостный, безобидный») в этом контексте приобретает иронический оттенок, однако режиссёр настаивает на принципиальной «невинности» своего персонажа в смысле его полной неопытности в делах этого мира. Хотя общество считает его виновным в половом сношении с лицом противоположного пола помимо согласия последнего, то есть в изнасиловании, для Бениньо такая логика не имеет смысла, ведь, невольно перенося на свои отношения с Алисией предыдущий опыт одностороннего общения с матерью, он внушил себе, что Алисия давно сказала ему «да». Когда ему отказывают в общении с любимым человеком, Бениньо лишает себя жизни.

В сравнении с проблематичными отношениями Бениньо и Алисии отношения Лидии и Марко прослежены в фильме более пунктирно. Начиная с самой первой сцены Марко оплакивает ещё не произошедшую трагедию, а когда она случается, никак не высказывает убеждённости в том, что Лидия сможет выкарабкаться. При столь фаталистическом настрое он не может принять совет Бениньо продолжать общение с не реагирующей на его слова женщиной, и (возможно, по причине отсутствия этой эмоциональной подпитки) жизнь Лидии вскоре обрывается.

В фокус внимания режиссёра попадает душевное общение не только разнополых влюблённых, но и двух мужчин, внешне не проявляющих друг к другу сексуального влечения. После смерти Лидии у Марко не остаётся более близкого человека, чем влипший в уголовную историю Бениньо. Во время посещения Марко тюрьмы, где содержится Бениньо, они оказываются разделены стеклянной перегородкой. Теперь, когда оба мужчины лишились своих женщин, между ними вспыхивает искра чувства. Бениньо сообщает, что много думал о Марко, особенно по ночам, когда читал написанные им путеводители. Чтобы обнять его, он готов просить о личной встрече, но для этого придётся солгать, указав в анкете, что Марко — его сексуальный партнёр. Благодаря удачно выбранному режиссёром освещению во время разговора черты Бениньо накладываются в стекле на лицо его собеседника: «Возникает чувство, что два тела стали одним. В этот миг никто в мире так не любит Бениньо, как Марко. Это почти что миг романтической увлечённости» (Альмодовар).

Провокативность

Психологической подоплёкой «Поговори с ней», как и более ранних фильмов Альмодовара, становится «проблема общения и причудливости его форм». Режиссёр ставит перед зрителем провокационные вопросы: насколько возможно общение с человеком в состоянии комы? какова природа такого общения — монолог это или диалог? какие действия — несмотря на их объективную аморальность и даже преступность — можно оправдать во имя любви и жизни?

В основу сценария положена старая сказка о спящей красавице, один из вариантов которой экранизировал Ромер в «Маркизе фон О» (1975). В фильме Ромера ирония состояла в том, что хотя прекрасный принц оказался насильником, дело всё равно закончилось свадебным хэппи-эндом. Налицо также сюжетные переклички с «Виридианой» Бунюэля, где пожилой дядюшка усыплял молодую послушницу, чтобы во сне лишить её девственности. У Альмодовара сказочная ситуация ещё в большей степени вывернута наизнанку: место невинного поцелуя занимает то, что один из киноведов назвал «некрофильским насилием».

Сам режиссёр высказывается в пользу того, что для поддержания отношений между двумя личностями достаточно воли и усилий лишь одной из сторон, хотя и оставляет решение вопроса о простительности преступления Бениньо на усмотрение зрителя. Критики в этом отношении разделились. По мнению одних, Бениньо оправдан уже тем, что благодаря его действиям Алисия возвращается к жизни, в то время как «нормальность» Марко приводит к прямо противоположному результату.

Другие видят фатальный душевный изъян Бениньо в неспособности отличить досужую болтовню от истинной взаимности, описывая его как личность настолько одержимую своим партнёром, что он в своём воображении «конструирует иное создание, через которое получает способность удовлетворять подавленные желания и осуществлять мечты о домашнем благополучии» в компании не живого человека, а основанного на неподвижном теле образа-фантазма.

Структура

По признанию режиссёра, особенность структуры фильма состоит в обилии вставок, которые призваны придать повествованию добавочный смысл. Таковы зеркально отражающие друг друга сценки спектаклей Пины Бауш в начале и конце фильма, предвещающие дальнейшее развитие рассказа, и немой фильм, призванный заменить собой сцену соития Бениньо с Алисией. К этой же группе можно отнести кадры балета «Окопы», который ставит Катерина, и проникновенное выступление бразильского певца Каэтану Велозу, о котором в больнице вспоминает растроганный Марко. Режиссёр стремится так вписать эти вставки в повествование, чтобы, обогатив его новыми смыслами, они не нарушали впечатления его прямолинейного развёртывания:

Режиссёр вспоминает, что идея фильма пришла к нему на концерте Пины Бауш. Тот автограф, который Бениньо показывает неподвижной Алисии, был дан Пиной самому Альмодовару за несколько лет до съёмок фильма. Вводная сцена, как бы «вышедшая из подсознания режиссёра», призвана дать понять зрителю, что дальнейший рассказ будет о трудностях, выпавших на долю двух женщин с закрытыми глазами, которых и представляют натыкающиеся на стулья танцовщицы. Очевидный символический подтекст этой сцены позволяет зрителю строить предположения о том, что сцена финального представления Пины своим романтико-оптимистическим тоном также предвещает развитие событий, но уже за пределами фабулы фильма — намёк на возможное знакомство и сближение Алисии и Марко.

Во время дежурства в больнице Марко на память приходит выступление знаменитого бразильского певца Каэтану Велозу, на котором присутствовали он и Лидия. Исполняемая Велозу песня «Голубь» повествует о разлуке мужчины с погибшей возлюбленной («голубь тот — душа его, что ожидает её возвращения»). Подобно спектаклю Пины Бауш, песня до слёз трогает Марко, ведь, как и спектакль, она предвещает его чувства после трагедии на ринге. По воспоминаниям режиссёра, он отобрал для фильма эту песню потому, что она тронула и его самого, когда он впервые побывал на концерте Велозу. Ради большей естественности съёмка этой сцены велась в загородном доме Альмодовара в окружении его завсегдатаев, включая нескольких актёров, знакомых зрителю по более ранним фильмам режиссёра.

Возвращение в материнское лоно: гомункул из немого фильма «вступает в гигантский портал вагины, обильно обсаженный со всех сторон лепными кустами», чтобы, по словам режиссёра, остаться там навсегда.

Параллельно действию фильма Катерина (которую сыграла прекрасно владеющая испанским Джеральдина Чаплин) работает над собственной постановкой под названием «Окопы». Действие происходит в годы Первой мировой войны, однако в качестве аккомпанемента выбран «Плач по жертвам Хиросимы». Катерина рассказывает погружённой в беспамятство Алисии о том, что, по её замыслу, из тел погибших солдат в спектакле будут рождаться балерины. Замысел этой нарративной вставки также сбывается в экранной действительности: преступление и смерть Бениньо парадоксальным образом позволяют вернуться к жизни балерине Алисии. «Окопы» — это ещё одна метафора происходящего между Бениньо и Алисией.

Вместо сцены соития Бениньо с Алисией режиссёр предлагает вниманию зрителя семиминутную стилизацию под немой фильм фантастически-сюрреалистического свойства, который Бениньо пересказывает обнажённой Алисии, пока делает ей массаж. Герой фильма «Худеющий человек» (Amante Menguante), со слов Бениньо, — «такой же парень, как и я, тоже слегка располневший» — оказывается разлучён с возлюбленной, приняв чудодейственный эликсир для потери веса. Он стремительно сокращается в росте, пока не достигает размеров пениса. Когда его возлюбленная спит, он совершает путешествие вниз по её телу и навсегда исчезает в её таинственно темнеющей вагине. Эта вставка в завуалированной форме представляет соитие Бениньо с Алисией, которое в конечном итоге приводит к его смерти. Как комментирует режиссёр, «Бениньо стал для меня как бы другом, хотя я сам придумал его. Подчас вы не хотите видеть то, чем занимаются ваши друзья. У меня не было желания показывать то, что сделал Бениньо в клинике. И вот я вставил немой фильм, чтобы прикрыть происходящее. Здесь я воспользовался даром кинематографа гримировать реальность, развлекая при этом зрителя».

http://ru.wikipedia.org/wiki/Поговори_с_ней

 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 23.10.2010, 05:53 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
«ПОГОВОРИ С НЕЙ»
Мелодрама

После триумфального приёма во всём мире фильма «Всё о моей матери», буквально осыпанного самыми разными наградами — от премии за режиссуру на Каннском фестивале до «Оскара», казалось, что испанский постановщик Педро Альмодовар в полной мере воспользуется удачной ситуацией и будет снимать где и что угодно, хоть в Голливуде! Однако в точности повторился тот же самый случай, как и двенадцатилетним циклом ранее, когда после успеха ленты «Женщины на грани нервного срыва» Альмодовар, здраво рассудив, отказался ехать за океан, и с американским римейком этих самых «Женщин…» вообще ничего не получилось. Вместо этого он поставил, может быть, свою лучшую картину «Свяжи меня!», где речь шла о сбежавшем пациенте психиатрической клиники, который решил взять в заложницы известную порнозвезду, желая от неё только одного — жениться и нарожать детей.

В какой-то степени похожий сюжет разворачивается и в фильме «Поговори с ней». Сразу двое главных героев Бениньо и Марко пусть и не захватывают, не связывают своих избранниц, но, тем не менее, обе молодые женщины (танцовщица Алисия и тореадор Лидия) находятся в неподвижном, более того — в бессознательном состоянии, поскольку надолго впали в кому. И они, естественно, не говорят ни слова! А мужчинам ничего не остаётся, как сидеть подле больничных коек, заботиться о своих возлюбленных по мере сил и возможностей, а также разговаривать от отчаяния или в слепой надежде, что те могут услышать их голоса на подсознательном уровне.

Кое-кто уже успел иронически назвать данную ленту «Мужчинами на грани нервного срыва», что, в принципе, неверно, потому что Педро Альмодовар почти десяток лет (со времени появления по-своему тупиковой «Кики») не снимал комедии, всё больше отдавая предпочтение мелодраме. Это чувствуется и в «Цветке моей тайны», и в «Трепещущей плоти», и в картине «Всё о моей матери», что вовсе не исключает наличия в них комических и даже саркастических ноток, как и в фильме «Поговори с ней». Чего стóит один лишь ставший в миг знаменитым пародийный пересказ некой чёрно-белой старой ленты, которую Бениньо якобы видел в кинотеатре! Её персонаж случайно уменьшился, выпив чудодейственный эликсир, и превратился для любимой девушки лишь в забавную игрушку, «карманного любовника». Причём эта словесная метафора ради сюрреалистической гиперболизации воплощена в откровенно ёрническом моменте, когда несчастный (или вдвойне счастливый?!) человечек проникает ночью в кажущееся ему невероятно огромным женское влагалище!

Хотя нечто подобное было за 25 лет до того придумано Бертраном Блие в трагикомедии «Покой» — и остроумно эпатажный образ своего рода поглощения мужского начала, растворения без остатка в лоне женщины, то есть возврата именно туда, откуда всё и вышло, на самом-то деле, имеет более серьёзный смысл. Не так ли поступает и Бениньо, по сути, жертвуя собой, когда, вероятно, в безумном порыве чувств решается на преступный сексуальный контакт со своей коматозной возлюбленной?! Зато случилось в итоге настоящее чудо: Алисия забеременела и уже во время родов очнулась от почти летаргического сна.

Правда, это воскрешение «спящей красавицы» далось ценой нескольких трагических смертей, и в финале маячащий на горизонте её новый любовный роман с Марко может показаться лишь непременным стремлением автора завершить поистине сентиментальную историю всех утешающим хэппи-эндом. Но Альмодовар в своей неожиданно «мужской картине» (получается, что фильмы именно с мужчинами в центре повествования он не снимал как раз со времён «Свяжи меня!») не случайно решает под занавес вознаградить только тех, кто всё равно оказался бы брошенным при другом повороте событий. Он предоставляет двоим из четверых основных героев редкий шанс начать абсолютно с нуля собственную жизнь, полностью развязывая им руки. А уж дальше — как получится!

Сергей Кудрявцев
http://www.kinopoisk.ru/level/3/review/909532/

 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 23.10.2010, 05:54 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
ПОГОВОРИ С НЕЙ

Новый фильм классика мирового кино Педро Альмодовара рассказывает, как это всегда было свойственно режиссеру, историю, развивающую известное высказывание: "Поговорим о странностях любви".

Прихотливо смонтированные разновременные эпизоды картины призваны продемонстрировать не столько, пожалуй, поток болезненного сознания современного героя, сколько самоё невозможность, или, лучше сказать, ущербность в наше эгоистичное, безлюбое время таких явлений, как любовь, дружба, верность, преданность.

В фильме четыре главных героя, составляющих как бы две пары влюбленных. "Как бы" - потому что любят в этих парах только мужчины. Один из них, писатель и журналист, недавно справившийся с личной драмой, встречает женщину-тореро, таковую драму переживающую, и некоторое время они, как ему кажется, счастливы вместе. На самом же деле эти персонажи, скорее всего, лишь ненадолго помогают друг другу справиться с одиночеством. Когда в результате неудачного выступления на арене женщина впадает в кому, выясняется, что с прежним любовником отношений она так и не порвала.

Другую пару составляют странный молодой человек, работающий медбратом в больнице, куда привозят впавшую в полубытие тореадоршу, и его безмолвная подопечная, милая юная танцовщица, так же впавшая в кому в результате автомобильной аварии. Уже четыре года он ухаживает за ней, ухаживает не потому, что такова его работа, а потому что любит девушку, и эта любовь - единственный смысл его нелепого существования. Но, быть может, последнее определение ошибочно, и то, что кажется нелепостью, на самом деле является высокой жертвенной целью...

Парень, до того пятнадцать лет ухаживавший за тяжело больной матерью, не только умывает-подмывает свою нынешнюю подопечную, стрижет ее, делает ей маникюр и массаж, нет, - он постоянно общается с возлюбленной, разговаривает с ней, не в очередь остается около нее на ночные дежурства. Причем его любовь, может быть, и не предполагает выздоровления больной, она, при таком исходе, скорее всего, была бы неосуществима. Вряд ли девушка из более обеспеченного слоя общества разделила бы чувства и судьбу этого человека со странностями. А так... Так он может быть рядом с ней постоянно. Более того, познакомившись и подружившись с журналистом, медбрат и того подбивает на такую же самоотверженность, но тот, конечно же, совершенно нормальный человек, да к тому же еще узнает о том, что в жизни (при жизни) своей пассии - он не единственный.

С журналистом, однако, происходит, иная метаморфоза: он исполняется чувства любви к медбрату. О нет, ничего гомосексуального - это разновидность дружбы, это восхищение добротой, преданностью, человечностью, самой способностью отдать всего себя столь сильному и бескорыстному чувству!..

Как бы предчувствуя нечто ужасное, как бы вырывая самого себя с корнем из атмосферы больницы для безнадежных, журналист уезжает из страны. А медбрат вскоре оказывается в тюрьме по подозрению в изнасиловании своей подопечной. Но какое же это изнасилование? Это, господа, любовь! И, может быть, единственно возможная в нашем мире, где давным-давно никто никого не любит, а все только спариваются для удовольствия.

Последний тезис иллюстрирует, равно, впрочем, как с горьковато-висельной ироний изображает и душевную суть главного героя, и печально-ироническую суть всей этой истории, вставной эпизод - черно-белая немая фильма под старину, точнее под "Кабинет доктора Калигари" (а может, и пародирующая тупые голливудские боевики), в которой безумно влюбленный в некую изобретательницу и уменьшенный ею до размеров Гулливера в стране Великанов ассистент, помыкавшись, раздевается догола и с отчаянием обреченного пловца навсегда скрывается в громадной пещере вагины стонущей во сне возлюбленной.

Как бы там ни было, а медбрат попадает в тюрьму, журналист же, узнав о том, бросается ему на помощь. Но что он может сделать? Парень, по-видимому, в самом деле однажды не выдержал, а вот девушка его, в противоположность умершей тореадорше, во время родов (ребенок родился мертвым) вернулась в мир живых. Увы, влюбленному не сообщили об этом, и он, в последний раз встретившись со своим другом-журналистом, завещав ему квартиру, ушел из жизни, туда, где, как он думал, пребывает владычица его сердца.

Что такое любовь сегодня? Возможна ли она вообще? Нормально ли в нашем бесчувственном мире это чувство? И подвластно ли нормальному человеку? И не губит ли всякую личность эта гигантская всеобщая вагина? И не выплевывает ли в ответ только мертворожденных детей будущего? И не мертво ли, в таком случае, само будущее человечества, единственный представитель которого, способный любить жертвуя собой, отдавая себя (да и было ль чем жертвовать, "был ли мальчик-то"?), - почти что идиот, а единственный его представитель, способный на дружбу, обречен доживать в кромешном одиночестве?

Плакать прикажете или смеяться? Или задуматься над этой альмодоваровской вариацией на тему Антониони: может быть, в самом деле, прав был великий итальянец, еще полвека назад провозгласивший неизбежную и скорую смерть европейской цивилизации, из всех героев и мифов двухтысячелетней культуры после Второй мировой войны отдавшей предпочтение единственному, по сути импотентному, Нарциссу...

Впрочем, эту историю вполне можно прочесть и проще: хочешь любить, то есть жить не зря - поговори с Ней, общайся, открой самого себя тому, кого любишь, и тогда, даже если тебя не полюбят в ответ, по крайней мере, услышат. А это в жизни человека не так уж мало.

Рецензия: В. Распопин
http://kino.websib.ru/article.htm?no=649

 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 23.10.2010, 05:54 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
"Поговори с ней" - Елена Петровская - Она

«Поговори с ней» — эти слова произносит санитар Бениньо, чувствуя, что у его нового знакомого Марко не ладятся отношения с подругой. Действие (в этот момент) происходит прямо в больнице. Только Лидия, подруга Марко, не в состоянии ни услышать, ни ответить. Она, как и пациентка Бениньо Алисия, находится в коме. Итак, двое мужчин, объединенных общим несчастьем. (Бениньо и становится санитаром ради возлюбленной Алисии. Впрочем, о своем герое она не успевает ничего узнать.) Двое мужчин, которых уже свел случай. Именно Марко и Бениньо сидят на соседних креслах в начале фильма, попав на один и тот же балет. И именно они созерцают сомнамбулические метания двух женщин, образующие пролог как фильма, так и их собственной судьбы. Однако Алисия уже в коме, и Бениньо рассказывает ей об увиденном спектакле. А вот Лидия, напротив, еще не познакомилась с Марко, и он с ней еще не говорил. Слова будут чуть позднее. Много слов. А так же то, что не успеет сказать Марко Лидия. И, словно загипнотизированный сказанным и недосказанным, вместе с Лидией Марко умолкнет. Вернее, так и не сумеет обратиться к ней в ее необычайном состоянии.

Кажется, ситуация проста: дружба мужчин начинается на фоне молчания женщин. И если Бениньо успешно преодолевает немоту Алисии, заботясь о ней и с ней разговаривая (по его словам, он уже не чувствует себя одиноким), то Марко, напротив, ощущает обездвиженное тело Лидии предельно от него отчужденным («Я совсем не узнаю ее тело», — жалуется он Бениньо). Тактильно они на разных полюсах. Тело Алисии, благодаря ловким движениям санитаров, принимает разнообразные позы. Одна из них — та, что открывается Марко, заглянувшему в неплотно затворенную дверь, — поражает сходством с полулежащей махой Гойи. Это живое, теплое, соблазнительное тело, слегка прикрытое простыней. Алисия, находясь в коме, будто источает жар. Возможно, такой ее делают взгляд и руки Бениньо — он то заботливо массирует ей голень, то осторожно меняет простыни, то, наконец, накладывает макияж. Заснувшая Алисия буквально расцветает. Она созревает как женщина, но не в физиологическом смысле неожиданной (и скандальной для больницы) беременности. Она «слышит» все прикосновения, улавливает весь диапазон прихотливых забот, которыми окружил ее Бениньо. (Заметим, что Бениньо — это мастер попечительства о женщине. Двадцать лет он ухаживал за своей матерью, которая, по его признанию, не была больна, но была всего лишь немного ленива. Отсюда Бениньо знает всё — косметологию, массаж, парикмахерское дело, и, конечно, он непревзойденный санитар.)

В то же время Лидия как будто усыхает («У бедняжки сохнет кожа», — сочувственно подмечает Бениньо). Марко, находясь с ней рядом, ощущает, как она уходит, — ему и в самом деле вскоре предстоит прочесть ее некролог. А может быть, она уходит потому, что у Марко нет сил ее удержать. И вот на месте Марко появляется прежний возлюбленный Лидии, который просит разрешения пробыть в ее палате несколько суток. (То, что не успела сказать Марко Лидия, как раз об этом — о ее неспособности преодолеть былое чувство. Узнав это, Марко уходит.) Итак, дружба двух «осиротевших» мужчин. Но ее первопричиной, как и незримым основанием, является активное присутствие женщин.

Мы не оговорились. Это отнюдь не фильм о мужчинах. Пожалуй, «Поговори с ней» в еще большей мере фильм о женщинах, чем предыдущая картина Альмодовара, в которой даже редкие мужчины застигнуты в процессе гендерного перехода. (Единственный мужчина, не затронутый трансвестией, лишен в этой ленте рассудка, то есть и его «мужское достоинство» изрядно поколеблено.) Однако если «Все о моей матери» показывает сообщество женщин, то фильм «Поговори с ней» намного более феминистичен, ибо тема уступает место самим предпосылкам зрительского восприятия. В этой картине женщина формирует настоящую среду, в том числе и среду обитания. Она образует особый строй чувственности, проявляющей мужских протагонистов. Женщины в коме — не пассивные молчащие объекты. И дело не в том, что до комы (или после) их отличают профессиональный выбор и энергия. (Алисия увлеченно учится классическому танцу, а Лидия — и вовсе женщина-тореадор.) По-видимому, женщинам пришлось дать «роздых», для того чтобы на авансцену вышло собственно женское — не пол и не набор аксессуаров, включая социальные, но некое расположение, этос, способ самого существования, когда приходится действовать в обязательной, но переменной паре: так танцуют, так тореро вступает в смертельный поединок с быком. Ставки и вправду смертельны. Неверный шаг — и ты уже повержен. Дважды гибнет Лидия — во время корриды и в своей больничной палате, где Марко не находит для нее подходящего слова. Отчаянный шаг — и с новой силой утверждается жизнь. Бениньо, поправший как насильник универсальную мораль, чудесным образом исцеляет Алисию и готов заплатить за чудо ценой собственной жизни. (Таково решение заключенного в тюрьму Бениньо — он кончает самоубийством, не желая жить в мире, где нет Алисии, где ему, осужденному, невозможно носить в кармане даже прядь ее волос. Из ложного сочувствия ему не сообщают о выздоровлении Алисии.)

Разговор, к которому назначены герои, носит поэтому особенный характер. Разговор — это подход, приближение, подступ. И даже при необходимости — приступ. В том числе и в обратимом смысле — приступ сентиментальности: Марко часто сотрясается от слез. В разговор вторгаются другая, другие — Марко вспоминает о своей жене, о Лидии, о Бениньо. Разговор — это система подвижных переходов, когда вместе соединяется разное, несоединимое. Это не столько коммуникация, сколько непосредственный контакт, возможность прикоснуться, удержать на кончике пальцев (языка?) различные времена, места и состояния. Алисия, исцелившись, видит Марко впервые. Но этот первый взгляд есть также узнавание, ведь Марко уже говорил, вернее, о нем уже говорили. Вот и начинается новый виток разговора, серия неповторимых танцевальных па, ибо это новая пара, и Альмодовар ставит подпись «Марко и Алисия» у самой рамки кадра, фоном для встречи избрав теперь уже итоговый балет. (До этого в фильме были обозначены другие пары: «Марко и Лидия», «Бениньо и Алисия».) То, что разговор — род сообщничества, а не общение в привычном понимании, словно подчеркнуто самой профессией Марко: он писатель. Между ним и Лидией как будто вырастает подлинный компьютерный барьер. Впрочем, и это писательство, как выясняется, построено по необщим законам. Оно беспорядочно в той мере, в какой является своеобразной картой посещенных — пережитых — мест; Марко пишет путеводители только для того, чтобы быть как можно дальше от Мадрида: это его способ уберечь от наркотиков бывшую жену. Так что и сочинения Марко отмечены печатью разговора — отступление как упреждающее действие или сложный стратегический маневр, похожий — снова — на танец. Вообще, в фильме Альмодовара много атмосферы. Это и духота летнего вечера, когда при небольшом стечении людей звучит местная, но любому знакомая мелодия. (Среди этих людей сидит женщина, которую трудно не заметить: актриса, сыгравшая роль матери в предыдущем фильме режиссера, разом отсылает и к этому фильму, и к самой «матрице» женского.) Это и эротизм таинственной истории, а вернее, возникающих на ее почве взаимоотношений, которые и наделяют тело — не важно, женское или мужское — признаком активно проживаемой жизни. Согласимся с тем, что Алисия говорит не меньше, чем ее «вменяемое» окружение. А вот Лидия, похоже, замолчала, но и она как будто выдерживает паузу, продумывая следующий шаг. Нет мужчин без этих женщин, но не в том возвышенно-тривиальном смысле, что первые приносят себя в жертву вторым, что отныне их предназначением становится служение. Эти мужчины и эти женщины живут сейчас, в настоящем времени, они обмениваются сообщениями, переживают размолвки, как и захватывающие любовные сцены. Незабываема прелюдия к вечеру любви Бениньо и Алисии. Их (недопустимая) физическая близость, которая, кстати говоря, и не показана (вместо этого — роскошные слияния и столкновения красных кровяных телец), ничто по сравнению с их же уговором: Бениньо и Алисия достигают кульминации единственно благодаря взаимному согласию. Именно здесь появляется черно-белая «вставная новелла» — Бениньо рассказывает Алисии об увиденном им старом фильме. Этот фильм в фильме можно расценивать как эротический парафраз, по крайней мере, ленты Ричарда Флейшера «Фантастическое путешествие», где некий «корабль», уменьшенный до микроскопических размеров, перемещается по кровеносной системе человека в поисках тромба. У Альмодовара герой, размеры тела которого не перестают сокращаться, находит свой последний приют в гениталиях возлюбленной. Замечательно то, что мужчина отдается женщине самозабвенно, без остатка. Эта иронически реализованная метафора не только придает Бениньо решимости, но и содержит в себе ключевой фильмический посыл: мужчина существует как функция женщины, именно женщина — женское — есть то, без чего не может состояться ни одно целенаправленное действие, ни один по-настоящему законченный жест. Женское как внесмысловая составляющая всякого смысла. Как та атмосфера, сгущения которой никак нельзя предугадать: она оседает мужскими слезами и/или дружбой. Массой самых разных вещей.

Подчеркнем: Альмодовар ни в коей мере не выводит женщин из игры. Даже погруженные в летаргию, женщины участвуют практически во всех сюжетных поворотах. Именно так и нужно понимать их роль. Женщины всегда соучаствуют, и культурные стереотипы их пассивности (а теперь и активизма) питаются столь же стереотипическим представлением об обществе. Об обществе, в котором живут мужчины и женщины? Правда? Только эти два пола? Эти две социальные роли? Но женщины у Альмодовара не имеют отношения к данной оппозиции. Женщины у Альмодовара расширяют любые существующие дефиниции, например, своей любовью к трансвеститам («Все о моей матери»). Это не остаточное чувство (любовь к бывшему мужчине) и не тайное лесбийство, но непререкаемое уважение к другому — вот он, настоящий «третий» пол. Женщины у Альмодовара не пассивны и не активны. Они всегда уже есть, как неловко ни звучала бы такая фраза. Их пассивность и активность производны от обстоятельств и партнера (не забудем: танец переменчив), но всякий раз ими полнится — уже наполнен — мир. И в этом смысле можно утверждать, что они всегда у истоков сообщества, но при этом остаются внесоциальными, то есть свободными от принятых обозначений. Женщина — как подразумеваемый агент коммуникации. (Так у Фрейда: эротическая шутка действенна только благодаря своеобразному треугольнику. Помимо рассказчика и слушателя обязательно должна быть женщина, присутствие которой, зачастую полагаемое, запускает в ход коммуникационный механизм.) Но ее там, повторяем, может и не быть. Она, женщина, даже может погрузиться в кому, и тем не менее успех дела по-прежнему зависит от нее. Женщина, чье отсутствие-присутствие как раз и передано комой, формирует новые сообщества, мы могли бы сказать — новые пары, имея в виду, скажем, тех же Марко и Бениньо, только в паре этой присутствует также и Она. Альмодовар блестяще справляется с задачей — он не просто снимает фильм о женщинах (еще один фильм), но и не боится «истончить» их до самой неуловимой атмосферы. Это та взвесь, из которой возникают слова и образы, события и вещи. Взвесь, которая пронизывает весь его кинематограф.

http://kinoart.ru/2002/n11-article10.html#1

 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 28.07.2011, 07:02 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
Педро Альмодовар: Поговори с собой: Автоинтервью режиссера.

В связи с выходом фильма «Поговори с ней» парижский журнал Studio опубликовал интервью Педро Альмодовара, который задавал вопросы сам себе. Педро. Отныне можно сказать, что ты одинаково хорошо руководишь и актрисами, и актерами. Главное, герои в картине «Поговори с ней» — мужчины, и оба актера играют отменно. Альмодовар. Замечательно, что именно ты об этом сказал. Действительно, и Хавьер Камара, и Дарио Грандинетти превосходны в ролях почти сообщников. «Поговори с ней» не первый мой фильм с мужчинами-актерами. О мужчинах рассказывали «Живая плоть», «Матадор» и «Закон желания». Кстати, в последнем даже девушка (Кармен Маура) была мужчиной.

Педро. А с кем ты испытываешь большее удовольствие?

Альмодовар. Ты на что намекаешь?

Педро. На работу. С кем ты предпочитаешь работать — с актерами или актрисами?

Альмодовар. Когда они чудесны и им удается забыть, что я режиссер и сценарист, мне одинаково приятно работать с теми и другими. Я снял четырнадцать картин и признаю, что встретил больше хороших актрис, чем актеров. Но надо признать и то, что я написал больше женских ролей, чем мужских.

Педро. Это точно.

Альмодовар. Женщины вдохновляют меня на комедии, а мужчины — на трагедии. Педро. В таком случае, почему ты так мало снимаешь комедий?

Альмодовар. Не знаю, но постараюсь исправиться.

Педро. А вообще, можно заставить себя писать сценарий?

Альмодовар. Нет. Можно подвигнуть лишь на написание сценария документального или автобиографического фильма.

Педро. К какому жанру относится «Поговори с ней»?

Альмодовар. Не знаю. Знаю только, что это не вестерн, не фильм об агентах ЦРУ. Это также не фильм о Джеймсе Бонде, не исторический фильм.

Педро. И все-таки это отчасти исторический фильм.

Альмодовар. Верно. Для точности: семь минут действие картины происходит в 1924 году. Педро. Эти семь минут многое говорят о минувшем времени.

Альмодовар. Несмотря на то что они немые… В середине фильма санитар Бениньо (Хавьер Камара) использует вечер, когда ему нечего делать, что с ним случается редко, чтобы отправиться в Синематеку посмотреть испанский немой фильм «Любовник, уменьшенный в размере». Я показываю семь минут из этого фильма.

Педро. Не рисковал ли ты, включая в свою картину чужеродный сюжет? Если только не рассматривать его, как флэшбэк, имеющий отношение к твоим героям.

Альмодовар. Нет, это не флэшбэк. Это совершенно иная история… Да, тут я рисковал… Педро. Не боишься, что зритель будет смущен, сбит с толку?

Альмодовар. Теперь, когда фильм завершен, не боюсь. Признаюсь, во время съемок я немного волновался. Я не мог спать спокойно, пока не увидел смонтированными обе истории.

Педро. Что толкнуло тебя на то, чтобы отойти от изначального сюжета?

Альмодовар. Этот отход — лишь видимость. История санитара не прекращается в течение этих семи минут. Она просто скрыта, она сливается с сюжетом «Любовника». При написании сценария я как раз преследовал цель использовать немой фильм в качестве прикрытия.

Педро. Для прикрытия чего?

Альмодовар. Того, что действительно происходит в палате Алисии. Я не хотел, чтобы зритель все увидел, поэтому пользуюсь «Любовником», чтобы мутить его зрение. То, что произошло, зритель обнаруживает одновременно с героями. Мне не хотелось, чтобы тайна раскрылась раньше времени.

Педро. Это называется манипуляцией.

Альмодовар. Нет, это лишь способ повествования. И он себя оправдал.

Педро. Твои герои не в первый раз объясняются с помощью другого фильма. Так, к примеру, было в «Высоких каблуках».

Альмодовар. Да, героиня Виктории Абриль использует сцену из «Осенней сонаты», чтоб открыть своей матери свою ненависть к ней. Это же чувство подтолкнет ее к преступлению. В «Матадоре» главные герои отправляются в кинотеатр и смотрят фильм «Дуэль на солнце». На экране они увидят свою собственную судьбу. В «Живой плоти» пока Виктор (Либерто Рабаль) и Елена (Франческа Нери) ссорятся, в кадр попадает экран телевизора — там идет «Преступная жизнь Арчибальдо де ла Круса» Бунюэля, в которой есть то, что затем зритель увидит и в моей картине. Во-первых, безногий мужчина, сидящий в инвалидном кресле (у меня его играет Хавьер Бардем). Во-вторых, пламя. В «Живой плоти» пламя охватывает Клару (Анхела Молина), когда Виктор сообщает, что порывает с ней. У Бунюэля в Арчибальдо сжигает в печи манекен, похожий на героиню Мирославы Стерн. Кстати, эта актриса несколько лет спустя заживо сгорела в автомашине. Фильмы, которые я смотрю, стали частью моей собственной жизни, и потому я ими пользуюсь. Я делаю это не ради того, чтобы польстить их авторам или повторить их успех. Фрагменты этих картин занимают свое место в моих сценариях. Я очень люблю пересказывать фильмы. Когда-то давно я пересказывал сестрам кино, которое мы смотрели вместе, и обожал повторять все снова и снова, каждый раз придумывая что-то новое, добавляя от себя. Сестрам мои совершенно безумные версии нравились больше, чем сюжет, который мы видели. Как сейчас вижу — сестры шили, сидя за круглым столом, и просили: «Расскажи нам, Педро, фильм, который мы смотрели вчера».

Педро. А ты представляешь себя рассказывающим фильмы своим внукам?

Альмодовар. Не знаю. Боюсь, у меня не осталось времени заиметь внуков… Не думаю, что они у меня появятся. Я больше не рассказываю фильмы, я утратил эту привычку. Мне приходится делать это лишь тогда, когда я даю интервью.

Педро. Чем был навеян сюжет «Поговори с ней»?

Альмодовар. Реальными историями последних лет. Вот они. Пациентка проснулась после шестнадцати лет комы. Врачи считали, что ее состояние необратимо. На меня произвела впечатление ее фотография в «Эль Паис». Она стояла между двумя санитарами, которые помогали ей ходить. Ее пробуждение опровергало все научные прогнозы.

…Молодой сторож морга вступил в интимную связь с трупом девушки. То, что произошло затем, похоже на чудо, которое не понравилось бы папе римскому… Покойница вернулась к жизни. Девушка страдала чем-то вроде каталепсии, и она не умерла, как все решили. И хотя родные были благодарны насильнику, они не смогли помешать его заключению в тюрьму. Эти люди приходили к нему на свидания, приносили еду, наняли адвоката. Из этой странной ситуации никто не видел выхода. С точки зрения правосудия, сторож был насильником, но для родителей девушки он был человеком, который вернул жизнь их дочери. Я не пренебрег никакими деталями, вплоть до чисто моральной проблемы, о которой и идет речь в моем фильме.

…В одной из больниц Нью-Йорка девушка забеременела в коматозном состоянии, в котором пребывала девять лет. (Она и родила, находясь в коме.) Выяснилось, что виновник — санитар больницы.

Все эти события, как и воспоминание о разбитой, но все еще теплящейся любви, и побудили меня снять «Поговори с ней».

Кажется, Кокто сказал, что красота приносит боль. Думаю, красота может вызывать слезы, и очень часто это слезы боли, а не наслаждения. Увидев «Куклы счастья» и «Любовника, уменьшенного в размере», я мечтаю снять фильм о маленьком существе, для которого основной декорацией будут ножки мебели и рисунок паркета. Я уже набросал эскиз такой истории. Педро. Когда психиатр спрашивает героя Хавьера Камара, какие у него проблемы, тот отвечает: «Одиночество, вероятно».

Альмодовар. Марко (Дарио Грандинетти) тоже говорит, что он одинок. Ни Бениньо, ни Марко не склонны ничего драматизировать, они просто констатируют факт. Героев картины связывает ощущение одиночества. Одиноки Алисия и Лидия. И учительница танцев Катерина. И отец Алисии, хотя у него будет связь с секретаршей. Одиноки и санитарка, и консьержка, и несимпатичная журналистка. Даже бык одинок посреди огромной площади, когда уносят смертельно раненную Лидию. Этот фильм мог бы называться «Одиночество».

Педро. А как ты видишь свое одиночество в «автоинтервью» или «самоанализе» — жанре, который тебе так свойственен? Что ты испытываешь в отсутствие собеседника? Ностальгию или презрение? Альмодовар. Я ничего не презираю. Даже то, что ненавижу. Я предпочитаю «самоанализ», ибо он практичен. Говорю то, что хочу, и по возможности быстро. За письменным столом настигает одиночество.

Педро. Ты замечал когда-нибудь, что разговариваешь сам с собой? Альмодовар. В эту минуту.

Педро. Я имею в виду — в жизни. То есть когда знаешь, что эти разговоры никогда не будут напечатаны?

Альмодовар. Однажды я понял, что разговариваю с собой. Обычно это происходило утром и вечером. Рассказывают, что Бунюэль тоже разговаривал по утрам сам с собой, чтобы проверить свой слух. Я же хотел услышать звук и силу голоса, который потерял на съемках. И в течение нескольких недель, проснувшись, спрашивал себя: «Как звучит мой голос сегодня?» И вслух же отвечал: «Значительно лучше. Если не стану его форсировать, то смогу продержаться до вечера». Я всегда верил в слово, даже когда был без голоса или без собеседника.

Studio, 2002, ХII (внесерийный номер)
Перевод с французского А. Брагинского

http://kinoart.ru/2003/n5-article23.html
 
Ольга_ПодопригораДата: Четверг, 28.07.2011, 11:30 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 824
Статус: Offline
Обожаю его!!!!
Не первый раз он уже интервью с самим собой проводит. И на деле выходит, что он немного приоткрывает карты для нас, зрителей. Хотя, на самом-то деле, он мог бы обойтись и без нас)))))
"Я всегда верил в слово, даже когда был без голоса или без собеседника"
Ну не шикарно ли!? ;)
 
Татьяна_ТаяноваДата: Четверг, 08.03.2012, 13:42 | Сообщение # 10
Группа: Проверенные
Сообщений: 36
Статус: Offline
Молчание – кома? Слово – Бог? Молчать или говорить?

Есть две крайности у этого выбора. С одной стороны, «молчание – золото», «молчи, скрывайся и таи», «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», религиозный подвиг молчальников, схимонахов, моуна… Но есть и такое еще: «слово лечит», «без языка и колокол нем», «доброе слово – дверь в душу», «у земли ясно солнце, у человека – слово». И, наконец, «в начале было Слово», и именно Словом спасал Господь грешный мир.

Не склонные к крайностям люди выбирают, наверное, что-то среднее. Намек, например, тот, что сродни рисованию пальцами в воздухе. Полувзгляд, полуприкосновение, полутон, полуслово, недоговоренность. Шепот. Отказ от громкости суесловия.

А каков выбор Бениньо? Именно он в фильме просит, умоляет, требует: поговори с ней, говори со мной, говори! Именно он – транслятор мудрости Альмодовара: мы люди – и надо разговаривать. Словами вливать свою душу в мир другого. Быть сообщающимися сосудами со словесным составом. Но речи Бениньо – это, конечно, не только слова. Это язык сердца, прикосновений, слез, улыбок, детской веры в хорошее. Великое красноречие ЛЮБЛЮ.

От Бениньо исходит потрясающа жизненная сила. Откуда? Ведь он и молод, и неопытен, и тих, и неприметен. С точки зрения психиатра (отца Алисии), совершенно не знает жизни. Да вообще не жил! 20 лет провел у постели больной мамы (как санитар, личный парикмахер, косметолог). Все эти годы единственным смыслом жизни был уход за ней. Потом то же повторилось с Алисией.

Откуда ж эти мудрость, свобода, равновесие, радость, благоговение, лучащиеся в каждой его улыбке и фразе, в каждой минуте его жизни, которая, если разбирать ее здравой логикой, – сплошное несчастье и невезение? Откуда ореол святости, подвига вокруг того, кто в глазах окружающих – полный лузер, неадекват? Преступник! Откуда это легкое прощение за грех, казалось бы, самый противный – изнасилование девушки в коме? Почему нам не грязно, когда узнаем об этом? И не исчезает внутренняя улыбка. А внутренний голос говорит: Бениньо прав, невиновен, чист, и семя его – не грязь.

Искусство имеет право на другие смыслы. Альмодовар их дарит с испанской щедростью. Мир, каким он его видит, шире правил. И то черно-белое кино (фильм в фильме), где малыш-любовник навсегда добровольно отправляет себя в лоно красавицы… режиссер, как и Бениньо, понимает не только шутя, а серьезно, восторженно, трепетно: «и Альфредо остался внутри нее навсегда!». Как вовсе не шутки то, что брутальный Марко весь фильм прорыдал отнюдь не скупыми слезами. Как вовсе не в насмешку была исполнена Caetano Veloso сентиментальнейшая песня Альберто Иглесиаса про тоскующего голубя.

Вы только вслушайтесь в ее слова! Кажется китч, стеб, прикол, пародия на высокое? Начну с припева: ку ку ру ку ку. Дальше – больше:

Люди говорят, что она рыдала ночи напролет.
Люди говорят, что он ничего не ел, только пил.
И небеса содрогались от его стенаний.
И на смертном одре своем он призывал ее.
О, как он пел, как он вздыхал. Как он пел!
Он сгорал от смертельной страсти…

Эта песня могла прозвучать (у того же Тарантино или Родригеса) уморительно смешно, могла стать колкой карикатурой на всякие сантименты, восторги и вздохи со слезками.

Но все зависит от исполнения, от искренности интонаций, от веры в эти простенькие слова. И, конечно, в возможность чуда – вечной любви, которой ни смерть, ни время не помеха. У Альмодовара все это есть. От органики его сентиментальности, от смелости открывать чувства посредством чрезмерного, от нестраха и жажды слез всё внутри переворачивается и умягчается.

Да. Дело в них – в искренности и дерзновенности через край. Дерзости видеть ЛЮБЛЮ там, где другой бы увидел порок или отклонение. Находить везде, в каждом сердце, даже в том, что бренчит ледышками. Даже на дне молчания, невзаимности, комы, смерти.

У Василия Розанова как-то спросили, какого бы влияния он хотел своим творчеством. Он ответил коротко: «Унежить душу».

А нужно ли что-то еще?
 
Форум » Тестовый раздел » ПЕДРО АЛЬМОДОВАР » "ПОГОВОРИ С НЕЙ" 2002
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz