Среда
28.10.2020
08:54
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Тодд Филлипс "ДЖОКЕР" 2019 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » * АМЕРИКАНСКОЕ КИНО * » Тодд Филлипс "ДЖОКЕР" 2019
Тодд Филлипс "ДЖОКЕР" 2019
Александр_ЛюлюшинДата: Четверг, 30.01.2020, 20:47 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 3017
Статус: Offline
«ДЖОКЕР» (англ. Joker) 2019, Канада-США, 121 минута
— американский психологический триллер Тодда Филлипса


Готэм, начало 1980-х годов. Комик Артур Флек живет с больной матерью, которая с детства учит его «ходить с улыбкой». Пытаясь нести в мир хорошее и дарить людям радость, Артур сталкивается с человеческой жестокостью и постепенно приходит к выводу, что этот мир получит от него не добрую улыбку, а ухмылку злодея Джокера.

Съёмочная группа

Режиссёр: Тодд Филлипс
Сценарий: Тодд Филлипс, Скотт Сильвер, Боб Кейн, Билл Фингер, Джерри Робинсон
Оператор: Лоуренс Шер
Композитор: Хильдур Гуднадоуттир
Художники: Марк Фридберг, Лора Боллинджер, Марк Бриджес, Крис Моран
Монтаж: Джефф Грот

В ролях

Хоакин Феникс - Артур Флек / Джокер
Роберт Де Ниро - Мюррей Франклин
Зази Битц - Софи Дюмон
Фрэнсис Конрой - Пенни Флек, мать Артура
Бретт Каллен - Томас Уэйн
Билл Кэмп - детектив Гаррити
Ши Уигхэм - детектив Берк
Гленн Флешлер - Рэндалл
Ли Гилл - Гэри
Джош Пэйс - Хойт Вон
Марк Мэрон - агент
Брайан Каллен - стриптизёр
Даглас Ходж - Альфред Пенниуорт
Данте Перейра-Олсон - Брюс Уэйн

Интересные факты

Боссы студии хотели, чтобы роль Джокера исполнил Леонардо ДиКаприо. Среди других потенциальных исполнителей этой роли были Брэдли Купер, Джейк Джилленхол, Адам Драйвер, Джеймс Франко, Уилл Поултер, Дэн Стивенс, Пол Дано, Калеб Лэндри Джонс, Иван Реон и Билл Скарсгард.

Для роли Джокера Хоакин Феникс похудел на 24 килограмма и месяцами репетировал разные виды смеха.

На Венецианском кинофестивале демонстрировалась версия фильма продолжительностью 118 минут.

Меньше чем за месяц с начала мирового проката «Джокер» стал самым кассовым фильмом с рейтингом R в истории.

Шутка Джокера: «Когда я был маленьким мальчиком и говорил людям, что собираюсь стать комиком, все смеялись надо мной, а теперь никто не смеётся», вдохновлена высказыванием покойного британского комика Боба Монкхауса: «Люди смеялись надо мной, когда я говорил, что хочу стать комиком. Теперь они не смеются».

При подготовке к роли Джокера Хоакин Феникс изучил движения и мимику звезд немого кино Бастера Китона и Рэя Болджера.

Чтобы сохранить производство фильма в секрете, во время съёмок рабочим названием картины было «Ромеро». Возможно, это отсылка к Сесару Ромеро, который тоже сыграл Джокера.

Готовясь к роли, Хоакин Феникс читал про различные расстройства личности. Он хотел показать Джокера так, чтобы даже психиатры не смогли бы определить, что с ним.

Награды

Венецианский кинофестиваль, 2019 год
Победитель: Золотой лев
Победитель: Премия Soundtrack Stars

Оскар, 2020 год
Номинация: Лучший фильм
Номинация: Лучшая мужская роль (Хоакин Феникс)
Номинация: Лучший режиссёр (Тодд Филлипс)
Номинация: Лучший адаптированный сценарий
Номинация: Лучшая работа оператора
Номинация: Лучшие костюмы
Номинация: Лучший звук
Номинация: Лучший монтаж
Номинация: Лучший монтаж звука
Номинация: Лучший грим и прически
Номинация: Лучший саундтрек

Золотой глобус, 2020 год
Победитель: Лучшая мужская роль (драма) ( Хоакин Феникс )
Лучший саундтрек
Номинация: Лучший фильм (драма)
Номинация: Лучший режиссёр (Тодд Филлипс)

Премия Гильдии актёров, 2020 год
Победитель: Лучшая мужская роль ( Хоакин Феникс )
Номинация: Лучший каскадерский состав

Смотрите трейлер

https://vk.com/video16654766_456239811
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:55 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
«Джокер»: Шутки в сторону

«Джокер» считается первым «серьезным», заработавшим в прокате больше миллиарда долларов. Также в списке достижений Золотой лев Венеции.

Артур Флек (Хоакин Феникс) рос в неполной, не особенно преуспевающей семье, но мама считала, что он появился на свет, чтобы сделать мир веселей — и Артур стал клоуном. Правда, скорее белым, чем рыжим. Веселил по мере сил. Парик, пиджак в клетку, гигантские ботинки, лицо в белилах, улыбка пострашнее. Но тем, кто смотрел «Короля комедии» Скорсезе, не нужно объяснять, что в Нью-Йорке (точнее, конечно, в Готэме) смех и радость приносить непросто — вот Артур в зоне риска: то гопники навешают, то фрустрация доведет до совершенного отчаянья. Когда Артуру плохо, он представляет себя героем фильма «Таксист» (приставит палец к виску и думает, что у него роман с хорошенькой соседкой), ест горстями нейролептики или смотрит с мамой телешоу Мюррея Франклина (Роберт де Ниро, кажется, омоложенный не хуже, чем в грядущем «Ирландце»). Но стоит прописанным таблеткам кончиться — и вот у Артура в руке пистолет. Сам не посмеешься, никто не посмеется.

Кино давно ест само себя, и «Джокер» не первый случай присвоения давно существующего стиля и настроения, узнаваемых кинематографических фактур под нужды большого коммерческого замысла. Но в чем-то именно «Джокер» — история поучительная, даже вопиющая. Давным давно было сказано, что Warner хочет подать историю рождения Джокера на серьезных щах, и в этом оксюмороне (шутнике без шуток) виделся определенный смысл. Но никто не знал, что Тодд Филлипс, режиссер «Мальчишников», снимет самый «настоящий» фильм из 1970-х, который поставит нас перед старым вопросом — могут ли дарить радость фальшивые елочные игрушки. Все начинается с лого Warner 1972 года — красное поле со стилизованной Солом Бассом буквой W — оттуда (последний раз его использовали, кажется, в «Арго» Бена Аффлека). Наш будущий Джокер Артур Флек — типичный герой нью-йоркских 70-80-х, мелкий, травмированный человек с фантазиями. Что-то между Рупертом Папкиным и Трэвисом Биклем, Раскольниковым с его нравственными парадоксами и Поприщиным, представляющим себя королем Испании. Нужно сказать, что сценаристы не пожалели сил (если не качественно, то количественно), чтобы объяснить метаморфозы Флека — его поворот к Джокеру.

«Why so serious?» — спрашивал Джокер Нолана и Леджера. «That’s life», — отвечает Джокер Феникса. В ход пошел весь аппарат психологического реализма: и генетическая склонность к расстройствам психики, и социопатия, и негодная социальная политика, и детские травмы, и тайна рождения. Все это богастство выбора то ли призвано обосновать сочувствие, неизбежно возникающее в зрителе (как иначе — ведь это главный герой), то ли дать возможности для дальнейшего развития героя вселенной DC. Фильм без финала и развязки — это родовая травма современного кинокомикса, который всегда настаивает на продолжении (в любую сторону).

Хоакин Феникс — гениальный лицедей. Мы это знаем, и это знают жюри всех фестивалей мира — у него столько премий, что, наверно, будет некуда поставить еще одну. На него очень интересно смотреть, особенно на громадных крупных планах: когда детали образа формирует уже не пластика движений, а форма ногтей, следы на коже, морщины. (Его правда гримировали под таксиста Бикля или просто показалось?) Другое дело, что для своей новой роли Фениксу уже нечего придумывать — всё это он уже играл: и социопата, и бытового сумасшедшего, и мстителя. Даже за мамой уже ухаживал (вот, например, у Линн Рэмзи). Преодолеть «ленивую» драматургию Феникс не в силах. Хохот отменный, блестящие сцены с пробежками (Чаплин тоже в строку), но что делать с тем, что герой пуст? Трудно сделать его глубже — тем более, что пространства для тайны сценарий уже не оставил. Этот Джокер представляет только энтомологический интерес.

Безусловно, у этого фильма будет довольно много поклонников (даже при рейтинге 18+). Пару раз он точно способен удивить, а снят и смонтирован «Джокер» лучше, чем нолановская трилогия. Но почему же от этой попытки переставить комикс на новые рельсы разит вторичностью, упрощениями и эксплуатацией? Наверно, потому что писать о нем приходится с Венецианского кинофестиваля, где он комфортно вливается в ряд других драм и серьезных фильмов, ничем особо не выделяясь, где ему грозит главный приз. Этого ли мы ждем от героя с такой обворожительной улыбкой?

Василий Степанов, 01 / 09 / 2019
https://seance.ru/articles/joker-venice2019/
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:56 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Рецензия на фильм Тодда Филлипса «Джокер»: Гений и злодейство

По Гессе, гением может считаться тот, кто сумел, несмотря на свое отличие от мира, вписаться в социум и подчинить своё индивидуальное «я» целям надстоящим, общественным. В «Игре в бисер» он, вслед за Гегелем, считает объективный дух логическим продолжением субъективного, но никак не наоборот. Злодей же не просто отстоит от мира, но противостоит ему, практикуя либо индивидуальный, либо коллективный эгоизм. Потому-то гений и злодейство – вещи несовместные.

Едва ли что-то подобное приходило в голову Тодду Филлипсу – голливудскому режиссеру студийных комедий (в том числе классической для жанра трилогии «Мальчишник в Вегасе»), – когда он снимал новую историю об эпатажном антигерое. Но факт остаётся фактом. Авангард и китч в его новой работе сплавляются в раскалённую до предела мидл-культуру, вбирающую в себя вариативные (а не только типичные для комиксов фрейдо-марксистские) семантические поля.

На первый взгляд, Артур Флек – ничем не примечательный люмпен привычно нуарного города Готэма. Вечера он чаще всего проводит за просмотром любимого телешоу, но иногда – в своём воспалённом сознании. Он унижен и оскорблён. Прозябает на зарплату уличного клоуна и грезит о будущем стендап-комика, так как одержим идеей дарить людям радость. Продвижению в карьере мешают не только мизантропы-капиталисты, но и редкое психическое заболевание – приступы непроизвольного смеха, больше похожего на истошный прерывистый вопль, чем на то, что может дарить позитивные эмоции окружающим. Единственный близкий человек Артура – мать – с детства учила его всем улыбаться и даже ласково прозвала сына ‘Happy’.

Чувство юмора взрослого Артура – это гипертрофированная, искривленная проекция общества лицемерия. Он смеётся, когда другим не смешно, и натужно, исступленно пытается соответствовать, когда слышит чужой хохот. После – старательно конспектирует в дневник психопата свои наблюдения за чуждым, непонятным ему чувством юмора остальных.

Юмор – вещь коллективная, сами по себе мы смеёмся редко, и смех наедине воспринимается если не как отклонение, то как провокация. Флек же – нарциссический эгоист, зацикленный на себе и не способный абстрагироваться, взглянуть на мир через призму иронии. Он копит злобу на собственных обидчиков. Злобу, которая не представляет опасности, пока ему есть, что терять. Но, конечно, в какой-то момент он выйдет за собственные пределы и осознает существование как эстетическую возможность на кончике пистолетного дула.
Между тем, по улицам Готэма фланируют агрессивные вандалы и анархисты, готовые это мировоззрение если не понять, то по крайней мере охотливо воспринять.

Образность и эстетика «Джокера» не новы. Они повторяют Скорсезе и Кубрика, а ещё Бодлера, Отто Дикса, Люсьена Фрейда и длинный ряд авторов, в том числе не имеющих отношения к кинематографу. Но вынося эту форму на почву комикса, Филлипс делает то, что сделала когда-то лондонская школа в изобразительном искусстве – балансирует на грани реалистического портрета (который он создаёт в соавторстве с одним из лучших современных актёров) и беспредметности. На грани доступного и элитарного.

Невзирая на упреки зарубежных критиков, «Джокер» вовсе не про политику. Джокер сам – воплощённая политика: все мысли его негативны, а сущность – перманентная революция, отрицание, разрушение без возможности созидания, без остатка. Такова и реальность фильма – словно преломленная через его одержимую личность. Но кто сказал, что революция так плоха, особенно если она происходит внутри черепной коробки?

Анна Стрельчук, 01.09.19
https://www.intermedia.ru/news/339000
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:56 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
«Джокер» с Хоакином Фениксом: мрачнейшая предыстория клоуна-убийцы, которая станет классикой

31 августа на Венецианском кинофестивале показали «Джокер» Тодда Филлипса. Триллер посвящен предыстории клоуна-злодея и главного противника Бэтмена — его сыграл Хоакин Феникс. Кинокритик «Медузы» Антон Долин рассказывает, почему новый Джокер станет кумиром миллионов и будет сниться в кошмарах.

Обновлено. 7 сентября фильм «Джокер» завоевал «Золотого льва», главный приз Венецианского кинофестиваля 2019 года. 3 октября картина вышла в российский прокат.
Жуткий не то смех, не то плач сотрясает тщедушное, будто сплетенное из сплошных узлов тело. Лица не видно за гримом; маска съела человека, его не разглядеть. За окном шумит Готэм-сити, гниющий город, где бастуют мусорщики, и крысы уже размером с людей, а сами люди похожи на обезумевших крыс. Клоун Артур Флек мотает срок в рекламном агентстве «Ха-ха» и мечтает стать стендап-артистом, но у него вряд ли что-то получится. Не поможет и главный совет его матери, кличущей сына исключительно «Happy» (то есть, «Счастливчиком»), — натянуть на физиономию улыбку. Бывают улыбки, которым никто не обрадуется, и шутки, которые никто не поймет. Артура презирают и боятся, а когда смеются, то не над его репризами, а над ним самим. Срыв неизбежен, в воздухе пахнет бедой. Вот-вот из руин побитого клоуна родится зеленоволосый, красногубый, свободный и бессмертный Джокер. Безумец, убийца, герой.

«Джокер» Тодда Филлипса хорош настолько, насколько вы мечтали, а может даже лучше. Самый пограничный и радикальный проект, когда-либо выросший из мифологии мейнстримных комиксов (в мире которых клоун-убийца Джокер — главный противник Бэтмена), и первый кинокомикс в конкурсе европейского фестиваля класса «А» доходит до опасного предела, за которым не хватит и рейтинга 18+: придется вешать табличку «Только для сумасшедших», как в «Степном волке» Гессе. Дальше впору заказывать Михаэлю Ханеке фильм о Двуликом, а Апичатпонгу Верасетакуну — эпик о Пингвине.

Принято считать, что комедиограф Филлипс — добропорядочный служака голливудского мейнстрима. Так ли это? И было ли так когда-либо? Уже ранние его фарсы «Старая закалка» и «Школа негодяев» нарушали жанровые стандарты, а знаменитая трилогия «Мальчишник в Вегасе» (идиотское название придумано российскими прокатчиками, в оригинале цикл называется «Похмелье») стала энциклопедией мужских маний, фобий, сдвигов, травм, комплексов и одержимостей. Из них и идиосинкратического юмора вылеплен Джокер, написанный специально для Хоакина Феникса — одного из сильнейших и страннейших артистов современности — и воплощенный им на экране настолько убедительно, что теперь он будет сниться многим по ночам.

Мы все помним: Джокера играли великий Джек Николсон и Хит Леджер, удостоенный за эту роль посмертного «Оскара» (версия Джареда Лето тоже была по-своему убедительной). Тягаться с ними трудно. Однако Фениксу не стоит бояться сравнений. Для зрителей филлипсовского «Джокера» мифический Клоун-Принц отныне и вовеки будет носить его грим. Чувствуется, насколько серьезно Феникс подошел к решению невозможной задачи — созданию правдоподобного образа абсолютно сюрреалистического персонажа. Заранее обидно, что при обсуждении качество актерской игры заслонит достоинства фильма как такового.

В общем зачете корпорация DC безусловно проигрывает удачливым конкурентам из Marvel. Догнать их по кассовым сборам вряд ли получится, зато теперь есть шанс на реванш по части призов. Зайдя на территории комикса гораздо дальше, чем осмеливался сам Кристофер Нолан в «Темном рыцаре», Филлипс с Фениксом легко и непринужденно решают технический вопрос с встраиванием картины в мифологию цикла. Зрители узнают и откуда взялся Джокер, и что случилось с родителями Брюса Уэйна, будущего Бэтмена. Вместе с тем, сравнивать «Джокера» хочется не с атмосферными сагами Нолана или попытками Marvel придать персонажам психологическую глубину, а с ранним Скорсезе, в эпоху которого — начало 1980-х — перенесено действие фильма. Здесь есть отсылки и к «Злым улицам», и к «Таксисту», но особенно — к «Королю комедии», с которым Филлипс вступает в прямой диалог. Достаточно сказать, что ведущего популярного комического телешоу — в нем Артур Флек видит отцовскую фигуру — с привычным ленивым шармом сыграл Роберт де Ниро.

Несправедливо разбирать «Джокера» лишь через аналогии. Его трагический сарказм и психопатический надрыв мало на что похожи. У него своя жухло-цветастая палитра, собственный скачкообразный ритм и особенный звук: тягучая виолончель за кадром — оригинальная музыка исландки Хилдур Гуднасдоттир, написавшей оригинальный саундтрек и для «Чернобыля» (его создатель Крэйг Мэйзин был соавтором двух «Мальчишников»). Подобранные чужие песни тоже звучат на редкость уместно — например, в кульминационной финальной сцене на полную громкость врубается старинный хит Cream «White Room», одно звучание которого превращает героя из тяжелобольного психопата в вожака толпы.

Эта трансформация — самый интересный аспект фильма. Придуманный в далеком 1940 году Джокер отличался от прочих комикс-злодеев тем, что его настоящее имя и предыстория оставались неизвестными. Джокер — воплощенный хаос и террор, потому он непобедим. Даже в лучшем, как считают знатоки, комиксе о Джокере «Убийственная шутка», написанном Аланом Муром в 1988 году, где злодей обрел прошлое (но не имя!) и оказался, как в новом фильме, стендапером-неудачником, позже уточняется: эта предыстория могла быть выдуманной.

Филлипс вроде нарушает канон, рассказывая о происхождении Артура и том, как тот искал отца; это тянет на отдельный готический роман. Но в конечном счете через череду ужасных событий Джокер приходит к той же освобождающей анонимности, из которой черпает свою силу. Если Бэтмен выбивается из сил, чтобы скрыть настоящее имя, его противнику вообще ничего не нужно для этого делать. Свою личность он смыл, будто грим, и страшная маска приросла к коже.

Каким бы депрессивным и гнетущим ни был Готэм, рожденный его худшими кошмарами Джокер всегда был аномалией. Брюс Уэйн, напротив, — настоящим королем. У него, классической персонификации «добра с кулаками», всегда была народная любовь, она и поддерживала его в трудную минуту. «Джокер» Филлипса, отвечая запросу современности, выворачивает привычную легенду наизнанку, показывая иную систему координат, не в пример более внятную. В ней именно семейство Уэйнов — враждебная горожанам элита, высокомерные жлобы, живущие в своей усадьбе за счет задыхающегося Готэма. Джокер же впервые — не психопат-одиночка, не террорист, не лидер бандформирования. Он воплощает народные чаяния, он кумир миллионов — воплощенная анархия и свобода от удушающих иерархий. Его чернейшее чувство юмора (куда там серьезничающему Бэтмену!), его беспринципность и безжалостность, его чистая беспримесная ненависть к власть имущим отзовутся в сердце и памяти многих. Каким бы отвратительным ни был он сам, как бы ни пугали обывателей его слова и поступки, нет сомнений, что после мировой премьеры фильма маски зеленоволосых клоунов-убийц будут нарасхват.

1 сентября 2019
https://meduza.io/feature....XOO6dZ8
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:56 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
В чьей колоде Джокер?
На Венецианском фестивале появились лидеры


На Венецианском кинофестивале пока два общепризнанных лидера. Согласно обоим рейтингам ежедневного журнала CIAK - критики и публики - парад конкурсных фильмов с большим отрывом возглавляет "Офицер и шпион" Романа Полански. Картину об антисемитском судилище над офицером французской армии Альфредом Дрейфусом, в 1894 году обвиненным в шпионаже в пользу Германии, многие считают пока лучшей, и феминистскому жюри придется решать трудную дилемму: либо продолжать обструкцию режиссера как беглого преступника, либо поступиться принципами и судить как художника.

Фильм делает Хоакин Феникс с его глубоко запрятанной взрывной энергетикой. Фото: КАРО ПремьерФильм делает Хоакин Феникс с его глубоко запрятанной взрывной энергетикой. Фото: КАРО ПремьерФильм делает Хоакин Феникс с его глубоко запрятанной взрывной энергетикой. Фото: КАРО Премьер
Особый интерес был к премьере "Джокера". Предыдущие версии этого сюжета - экранизации популярного комикса, и все ждали, что новенького внесет в миф Тодд Филлипс, чьи режиссерские достижения до сих пор ограничивались уровнем "Мальчишника в Вегасе". Его фильм стал сюрпризом: это вообще не комикс, в нем уже нет Бэтмена и нет фантастики - есть пусть сновидческая, но реальность.

Это предыстория всем знакомого сюжета. Действие происходит по-прежнему в Готеме - предельно замусоренном, измазанном граффити, полном неуправляемого насилия, абсолютно похожем на закоулки любого современного города - хоть нью-Йоркского Гарлема, хоть парижского Пляс Пигаль. Еще нет Бэтмена, а будущего Джокера еще зовут просто Артуром, он подрабатывает клоуном, выступает на улицах, в детских больницах, хочет веселить людей, доставлять им радость, а его за это постоянно избивают разнообразные подонки. Он чувствует себя фриком и пытается как-то встроиться в этот мир, стоически выдерживает допросы социальных работников, упорно ищет свою идентичность, пытается установить собственное происхождение, которое скрывает от него любимая старая мать. Но отчаяние заставляет его написать в дневнике: "Не знаю, в чем больше смысла - в моей жизни или в моей смерти". Как подчеркивает режиссер (он же соавтор сценария), его интересовала не история Джокера, а история превращения в Джокера. Судьба клоуна, под давлением общества ставшего исчадием ада, равна метафоре: во всем нашем мире буйно прорастают всходы мирового зла, грозящего смести цивилизацию. Картина вызывает бездну мрачных ассоциаций с реальностью, но при этом она живописна, динамична и обладает бешеной энергетикой.

Хотя актерский состав силен и включает Роберта Де Ниро в роли телезвезды, фильм делает Хоакин Феникс с его глубоко запрятанной взрывной энергетикой: он сыграл характер уже не из комикса - психологически сложный, затравленный, растерянный, пытающийся найти равновесие с миром и с самим собой. Сыграл человека трагически одинокого и непонятого, которого постоянно унижают. Человека отдельного, у которого и юмор - отдельный, и фактура начинающего Квазимодо (для этой роли актер сбросил почти 20 кило). Феникс уже трижды номинировался на "Оскара" - теперь, надеюсь, его ждет убедительная победа.

То, что типичный комикс авторы фильма сумели претворить в трагедию, вобравшую в себя многие устрашающие мотивы нашего времени, в развернутую метафору умонастроений эпохи близкого апокалипсиса - само по себе род фантастики. Это необыкновенно серьезно и необыкновенно волнующе - во многом совершенная стилизация под лучшие образцы кино 70-х, почти не уступающая им по силе воздействия. Такие фильмы делают историю кино и мирового сообщества.

Весьма лукавый фильм вновь сотворил Паоло Соррентино: сиквел сериала "Молодой папа" - "Новый папа". Как и первая часть, он балансирует между верой и неверием, открывает нам закулисье Ватикана, несовместимое с Заповедями, - показывает веру как эманацию тотального ханжества, ставшего идеологией миллионов. На сатирический ракурс настраивают уже вступительные титры: они идут на фоне ухмыляющихся блудниц, и сам крест нам похотливо подмигивает. Вымышленного Пия XIII - бывшего Ленни Белардо - снова играет невозмутимый Джуд Лоу, но сюжет проделывает кульбит из авантюрного романа: в момент проповеди с балкона папу сражает удар, и понтифик впадает в кому, нужно срочно искать нового папу. Выбор падает на британского аристократа Джона Браннокса, который уже не помнит размеров своего имения, но оно точно превосходит габариты такого малышки, как Ватикан. Он изнежен, постоянно декларирует свою ранимость и при первом своем появлении неотличим не только от исполнителя роли Джона Гэвина Малковича, но и от Владимира Ильича Ленина - грим, костюм, галстук и штиблеты настолько похожи, что начинаешь предполагать здесь специальный режиссерский умысел. Но Соррентино слишком умен и талантлив, чтобы что-либо делать в лоб - ассоциации влетают и улетают, оставляя нужное послевкусие.

В информационной программе Венеции показали только две части нового сериала - 2-й и 7-й эпизоды. Они чрезвычайно разные по тону и стилю - вероятно, в полном объеме режиссер не предполагал (или не сумел) выдержать единый ритм, и то, что в начальных сериях выглядит динамичным и полным сарказма, в дальнейшем срывается в патетику, делает картину заторможенной. Похоть, правящая бал в первом эпизоде, продолжается лишь в титрах 7-го, на проходе атлетического Лоу по пляжу в окружении близких к обмороку девиц, а затем возникает сцена с больным мальчиком, когда венецианский доктор, владелец грандиозного палаццо и модельной супруги, ждет от воскресшего папы чуда (в роль супруги российская актриса Юлия Снигирь). Где-то между этими двумя частями должны развиваться интригующие коллизии с двумя понтификами: один пришел на замену мнимо усопшему, но тот некстати воскрес и ушел в мир уже в качестве нового Христа.

В любом случае "Новый папа" обязателен к просмотру: он снова изысканно красив, мастерски жонглирует традициями классической живописи и глянцевых журналов, в нем бездна иронии и подтекстов, а заодно множество отсылов к реалиям распадающейся Европы с ее брекситом и опасным балансом между деловитостью и богомольством, желанием сохранить себя как цивилизацию и призывами к ее дехристианизации под напором крепнущего ислама. Это фильм, впрямую говорящий о кризисе всех церковных институтов, беззастенчиво живущих двойной моралью.

Валерий Кичин, 02.09.2019
https://rg.ru/2019....ry.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:57 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Король комедии

Мрачный кинокомикс, на деле оказавшийся вдумчивой драмой об отсутствии эмпатии в мире.

Артур Флек работает клоуном и мечтает стать звездой стендапа. Вот только его шутки вызывают смех только у него самого. Более того, стоит герою оказаться с микрофоном в руке, как он тут же начинает истерично смеяться. Это ещё одна проблема Артура — он с детства страдает от приступов неконтролируемого смеха, которые случаются с ним в метро, на работе, в лифте и везде, куда бы он ни отправился. Жители мрачного и загнивающего Готэма не способны относиться к худощавому и жалкому комику с пониманием. Единственный человек, который рад компании Артура, – его мать, ласково называющая сына Хэппи. Именно от нее Артур усвоил урок, что в любой ситуации надо улыбаться. Правда, вскоре он понимает, что от улыбки мир не станет светлее, и постепенно погружается во тьму, утаскивая город за собой.

История становления безумного злодея из Готэма и главного врага Бэтмена соткана по довольно классической схеме, которую мы видели неоднократно. Создатели явно черпали вдохновение в «Таксисте» Мартина Скорсезе – Артур Флек, как и Трэйвис Бикл, не может найти своё место в мегаполисе и получает от агрессивно настроенного мира удар за ударом, пока не осознаёт, что пришло время ударить в ответ. Боль, отсутствие эмпатии, разочарование и жестокость могут создать как героя, так и антигероя. И перед нами образцовое кино про второй случай.

Питер Фарелли, Адам МакКей, а теперь и Тодд Филлипс пополнили разрастающийся список комедийных режиссёров, которые в последнее время всё чаще обращаются к серьёзным жанрам. Режиссёр трилогии «Мальчишник в Вегасе» доказал, что знает толк в иронии, и с достоинством трансформировал это умение в мрачную и жестокую сатиру. Филлипс решил не опираться на комиксы, и очень хотелось бы сказать, что он поставил безупречную трагедию о маленьком человеке, никак не связанную с киновселенной DC. Однако из-за постоянного упоминания Уэйнов и ещё нескольких моментов (не будем спойлерить) забыть об этом не удаётся, а потому дальнейшая судьба героя Хоакина Феникса в проектах студии до сих пор остаётся загадкой. Ответ не будет дан даже после титров — никакой дополнительной сцены там нет.

«Джокер» не вывел жанр кинокомикса на новый уровень, но определённо стал одним из самых ярких и запоминающихся его представителей. Историю Артура Флека можно смело ставить в один ряд с «Логаном» и «Тёмным рыцарем», но проект в то же время совершенно уникальный. Мрачная цветовая палитра с резкими яркими акцентами, фокус на мелких деталях, из которых собирается живой потрет Готэма, олдскульные хиты вперемешку с виолончелью Хильдур Гуднадоттир (написавшей музыку к недавнему хиту «Чернобыль») и атмосфера 70-х идеально коррелируют с сюжетом.

Вне сомнений, «Джокер» — это актёрское кино, в котором всё внимание на себя перетягивает Хоакин Феникс. Актёр проделал колоссальную работу для подготовки к роли: помимо впечатляющей физической трансформации (актер сильно похудел для роли) Феникс также научился имитировать три вида психопатичного смеха, кажется, самого пронзительного из всех экранных Джокеров. Лучший или нет, решать, конечно, зрителям, но одно ясно точно: Хоакин снова превзошел себя в профессиональном плане, когда казалось, что выше головы он уже не прыгнет.

02.09.2019 Олеся Трошина
https://www.film.ru/articles/korol-komedii
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:57 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Венеция 2019: как «Джокер» стал главным фильмом Венецианского фестиваля
Вне зависимости от грядущего распределения призов


Первый фильм по мейнстримовому комиксу в главном конкурсе старейшего в мире кинофестиваля (экранизаций комиксов нишевых можно вспомнить сколько угодно – та же показанная и победившая в Каннах «Жизнь Адель», но вот истории Marvel и DC все-таки всегда были в другой, не фестивальной лиге) – казалось, что это со стороны Венецианского фестиваля и его директора, Альберто Барберы, решение скорее политическое, в очередной раз утверждающее Венецию в качестве главной для Голливуда европейской площадки. Будут большие очереди на показы, приедет Хоакин Феникс, все хорошенько пофотографируются. Все так, только «Джокер» оказался главным (по сути, главный приз ему, скорее всего, не достанется и достаться не может) фильмом фестиваля этого года. Именно он точнее всего выразил волнующую авторов сегодня повестку, именно с ним хочется сравнивать другие фильмы программы, складывающиеся теперь в узор, главное в котором – тема несправедливого устройства мира.

Джокер – самый таинственный персонаж вселенной DC, герой без имени и биографии, этимология его злодейства тоже в общем вызывает вопросы. Но режиссеру Тодду Филлипсу именно это счастливое обстоятельство позволило создать фильм, свободный от ограничений комиксового канона. Фильм, в котором нашлось место отсылкам к «Таксисту» и «Королю комедии» Мартина Скорсезе, к наследию Чарли Чаплина и классическим джазовым стандартам, к американской клоунской традиции и особенной культуре американского стендапа, большой индустрии развлечений, так здорово оттеняющей большой капитализм. Артур Флек (Хоакин Феникс) – несчастливый клоун в небольшой юмористической конторе. Из-за психического расстройства он компульсивно смеется и носит с собой карточку, объясняющую желающим природу своего нездорового смеха. Артур заботится о маме, не знает своего отца, пока однажды мать не рассказывает ему о своей связи с бывшим начальником, кандидатом в мэры Готэма и папой потенциального Бэтмена, Томасом Уэйном. Но ближе Артуру другой герой – ведущий вечерного шоу Мюррей Франклин (Роберт Де Ниро), он и сам мечтает стать королем комедии, невозможная мечта для странного человека со странными шутками.

Готэм-сити «Джокера» – город больших возможностей для привилегированных, конвенциональных, понятных, умеющих нравиться. Отверженным предлагается довольствоваться подземельем замусоренного метро и разговором с равнодушным бесплатным психологом.

Неравенство богатых и бедных, правильных и неправильных, остроумных и неостроумных (кто это решает?) заставляет его тянуться к маске Джокера. Удивительно, но именно режиссеру «Мальчишника в Вегасе», влюбленному в комедию Тодду Филлипсу удалось создать наиболее точный комментарий к трамповской Америке – хотя действие «Джокера» и помещено в условные 1980-е. А герой комикса, живущий в воображаемом анти-Нью-Йорке, Готэме, стал самым реалистичным и актуальным персонажем нового времени. Не просто же так главная песня фильма – Smile, написанная другим, неравнодушным к вопросам бедности и богатства комиком Чарли Чаплином для фильма со все еще красноречивым названием «Новые времена».

Елена Смолина, 5 сентября 2019
https://www.gq.ru/entertainment/joker-review
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:57 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Рецензия на фильм «Джокер»

Главным сюрпризом прошедшего Венецианского кинофестиваля стала победа «Джокера» Тодда Филлипса. Еще совсем недавно само наличие фильма по комиксам в официальном конкурсе вызывало массу недовольства: неужели Венеция решила построиться под голливудские стандарты? Тем не менее премьера «Джокера» на острове Лидо вызвала небывалый ажиотаж — гигантские очереди перед показом картины и громкие восьмиминутные овации после ее завершения говорили сами за себя. И все же никто до самого конца не верил, что жюри во главе с представительницей новой аргентинской волны Лукресией Мартель способно отдать главный приз фестиваля триллеру о становлении знаменитого клоуна-психопата. Победа «Джокера» стала символом начала новой вехи в истории фестиваля — массовое кино, наконец, перестало считаться персоной нон-грата и получило заслуженное признание.

Мрачный Готэм погряз в горах мусора, беззаконии и нищете. Артур Флек — клоун с бездонными глазами и фальшивой улыбкой на лице — трудится в скромном рекламном агентстве, втайне мечтая построить карьеру великого стэндап-комика. Каждый вечер он приходит домой, целует в лоб больную мать и смотрит по телевизору любимое шоу Мюррея Франклина. Даже беглого взгляда хватает, чтобы понять, что герой безнадежно одинок. Неконтролируемые приступы дикого хохота — последствия мозговой травмы — слабо способствуют коммуникации, а справка из психбольницы только ухудшает положение. День за днем маленький грустный мир Флека трещит по швам, выпуская наружу нечто совершенно дикое, необузданное и, без сомнения, крайне опасное.

Еще на этапе продакшена создатели «Джокера» ясно дали понять, что фильм не будет связан ни с комиксами, ни с кинематографической вселенной DC. Однако это не совсем так. В отличие от той же трилогии «Темного рыцаря» Кристофера Нолана, которая явно тяготеет к реализму, «Джокер» в первую очередь кинокомикс — вызывающе красочный и ужасно двухмерный, он вполне успешно задает серьезный тон, изображая драму, которой, по сути, не является. Персонаж Артура Флека лишен какой-то глубины и считывается за секунды, а сюжетные повороты слишком очевидны и наивны. Превращение из тихого психопата в клоуна-убийцу происходит буквально в два прихлопа, обоснование к нему существует скорее для галочки. Массовый общественный бунт, вдохновленный злодействами Флека, выглядит как красивый и бессмысленный маскарад.

При этом «Джокер», без сомнения, — настоящее торжество и одно из самых невероятных перевоплощений Хоакина Феникса. Для этой роли изрядно похудевший актер научился очень дико и страшно смеяться, месяцами наблюдая за мимикой психически больных людей. Большую часть фильма Феникс выступает соло, заряжая каждый кадр зловещей энергетикой. Наблюдать за такой техничной и выверенной игрой — настоящее, подлинное удовольствие. А вот сравнивать Джокера Феникса с персонажами Леджера и Николсона, пожалуй, бессмысленно — каждый из них играл на пределе возможностей, ограниченных сюжетом.

Под неусыпным предводительством Мартина Скорсезе, почерк которого чувствуется буквально в каждом кадре (попробуйте не узнать «Таксиста»), Тодду Филлипсу удалось снять совершенно беспрецедентное кино, которое определенно станет новым словом в жанре кинокомикса, но вряд ли покорит весь мир.

Оля Смолина 12 сентября 2019
https://www.timeout.ru/msk/feature/488517
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:58 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Улыбайтесь, это всех раздражает
"Джокер": от улыбки хмурый день красней


Пока Кинематографическая вселенная Marvel продолжает собирать обильные урожаи на гик-ферме, в мире кинокомиксов параллельно крепнет отрадная тенденция: фильмы, в той или иной степени базирующиеся на книжках с картинками, стали претендовать на успех у аудитории, ни сном ни духом не ведающей о скрытых прелестях этого явления в масскульте, порой преуспевают - и таким образом способствуют его широкой легитимации как полноценного "взрослого" кино.

"Логан", вот, например, не так давно боролся за "Оскар" в категории "Лучший адаптированный сценарий" (беспрецедентное внимание к "Чудо-женщине" и "Чёрной пантере" всё-таки обусловлено совсем другими мотивами), будучи, казалось бы, всего лишь очередной частью длинной фантастической линейки "Люди Икс". Что, как выяснилось, вовсе не помешало ему быть серьёзной и не лишённой глубины драмой. И в качестве таковой восприниматься. "Джокер" Тодда Филлипса, только что отпраздновавший громкую победу на Венецианском фестивале, вознёс кредит доверия к комиксам на небывалые высоты даже среди завзятых снобов, попутно заставив самых ушибленных фанатов мужчин и женщин в разноцветных костюмах разочарованно ныть.

Впрочем, комиксовая основа тут в известной степени условна. Да, в центре внимания оказывается один из самых известных суперзлодеев вселенной DC, где номинально размещён сюжет, однако на этом пересечения заканчиваются: новая картина обладает полной автономией. Заметные метаморфозы пережил и сам образ Джокера, успевший к этому времени пережить множество инкарнаций, в том числе - на больших экранах, где его - среди прочих - воплотили такие мастера, как Джек Николсон, Хит Леджер и Джаред Лето, но так и не обзаведшийся "каноничной" предысторией. Такую предысторию, игнорируя все накопившиеся нюансы, начав с чистого листа, предлагает Филлипс.

Можно смело забыть обо всех Джокерах, которых мы знали прежде - несмотря на заметные различия в трактовках, привносимых разными режиссёрами и актёрами, манипулятор-социопат наряду с загадкой своего происхождения сохранял безумную харизму. Совсем не таков Джокер у Филлипса. Артур Флек - затравленный неудачник, страдающий от тяжёлого психического расстройства, с которым искренне поначалу старается бороться - или хотя бы минимизировать последствия. Немолодой мужчина перебивается низкооплачиваемой работой клоуном-аниматором и мечтает стать стэндап-комиком, каждый вечер возвращаясь в бытовой ад обшарпанной квартирки, где теснится с пожилой матерью (тоже не вполне здоровой), время от времени надолго укрываясь в навязчивых фантазиях.

Тихие трагедии и локальные катастрофы странного маленького чудака в жестоком мире никого не волнуют, и мрачная сторона мира DC, изначально ориентировавшегося на нуарную классику, для иллюстрации этой безысходности подходит как нельзя лучше. Филлипс, режиссёр, в первую очередь известный трилогией про мальчишники, недавно "Парнями со стволами" дал понять, что умеет снимать и крепкое неглупое кино. А теперь вдруг дал настоящий мастер-класс нынешним дисишным демиургам, вот уже сколько лет тщащимся спасти свою уверенно идущую ко дну "Расширенную вселенную" (может, с "Отрядом самоубийц" со второго раза получится?), показав потенциал материала, которым они располагают.

"Джокер", громко и беззастенчиво салютуя "Таксисту" Скорсезе с вкраплениями его же "Короля комедии" (что с учётом новой трагикомичной роли Роберта Де Ниро вдвойне забавно), одновременно самозабвенно и со вкусом щеголяет тем, чего не хватает в последнее время DC: внятным - пускай даже прямым как шпала - сюжетом и продуманной режиссурой. И выдающейся игрой Хоакина Феникса, конечно. Сцены, погружающие в душевные трансформации грустного клоуна, превращающегося в озверевшего монстра, наполнены такой чистой болью и иррациональной жутью, что чрезмерно впечатлительным зрителям, трясшимся от выходок отштукатуренного Пеннивайза, лучше, пожалуй, от греха пройти мимо.

Город Готэм, вобравший неприглядные черты Чикаго и Нью-Йорка, где над вонючими и насквозь криминализированными трущобами надменно, как в "Метрополисе" Фрица Ланга, высятся недосягаемые для плебса небоскрёбы, - жёсткая и точная карикатура на изнанку капитализма. При тотальной стратификации, граничащей с сегрегацией, люди вроде Артура либо молча угасают, либо, как в случае с "Джокером", стремительно и радикально маргинализируются. Что при демонстративном наплевательстве обнаглевших элит на проблему чревато самыми существенными катаклизмами.

За всем этим ангажированный романтик-переросток, грезящий об абстрактных свободах, может при желании разглядеть трубный призыв к действию, хотя сама фигура Джокера - человека бесконечно несчастного, но тем не менее исключительно малосимпатичного и явно нуждающегося в медицинском уходе, напрочь лишённого опасного обаяния зла, которое было присуще его предшественникам, вызывающего под конец скорее граничащую с гадливостью жалость, чем участие - к этому совершенно не склоняет. А вот как назидательное предупреждение зажравшимся жителям наднационального Олимпа картина Филлипса, не стесняющегося самых эпатажных красок и самых грубых мазков, смотрится достаточно наглядно.

Дмитрий Сосновский 26.09.2019
https://rg.ru/2019/09/26/dzhoker-ot-ulybki-hmuryj-den-krasnej.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:58 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Джокеру джокерово

В прокат выходит «Джокер» с Хоакином Фениксом в главной роли, студийный блокбастер, неожиданно оказавшийся победителем Венецианского фестиваля. Тодд Филлипс превратил байопик антигероя комиксов о Бэтмене в стилизованную под Скорсезе психологическую драму, но его герой так и остался маской

Грустный клоун Артур Флек (Хоакин Феникс) живет с ускользающей в деменцию мамой в громоздком Готэме, который напоминает Нью-Йорк 1970–1980-х, мегаполис с грязными гетто, астрономическими долгами и беспрецедентной преступностью. Мусорщики бастуют, и даже солнце светит с какой-то безысходностью. Флек ничем не выделяется на фоне прочих горожан, живет как все. На нищенский гонорар, полученный после очередного утренника, он ездит в замызганном автобусе, печально ест нейролептики, смотрит телевизор и выслушивает мамины жалобы на то, что ее бывший начальник, кандидат в мэры Готэма и отец Брюса Уэйна, не отвечает на письма. Может, на почте тоже забастовка? Вроде не сообщали. Зато по телевизору бесперебойно идут уроки жизнелюбия ведущего вечернего шоу Мюррея Франклина (Роберт Де Ниро). Для Флека этот герой — отцовская фигура, как когда-то Джерри Льюис стал старшим для Руперта Папкина в «Короле комедии» Мартина Скорсезе.

Именно этот фильм 1982 года (по правде говоря, его редко причисляют к шедеврам режиссера) о живущем у мамы на закорках и всеми силами карабкающемся к звездному часу комике-неудачнике за тридцать стал главным источником вдохновения для блокбастера Тодда Филлипса. Наряду с «Таксистом» того же Скорсезе, который на ранних этапах даже был продюсером «Джокера», пока не погрузился в производство своего «Ирландца». Фильм, задуманный Warner Bros. как новаторский проект, радикальное переосмысление жанра комиксов, на деле дотошно косплеит классика «Нового Голливуда». Родство с «Королем комедии» и «Таксистом» подчеркнуто не просто общими намеками или атмосферой, оно — в поворотах сюжета, жестах героев, костюмах, мизансценах. Во всем.

«Джокер» подает рождение антигероя в жанре психологической драмы. Фирменной безумной улыбке Джокера найдены свои мотивы: трудное детство (а то!), бесчисленные психологические травмы, гнетущая социальная атмосфера. Даже болезнь придумана — «непроизвольный смех». Комиксовую суть этих сюжетных костылей выдает разве что их чрезмерность. На долю Артура Флека выпало столько страданий, что он мог бы переродиться не то что в Джокера, а в совершенное Зло, какого-нибудь марвеловского Альтрона, который просто хотел убить всех людей. Но в сравнении с этим фильмом кино Marvel и есть детский утренник.

Чрезмерные психологические мотивации, мрачный антураж, прозрачная и актуальная социальная критика, вдохновившая жюри Венеции сенсационно наградить студийный блокбастер «Золотым львом», организуют этот фильм, превращают его в заметное явление на фоне других супергеройских сюжетов. Так экстравагантный костюм и грим могут превратить обычного человека в клоуна. Игра с переодеваниями начинается в «Джокере» с первых секунд — когда на экране пылает ретрозаставка Warner Bros. из 1972-го, нарисованная великим Солом Бассом: красное поле и белый логотип в черном кружке, словно Warner — это и не киностудия вовсе, а какой-то тоталитарный режим.

Карнавальный наряд бросается в глаза, но, очевидно, он не взят на прокат, а пошит на заказ. Хорошо подогнан. Стоит благодарить оператора-постановщика, воссоздавшего на цифровом экране скорсезевский клаустрофобский чадящий мегаполис, и, конечно, исполнителя главной роли — Хоакина Феникса. Лучшие моменты фильма — его крупные планы, сцены, в которых камера фиксирует мельчайшие детали актерского перерождения, пластику не тела даже, а лицевых мускулов, судороги хохота, осыпающуюся фактуру грима. Актеров с такой, как у Феникса, широтой исполнительского диапазона сегодня единицы. У него еще нет «Оскара» (возможно, это как раз он?), но полно ролей, за которые любой другой заложил бы душу. Он дважды работал с Полом Томасом Андерсоном, целый год притворялся фриковатым рэпером для съемок мокьюментари «Я все еще здесь» Кейси Аффлека, изображал фрустрированного мечтателя-замухрышку из будущего в «Она» Спайка Джонса. Свою новую роль он собирает как тот же клоунский костюм — пиджак красный, галстук желтый, рубашка зеленая. Вроде бы элементы не слишком стыкуются, но образ свихнувшегося интроверта получается цельным. Вспоминаешь его героев и из «Мастера» Андерсона, и из «Тебя никогда здесь не было» Линн Рэмси (особенно в нежных сценах с мамой), и из «Любовников» Джеймса Грея.
Но есть ли за этим тщательно подобранным костюмом тело, а за маской — лицо? Чтобы обнаружить его, достаточно было бы эту маску снять. Но именно этого Тодд Филлипс, остроумный знаток токсичной маскулинности, известный не только «Мальчишниками в Вегасе», но и документальными фильмами для HBO, себе не позволяет. Несмотря на впервые произнесенные человеческие имя и фамилию, подробный быт и биографию, Джокер так и остался Джокером, картой без идентификации. Даже при рейтинге 18+ и сценах с карликами это на удивление сдержанный фильм. Кажется, его авторы, прогрессивные голливудские кинематографисты, неустанно критикующие трамповскую Америку, то и дело били себя по рукам — лишь бы не переборщить с социальными диагнозами, лишь бы не предъявить зрителю слишком вопиющий портрет не просто рассерженного, а совершенно съехавшего от беспросветной жизни горожанина.

Понять их можно. Как известно, «Таксист» Скорсезе отправил на дело Джона Хинкли, стрелявшего в Рейгана, а финал трилогии о Бэтмене был встречен стрельбой в кинозалах. Неудивительно, что создатели «Джокера» дуют на воду. Вопрос, стоило ли при подобных опасениях браться именно за этого героя. Стоило ли пестовать нарциссизм, шлифовать и оправдывать механизмы раздражения и насилия? Очевидно, ответом для маркетологов Warner Bros. станут цифры кассовых сборов.

Василий Степанов, Журнал "Коммерсантъ Weekend" №32 от 27.09.2019, стр. 29
https://www.kommersant.ru/doc/4096482
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:59 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Хорошо смеется тот, кто Джокер

В российский прокат выходит фильм Тодда Филлипса, победивший на Венецианском кинофестивале

Роль одного из самых одиозных антигероев – заглавного персонажа Джокера – сыграл Хоакин Феникс. Картине и актеру уже прочат номинации на всевозможные премии, и этот прогноз с большой долей вероятности сбудется. До этого снимавший эпопею «Мальчишник в Вегасе» и прочие комедии про «парней со стволами» Филлипс на неведомую для себя жанровую территорию зашел, что называется, с козырей, превратив историю злодея из комикс-вселенной DC в предельно мрачное визуальное пиршество – бенефис артиста Феникса и оммаж ранним фильмам Мартина Скорсезе.

Готэм начала 80-х – прескверное место. Из-за забастовки коммунальных служб улицы завалены мусором, окраины смердят, богачам вроде обитающего в огромном особняке магната Томаса Уйэна (Бретт Каллен) до простых жителей нет никакого дела. Один из них, болезненно худощавый и бледный, средних лет тихоня Артур Флек (Феникс), работает клоуном-аниматором в затрапезной конторе, специализирующейся на уличной рекламе и организации дешевых праздников. Он живет в полуразрушенном многоквартирном «муравейнике» с больной матерью (Фрэнсис Конрой) – и болезненно к ней привязан. Каждый вечер они вместе смотрят вечернее шоу комика Мюррэя Франклина (Роберт Де Ниро), и Артур из раза в раз представляет себя одним из гостей. Он мечтает стать знаменитым стендапером, записывая шутки в потрепанный дневник и анализируя выступления других артистов. В этом же дневнике, который его обязали вести после выписки из психиатрической клиники, встречаются зловещие рассуждения о жизни и смерти, прочитав которые психотерапевт выписывает Флеку очередную порцию таблеток.

Артур, который, нервничая, начинает беспричинно хохотать (и носит с собой записку, объясняющую, что этот смех – результат травмы головы), нередко становится жертвой мальчишек-хулиганов и предметом насмешек коллег-неудачников – вроде бы безобидных и даже дружеских подтруниваний. Один из напарников из лучших побуждений даже вручает герою свой пистолет для самообороны. Между тем общественная катастрофа в Готэме набирает обороты, бесплатные социальные службы закрываются из-за отсутствия финансирования, Артур Флек остается без врача и рецептов на лекарства, но с оружием – и все глубже погружается в свои фантазии, превращаясь из незаметного уличного клоуна в хохочущего предводителя революции и маньяка Джокера. В общем, не буди лихо, пока оно тихо.

Социальный фон фильма, конечно, максимально актуален – в этом смысле Филлипс идет по проторенной многочисленными современными экранизациями комиксов дорожке, взывая через выдуманных полвека назад персонажей к современному зрителю и пытаясь говорить с ним понятным языком, громким голосом и на злободневные темы. Это становится, с одной стороны, яркой деталью, с другой – самым слабым и натянутым моментом «Джокера». Этакое «лобовое столкновение» фикшена и реальности, в данном случае красиво оформленное, но лишенное тонкости.

Впрочем, как было сказано выше, все это не более чем фон, к тому же в каком-то смысле изящно заимствованный. Готэм начала 80-х как две капли воды походит на Нью-Йорк конца 70-х, в котором разворачивается действие, наверное, самой очевидной кинематографической параллели «Джокеру» – «Таксиста» Мартина Скорсезе. Два фильма роднят не только сумрачный урбанистический антураж и социальный контекст, но и образ главного героя. Тонущий в своих фантазиях и утягивающий в них зрителя, к финалу и вовсе напрасно гадающего, что правда, а что плод воспаленного разума персонажа, и доведенный до отчаяния агрессивным равнодушием Артур Флек – новый Трэвис Бикл. И новый Руперт Папкин, герой «Короля комедии» – в сюжете фильма Филлипса можно найти прямые отсылки и к этому кино, но все это никак не плагиат, а скорее дань уважения, тот самый оммаж, наиболее очевидно выраженный в появлении в «Джокере» скорсезовского протагониста Де Ниро. Тем интереснее, что здесь он оказывается по другую от сыгранных им в молодости персонажей сторону, уступая сцену Хоакину Фениксу.

От него глаз не отвести – режиссер и не пытается, упиваясь крупными планами и разглядыванием острых скул, глубоких морщин, торчащих ребер и неестественно выпирающих лопаток (для это роли актер сбросил десяток килограмм). Флек то пускается в пляс, то заливается страшным хохотом, то гримасничает, руками растягивая рот в улыбке – мама учила всегда улыбаться, – то вскидывает бровь, бросая разящий наповал взгляд исподлобья. Выдающаяся актерская работа, которая дождалась исполнителя подходящего уровня и технического оснащения.

Гипнотическая сконцентрированность камеры и в целом фокуса на мастерстве артиста и отталкивающей красоте сыгранного им образа забивает все возможные лучи света, которые могли бы проникнуть в это темное царство. Нарастающая безнадежность и нарастающая жестокость происходящего, пожалуй, – самый неожиданный режиссерский ход. Все то немногое мало-мальски чистое и светлое в «Джокере» – вроде приветливой (Зази Битц) соседки Флека – оказывается нереальным или разлетается на куски от выстрела в упор.

Облегчение приходит исключительно через смех, который здесь вызывают самые, по сути, несмешные сцены, обращенные в злые, но уморительные шутки. В том числе, что называется, для своих. Филлипс не забывает о месте рождения своего персонажа – вселенной комиксов DC – и добавляет в его новейшую историю стройное объяснение всех дальнейших событий, связанных с Готэмом и Бэтменом. И пусть это только плод воображения Джокера. Кто сказал, что все остальное – правда? Он придумал шутку и смеется нам в лицо, говоря: «Вы все равно ее не поймете».

Наталия Григорьева, 01.10.2019
http://www.ng.ru/cinematograph/2019-10-01/7_7690_cinema.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 20:59 | Сообщение # 12
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Человек, который (не) смеется: «Джокер» — шедевр Тодда Филлипса
Невыносимая жестокость: почему «Джокер» станет культовым фильмом


3 октября в российском прокате стартует «Джокер» — первая сольная лента о главном противнике Бэтмена и одном из самых ярких комикс-антагонистов. Ее снял режиссер трилогии «Мальчишник в Вегасе» Тодд Филлипс, который также выступил соавтором сценария, а главную роль исполнил трехкратный номинант на премию «Оскар» Хоакин Феникс. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков — о том, почему «Джокер» станет культовой картиной и завсегдатаем списков фильмов, которые необходимо посмотреть перед смертью.

Артур Флек (Хоакин Феникс) работает клоуном-аниматором, ухаживает за больной матерью Пенни (Фрэнсис Конрой), мечтает покорить стендап-олимп и стать гостем вечернего шоу Мюррея Франклина (Роберт де Ниро). Еще он живет с ментальным расстройством: большую часть времени Артур пребывает в тяжелой депрессии, иногда его мучают приступы неконтролируемого смеха. Невыносимые обстоятельства давят на него с каждым днем все сильнее и сильнее.

Здесь осторожному читателю лучше остановиться: на «Джокера» Тодда Филлипса стоит идти с предельно чистой головой и как можно меньшим количеством содержащейся в ней информации. Для тех, кто все же хочет рискнуть (спойлеров не будет), продолжим.

О том, что сюжетная канва «Джокера» являет собой компиляцию «Короля комедии» с «Таксистом» Мартина Скорсезе, не написал только ленивый. При большом желании между тремя лентами можно найти огромное количество пересечений, как внутренних, так и внешних. «Таксист» тоже в свое время столкнулся с обвинениями в оправдании насилия (по этому же поводу доставалось и «Королю комедии»), а продюсировали его однофамильцы Тодда — супруги Майкл и Джулия Филлипсы. Последняя, кстати, в 1974 году стала первой женщиной, получившей «Оскар» за лучший фильм. Сегодня у «Джокера» есть все шансы стать первым в истории кинокомиксом с аналогичной наградой, и уж точно он обязан заполучить первую для жанра статуэтку за главную роль (к этому мы вернемся немного позднее).

Идейные отсылки и заимствования из великих урбанистических кинороманов здесь можно искать до посинения. «Грязные» город и социум. Государство, игнорирующее нужды «нестабильных» людей. Общество, что считает негодяев героями (сюда же — «Собачий полдень» Сидни Люмета). Разъедающее изнутри одиночество, которое становится плодородной почвой для самого худшего в человеческой душе — и погружает героя в опасный мир фантазий, сдобренный влиянием масс-медиа на сознание («Телесеть» Люмета). Есть и вовсе прямые цитаты — вроде пальца, приставленного к виску, или рекомендации обзавестись оружием в целях самообороны.

Но обвинить режиссера в создании кальки нельзя, как нельзя назвать стопроцентно вторичными новые «Звездные войны», очевидным образом воспроизводящие оригинальную трилогию, или «Драйв» Николаса Виндинга Рефна — плагиатом на «Таксиста». Филлипс рисует свою картину на совершенно иной поверхности и принципиально другими красками. В том числе благодаря ключевым отличиям от источников вдохновения у него получается абсолютно уникальное произведение, неуловимо намекающее на сотни знакомых вещей — и при этом не сравнимое ни с чем. «Джокер» — это в первую очередь портрет персонажа (в западной критике используется термин «character study»): то есть, психологическое развитие героя имеет куда большее значение, нежели сам сюжет. Как говорили (якобы) Жан-Люк Годар и (точно) Джим Джармуш, не важно, откуда вы что-то берете, важно — куда. Подлинность неоценима, оригинальности не существует.

Аутентичность «Джокера», действие которого разворачивается в 1981 году, поразительна. Все в нем — от логотипа студии Warner Bros. эпохи «Заводного апельсина» (такой же появлялся в «Супер-Майке» Стивена Содерберга и «Операции «Арго» Бена Аффлека) до стиля съемки (камера Лоуренса Шера то зловеще статична, то пускается танцевать вместе с героем Феникса), — заставляет зрителя провалиться на несколько десятилетий назад. Филлипс использует примерно те же приемы, что сейчас можно увидеть в каждой третьей картине, учитывая ностальгический тренд на 80-е и 90-е, но это не воспринимается как нарочитая стилизация. Напротив, ощущение такое, будто смотришь по какой-то причине не выпущенную работу того же Скорсезе (на ранних этапах разработки предполагалось, что он займет кресло продюсера).

При всем этом «Джокер» — безусловно, актуальное сегодня кино. С одной стороны, тут все лежит на поверхности: пусть разговор о людях с ментальными расстройствами и стал в последние годы публичным, до их полной интеграции в «нормальное» общество еще далеко. С другой, копнув глубже, каждый найдет для себя скрытый смысл по душе: например, сюжет про обычный рабочий класс, что начинает следовать за безумцем, который, в общем-то, и не рассчитывал становиться лидером, — ничего не напоминает?

Но не все здесь так гладко: этот фильм бывает до невозможности жесток, тревожен и неудобен, а порой его физически дискомфортно смотреть. По словам Филлипса, он старался вызвать у зрителя ощущение удара в живот — что ж, порой «Джокер» словно бьет смотрящего кувалдой по голове. Иногда — довольно изящно и завуалированно: эпизод с танцем героя Феникса, который знаменует его окончательное превращение, смотрится совсем иначе, если знать, что звучащую там композицию сочинил Гари Глиттер (в конце 90-х его обвинили в хранении детской порнографии и занесли в список опасных педофилов).

Нежелание людей смотреть на то, чего они не хотят видеть или знать, — так Роберт де Ниро объяснял причину кассового провала опередившего свое время «Короля комедии». В некотором смысле эти слова будут справедливы и в отношении картины Филлипса, состоящей как раз из тех вещей, на которые большинство обычно старается закрывать глаза. Разница в том, что «Джокер» заранее обречен на финансовый успех — его точно будут смотреть как минимум из-за первоисточника.

Сценарий фильма составлен по тому же принципу, что и большинство его собратьев по жанру кинокомикса. Он не адаптирует какой-то конкретный выпуск или сюжетную арку, но компилирует лучшее из того, где когда-либо фигурировал съехавший с катушек клоун с зелеными волосами. Из самого очевидного — «Убийственная шутка» Алана Мура и Брайана Болланда, откуда была позаимствована линия со стендап-карьерой и идея «одного плохого дня», достаточного для полной трансформации личности (в фильме, впрочем, на это уходит несколько больше времени). Кроме того, в одной сцене напрямую цитируется фрагмент «Возвращения темного рыцаря» Фрэнка Миллера. Не обошлось и без чистой воды фансервиса, но об этом лучше не распространяться, дабы не портить сюрприз. Вы и сами все поймете, когда досмотрите.

Немного неловко разбрасываться подобными терминами (особенно в случае с фильмом, который только стартует в прокате), но «Джокер» настолько обезоруживающе хорош, что иначе как безоговорочным шедевром и культовой классикой его не назовешь. Годы мучений и страданий (по-другому творческие метания Warner Bros. с экранизациями комиксов DC идентифицировать не получается) стоили того, чтобы в итоге он появился на свет. Кроме того, это практически безупречный пример смеси авторского и студийного кинокомикса: уже не пространно-одухотворенная «Жизнь Адель» Абделатифа Кешиша, но и далеко не попкорновые «Мстители» братьев Руссо. «Джокер» — тот фильм, который люди будут без зазрения совести называть своим любимым, а журналисты — включать в списки картин, необходимых к просмотру перед смертью.

Тот же «Король комедии» таких ощущений при просмотре не вызывает. Положа руку на сердце, это не самая удачная работа Скорсезе (пусть и не лишенная запоминающихся моментов и находок). Положа сверху вторую, «Джокер» во многом ее превосходит. Если фильм автора «Славных парней» и «Казино» преимущественно оставался в рамках черной комедии с небольшими вкраплениями драмы, то лента Филлипса в определенный момент выходит за жанровые пределы гнетущего психотриллера, изредка напоминая о юмористических корнях Филлипса.

Сценарист «Бората» и постановщик трилогии «Мальчишник в Вегасе» время от времени милосердно сбавляет градус напряжения, но все здешние шутки вызывают лишь истерически-горький смешок, сменяющийся остолбенением. Этот прием достигает своего апогея ближе к концу, в сцене с мужчиной с нарушениями роста: те, кто видел хотя бы один из «Мальчишников», узнают подчеркнуто-неполиткорректный юмор Филлипса, но в данном контексте он дает совершенно другой эффект. Скажем так, комедия из «Джокера» получилась примерно такая же, как из «Дома, который построил Джек» Ларса фон Триера.

Удивительно, какой кузницей кадров оказывается индустрия кинематографического юмора и стендапа. В середине 2019 года вышел один из лучших драматических сериалов, кажется, за всю историю телевидения — «Чернобыль», который придумал и написал Крейг Мейзин, сценарист нескольких частей «Очень страшного кино» и уже упомянутого «Мальчишника в Вегасе». Теперь настал черед Тодда Филлипса — помимо «Мальчишников» и «Бората» он так или иначе приложил руку к «Дорожному приключению», «Старски и Хатчу», «Впритык» и «Проекту X».

В «Джокере» он не стесняется очевидных решений и не пытается выдавать оригинальность там, где можно обойтись простыми и понятными образами. Снять фильм про зеленоволосого Принца преступного мира в ядовито-зеленых тонах кажется предельно банальным ходом, но на деле цветовая палитра здесь используется так же умело, как в работах, скажем, Дэвида Финчера: выкрашенный в болото Готэм становится губительной трясиной как для его жителей, так и для зрителя.

В одном из интервью Филлипс отмечал, что в Джокере его привлекло отсутствие определенной истории происхождения. Вместе с Фениксом он проделал огромную работу по выстраиванию центрального героя, это чувствуется буквально в каждой сцене, но при этом в нем осталась необходимая недосказанность — он так и не обрел конкретного ориджина (как было с версией Джека Николсона в «Бэтмене» Тима Бертона или у Мура в «Убийственной шутке»). Конечно, одна версия все же предлагается — даже с родословной в придачу, однако аргументы в ее пользу в равной степени убедительны, как и доводы касательно ее несостоятельности. Тут, как говорится, каждый волен выбирать сам.

Жутковатая недосказанность пронизывает и психическое состояние заглавного героя. Филлипс и сценарист Скотт Сильвер дают зрителю все возможные подсказки, но они так и не складываются в конечный диагноз. Нагромождение различных симптомов, некоторые из которых с большой долей вероятности обнаружатся минимум у половины будущих зрителей, в конечном счете пугает еще сильнее.

Это не первая картина, где Хоакин Феникс феноменально играет человека с ментальным расстройством (теперь они складываются в некую трилогию, начатую «Мастером» Пола Томаса Андерсона и продолженную «Тебя никогда здесь не было» Линн Рэмси), но именно роли Джокера стоило подождать для присуждения ему «Оскара». Образ, на котором, казалось бы, не осталось и живого места после Николсона и Хита Леджера, дается ему потом и кровью, но ведь дается! — поверьте, тут можно будет долго спорить, кто из троих артистов справился лучше, а постыдные кривляния Джареда Лето в «Отряде самоубийц», наконец, забудутся со спокойной душой. Важное примечание: ни при каких обстоятельствах не идите на дублированную версию — вы попросту уничтожите себе всю ленту.

Если приз за актерскую игру у Феникса, считай, в кармане (в противном случае Академию надо разгонять в срочном порядке), то победа «Джокера» в категории «Лучший фильм» пока представляется несколько туманной. Хотя лента по-настоящему этого заслуживает, в силу своей провокационности и зубастости она может уступить более добродушному и душеполезному конкуренту — например, «Рокетмену» Декстера Флетчера.

Немного сбавим восторженный тон: фильм нельзя назвать идеальной работой, лишенной всяких изъянов. При желании можно придраться к некоторой предсказуемости сюжета (он играет не такую важную роль, но все же), а сама история немного теряет в универсальности из-за жесткой привязки ко времени действия: в 2019 году она была бы попросту невозможна в нынешнем своем виде и, скорее всего, завершилась бы инцидентом в метро. Заключительную сцену, где в стотысячный раз цитируется «Король комедии», лучше было бы вынести за титры — предыдущая как финал смотрелась бы выгоднее. На этом, в общем, все.

Закончить хочется тоже цитатой: «И герои с драконами очень похожи, // Их путают, но погоди: есть отличие в корне. // Ведь лишь у дракона нет своего пути, // Нет идеи, нет идеологии. Его роль — это быть врагом. // Он сидит себе тихо в логове, выдыхает с дымом огонь. // Почему, например, у Джокера нету собственного кино? // Есть у Бэтмена, Кэтвумен, Бэтмена с Робином, а у него — ничего». А вот как в итоге-то все оказалось. Кто бы мог подумать.

Павел Воронков 01.10.2019
https://www.gazeta.ru/culture/2019/09/26/a_12689347.shtml
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 21:01 | Сообщение # 13
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
«Джокер» с Хоакином Фениксом: мальчишник в Готэме

Станислав Зельвенский — о том, чего стоит ожидать от нового фильма режиссера «Мальчишника в Вегасе» Тодда Филлипса, который решил снять обособленную от остальной киновселенной DC скорсезевскую драму про становление главного врага Бэтмена — Джокера. Премьера — в конкурсе Венецианского кинофестиваля, в кинотеатрах — с 3 октября.

В Готэм-сити затянулась забастовка мусорщиков, и словно вся грязь города — буквально и фигурально — затопила улицы. Артур Флек (Хоакин Феникс) работает клоуном в затрапезном агентстве: в лучшем случае — детские праздники, в худшем — хождение по тротуару с рекламным знаком и риском нарваться на малолетних хулиганов. После психбольницы Артур регулярно посещает социального работника, сидит на семи лекарствах и носит с собой карточку, в которой сообщается, что его длительные приступы неконтролируемого свистящего, похожего на плач хохота — медицинское состояние, вызванное мозговой травмой.

Живет Артур, естественно, с мамой (Фрэнсис Конрой) в дышащем на ладан многоквартирном доме, заглядывается на соседку, красивую мать-одиночку (Зази Битз), и мечтает о карьере стендап-комика: вечерами он смотрит по телевизору популярное шоу Мюррея Франклина (Роберт Де Ниро), представляя себя одним из его гостей.

Небольшое по объему, но ключевое во многих смыслах присутствие Де Ниро охраняет «Джокера» от обвинений в плагиате и, наоборот, как бы обеспечивает преемственность по отношению к работам Мартина Скорсезе «Король комедии» и «Таксист», которым этот фильм обязан несоизмеримо больше, чем, скажем, предшествующей бэтмениане. Из «Короля», в котором 40-летний Де Ниро играл стендапера-неудачника, идущего на преступление, чтобы попасть на телешоу кумира, отчасти утащен сюжет. Оттуда же — воображаемые сцены, оттуда же — мама и недоступная возлюбленная, оттуда же и из «Таксиста» — образ отчаявшегося городского одиночки, у которого остается только один способ привлечь к себе внимание повернувшегося спиной мира.

Действие «Джокера» к тому же происходит примерно в те же годы — судя, например, по кинотеатру, где идут «Прокол» Де Пальмы и «Братья Зорро», это 1981-й — и фильм выполнен, соответственно, в той же визуальной стилистике и палитре: Нью-Йорк, конец 70-х. Неон, заваленные мусором переулки, кирпичные дома, ощетинившиеся пожарными лестницами. Грязно-красный, зеленый, оранжевый; цвета, из которых к финалу соберется всем известный костюмчик.

Никаких особых сюрпризов — как, впрочем, и обычно в origin-фильмах — не будет: мы сразу прекрасно знаем, чем все закончится. В «Джокере» фигурирует семейство Уэйнов — главным образом Уэйн-старший, богач, кандидат в мэры, довольно неприятный тип, — но ни о каких вселенных тут речь всерьез не идет: единственная вселенная Артура — его собственная, состоящая из ежедневной боли.

Хоакин Феникс выступает с очередным актерским подвигом (а-ля Де Ниро опять же), сбросив пару десятков кило, чтобы торчащие ребра и лопатки превращали его в какую‑то гаргулью, и выучившись десятку разных, но неизменно жутких видов хохота. Трудно представить, что один и тот же мужчина играет и Джокера, и героя недавнего «Тебя никогда здесь не было», где тоже были травмы, одиночество, Нью-Йорк, хичкоковская мамочка и тень Трэвиса Бикла (главного героя «Таксиста». — Прим. ред.). Если сравнивать Феникса с его предшественниками Николсоном и Хитом Леджером, он, конечно, куда ближе к первому — актер такого холодного технического совершенства, что оно попеременно гипнотизирует и подбешивает.

Что можно сказать и о фильме в целом. Несомненно, это этап для DC: иссиня-черная, довольно бескомпромиссная и, главное, на удивление интимная драма для взрослых — вместо сражений мужчин в трико, пусть и очень насупленных. И конечно, это стилизация, выполненная на высоком уровне, с рядом отлично придуманных эпизодов — мало кто ожидал от Тодда Филлипса, автора «Мальчишника в Вегасе» и «Старски и Хатч», такой компетентности.

В то же время «Джокер» по большому счету имитирует и смелость (которая не более чем маркетинговый ход конкурентов «Марвела»), и глубину. Диагноз главного героя раскладывается на элементарные, всем известные компоненты (трудное детство, побили, уволили, не дали), а попытка перевести все в этакий анархистский манифест — Артур косвенно провоцирует в Готэме народные волнения против богачей и полиции — выглядит и наивно, и по-голливудски лицемерно. Филлипсу в монтажной не хватило дисциплины большого режиссера — он регулярно забывает о времени, любуясь Фениксом и самим собой. А фильму явно не хватает светлого пятна, какой‑то эмоциональной передышки в монотонности и безысходности — Скорсезе для этого хитро использовал девушек, и Филлипс тоже пытается, но останавливается на полпути.

«Джокера» многие будут называть шедевром, особенно поначалу, — жанр кинокомикса настойчиво требует внимания, люди впечатлительны, отдельно приятно впечатляться в неожиданных местах, и фильм в конце концов действительно, спору нет, впечатляет. Нет — не шедевр. Но это ярко, это чуть более радикально, чем обычно, и это безусловно можно засчитать за вариант ответа на сакраментальное «Чего такой серьезный?».

Станислав Зельвенский 1 сентября 2019
https://daily.afisha.ru/cinema....-goteme
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 21:02 | Сообщение # 14
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
«Джокер» с Хоакином Фениксом: Грете Тунберг такое и не снилось

В прокате — «Джокер», главная киносенсация года, которая еще долго будет заставлять о себе говорить. Как минимум, потому что это первое по-настоящему злободневное художественное высказывание за очень долгое время.

Когда «Джокер» сперва попал в конкурс Венеции, а потом получил «Золотого льва», могло показаться, что в киноиндустрии произошли невероятные тектонические сдвиги. Комикс студии DC влез на территорию независимого кино и всех там победил. На самом деле, никакой индустриальной революции не случилось. «Джокер» — продукт не студийный, а сугубо авторский: просто комиксовая студия решила снять серьезный фильм. Режиссер Тодд Филлипс сам работал над сценарием — и сильно менял его по ходу съемок. Разница между его авторством и, скажем, независимостью Мартина МакДонаха — лишь в том, что создатель «Трех билбордов» получил это свойство репертуарными пьесами, а Филлипс — активным участием в самых разных проектах, где набил руку и обрел мастерство. Он был и сценаристом «Бората», и режиссером «Мальчишников в Вегасе», и продюсером прошлогоднего мюзикла-хита «Звезда родилась». Теперь дорос до того, что огромная студия доверила ему собственный рискованный во всех отношениях проект.

Сюжетно тут нет никакой супергеройской истории. Парадоксальным образом студия DС сняла самое яростное обвинение в адрес своего фирменного жанра. Истории про отважных героев всего лишь обслуживают элиту, тешат ее самолюбие. Бэтмен — богатенький сопляк, который накупил себе гаджетов и сражается с преступностью постольку, поскольку ему больше просто нечем заняться. Герои, которые решаются действовать, пока все скованы ужасом, — вышли из сказки. Их придумывает само общество, чтобы оправдать свою слабость, ярость, раздражение, подавить страхи.

Сама идея — выстроить генеалогию главного злодея во вселенной Бэтмена — крамольная по отношению к супергеройскому кино. Супергероя убрали, он неинтересен, а вот его антагонист любопытный. До сих пор о Джокере ничего толком не было известно. Он был чертом из табакерки, просто знаком, символом, лишенным биографии, характера, страхов. Даже в нолановском «Тёмном рыцаре» в исполнении Хита Леджера — просто безумец, фрик. Что говорить про сугубо изобразительное решение роли Джеком Николсоном в фильме Тима Бёртона «Бэтмен». Откуда шрамы, за что ненавидит весь мир, как звать, сколько лет — сплошные пробелы. Филлипс эти лакуны заполняет. Имя — Артур Флек. Обычный лузер, живет с больной мамой, не в своем уме, ходит к аналитику, лежал в дурке. Зарабатывает гроши в качестве клоуна — то рекламирует, то анимирует пациентов детской больницы. А вокруг него — ненависть, нищета, убожество. Богачи смакуют Чаплина с пленки в арнувошном кинотеатре, все остальные пьют, дерутся и плачут. Шаг за шагом маленький человек, получающий ото всех затрещины (от мамаши в автобусе, подростков, яппи в метро), всеми отвергаемый, превращается в кого-то другого. Помимо своей воли становится монстром.

Филлипс не только рассказывает неудобную и сложную историю: он еще и экспериментирует с нарративом. Например, целый ряд событий — в связи с болезнью главного героя, не будем называть, каких, посмотрите и сами узнаете — то ли происходят на самом деле, то ли только возникают в его воспаленном сознании.

Конечно, главный залог успеха тут — Хоакин Феникс, исполнитель роли Джокера. Сам факт, что одна из самых привередливых, даже вздорных звезд Голливуда (он, например, отказывался от участия в фильмах Marvel, где ему обещали роль Доктора Стрэнджа) согласился на образ Джокера — показательный. Актер выдающийся, тут он берет доселе невиданную высоту: его Джокер — маменькин сынок, тощий дурачок. Но стоит ему измазать лицо гримом и намалевать на губах улыбку — и происходит преображение, меняется пластика, мимика, голос. Робкая речь забитого пацана сменяется развязной трепотней суперзвезды, кривая подростковая пластика (со всем физиологизмом данная — вплоть до нервных раскачиваний корпуса вперед-назад) — почти балетной гуттаперчивостью.

Неспроста тут появляется Роберт де Ниро в качестве главного антигероя, телевизионного стендап-комика: Джокер Феникса плоть от плоти его канонического персонажа из «Таксиста» (как следствие, и нашего Данилы Багрова). Только, в отличие от «Таксиста» и «Брата», в адрес «Джокера» вряд ли будут звучать обвинения в романтизации преступников и героизации подонков. Джокера здесь только жаль, порой до слез. Он несчастнейший из людей, обманутый, отверженный и униженный. Но симпатизировать ему, поддерживать его, занимать его сторону невозможно физически: тут как раз на помощь приходят каноны бэтменианы, мифическое место действия, город Готэм, фантастический антураж (город заполняют разряженные в клоунов бунтари). В это все эмоционально включиться невозможно — именно потому фильм и становится высказыванием. Публицистикой самой злой и правдивой.

Грете Тунберг с ее школьным «how dare you?» такое не снилось. Это вы, инфлюэнсеры и опинионмейкеры, создаете диктаторов и маньяков, злодеяниями которых потом лицемерно ужасаетесь. Это вы, зведы шоу-бизнеса, порождаете в обществе ненависть и отчаяние. Как показывает история последних лет, такие яростные художественные высказывания не просто небесполезны и важны. Они меняют мир. «Таксист» заставил общество, наконец, услышать бесчисленных мальчиков, искореженных войной и ставших преступниками. «Брат» помог, как бы то ни было, обратить внимание на этих провинциальных парней в бушлатах и грубых свитерах, которыми были забиты улицы всех крупных городов. «Джокер» — именно ввиду своей кассовости, зрелищности, шума успеха («Оскары» и «Глобусы» у Филлипса в кармане) — наверняка сможет добиться большего.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру», 03 октября 2019
https://calendar.fontanka.ru/articles/8747/
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 21:02 | Сообщение # 15
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
ПОТРЯСАЮЩИЙ «ДЖОКЕР» С ХОАКИНОМ ФЕНИКСОМ: НЕ ОЧЕРЕДНАЯ СУПЕРГЕРОИКА, А НОВЫЙ «БОЙЦОВСКИЙ КЛУБ»

В российских кинотеатрах с 3 октября идет фильм «Джокер» с Хоакином Фениксом в главной роли, который победил на Венецианском фестивале в 2019 году. Редактор сайта «Искусство кино» Егор Беликов — о неожиданном гибриде «Таксиста» и «Бойцовского клуба», который, несомненно, взорвет прокат.

Артуру Флеку (Хоакин Феникс) уже немало лет, но он до сих пор обретается у мамы (Фрэнсис Конрой) в почти что аварийном жилфонде — денег нет. Сын болезненно зависим от единственного близкого человека и просмотра с ней любимого late-night show с импозантным ведущим Мюрреем Франклином (Роберт Де Ниро). Работает клоуном на улице, он — живая реклама, его бьют ногами даже дети. Сослуживец дает Артуру для самозащиты пистолет, даже не подумав, что это может быть опасно: у Флека психическая болезнь — он непроизвольно, как больные синдромом Туретта, истошно смеется, хотя ему вовсе не смешно. Впрочем, сумасшедший здесь нормальнее здоровых.

Мечта Артура — стать стендап-комиком, реализоваться в самом чистом из искусств, где у тебя ни трюков, ни прыжков, только ты, зал и микрофон. Он хочет рассказать о себе, о своей мрачной жизни без единой счастливой минуты, но даже произнести первый бит на открытом микрофоне он не может — душит жуткий смех. А на ТВ, о котором Артур грезит наяву, он попадет только в качестве забавной зверушки, смеющейся со сцены над своими же неудачными шутками. Он выглядит как психи в метро — нездоровая худоба, торчащие ребра, патлы — так в кино раньше показывали инъекционных наркоманов. Его (на первых порах незаметно) подавляет любимая ненавистная мать, которая на высказанную сыновнее признание о том, что его тянет к сцене, скажет: «Так для этого же надо быть смешным, разве нет?» — при этом она слепо верит в богача Уэйна, пришедшего в политику, чтобы поднять Готэм с колен. Будущему Джокеру остается только выдумывать, причем Филлипс четко очерчивает границу между былью и фантазмом: если герой говорит с симпатичной соседкой (Зази Битц), то сразу понятно, что на самом деле — нет. Живущий грезой наяву о стереотипной нормальности и разочаровавшийся в ней, Джокер выходит на улицу, а там все равны, особенно если эти все — в клоунских масках и поджигают бензобак. Впрочем, Артур Флек — тихий псих, и это имя прозвучит в новостях только тогда, когда его лишат последней возможности выжить.

Как и в «К звездам», привязка «Джокера» к жанру супергероики — всего лишь обманка (и так же, как в картине с Брэдом Питтом, большая часть сюжета происходит только в чертогах разума главного героя). Взвести курок пистолета — вот то единственное, чем может удружить миру якобы суперзлодей Джокер, которого в других фильмах и в оригинальных комиксах, совершенно не использованных в сюжете (хотя здесь есть семья тех самых Уэйнов: отец избирается в мэры, а сына зовут Брюс), показывали злым гением, эстетом-озорником и пересмешником. Супергерои в этом мире, как и в нашем, — богачи, а молчаливое, оскорбленное, ущемленное, никому, даже безразличным соцслужбам, не нужное большинство окончательно маргинализовано в Готэме (выдуманном мегаполисе, отсылающем к Нью-Йорку, американскому Вавилону) конца 1970-х.

Тодд Филлипс, автор трилогии про «Мальчишник в Вегасе» (оттуда в «Джокера» невесть как перекочевали шутки про карликов), уверенно ушел от жанра студийной комедии (прямо как Питер Фаррелли в прошлом году с «Зеленой книгой»), окончательно дотер фактом своей премьеры на Венецианском фестивале призрачную грань между high-brow и low-brow. При этом оба они — что Филлипс, что Фаррелли, показательно снимают фильмы как раз о несправедливости классового деления и симптоматичности классовой же ненависти.

«Джокер» — тотальный бенефис Хоакина Феникса, идеального Пьеро, которому из всего актерского арсенала оставили чаплиновскую физическую комедию (в сцене светского приема суперсильные мира сего, в том числе и Уэйн-старший, смотрят на широком экране «Новые времена»), клоунаду и смех, истерический, вроде бы искренний, а прислушаешься — маниакальный. Он — герой общества тотального лицемерия («Всегда дари людям радость, сделай счастливое лицо», — увещевала сумасшедшая мама), готового построить культ из новости о клоуне-убийце в перегретом мире перед самой точкой кипения, завязшего в энтертейнменте, воспринимающего лишь знакомые телеформаты. Мама — анархия, папа — «Вечерний Ургант». Новый кинокомикс вселенной DC оказывается таким же манифестом протеста ради протеста и немотивированного погрома, как в свое время «Бойцовский клуб» (такой же инфантильный по месседжу, опустошающий, как кардиотренировка). Это идеально зрительское кино, стилизованное под старину, которое на деле оказывается опасно актуальным. В нем нет героя-спасителя, нет злодея-харизматика, оба они — две крайности биполярного, амбивалентного и, видимо, последнего гениального артиста наших дней Хоакина Феникса. Только он одной кривой ухмылкой способен замотивировать любого зрителя на оппозицию Системе без надежды ее сломить и без возможности жить дальше внутри собственной поломанной черепной коробки.

Другой вопрос, что «Джокер» — фактический пересказ «Таксиста», драпированный навязчивой психопатией главного героя. Трэвис Бикл — низ общества, моралист и ханжа, консерватор и фантазер, придумавший себе роль спасителя малолетних, — это и есть Джокер. Филлипс даже оставляет тот же открытый финал, что и у Скорсезе (Мартин на стадии запуска лично продюсировал фильм), подразумевая в том числе, что картина 1976 года Артуру современна так же, как и нам. Впрочем, тот факт, что Венецианский фестиваль — 2019 может так впечатлиться от еще одного «Таксиста», уже многое говорит о нашей эпохе, если не все.

03.10.19 Егор Беликов
https://kinoart.ru/reviews....iy-klub
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 21:02 | Сообщение # 16
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Человек, который смеется последним
«Джокер» с Хоакином Фениксом выходит в прокат


«Джокер» Тодда Филлипса выходит в России, как и в десятках других стран мира, спустя всего месяц после мировой премьеры и убедительной победы на фестивале в Венеции. Однако фильм вызвал и волну критики. Противоречивую реакцию на «Джокера» объясняет Андрей Плахов.

Венецианский фестиваль не слишком заморачивается политкорректностью и снобизмом; он — один из последних, где фильмы судят по их художественной силе, а не по другим параметрам. «Джокер», несмотря на свое «низменное» происхождение из семьи комиксов, показал такую мощь, с какой не смог состязаться ни один конкурсант. И умное жюри это признало. Но уже на фестивале в Торонто создателям фильма пришлось отбиваться от упреков в поэтизации и чуть ли не пропаганде насилия.

Мифология Джокера насчитывает восемь десятилетий и развивается по нарастающей. Комиксовый злодей дебютировал в кино в 1966 году в облике актера Сесара Ромеро, затем образ «Эйнштейна преступного мира» воплотили Джек Николсон, Хит Леджер и Джаред Лето. Популярность этой фигуры росла, иногда и в нежелательном отношении: семь лет назад во время сеанса «Темного рыцаря» в кинотеатре города Аврора, штат Колорадо, произошла стрельба, погибли люди.

«Джокер» Филлипса, как и положено, разыгрывается в гротескном Готэм-сити 1970–1980-х годов: город-монстр завален мусором, оккупирован крысами и бандами безнаказанных преступников. Однако фильм быстро дистанцируется от условного постапокалиптического мира комикса. Резкое разделение общества на элиту и плебс, наглость богачей, отгородившихся от «простого народа» заборами, неспособность власти сдерживать социальное напряжение, чреватое хаосом,— вот мрачная, токсичная, взрывная и узнаваемая атмосфера «Джокера».

Сказочный суперзлодей представлен на той стадии, когда еще был неудачливым комиком-аниматором Артуром Флеком: он выступает в детских садах и больницах, ухаживает за сумасшедшей мамашей и периодически становится пациентом психушки. Помимо прочих расстройств Артур страдает синдромом неконтролируемого истеричного смеха, который нападает на него внезапно и некстати, например в автобусе, искажая лицо жуткой гримасой. Затравленный, униженный неудачник в один прекрасный день вооружится пистолетом и станет угрозой всему неправедному миропорядку, а его маску с растянутым от хохота до ушей ртом примерят на себя сотни подражателей, для которых этот герой, он же антигерой, станет ролевой моделью.

Джокера играет Хоакин Феникс, внося могучий вклад в копилку мирового актерского искусства. Он бросает перчатку не столько даже прежним исполнителям этой роли, сколько своему партнеру Роберту Де Ниро, играющему другого, успешного комика — одновременно кумира и антагониста Артура. В свое время Де Ниро для роли в «Бешеном быке» Мартина Скорсезе набрал 27 кило весу. Феникс для «Джокера» потерял 23, а взамен обрел невиданный градус психологической интенсивности. Словно забыв о комиксовой родословной, «Джокер» объявляет себя прямым наследником великих ранних фильмов Скорсезе с молодым Де Ниро: тут и «Злые улицы», и «Мыс страха», но прежде всего «Таксист» и «Король комедии», из которых Филлипс заимствует целые сюжетные ходы и жесты. Но это не выглядит жалким подражанием: перед нами кино самостоятельное, энергичное и объемное — такое редко случается в голливудской индустрии.

Разумеется, такого рода провокативные фильмы вызывают неоднозначную реакцию. Теннесси Уильямс, в свое время возглавлявший каннское жюри, хоть и наградил «Таксиста» «Золотой пальмовой ветвью», выступил со специальным заявлением против эксплуатации насилия в кино. Сегодня тоже не знают, в какой ряд поместить «Джокера»: одни приписывают его к левой идеологии, другие ставят в вину то, что он вписывается в настрой сторонников Дональда Трампа. На деле этот фильм выше любой политической повестки. Недаром Филлипс в связи с образом Джокера вспоминает трагедии Шекспира: их роль в современной масскультуре и занимает комикс. Режиссер приводит еще один ассоциативный классический образ — «Человек, который смеется». Но не будем преувеличивать образованность голливудских профи: речь не о романе Виктора Гюго, а об экранизации 1928 года с Конрадом Фейдтом — она среди прочих вдохновляла Филлипса.

Авторы: Андрей Плахов, Газета "Коммерсантъ" №181 от 04.10.2019, стр. 12
https://www.kommersant.ru/doc/4112097
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 21:03 | Сообщение # 17
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
«Джокер»: ничего смешного
История одного клоуна и вдохновленные ею рекомендации ELLЕ.ru


Вслед за премьерами в Венеции и на TIFF в широкий прокат вышел «Джокер» — самый обсуждаемый и, как принято считать, опасный фильм этой осени и грядущего призового сезона. Кинокритик ELLE.ru рассказывает, как один из фаворитов «Оскара» превратился во врага народа.

1981 год. Готэм-Сити подозрительно похож на Нью-Йорк из фильмов Люмета и Скорсезе, а еще больше — на гигантскую помойку. Выписавшийся из психиатрической больницы Артур Флек (Хоакин Феникс) живет с матерью (Фрэнсис Конрой), любуется соседкой (Зази Битц), работает клоуном и запивает горстью антидепрессантов «негативные мысли». Его насущная проблема — приступы патологического смеха, его заветная мечта — стать стендап-комиком, а его идол — ведущий телевизионного ток-шоу Мюррей Франклин (Роберт Де Ниро). Однажды мечта Артура сбудется, он попросит Мюррея называть его Джокером, и Готэму не поздоровится.

Все должно было выйти иначе. Дебютировав в Венеции, «Джокер» сорвал 8-минутную овацию и выбился в лидеры оскаровской гонки. Виртуозно сыгравшего титульную роль Хоакина Феникса поставили на подиум гала-вечера TIFF, вручив ему приз за общую крутизну. Прыгнувшего выше головы режиссера Тодда Филлипса провозгласили новым Скорсезе. Несмотря на то, что фильм оказался не остросюжетной экранизацией комикса, а мрачным психологическим портретом, «Джокеру» предрекли 100-миллионный — при вдвое меньшем бюджете — старт в заокеанском прокате. А потом случился backlash.

Всего месяц спустя средний балл «Джокера» на Rotten Tomatoes и Metacritic падает ниже плинтуса. Феникс и Филлипс не принимают поздравления, а в основном оправдываются. Американские кинотеатры получили предупреждения о возможных актах насилия после премьеры, а любознательные зрители полезли в Гугл за определениями термина «инцел» (предложим еще одно — «целомудренный поневоле»). Если вкратце, из фаворита «Оскара» «Джокер» превратился в токсичный продукт индустрии развлечений, который все еще может стать хитом, но уже вряд ли восстановит свою подмоченную репутацию.

Стоит оговориться сразу: Тодд Филлипс — не новый Скорсезе. Его работа во многом сродни школьному реферату — это толково скопированные фрагменты правильных первоисточников. «Джокер» — это кино о злых улицах Нью-Йорка, да еще и с Де Ниро в кадре, так что понятно: без влияния Скорсезе не обошлось. Колоссами над «Джокером» возвышаются «Король комедии» и «Таксист»: из первого Филлипс стащил сюжет, из второго — мотивы и риторику.

Кстати, с «Таксистом» в свое время все тоже было непросто. Когда одержимый героиней Джоди Фостер душевнобольной организовал покушение на Рональда Рейгана, Скорсезе всерьез задумался об уходе из профессии. Однако то, что в 1980-х было пусть тревожной, но все же сноской на полях, в наше время чуть ли не полностью заменяет предмет разговора, и вместо самого фильма в повестке дня оказываются его возможные последствия. Как тут не понять Филлипса, признавшегося, что ему больше не хочется снимать комедии, потому что каждая вторая тема для шуток стала запретной, а «с 30 миллионами людей в твиттере особо не поспоришь».

Все это, как ни крути, печально. «Джокер» Филлипса — не то чтобы бесспорный шедевр, но по меркам кино, снятого по комиксам, впечатляет. Работая с простым и доходчивым сценарием, режиссер окружил себя в высшей степени одаренными людьми. И оператор, и художник, и монтажер, и особенно композитор — Хильдур Гуднадоттир, недавно награжденная «Эмми» за музыку к «Чернобылю» — сработали на ура, подарив «Джокеру» яркую, гипнотизирующую индивидуальность.

Особенно обидно должно быть Фениксу, порядочно поистязавшему себя как физически — для съемок он похудел на 24 килограмма, — так и эмоционально. Хоакин тоже угодил под шквал критики: ему вменяют, например, то, что свою роль он сыграл «на одной ноте». Это отчасти правда, но столь напряженную ноту Феникс не брал со времен «Мастера», и его Джокер немногим уступает Клоуну-принцу в оскароносном исполнении Хита Леджера. Это резкий, ревностный, технически совершенный перформанс, который заслуживает того, чтобы дошагать до победного круга призового сезона, даже если фильм к тому моменту заметут под ковер.

А еще это роль без оглядки на возможные сиквелы. Игнорируя правила, по которым пишутся комиксовые «истории происхождения», «Джокер» дает слабину разве что в концовке, где уже выполнивший основную задачу режиссер откровенно выпендривается. Но с Бэтменом в исполнении Роберта Паттинсона персонаж Феникса встретиться не должен. Это еще одно смелое решение, выдающее в «Джокере» не мейнстримовое, но авторское кино, открытое для самых разных трактовок. И очень хочется верить, что все они в конечном счете не сведутся к одной: что фильм об аутсайдере, становящемся душегубом, предлагает кому-то последовать его примеру.

04 октября 2019 Степанов Сергей
https://www.film.ru/articles/ulybaytes-eto-vseh-razdrazhaet
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 30.01.2020, 21:03 | Сообщение # 18
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
"Джокер": путь "крысиного короля"

На сеансах "Джокера" не слышно хруста попкорна и слюнявого хлюпания любителей сладкой газировки - причём вовсе не потому, что эти пренеприятнейшие звуки тонут в тянущей жилы музыке Хильдур Гуднадоттир. Настоящая причина - в гипнотической увлекательности, потрясающей режиссуре, мощной драматургии этого фильма. Ловко и бесцеремонно задевающего многочисленные болевые точки современного общества.
Кадры из фильма "Джокер"

Общества - в глобальном смысле. Прежде всего - общества двадцать первого века. Жестокой эпохи консьюмеризма и обманчиво простых готовых схем - в реальности разделяющих массы на группки и группы людей со слишком разными, враждебно несовместимыми представлениями о правильном и неправильном. Слишком разными - и одинаково тупиковыми. Дуболомная агрессия рабочего класса и непреложные устои богачей, осторожные мечты о сытой стабильности и оголтелый революционный запал, правые и левые убеждения... На всё это режиссёр Тодд Филлипс отвечает, по сути, небезызвестной "аксиомой Эскобара".

Вернее - до жути пессимистичной констатацией того, что у каждого набора ценностей и благ есть обратная, взрывоопасная сторона, а род человеческий всегда и всюду обманываться рад. И действительно - вот уже звучат чьи-то требования срочно присовокупить имя вымышленного Артура Флека к бесконечной, скатившейся в фарс череде "я/м" и прочих "блогеров" с птичьими фамилиями. Поскольку он, дескать, затравлен, несчастен и доведён до ручки. Будто и не было в выдающейся, пробирающей до дрожи игре измождённого Хоакина Феникса демонстрации клинического сумасшествия. Безысходного до абсолютной черноты в пустых глазах.

И ладно бы просто сумасшествия - как медицинского диагноза. Так нет ведь: речь о натуральной, вечно актуальной и понятной нам "смердяковщине". Тот самый "маленький человек", надкусанный "системой", возможно, в известной степени и является жертвой обстоятельств. По крайней мере - не получает надлежащей помощи и докатывается до жизни такой, скользя по обидным плевкам надменных полубогов с неонового Олимпа. Грязь, нищета, издевательства - факторов достаточно. Но кто, позвольте спросить, снимает с него персональную ответственность? Минимум - за фанатичную, неадекватную (и, между прочим, уж точно не оправданную психическим недугом) убеждённость в том, что ему все кругом должны.

Тут-то умница Филлипс и выстреливает сразу двумя залпами. Первый адресован - заслуженно, спору нет - спесивому лоснящемуся истеблишменту в лице Томаса Уэйна. Жирующим обитателям ослепительных небоскрёбов, тучным бизнесменам, сытому аппер-мидл-классу - вперемешку с их обслугой, циничными "пиджачными" селебрити вроде одиозного Мюррея Франклина. Казалось бы, очередной реверанс хейтерам всего консервативного (или якобы консервативного) - но именно у последних случился наиболее буйный истерический припадок. Поскольку даже они в своей привычной избирательной слепоте не смогли не разглядеть вторую цель.

Таковой стало токсичное, всепожирающее зло - упрятанное в самой сердцевине любого из постулатов о всеобщем равенстве. Зло - прикрытое фантомной ширмой показушной толерантности. Зло - неизбежно произрастающее из популистских, огульно отсекающих диалектические нюансы призывов к реваншу "униженных и оскорблённых". И особенно заметное в нынешнем мире. Особенно - в западном, где "не такие как все" - а зачастую банально больные персонажи - уже не удовлетворяются ни эмпатией, ни сочувствием, ни заботливой интеграцией в социум. И всё чаще, всё охотнее, всё навязчивее начинают примерять маски "лидеров мнений" под яркими прожекторами.

Ближайшие примеры - в сводках новостей о юных "эко-активистах" и прочих истеричных обличителях "всего плохого". Помноженных на пугающие сообщения о кровавых драмах, коими в "стране свободных" периодически оборачивается право на толком не контролируемое ношение оружия. Ну а "Джокер" - с элегантной обманчивостью привязанный к кризисным американским восьмидесятым, стирающий грани между реальностью и вымыслом, старательно замаскированный под ретро а-ля "Таксист" Скорсезе - конечно же, оказывается актуальным здесь и сейчас. Будучи гротескной повестью о "холодной" или "горячей" войне без победителей. То есть - об, опять же, всегда актуальном противостоянии элит и анти-элит.

Первые - прямо скажем - далеко не симпатичны: они прячутся от народа во дворцах за высокими кованными заборами, прикрываются надменными дворецкими и отмахиваются от публики обещаниями "счастливого завтра". Вторые же - что показано с не меньшей прямотой - омерзительны. Причём дело даже не в "майданных технологиях", обозначенных тут парой вполне чётких мазков. А в том, с какой документальной беспощадностью фильм фиксирует превращение волны гнева - пусть даже отчасти и праведного - в адский аттракцион для радикальных вигилантов. Моментально катализированный каплей чьего-то безумия; привлекательный лишь в глазах тех, кто мыслит и существует приблизительно в одном диапазоне с его невольным вдохновителем.

Да-да, именно невольным, поскольку условные "джокеры" бесконечно далеки от борьбы за справедливость. Тем более далёк от неё - вот этот, конкретный Джокер, совсем не похожий на привычных обаятельных суперзлодеев. Гнилозубый, маргинальный, искорёженный, жутко хохочущий пациент лечебницы Аркхэм. Который изначально не подразумевал - да и не мог подразумевать - никакого социального посыла. Не хотел отбирать, не собирался делить. И всё-таки - пестуя разрушительную, дьявольскую ненависть к другим - был обречён прославиться в роли этакого "крысиного короля". С тем, чтобы увлечь за собой гигантскую бурлящую орду чумных грызунов - от природы наделённых исключительно чёрно-белым зрением.

Шамиль Керашев 09.10.2019
https://rg.ru/2019/10/09/dzhoker-put-krysinogo-korolia.html
 
Форум » Тестовый раздел » * АМЕРИКАНСКОЕ КИНО * » Тодд Филлипс "ДЖОКЕР" 2019
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz