Воскресенье
22.10.2017
20:14
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Догма-95 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » ЛАРС ФОН ТРИЕР » Догма-95
Догма-95
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 16.06.2010, 10:20 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 3560
Статус: Offline
Догма 95

Ларс фон Триер -- центральная фигура сегодняшнего европейского кино. Художник, провокационно откровенный и столь же демонстративно загадочный. Одинокий затворник, рискующий слыть лидером, создавать манифесты и призывать к единомыслию. Анархист и еретик, выводящий законы и правила, по которым следует жить искусству.

Журнал уже писал о последней картине фон Триера "Идиоты", взбудоражившей Канн, а после него и другие фестивальные и географические столицы ("Искусство кино", 1998, N 10, 11). Каннской сенсацией стал и свод кинозаповедей "Догма 95", обнародованный фон Триером и его группой в фестивальной прессе. Сегодня мы публикуем текст этого документа, режиссерский комментарий к нему и к "Идиотам", воплотившим все предписания "Догмы", а также наблюдения критика газеты "Монд" Самюэля Брюменфельда о том, как фон Триер режиссирует свою повседневную жизнь и свое публичное поведение, о том, как он работает, о тех, кто его окружает.

"Догма 95" -- это коллектив кинорежиссеров, созданный весной 1995 года в Копенгагене.

"Догма 95" имеет целью оппонировать "определенным тенденциям" в сегодняшнем кино.

"Догма 95" -- это акция спасения!

В 1960 году были поставлены все точки над i. Кино умерло и взывало к воскресению. Цель была правильной, но средства никуда не годились. "Новая волна" оказалась всего лишь легкой рябью; волна омыла прибрежный песок и откатилась.

Под лозунгами свободы и авторства родился ряд значительных работ, но они не смогли радикально изменить обстановку. Эти работы были похожи на самих режиссеров, которые пришли, чтобы урвать себе кусок. Волна была не сильнее, чем люди, стоявшие за ней. Антибуржуазное кино превратилось в буржуазное, потому что основывалось на теориях буржуазного восприятия искусства. Концепция авторства с самого начала была отрыжкой буржуазного романтизма и потому она была... фальшивой!

Согласно "Догме 95" кино не личностное дело!

Сегодняшнее буйство технологического натиска приведет к экстремальной демократизации кино. Впервые кино может делать любой. Но чем более доступным становится средство массовой коммуникации, тем более важную роль играет его авангард. Не случайно термин "авангард" имеет военную коннотацию. Дисциплина -- вот наш ответ; надо одеть наши фильмы в униформу, потому что индивидуальный фильм -- фильм упадочный по определению!

"Догма 95" выступает против индивидуального фильма, выдвигая набор неоспоримых правил, известных как обет целомудрия.

В 1960 году были поставлены все точки над i! Кино замордовали красотой до полусмерти и с тех пор успешно продолжали мордовать.

"Высшая" цель режиссеров-декадентов -- обман публики. Неужто это и есть предмет нашей гордости? Неужто к этому-то итогу и подвели нас пресловутые "сто лет"? Внушать иллюзии с помощью эмоций? С помощью личностного свободного выбора художника -- в пользу трюкачества?

Предсказуемость (иначе называемая драматургией) -- вот золотой телец, вокруг которого мы пляшем. Если у персонажей есть своя внутренняя жизнь, сюжет считается слишком сложным и не принадлежащим "высокому искусству". Как никогда раньше приветствуются поверхностная игра и поверхностное кино.

Результат -- оскудение. Иллюзия чувств, иллюзия любви.

Согласно "Догме 95" кино -- это не иллюзия!

Натиск технологии приводит сегодня к возведению лакировки в ранг Божественного. С помощью новых технологий любой желающий в любой момент может уничтожить последние следы правды в смертельном объятии сенсационности. Благодаря иллюзии кино может скрыть все.

"Догма 95" выступает против иллюзии в кино, выдвигая набор неоспоримых правил, известных как обет целомудрия.

Обет целомудрия

Клянусь следовать следующим правилам, выведенным и утвержденным "Догмой 95".

1. Съемки должны производиться на натуре. Нельзя привозить никакого реквизита и бутафории. (Если какой-либо необходимый предмет в данном месте отсутствует, следует найти другую площадку.)

2. Звук никогда не должен записываться отдельно от изображения и наоборот. (Музыку использовать не следует, за исключением случаев, когда она возникает помимо вас -- просто звучит на выбранной натуре.)

3. Камера должна быть ручной. Допускается любое движение или отсутствие движения руки. (Следует не фильм снимать там, где установлена камера, а устанавливать камеру там, где снимается фильм.)

4. Фильм должен быть цветным. Искусственное освещение не допускается. (Если света недостаточно, следует обрезать сцену или добавить одну лампочку к камере.)

5. Комбинированные съемки и фильтры запрещены.

6. Фильм не должен содержать внешнее действие, экшн. (Убийства, оружие и т.п. исключаются.)

7. Временное и географическое отстранение запрещается. (Фильм имеет место здесь и теперь.)

8. Жанровое кино неприемлемо.

9. Формат фильма должен быть Academy 35 mm.

10. Имя режиссера не должно фигурировать в титрах.

Отныне клянусь в качестве режиссера воздерживаться от проявлений личного вкуса! Клянусь воздерживаться от создания "произведений", поскольку мгновение ценнее вечности. Моя высшая цель -- выжать правду из моих персонажей и обстоятельств. Клянусь исполнять эти правила всеми доступными средствами, не стесняясь соображений хорошего вкуса и каких бы то ни было эстетических концепций.

Сим подтверждаю мой обет целомудрия.

Копенгаген, понедельник 13 марта 1995 года
От имени "Догмы 95"
Ларс фон Триер
Томас Винтерберг

Перевод с английского Нины Цыркун
http://old.kinoart.ru/1998/12/10.html

 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 16.06.2010, 10:21 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3560
Статус: Offline
Без догматизма
Антон Долин – о программе «Датской волны 2»

В этом году исполняется 15 лет с того момента, как главный возмутитель европейского спокойствия Ларс фон Триер и трое его коллег-датчан – Томас Винтерберг, Кристиан Левринг и Серен Краг-Якобсен – подписали манифест «Догмы 95», навсегда изменив облик современного кино.

На рубеже тысячелетий датское кино было самым модным: «догматики» вместе со своими учениками ездили по всему миру с мастер-классами, доказывая делом, что в крохотной скандинавской стране есть и другие таланты, кроме покойного Карла Теодора Дрейера и пресловутого Триера. Доказали. Прошло время, публика успокоилась, а критики после датского шторма и штурма обратились к представителям новых «волн» - турецкой, корейской, румынской. Пару лет назад четверо авторов манифеста получили в Копенгагене приз от Европейской киноакадемии – за вклад в кинематограф. То есть, из революционеров стали респектабельными классиками.

А что происходило в последнее десятилетие в датском кино? Куда пошли колоссальные энергетические затраты? Схлынул интерес – но не исчезли же с лица земли те люди, которые произвели локальную революцию в эстетике? Ответ на этот вопрос – в предлагаемой ретроспективе новейшего датского кино.

Ларс фон Триер как был безумцем-одиночкой, антихристом арт-хауса, так и остался. Участь гениев неизменна. Зато его оператор Энтони Дод Мэнтл, придумавший визуальный стиль «Догмы» (именно он снимал «Торжество» и «Последнюю песнь Мифуне»), успел получить «Оскара» за жизнерадостного «Миллионера из трущоб»: вот как далеко тянется датский след – от Лос-Анджелеса до Индии. Первая Леди датской «Догмы» Лоне Шерфиг добралась до Великобритании, где сделала главный хит «независимого» кино прошлого года – «Воспитание чувств» по сценарию Ника Хорнби. Прекрасные датские артисты все чаще появляются в международных проектах – Йеспер Кристенсен, Мадс Миккельсен, Ульрих Томсен пока еще не выходят за рамки амплуа «злодеев с непривычным акцентом», но – лиха беда начало. Да и права на римейки датских лент Голливуд покупает с завидным постоянством: только что были выпущены «Братья» по мотивам одноименной ленты Сусанны Биер (она же сама сняла англоязычный дебют – «Потерянное в огне»). Один из фильмов, вошедших в эту программу, - «Кандидат» Каспера Барфоэда, - тоже скоро будет переснят за океаном, причем на главную роль прочат самую важную звезду наших дней: австралийца Сэма Уортингтона, знакомого всей вселенной по блокбастеру «Аватар».

Переварив «Догму», датчане поняли, что завоевать внимание международной аудитории еще возможно, а вот удержать его – нереально. Работать надо на внутренний рынок, тем паче, что в Скандинавии кино очень любят, а каждый второй зритель там – искренний патриот. И вчерашние «догматики» принялись за мейнстрим. Результаты явлены в программе «Датской волны-2». Краг-Якобсен оставил в стороне своих любимых маргиналов – и снял превосходный политический детектив «Об этом не знает никто», проиллюстрировав в нем известный тезис о тихом омуте.

Левринг на время забыл о Шекспире, так волновавшем его в ленте «Король жив», и сделал напряженный психологический триллер «Не бойся меня» - в котором, впрочем, остался верен своей любимой теме и вновь исследовал зыбкую границу между человеком и животным.

Винтерберг после долгого периода поиска стиля вернулся к теме, принесшей ему славу: инцест, детские травмы, скромный урбанистический стоицизм. Все это обеспечило шквал положительных рецензий его семейной мелодраме «Субмарино», представленной на мировой премьере совсем недавно в Берлине.

Что сегодня датчане могут дать нам, обитателям и зрителям другой страны? Как ни странно, в сущности, - то же, что и раньше.

Во-первых, потрясающее умение рассказать внятную и увлекательную историю. Это искусство, которым в русском кино сегодня владеют единицы, в Копенгагенской киношколе всегда считали базисом для любого вида творческой деятельности.

Во-вторых, семейные ценности: в этой области датчанам нет равных. Они знают и умеют доказать, что коллапс политической или экономической системы всегда имеет лишь одну причину – кризис института семьи. И отважно сражаются с этим кризисом, вскрывая его причины и уничтожая последствия. И нам, и американцам, жителям огромных империй, стоило бы прислушаться к этой простой истине. Кинематограф наверняка от этого только бы выиграл.

В-третьих, уникальная актерская школа. Ульрих Томсен в «Не бойся меня», Николай Лие Каас в «Кандидате», Мадс Миккельсен в абсолютно коммерческих «Пламени и Цитроне» или «Вальгалле. Саге о викинге», - артисты нервные, умные, точные; кажется, вовсе не способные к штампам. Учиться, учиться и учиться. Попав в датский фильм, актер меняется до неузнаваемости. Посмотрите хотя бы на Марию Бонневи («Изгнание» Андрея Звягинцева) в ленте «Об этом не знает никто».

Кроме того, сегодня датское кино – отлично функционирующая экосистема, в которой находится место и для большого таланта, и для умелой посредственности. В Дании снимаются картины во всех известных жанрах и форматах. Есть короткометражки (их программа на фестивале безумно разнообразна и увлекательна). Есть мультфильмы (например, «Комариная история»). Есть документальные фильмы, из числа которых хочется особо выделить «Роскильде», современный динамичный портрет крупнейшего датского рок-фестиваля.

Выходит, дух Вудстока сейчас живет именно в этом небольшом скандинавском государстве. Столетия спустя датчане с успехом опровергают давний тезис Гамлета. Дания – отнюдь не тюрьма; напротив, это территория свободы. Во всяком случае, в области кино.

Антон Долин, специально для ДК
http://www.drugoe-kino.ru/magazine/news3016.htm

 
Форум » Тестовый раздел » ЛАРС ФОН ТРИЕР » Догма-95
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz