Четверг
29.10.2020
19:36
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН" 1979 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » МАРК ЗАХАРОВ » "ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН" 1979
"ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН" 1979
Александр_ЛюлюшинДата: Среда, 01.01.2020, 17:58 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 3017
Статус: Offline
«ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН» 1979, СССР, 134 минуты
— телефильм Марка Захарова по сценарию Григория Горина


Комическая фантазия о жизни, любви и смерти знаменитого барона Мюнхгаузена, жившего в XVIII веке и ставшего героем многих веселых книг и преданий, опирается на персонажей и эпизоды знаменитого романа Р. Распе, но, по сути, является самостоятельным произведением.

«Мыслящий человек просто обязан время от времени поднимать себя за волосы» — похоже, это и удается авторам картины. Барон хочет жениться на любимой им Марте, но церковь отказывается обвенчать их, так как имеется живая жена, «усмирявшая его 20 лет». Уставшая Марта хочет, чтобы барон стал таким, как все, но барон этого не хочет, да и не может.

Герцог разрешит брак только в том случае, если барон письменно подтвердит, что все его истории лживы, а он сам – обыкновенный человек.

Съёмочная группа

Автор сценария: Григорий Горин
Режиссёр-постановщик: Марк Захаров
Второй режиссёр: Леонид Черток
Директор картины: Лазарь Милькис
Оператор-постановщик: Владимир Нахабцев
Оператор: Сергей Арманд
Художник-постановщик: Георгий Колганов
Звукооператор: Юрий Рабинович
Композитор: Алексей Рыбников
Текст песен: Юрий Энтин
Дирижёр: Сергей Скрипка
Художник по костюмам: Наталья Фирсова
Грим: Н. Минаева

В ролях

Олег Янковский - Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен
Елена Коренева - возлюбленная барона Марта
Инна Чурикова - баронесса Якобина фон Мюнхгаузен
Александр Абдулов - любовник баронессы Генрих Рамкопф
Игорь Кваша - бургомистр
Леонид Броневой - герцог
Леонид Ярмольник - сын барона Феофил Мюнхгаузен
Владимир Долинский - пастор
Юрий Катин-Ярцев - слуга барона Томас
Всеволод Ларионов - судья
Семён Фарада - главнокомандующий
Игорь Ясулович - секретарь герцога
Любовь Полищук - певица Маленькая Берта
Владимир Фирсов - мим
Нина Палладина - герцогиня
Анатолий Скорякин - тюремщик
Евгений Марков - придворный с часами
Григорий Горин - придворный
Григорий Маликов - пытавшийся арестовать барона гвардеец
Виктор Ильичёв - танцор в кабачке (нет в титрах)

Интересные факты

Исходным литературным материалом для сценария послужила пьеса Григория Горина «Самый правдивый», которая с успехом шла в театре Советской Армии (Мюнхгаузен — Владимир Зельдин). Марку Захарову понравился спектакль и он решил перенести его на телевизионный экран. В ходе работы над сценарием пьеса была серьёзно переработана и сильно изменилась по сравнению с театральным вариантом. Музыка Алексея Рыбникова также изначально была написана для спектакля.

Олег Янковский, только что снявшийся в роли Волшебника в телефильме «Обыкновенное чудо», по мнению режиссёра, вполне подходил на роль Мюнхгаузена. Однако Марку Захарову пришлось довольно долго убеждать худсовет киностудии. Амплуа Янковского до этого, как считалось, более соответствовали героические роли. Кроме того, сложившийся по книге и спектаклю образ барона соответствовал немолодому человеку, имеющему взрослого сына. Янковскому же на момент начала съёмок исполнилось только 35 лет. В итоге режиссёру удалось отстоять свою точку зрения.

«Я благодарен Марку Захарову за то, что он, поверив в меня, разглядел во мне ту нетипичную комедийность, способность передать грустную иронию персонажа, которой сам я, откровенно говоря, в себе не подозревал. Захаров предпочел взять известного зрителям актёра и использовать его в ином амплуа, в ином жанровом качестве. И для меня это стало действительно подарком судьбы» (Олег Янковский).

Костяк актёрского ансамбля составила труппа театра Ленком. Леонид Броневой был принят на роль без проб. На роль Феофила первоначально пробовался актёр театра Сатиры Юрий Васильев, но утверждён был Леонид Ярмольник. Некоторые сложности возникли с ролью Марты. Первоначально на роль пробовались Татьяна Догилева, Ирина Мазуркевич и другие актрисы. После долгих поисков создателей картины устроила кандидатура Елены Кореневой.

Фильм снимали в Германии, в социалистической её части — ГДР (реальный Мюнхгаузен жил под Ганновером в городе Боденвердер, располагавшемся на территории капиталистической ФРГ). Организовать съёмки на территории дружественной социалистической ГДР было намного проще, поэтому съёмочной площадкой стали улицы города Вернигероде, имевшего «аутентичный» вид и практически не пострадавшего во время войны.

В массовке и эпизодах принимали участие немецкие актёры и горожане. В частности, в самой первой сцене кроме Янковского и Катин-Ярцева остальные охотники были немцы. Это заметно, в том числе, по немецкой артикуляции, не совпадающей с русским озвучиванием.

В отличие от других работ Захарова, фильм относительно легко прошёл цензурные барьеры. Вырезана была всего одна сцена — где охотники изучают труды барона Мюнхгаузена.

Реальный барон Мюнхгаузен был женат на лифляндской дворянке Якобине фон Дунтен. Они прожили вместе с 1744 года до смерти Якобины в 1790 году. Детей у них не было. Спустя 4 года Мюнхгаузен женился на 17-летней Бернардине фон Брун, которая вела крайне расточительный и легкомысленный образ жизни и вскоре родила дочь, которую 75-летний Мюнхгаузен не признал. Мюнхгаузен затеял скандальный и дорогостоящий бракоразводный процесс, в результате которого он разорился, а жена бежала за границу.

В 1990-е годы из первой серии фильма была изъята часть диалога пастора с Мюнхгаузеном. После слов Мюнхгаузена «Вы, служитель церкви, предлагаете мне жить во лжи?» теперь показывается, как пастор уезжает в бричке. Ранее после упомянутой фразы Мюнхгаузена между ним и пастором продолжался разговор, в котором, в частности, была и такая фраза пастора: «Я читал … вашу книжку… Что за чушь вы там насочиняли!». Барон отвечает: «Я читал вашу — она не лучше». Пастор: «Какую?» Барон: «Библию».

Олег Янковский невольно изменил суть текста, произносимого его героем в финальной сцене. В первоначальном сценарии знаменитая фраза барона Мюнхгаузена звучала так: «Серьёзное лицо ещё не признак ума, все глупости на земле делаются именно с таким выражением лица». Но при озвучивании фильма Янковский оговорился, сказав: «Умное лицо ещё не признак ума». В таком виде фраза, несмотря на протесты Григория Горина, и осталась в фильме.

Каждый год в Музее барона Мюнхгаузена отмечается наступление 32 мая.

В 2010 году в Санкт-Петербурге прошёл правозащитный кинофестиваль «32 мая».

С 2015 года в саратовском театре кукол «Теремок» проходит международный фестиваль молодёжных театров «32 мая».

Призы и награды

1980 — МТФ «Злата Прага» в Праге, Приз жюри журналистов, Приз за режиссуру (Марк Захаров)
1981 — ВТФ Приз «За высокое мастерство и оригинальный творческий поиск» (Марк Захаров)

Смотрите трейлер и фильм

https://vk.com/video16654766_456240004
https://vk.com/video-36362131_456239686
 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 01.01.2020, 20:14 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН
Ироническая историческая фантазия


Вот и не заметили, как одной из самых любимых наших лент скоро исполнится 30 лет. Верным признаком подлинной популярности, конечно же, является то, что картина «Тот самый Мюнхгаузен» сразу разошлась на пословицы и поговорки. Причём нельзя не удивиться, что тонкое, интеллигентное, лукавое, по-хорошему диссидентское произведение Григория Горина и Марка Захарова в самый пик застоя было воспринято абсолютно адекватно - как некая всенародная ироническая фантазия по поводу двойной морали общества, нашего двойного существования в нём и вообще двойственности всех явлений. Так что улыбайтесь, господа, улыбайтесь! Ничего другого ведь нам и не остаётся.

Безусловно, в самом Григории Горине (увы, уже покойном!), который придумал как бы заново образ барона Мюнхгаузена, а Олег Янковский блистательно его воплотил на экране, всё это не могло не присутствовать: и горькая ирония, и склонность к не уничижительной, а заставляющей задумываться сатире, и мудрый интерес к истории, где можно всегда найти немало примеров человеческой глупости, но и образцов благородных поступков, самоотверженных движений души. Сотрудничество Горина с Захаровым подарило нам, зрителям, несколько виртуозных, искромётных, остроумных и по-настоящему умных фильмов, среди которых «Тот самый Мюнхгаузен», пожалуй, самый лучший и совершенный.

Сергей Кудрявцев
https://kinanet.livejournal.com/964067.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 01.01.2020, 20:14 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
МЮНХГАУЗЕН, ТОТ САМЫЙ

Кто бы мог подумать, что с бароном Мюнхгаузеном приключится эдакая перемена: из водевильного героя детской сказки он превратится в тонкого интеллектуала, парадоксального мыслителя, непризнанного философа, сыплющего остротами и афоризмами. По его же словам, он регулярно общается с величайшими умами человечества: с Шекспиром, Ньютоном, Джордано Бруно, то есть с людьми, жившими в разные века, – вживую, лично, как равный с равными. Древнегреческий драматург Софокл вручает ему свою пьесу с дарственной надписью: «Дорогому Мюнхгаузену от преданного Софокла на добрую память…» Вот бы одним глазком глянуть на сей папирус!

Враль и авантюрист Мюнхгаузен, которого мы знали раньше по сказкам Рудольфа Распе, такое нафантазировать не мог, и не из-за недостатка фантазии, а потому что свои небылицы адресовал аудитории массовой, которая любит внимать «ужастикам» про летающие на Луне головы, нежели листать труды заумных мудрецов. По отношению к Мюнхгаузену драматург Григорий Горин совершил «славную революцию»: вознёс прославленного героя на голову, а то и на две выше своих почитателей – и вокруг с детства знакомого персонажа образовался острый драматический конфликт: художник против общества.

Запутанные семейные обстоятельства нашего Мюнхгаузена, его пикировки с власть имущими вроде цепей на ногах свободолюбивого барона. Мюнхгаузен из фильма Марка Захарова – это волшебник из «Обыкновенного чуда» на полпути к молчащему и запертому в своём доме Свифту. Дом Мюнхгаузена ещё не тюрьма и не сумасшедший дом, но уже осажденная обществом крепость.

В отличие от книжного, у нашего Мюнхгаузена уже характер, а не маска. Он способен восхищать публику и разочаровывать близких. У него есть слабости, но слабаком его не назовёшь. Как человек творческий он – ярко выраженный эгоцентрик, на свой манер, временами бессердечный, но его эгоизм опирается на принципы:

«Я не хочу быть как все», - произносит он в первой серии половину своей жизненной формулы, надеясь остаться Мюнхгаузеном.

«…Придётся вернуть себя!» - добавляет он во второй серии, решив вернуться из мира обывателей и воскреснуть снова как Мюнхгаузен. Он идёт своим путём, он даже готов лететь на Луну каким-то малоправдоподобным способом, отвесив перед этим звонкую оплеуху равнодушной публике и своей полуобморочной любимой.

Он держится одинаково непринуждённо и на плацу перед пушкой и в собственной библиотеке, оборудованной под лабораторию. Надо сказать, что барон не просто опасный шутник, авантюрист и острослов, он ещё и изобретатель, которому готово покориться время. Песочным часам он время от времени подсыпает песок. А дополнительными выстрелами из пистоля подгоняет ход времени. Подобное наводит на мысль, что, помимо забавных механических и паровых штуковин, которые он держит в библиотеке на потеху гостям, где-то между книжными стеллажами притаилась машина времени. Разве не с её помощью он перемещается по историческим эпохам, навещая Софокла и Шекспира? «Путешествия барона Иеронима фон Мюнхгаузена во времени» – какой нерастраченный потенциал для сюжетов!

Телезрительницы, конечно, не могли не попасть под чары такого обаятельного возмутителя спокойствия, способного посреди дня плюнуть на условности и, не дожидаясь вечернего часа, забраться по верёвочной лестнице в башню к любимой. Но согласились бы они жить под одной крышей с ядерным реактором? С точки зрения одной человеческой жизни, энергия этого субъекта практически неиссякаема, но может и рвануть. Амбиции безграничны – подобно Фаусту он претендует на творческое бессмертие. Ещё в «Обыкновенном чуде» его предшественник с лицом того же Янковского гипнотически-печально предрекал, листая рукописи: «Спи любимая, я переживу тебя на века…»

Ни мягкие увещевания друзей и родственников, ни дружеские внушения от властей, сделанные не в меру расшалившемуся барону во время его вызова в Ганноверский «обком» на ковёр, не могут изменить творческую природу Мюнхгаузена. Сонно-бюрократическому обществу не под силу урезонить барона, перевести его энергию в мирное русло. Тут либо Мюнхгаузен, либо общество.

В следующем своём фильме Марк Захаров и драматург Григорий Горин моделируют ситуацию, при которой творец, подобный Мюнхгаузену, и общество, подобное ганноверскому, вынуждены сосуществовать. Творца зовут Джонатан Свифт, а общество зовётся Ирландия. Обе стороны зависимы друг от друга. Писатель Свифт взят под социальную опеку, а общество под надзором критически настроенного Свифта. Но это ещё не всё. Ирландия нуждается в Свифте как в авторитетном защитнике (на первый взгляд, безмолвном) перед британской короной. В то же время автор «Путешествия Гулливера» нуждается в обществе – в равных ему собеседниках и читателях. И писатель и его страна – узники друг друга и обстоятельств, которых они не в силах преодолеть (по крайней мере, пока).

Александр Седов
https://www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/7191/annot/
 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 01.01.2020, 20:15 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН

Барон Иероним Карл Фридрих фон Мюнхгаузен (Олег Янковский) мечтает развестись со своей женой Якобиной (Инна Чурикова), чтобы сочетаться священными узами брака с любимой Мартой (Елена Коренева). Но так ли просто пробить брешь в обывательской косности, убедив всех, от друга Бургомистра (Игорь Кваша) до самого Герцога (Леонид Броневой), что мир полон удивительных тайн, прекрасных и волнительных?

Примерно в одно время с Игорем Масленниковым, обратившимся к «Запискам о Шерлоке Холмсе», обессмертив в памяти зрителей образ великого английского сыщика, Марк Захаров и сценарист (а также драматург) Григорий Горин сотворили – также на телевидении1 – блистательную «комическую фантазию о жизни, любви исмерти знаменитого барона Мюнхгаузена». Того самого Мюнхгаузена, «жившего в XVIII веке в Германии и ставшего героем многих весёлых книг и преданий». И в данном случае есть все основания гордиться не меньше (если не больше!), искренне поражаясь тому, как тонко и остроумно наши соотечественники проникли в суть прославленного характера, всецело и без остатка, казалось бы, укоренённого в чужой культурной традиции. Правда, такие личности, как Холмс и Мюнхгаузен, а также Дон Кихот, Гамлет и даже уморительная тётка Чарлея (из пьесы Томаса Брэндона) давно презрели национальные границы, став достоянием всего человечества, воспринимаясь вольными или невольными выразителями определённых сторон жизни, везде разной и всюду – одинаковой.

В своей лучшей2 постановке режиссёр с блеском использовал опыт, наработанный в театре, где также по праву слыл выдающимся новатором. Музыка композитора Алексея Рыбникова, идеально передающая атмосферу реконструируемой эпохи, невзирая на прорывающиеся «современные» аккорды, позволяет филигранно организовать развитие экранных событий по законам театральной буффонады, чуть ли не зажигательной рок-оперы. Эксцентрика и словесная пикировка в игре актёров, большей частью как раз входивших в труппу захаровского Ленкома, не позволяют ни на секунду расслабиться, получая неизъяснимое эстетическое удовольствие и одновременно – с готовностью впитывая подлинные откровения об окружающем мире, высекаемые, точно искры, в каждой фразе, парадоксальные, как сама Истина. Вместе с тем режиссёр, отдавший предпочтение малому экрану, демонстрирует редкостную кинематографичность мышления, используя всё богатство киноязыка, а отнюдь не делая упор лишь на крупные планы.

Настоящие мудрецы, как правило, любят и умеют шутить. Но некоторые шутки сами по себе кажутся исполненными такой мудрости, какую не способен вместить ни один философский трактат: серьёзное лицо – воистину ещё не признак ума! «Тот самый Мюнхгаузен» как раз является замечательным примером подобной «шутки», с намеренной невозмутимостью облачённой в одеяния художественного произведения. Всё вроде как ограничивается иронической рефлексией над судьбой эпохи Просвещения (причём именно немецкого Просвещения), даровавшей надежду на свободу, на полное и бесповоротное избавление от средневековых пут косности и мракобесия. Даровавшей и… тут же ограничившей Воображение рамками Ума3, развеяв иллюзии без лишнего трагизма, шума и пыли – руками государства с подачи церкви и под молчаливое согласие интеллигенции, справедливо проведя устами Герцога параллель с Коперником. Но авторы, невольно (невольно?) выступая единомышленниками американского писателя Ричарда Баха, проводят и универсальную, вневременную мысль о возможности радикального преображения Вселенной силой фантазии – стоит лишь одолеть леность, страх, скепсис… Свои и окружающих, которые готовы признать и принять всё, кроме главного – непредсказуемой, изменчивой, никому и ничему не подвластной Правды. Вспомним незабываемый финальный с канатной лестницей, ведущей в бесконечность!

__________
1 – Правда, в павильонах «Мосфильма», а не «Ленфильма».
2 – Хотя поспорить с подобным утверждением наверняка найдутся желающие, отдав личное предпочтение «Обыкновенному чуду» /1978/, «Дому, который построил Свифт» /1983/ или даже мини-сериалу «12 стульев» /1977/.
3 – Этот мотив, заметим, подхватит и Терри Гиллиам в собственных «Приключениях барона Мюнхгаузена» /1988/.

Евгений Нефёдов
http://www.world-art.ru/cinema/cinema.php?id=19084
 
Форум » Тестовый раздел » МАРК ЗАХАРОВ » "ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН" 1979
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz