Вторник
27.06.2017
23:51
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ПРИЗРАКИ ЛЮБВИ" 1978 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » НАГИСА ОСИМА » "ПРИЗРАКИ ЛЮБВИ" 1978
"ПРИЗРАКИ ЛЮБВИ" 1978
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 10.04.2010, 18:31 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
«ПРИЗРАКИ ЛЮБВИ» («ИМПЕРИЯ СТРАСТИ») Япония-Франция, 1978, 101мин.
эротическая драма

Можно ли рассматривать "Империю страсти" как своего рода вторую часть, составляющую вместе с первой, "Империей чувств", дилогию? Наверное, да, можно, но "Призраки любви" (японское название картины) - совсем другое кино. Лента лишена всякой, даже смертельной, красоты чувств, я бы сказал - вообще лишена и чувствительности, и чувственности. Герои ее, живые и мертвый, не то что статичны - статуарны. Зато жива и прекрасна жизнь вокруг них. Если практически вся "Коррида любви" снята и происходит в городском помещении, то "Призраки любви", напротив, действуют в деревенском, от века неизменно и постоянно меняющемся, как сама природа, пейзаже, словно бы утверждая зрителя в мысли: происходящее не ново, не уникально, неинтересно, нежизнеспособно, но тем не менее оживает вновь и вновь и будет оживать, пока существует род человеческий.

Любовь может убивать, но любовь нельзя взрастить на смерти. Эта мысль тоже, конечно, не нова: в литературе с незапамятных времен существует мотив убийства одним супругом другого ради освобождения для новой любви. И раз за разом литература отвергает возможность устройства счастья на могиле. В начале ХХ века огромной популярностью пользовался роман Э. Золя "Тереза Ракен", почти один к одному повествующий историю, подобную рассказанной Осимой. С той разницей, что смертельная, гибельная и губящая все вокруг, а в конечном счете и самое себя любовь поражает не сомнительной порядочности городских буржуа, а самых что ни на есть кондовых крестьян, людей темных, если не забитых, и темнотой своей не тяготящихся, и темноту свою любовью отнюдь не просвещающих.

История, рассказанной Осимой, имела место в деревне близ Токио в 1895 году. Молодой крестьянин (кстати, эту роль великолепно исполняет замечательно талантливый и органичный, вероятно, во всех проявлениях Тацуя Фудзи, ранее сыгравший главную мужскую роль в "Корриде любви"; образы любовников, созданные актером в дилогии, совершенно непохожи друг на друга) влюбляется в жену рикши, женщину средних лет, насильно овладевает ею, чем вызывает с ее стороны сумасшедшую любовь. Любовники убивают славного рикшу и сбрасывают его труп в пересохший колодец на территории имения местной аристократической семьи, после чего становятся заложниками уже и не преступной любви, а трехлетних мучений, вызываемых (о, если бы совестью!) страхом перед разоблачением и ужасом подсознания, являющего им призрак убитого, с немым укором требующего правосудия и погребения. Когда же правда все-таки всплывает из колодца на божий свет, он, свет, меркнет в глазах доведенной до отчаяния преступницы, сознание любовников навсегда погружается в бездонный грязный колодец-могилу, превращая их самих в призрачных существ (визуальный ряд этих эпизодов откровенно отсылает зрителя к картинам Бунюэля и Куросавы), так что праведное наказание - избиение бамбуковыми палками с последующим повешением - уже не страшит их, а скорее влечет столь же неумолимо, как тот потаенный колодец, в котором гниет тело ни в чем не повинного рикши.

Трудно, вероятно, снять более жестокий и менее эротический фильм про любовь, в котором нет и не может быть любви, есть насилие и страх, ужас, подобный тому, что правит бал в самых мрачных рассказах Эдгара По, то есть ужас не придуманный, а совершенно естественный и оттого по-настоящему кошмарный. Империя страсти, в которой император - страх.

Надо полагать, после "Корриды любви" от Осимы ждали чего-то вроде продолжения японских "Ромео и Джульетты". Он же снял своего "Макбета".

Рецензия: В. Распопин
http://kino.websib.ru/article.htm?no=771

 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 28.04.2010, 10:07 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
«ПРИЗРАКИ ЛЮБВИ» («ИМПЕРИЯ СТРАСТИ»)

В данном случае снова имеет место несовпадение сути с названием. Применяемое вне пределов Японии "Империя страсти" скорее уж уместно для того, что именуется "Империей чувств" (но не наоборот). Японское "Призраки…" тоже не тово. Призрак в наличие. А любовь… Так - "отношения" разве что.

Вполне понятно отчего фильм обсуждали гораздо тише и реже, нежели "Корриду любви". Ждали, стало быть, в том же духе, а то и покруче. А тут тотальный откат по всем фронтам - в сторону традиционного, привычного кино, как японского, так и европейского. От первого - перманентные дожди, хохот невпопад, добывание хлеба в поте лица, местный сумасшедший… От второго - занудливая форма занудливого детектива с нелепым, неуклюжим сыщиком.

Хотя начинается вполне в духе… Дама на 20 лет старше, трах под вопли оставленного без присмотра ребенка (орет и орет, всю зрительскую душу вымотал). Пошли базары о лобковой растительности - из-за нее, собственно, и возникла проблема. Бритва в первом акте. Все чин чином.

А потом - бац! - "Леди Макбет Мценского уезда". Без бритвы. Ну, с небольшими вариациями "Леди Макбет…". Типа, тайное становится явным и нужно совершать очередное преступление, грех растет в прогрессии и пр. И призрак убиенного, но все еще, мол, любящего мужа. Мерзкие фильмы снимает Осима. Поминутно на часы смотришь - когда же все эти перверзии закончатся?

Для того, чтобы узреть преданную любовь японского режиссера к фильмам великого Бунюэля, вовсе не нужно было ждать, когда, восемь лет спустя, он пригласит друзей и коллег последнего к работе над проектом "Макс, любовь моя". Здесь он вполне самостоятельно, а главное - точно сумел воссоздать жуткую атмосферу появления бунюэлевских призраков и невесть откуда взявшихся обитателей прошлых эпох ("Млечный путь", "Скромное обаяние буржуазии", "Призрак свободы") - жуткую, но со временем входящую в привычку и даже перерастающую в, так сказать, конструктивное общение персонажей. Разумеется, в Японии есть своя традиция призраковедения - можно вспомнить хотя бы привидение-свидетеля из "Расемона" (1950) А.Куросавы. Но в данном случае имеется еще и крупный план протыкаемых чем-то вроде палочек для еды глаз - столь же малообъяснимый и мало полезный для сюжета, как и знаменитый кадр из "Андалузского пса".

Япония - очень консервативная страна, каким бы странным это утверждение не казалось, зная ее сегодняшнюю прыть. Тот же Куросава регулярно жаловался, что ему не дают снимать проекты о современной жизни, и спустя 30 лет верной службы во славу японского кино, ему пришлось работать где угодно, но не дома. Это произошло в начале 70-х.

Осима, хотя и перенес действие своего очередного проекта в 1895 год, вознес хвалу либеральным феодалам и посвятил зрителя в детали тогдашней юриспруденции, но всяких там заимствований и прочего модернизма ему не простили. И он повторил судьбу Куросавы уже в 80-х.

Вот и выходит, что кроме настойчивого Такеши Китано мы ничего не знаем о современном японском кино.

Игорь Галкин
http://www.kino.orc.ru/js/elita/elita_ghostlove.shtml

 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 28.04.2010, 10:08 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Воспламеняющая задом
Рецензия на фильм «ПРИЗРАКИ ЛЮБВИ» («ИМПЕРИЯ СТРАСТИ»)

1895-й год, маленькая деревня недалеко от Токио. Красивый молодой батрак Тойоджи начинает все чаще наведываться в гости к замужней женщине Секи — жене местного рикши Гисабуро. Обходительный и ласковый крестьянин быстро находит путь к сердцу женщины, которая старше его на 26 лет. Довольно скоро романтические ухаживания сменяются плотскими утехами, все сильнее затягивающими любовников «в пучину неконтролируемой страсти». В итоге пожилой супруг становится серьезной помехой для интимных свиданий. И тогда у любовников возникает план убить Гисабуро.

В холодную заснеженную ночь они приводят замысел в исполнение, после чего бросают тело в заброшенный старый колодец. Тут же Секи распускает слух, что супруг уехал в Токио на заработки, и три последующих года любовники встречаются тайком, чтобы не навести на себя подозрений. Но чем больше времени проходит с момента убийства, тем чаще начинает наведываться в деревню призрак покойного Гисабуро.

После небывалого скандального успеха «Корриды любви» француз Анатоль Доман – самый рискованный европейский продюсер 1970-х — решает еще раз вложиться в проект японца Осимы. На этот раз «японский шокмен» наступает на горло собственной песне и предлагает историю не столько о чувственно-физиологических проявлениях любви, сколько о мороке страсти. Героиня вновь идет на преступление ради чувственных наслаждений, только теперь убивает не любовника, а мужа.

Несмотря на жаркие отношения, кино получилось холодное и крайне мрачное, а ожидаемая история о роковой любви постепенно мутировала в мистический фильм ужасов. Кроме того, режиссер оказался непривычно экономен по части обнаженной натуры: ограничившись всего лишь парой эротических сцен без демонстрации гениталий. Несмотря на это, Ai no borei у нас упорно считают продолжением «Империи чувств» и ошибочно позиционируют как порно/эротика.

Но все выглядит очень даже пристойно и почти академично: создается ощущение, что «натура природного ландшафта» интересовала Осиму куда больше, нежели «натура человеческого тела». Но нечто подобное можно сказать и про внутренний мир героев, которым никак не получается сопереживать: мало того, что они убийцы старика, так ведь Секи готова погубить еще и собственного малолетнего сына (синдром Макбет) и себя, лишь бы избавиться от мук совести.

Уже первая сцена секса — под душераздирающий крик ребенка — задает настроение и тональность истории на тему безумной любви, но на этот раз в эдакой «мистической перспективе». Преступления на любовной почве, когда партнеры повязаны смертью третьего лица (как правило, мужа) ни к чему хорошему, опять же, как правило, не приводят. И примеров тому не счесть. У нас это уже упомянутая повесть Лескова. У американцев – это черный фильм «Почтальон всегда звонит дважды».

Меж тем «Империя страсти» вполне гармонично встраивается в традицию национального японского кино, где сосуществование привидений и обычных людей было в порядке вещей. Не случайно Осима пригласил оператора Есио Миядзиму, прежде снявшего «Квайдан» (1964) — один из самых знаменитых фильмов о призраках. С другой стороны, кульминационная сцена поиска трупа на дне колодца перекликается уже с новомодным «Звонком» Накаты, в котором «призрачная тема» была модернизирована и подогнана под стандарт современных фильмов ужасов.

Из любовной пары «Корриды…» Осима ангажировал в этот проект только Татсуйя Фудживара, на этот раз дав 37-летнему актеру в партнерши 43-летнюю Казуко Йосиюки (то, что между героями никак не 26 лет разницы видно, что называется, невооруженным глазом). Картина вновь была приглашена в конкурс Каннского фестиваля: наградив Осиму призом за режиссуру, жюри как бы извинилось задним числом за недооцененный предыдущий шедевр, оставшийся не у дел двумя годами раньше.

http://filmoscope.ru/?id=389

 
Форум » Тестовый раздел » НАГИСА ОСИМА » "ПРИЗРАКИ ЛЮБВИ" 1978
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz