Среда
28.10.2020
08:41
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "КАПЕРНАУМ" 2018 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » НАДИН ЛАБАКИ » "КАПЕРНАУМ" 2018
"КАПЕРНАУМ" 2018
Александр_ЛюлюшинДата: Вторник, 24.09.2019, 20:22 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 3017
Статус: Offline
«КАПЕРНАУМ» (араб. کفرناحوم‎‎) 2018, Ливан-Франция-США
— обладатель приза жюри и приза экуменического жюри Каннского МКФ


12-летний Зейн не может точно ответить на вопрос, сколько у него братьев и сестер, но уверен, что детей в его семье должно было быть меньше. Несмотря на юный возраст, Зейн нелегально работает, следит за младшими, помогает старшим, ищет деньги и документы на эмиграцию в Швецию. Он смотрит на мир с нескрываемой ненавистью. Ему есть что ненавидеть. Дети на улицах Бейрута попрошайничают, едят посыпанный сахаром лед и чипсы, девочек как можно раньше продают замуж, сам он вынужден есть, что попало, спать, где придется, и самое главное — он только что получил пятилетний срок. В тюрьме Зейн подаёт в суд на родителей. За то, что они дали ему жизнь.

Съёмочная группа

Режиссёр: Надин Лабаки
Сценарий: Надин Лабаки, Джихад Ходжели, Мишель Кесервани, Жорж Хаббаз, Халед Музаннар
Оператор: Кристофер Аун
Композитор: Халед Музаннар
Художник: Хуссейн Байдун
Монтаж: Константин Бок, Лор Гердетт

В ролях

Зейн Аль Раффеа - Зейн
Йорданос Шифероу - Рахиль
Болуватифе Трэжа Банкоул - Йонас
Кавсар Аль Хаддад - Суад, мать Зейна
Фади Юзеф - Селим, отец Зейна
Хаита «Седра» Иззам - Сахар, сестра Зейна
Алаа Чучнье - Аспро
Надин Лабаки - Надин

Интересные факты

Фильм создавали с участием непрофессиональных актеров. Всех актеров нашли с помощью стрит-кастинга. Детей и взрослых находили на улице, просили на камеру ответить на несколько вопросов. Например, у детей спрашивали: «Счастлив ли ты, что жив?». Большинство детей отвечали на этот вопрос одинаково: «Нет, я бы хотел умереть», «Я не знаю, зачем я живу» и др. Никто из детей, проходивших кастинг, не знал, сколько им лет, когда и где они родились, и они никогда не праздновали свой день рождения.

Главного героя Зейна нашли также в ходе стрит-кастинга. Его настоящее имя Зейн, ему, как и его герою, во время съемок было предположительно 12 лет. Из-за военного конфликта Зейн с семьей перебрался из Сирии в соседний Ливан. Он – сирийский беженец. Восемь лет он жил в очень трудных условиях в одном из тех районов, которые зритель видит в фильме, в обстоятельствах, которые хуже, чем зритель видит в фильме и, как и его герой, с малых лет работал нелегально. Зейн никогда не был в школе. На момент съемок фильма он даже не мог написать свое имя.

Поскольку фильм сыгран непрофессиональными актерами, режиссер Надин Лабаки на съемках просила героев спонтанно реагировать на прописанные сцены, используя собственные слова и жесты. Когда их игра отходила от сценария, Лабаки адаптировала историю под героев.

Всем участникам съемочного процесса — непрофессиональным актерам, чья судьба и будни не отличались от показанного в фильме, помогли изменить жизнь. Сейчас главный герой фильма Зейн вместе с семьей живет в Норвегии в доме у моря, и ходит в школу.

Премьерный показ фильма в Каннах 17 мая 2018 года закончился 15-минутной овацией.

Награды

Каннский кинофестиваль, 2018 год
Победитель: Приз жюри
Победитель: Приз экуменического (христианского) жюри
Номинация: Золотая пальмовая ветвь

Сан-Себастьян, 2018 год
Номинация: Приз зрительских симпатий за лучший фильм

Оскар, 2019 год
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке

Золотой глобус, 2019 год
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке

Британская академия, 2019 год
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке

Сезар, 2019 год
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке

Смотрите трейлер

https://vk.com/video16654766_456239757
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 26.09.2019, 06:32 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
«Капернаум». Маленький оборвыш

Зейну только 12 лет, и тех ему не дашь. У него нет даже документов. Он все время работает, нянчится с младшими и всеми силами пытается уберечь одиннадцатилетнюю сестренку Сахру от замужества: отец и мать вот-вот продадут ее взрослому владельцу лавочки за возможность бесплатно жить в его хибаре. В конце концов Зейн попадает в тюрьму и оттуда подает в суд на своих родителей — за то, что родился.

«Капернаум» — из тех фильмов, для которых очень хочется счастливой зрительской судьбы. Именно зрительской, а не фестивальной, которая у «Капернаума» и так сложилась неплохо: ливанка Надин Лабаки получила за эту картину две Каннские ветви и номинирована на «Оскар». В России, воспитанной на беспробудном Достоевском и наслышанной об ужасах политкорректности, это вряд ли станет хорошей рекомендацией. И тем не менее: в наш век, когда нудное и развлекательное кино практически сравнялись в своей смертоносности, «Капернаум» это редкий пример «фильма для всех» — киноманов, критиков и обычных людей, которые не знают, что выбрать в афише под настроение.

Тонкость — вот то, что отличает новую картину от ей подобных (да и от других фильмов режиссера тоже). Лабаки работает практически как документалист, подмечая сотни бытовых мелочей и складывая из них цельную картину жизни в хронической нищете, жизни, которая идет по фарватеру традиций, не подвергаемых сомнению. Причем все это мелочи очень точные, необходимые, работающие на образы: тонконогая Сахра, которую скоро отдадут замуж, словно взрослую, не умеет даже пользоваться прокладками, малыш Йонас изо всех сил уворачивается от бутылочки со смесью и пытается нашарить на Зейне материнскую грудь, а сам Зейн с чужим мальчишкой на руках бродит по улицам Бейрута в штанах с крохотным щитом Капитана Америка. Перед этим он встретит в автобусе странного старика в костюме супергероя, который скажет: «Я не он, милый, я только похож на него».

Вместо любимца всех детей мира, Паука, на груди старика окажется таракан, самое живучее существо в мире. Дважды промелькнет на экране крест, символ библейского Капернаума, где Христос найдет первых своих апостолов, Андрея и Петра — но словом «капернаум» во французском обозначают «хаос». Лабаки не пытается что-то «сказать»: ее символизм прост и непринужден, как голод, а весь фильм — эталон естественности. Зейн Аль Рафеа никогда не играл в кино — и невозможно поверить, что этого мальчика Надин Лабаки не нашла в трущобах и тюрьме, которая оказывается для ребенка гораздо лучшим местом, чем дом. В его взаимодействии с Йонасом нет ни единой фальшивой ноты — невероятный результат, учитывая возраст детей. Хронометраж в два с лишним часа практически не ощутим — в фильме, где не происходит ничего, кроме ужасов бытия.

Но самое поразительное в «Капернауме», пожалуй — это ощущение света, остающееся после него. В нем нет безнадежности и окончательных приговоров человечеству. Наоборот: «Капернаум» едва ли не гимн гуманизму. И показывая нам единственную за весь фильм улыбку Зейна, Надин Лабаки добивается того, что иные не могут получить при помощи часов трагической музыки и десятков известных лиц — искреннего и тихого желания принести в окружающий нас хаос хоть немного добра.

Клара Хоменко
http://www.timeout.ru/msk/artwork/365110/review
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 26.09.2019, 06:32 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ 2018: «КАПЕРНАУМ» – ФИЛЬМ ПРО ДЕТСКИЕ СТРАДАНИЯ, КОТОРОМУ ПРОЧАТ «ЗОЛОТУЮ ПАЛЬМУ»

Показ фильма о ливанском мальчике прошел под устойчивые слухи о возможной победе в каннском конкурсе.

Двенадцатилетний Саин (Саин ар-Раффеа) не может точно ответить на вопрос, сколько у него братьев и сестер, но уверен, что детей в семье больше, чем стоило бы заводить его родителям. Дети попрошайничают на улицах Бейрута, едят посыпанный сахаром лед и чипсы, девочек как можно раньше продают замуж (его любимую сестру просватали за несколько куриц в одиннадцать). Саин уходит из дома и оказывается вынужден опекать другого ребенка, грудного сына нелегальной эмигрантки из Эфиопии, Йонаса. Мальчик добывает еду, ворует, разводит купленный по липовому рецепту в аптеке трамадол и продает напиток местным наркоманам, ищет деньги и документы на эмиграцию в Швецию. Или в Турцию – по большому счету Саину все равно. Мытарства Саина и беспомощного, интересующего скупщиков младенцев Йонаса подводят зрителя и режиссера фильма Надин Лабаки к неудобному вопросу, из которого и возник этот фильм. А надо ли было без денег рожать такое количество детей? «Капернаум» начинается в суде: до времени повзрослевший, сообразительный Саин сам знает ответ на этот вопрос – он подает в суд на своих родителей. За то, что дали ему жизнь.

Еще до показа на фестивале фильм Лабаки сопровождал умело запущенный с французской стороны слух о том, что картина получит в субботу главный приз фестиваля. Стратегия сработала, и после показа слух стал еще устойчивее. Теперь о том, что умело снятый и отлично сыгранный непрофессиональными актерами, но абсолютно спекулятивный «Капернаум», вероятнее всего, обойдет в схватке более тонких соперников, в Каннах говорят все. И действительно, визуально решенная, как тысяча других фестивальных фильмов, мелодраматичная, гуманная и во всех отношениях полезная, картина Лабаки обладает всем необходимым для победы в каннском конкурсе. Если, конечно, вывести за скобки индивидуальность.

18 мая 2018, Елена Смолина
https://www.gq.ru/entertainment/capernaum-review
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 26.09.2019, 06:32 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Лариса Петрашевич. Рождённые против собственной воли.

В кинокартине «Капернаум» ливанского режиссёра Надин Лабаки звучит тема обездоленности, предстающей в самых разнообразных формах: социальной, личностной, внутрисемейной, гендерной, детской, ближневосточной, общечеловеческой.

Капернаум — это квартал беженцев в Бейруте. Растолковать это название можно с отсылкой к двум источникам: к евангельскому тексту («И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься»), а также к французскому разговорному слову capharnaüm – хаотическое нагромождение вещей. Фильм сделан с очевидным расчётом на то, чтобы затронуть как можно больше нервных окончаний и спровоцировать зрителя на полный спектр эмоций от подавленности до ярости. Хорошо это или плохо? Скорее всего, хорошо, потому что цель создателей фильма — рассказать миру, что в XXI веке есть люди, которым нечего есть, негде жить, не знающих ни своего возраста, ни возраста собственных детей, и даже не имеющих ни одного документального подтверждения личности. «Без бумажки ты букашка» — таков лозунг общества, быть свободным от которого никак не получается. Но такой подборки социальных бедствий было бы всё равно недостаточно для создания драматического фильма высокого накала. История, показанная глазами ребёнка, в которой он и главный герой, и жертва, и боец, и «посланник мира» — именно это делает фильм душераздирающим.

Примечательно то, что несмотря на ближневосточный материал и остроту ситуации в этом регионе, политический аспект оставлен автором за кадром. Понятно, что во всём виноваты нескончаемые войны, но Надин Лабаки концентрируется не столько на первопричине, сколько на результате. Зритель оказывается в Капернауме, где вслед за камерой бродит по грязным улицам, помойкам, притонам, содрогаясь от устрашающей нищеты жителей этого забытого богом бейрутского квартала. Отправная точка в истории мальчика Зейна — будни его семьи (праздников не существует), где много-много нелюбимых детей, обречённых на жизнь до такой степени убогую, что лучше бы её и не было вовсе. Не только сюжетная линия, но и сама атмосфера города, и словно бы бесприютно скитающаяся по улицам камера наглядно объясняют, почему двенадцатилетний Зейн подаёт иск в суд на собственных родителей.

«Капернаум» — фильм художественный, но при этом снятый отчасти в документальной манере, что усиливает эффект присутствия в реальном времени, отстраняя от постановочной составляющей. Фильм не изобилует диалогами, и это выглядит вполне естественно. Людям нечего обсуждать, кроме сиюминутных сделок: как отдать 11-летнюю дочь замуж, получив взамен десяток кур, или толкнуть самопальные наркотики на улице, или загнобить собственных детей, не скупясь на выражения и затрещины.

Лица героев часто берутся крупным планом, и этот приём в ряде эпизодов заменяет речь. Несколько раз нам показывают, как беженка-египтянка начинает свой день с того, что тщательно подкрашивает родинку на щеке. Делает она это с явной целью придать себе сил в борьбе за право на жизнь собственного младенца — любой женщине понятен этот символический вызов, не требующий словесных подкреплений.

Горечь каждого нового злоключения в жизни Зейна зритель пропускает через себя, всматриваясь в его не по-детски серьёзное, сосредоточенное на собственных мыслях лицо. На главную роль был выбран реальный сирийский беженец Зейн Аль Рафеа, отлично справившийся с задачей, — несомненная режиссёрская заслуга. Все поведенческие реакции мальчика убедительны, включая и его обвинения в адрес родителей, оказавшихся бесхребетными в борьбе за достоинство семьи, но при этом не утративших привычки регулярно сношаться и размножаться.

KinoPressa.ru – сайт Гильдии киноведов и кинокритиков России.Немного обескураживает звучащая в фильме музыка. С одной стороны, она невероятно грустная, нагнетающая атмосферу безысходности, а с другой — слишком уж утончённая, европеизированная, даже эстетская для брутальной кинокартины про зловонный мир Капернаума. Звук, наложенный на изображение, приводит к частичной рассинхронизации восприятия.

«Капернаум» вполне закономерно выдвинут на соискание премии «Оскар-2019» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Несмотря на региональную специфику, аудитория у фильма может быть любой национальности, возраста, вероисповедания и политических взглядов. Потому что существует неоспоримая общечеловеческая истина: любой явившийся на этот свет ребёнок уже фактом своего рождения достоин счастливого начала жизни. Но если этого не случилось, то что мы можем предпринять прямо сейчас, чтобы спасти невинные души? Купить уличному ребёнку шаурму, выдать паспорт, воссоединить с матерью, заставить улыбнуться — все способы хороши, и об этом идёт речь в фильме «Капернаум».

И, конечно, как тут не вспомнить Ивана Карамазова, утверждавшего, что нет в этом мире ничего, что стоило бы слезинки хотя бы одного замученного ребёнка.

12.02.2019
http://kinopressa.ru/5334
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 26.09.2019, 06:33 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Я начал жизнь в трущобах городских
"Капернаум": мама, роди меня обратно


Мальчику Зейну 12 лет. Плюс-минус. Точно никто сказать не может, включая его самого. Вот Зейна ведут в наручниках из тюрьмы на суд, где он выступает как истец на этот раз. За что его, такого маленького, посадили ранее, мы потом узнаем, но сразу ясно: несправедливость. А в данном процессе он выступает против собственных родителей. Обвиняемых им в том, что произвели его на свет.

Далее следует длинная предыстория. Как до такого дошло. До наручников, тюрьмы и суда. Зейн - один из нескольких детей в семье, которая целиком ютится в мелкогабаритной квартирке посреди ливанских трущоб. Спят все вповалку на полу, мама с папой за занавеской из простыни бесстыже предаются любовным утехам, не заботясь о контрацепции. Днем все вместе трудятся. Производят наркотики из рецептурных препаратов для поставки в колонию, торгуют освежающими безалкогольными напитками. Привычный распорядок нарушается, когда сестру Зейна, того же примерно возраста, решают выдать замуж за хозяина магазина, здоровенного мужика. Тщетно попытавшись этому помешать, Зейн отправляется скитаться.

Надин Лабаки, автор фильма "Капернаум", все не унимается, то и дело подбрасывая мальчугану тяжкие испытания. С которыми тот справляется, не теряя расположения духа, не ропща на судьбу. Стоически принимает он вызовы, со смекалкой подходит к решению насущных задач. На работу хоть какую просится, отказывается от подачек, берет шефство над эфиопским карапузом. Прознав о существовании волшебной страны Швеции, где у каждого ребенка есть собственная комната, предпринимает деятельные шаги к эмиграции. Но, как следует из показанного в начале, покинуть родину ему не суждено.

Фильм богат на гиперреалистичную фактуру. В главной роли - обыкновенный голодранец с пронзительным взором не по годам умных карих глаз (ему повезло больше, чем его герою - нынче он обретается в Норвегии). В остальных ролях - тоже непрофессионалы. Так что все как на духу, сермяжная правда-матка. Не без юмора, надо заметить: есть, например, такой колоритнейший худощавый старик, Человек-таракан. В костюме, как у Человека-паука, но с тараканом вместо паука на груди. То есть до крайнего пессимизма все не скатывается. Человеческий дух не сломить, справедливость должна восторжествовать - как бы говорит нам ободряюще госпожа Лабаки.

И где же она, эта справедливость? Где выход из ситуации? Как побороть тотальную нищету и вернуть детям Ближнего Востока самое ценное - то, что у них отнимают? Все очень просто. На суде маленький, но уже повзрослевший Зейн толкает огненную речь, точно заправский оратор-популист. Суть которой сводится к следующему: его родителям нужно меньше рожать. И остальным родителям-беднякам, коих в регионе тьма непроглядная, тоже. А то понарожают и сидят с полным домом голодных ртов, не в состоянии их прокормить - не говоря уж о нормальном воспитании и образовании. А если б не рожали, то и проблемы бы не было.

Мысль, чего и говорить, не лишенная здравого смысла. В корень зрит пацан, не поспоришь. Слишком много детей - надо, значит, чтоб меньше было. В Ливане плохо - надо ехать туда, где хорошо. "А мы уйдем на север, а мы уйдем на север", - подобный лозунг озвучивал почти тезка режиссера в советском мультике.

В Канне фильму Лабаки 15 минут аплодировали. После чего разбрелись по ресторанам пить вино с сыром бри, обсуждая, как это чертовски мудро: меньше рожать - и в Швецию всех, чтобы там уже рожали под присмотром. Так великая сила кинематографа в очередной раз изменила мир к лучшему.

13.02.2019, Алексей Литовченко
https://rg.ru/2019/02/13/kapernaum-mama-rodi-menia-obratno.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 26.09.2019, 06:33 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
ОБЩЕСТВЕННЫЕ ПОРОКИ, ЧАСТНЫЕ ДОБРОДЕТЕЛИ:
«КАПЕРНАУМ» ДЕМОНСТРИРУЕТ БУКЕТ НАЗОЙЛИВО НАСУЩНЫХ ТЕМ


С 14 февраля в российском прокате — «Капернаум» Надин Лабаки, остросоциальная ливанская драма о беженцах, нищете, детской беззащитности. Публикуем рецензию Вадима Рутковского из номера 7/8 «Искусства кино» за 2018 год, где он рассказывает про новый неореализм, сердечно-сосудистые заболевания и общество, которому не нужно делиться на своих и чужих.

«В последнее время за рубежом все чаще произносится имя ливанского режиссера Надин Лабаки, которую не без оснований считают сейчас одним из наиболее интересных представителей молодой кинематографии арабского мира. Она дебютировала как режиссер музыкальных видеоклипов и актриса. В 2007 году сняла свой первый фильм «Карамель», он был показан на Каннском фестивале в программе «Двухнедельник режиссеров». Затем последовали картина «И куда мы теперь?», участвовавшая в каннском «Особом взгляде» 2011 года, и новелла в интернациональном альманахе «Рио, я люблю тебя» с популярным американским актером Харви Кейтелем в главной роли. Название нового фильма отсылает к древнему городу в Галилее, но это не должно вводить зрителя в заблуждение: автор обращается к дню нынешнему, к современным коллизиям и проблемам, стилистика картины стремится создать предельно достоверную обстановку действия, максимально сблизить происходящее на экране с реальностью».

Чтобы начать этот текст, я достал из шкафа томик «На экранах мира» (в 1970-е издательство «Искусство» выпустило семь таких сборников, каждый состоял примерно из 30 рецензий на злободневное зарубежное кино, редко попадавшее на экраны СССР), открыл наугад и процитировал статью почти дословно, заменив только имена, даты и названия фильмов. «Капернаум» — взрыв из прошлого, кино с беззастенчивым и прямолинейным социальным посылом, будто снятое с чистого листа, без двойного дна и постмодернистских уверток; о чем болит, о том и говорит; новый неореализм в беспримесном виде. Оттуда же, из прошлого, отношение к профессии режиссера — как к оружию; фильм — не цель (эстетское развлечение синефилов), а средство для привлечения общественного внимания; приглашение к дискуссии; голос униженных и оскорбленных. Самую адекватную рецензию на «Капернаум» могли бы написать канувшие в Лету советские критики с их особым языком, злоупотребляющим красивостями и не чуждым идеологическим канцеляризмам: подробно пересказав сюжет (что, возможно, уместно и сегодня — перспектив на российский прокат у «Капернаума» меньше, чем у «Крестного отца» на советский), оценив правдивость и гуманизм, пожурив за библейские аллюзии, но особо похвалив за операторские достижения и мастерство работы с непрофессиональными исполнителями. В самом деле, чего умничать? Простой фильм, простые слова. Только в данном случае это не аргумент против: уверен, что в итоговых десятках лучшего за 2018-й эта бронебойно эмоциональная работа займет почетное место.

Что на экране? Начинается «Капернаум» с конца, когда главный герой, Зейн, выступает в зале суда, доставленный туда из детской тюрьмы — за то, что всадил в пока не названного негодяя нож. Зейну предположительно 12 — свидетельства о рождении у него нет, нищие родители не регистрировали ребенка в мэрии (документ стоит денег), да и дети для них — так, побочный эффект соитий, расходный материал: продать 11-летнюю сестру Зейна Сахар в брак — плевое дело. И в суде Зейн теперь в качестве обвинителя: он требует наказать родителей — за то, что они обрекли его на жизнь в аду. Дальше подробный флешбэк, посвященный скитаниям мальчика после побега из дома: безуспешный поиск мифической бабушки, попытка найти работу, знакомство с такой же неприкаянной Рахиль — беженкой из Эфиопии, вынужденный — после исчезновения Рахиль — уход за ее грудным ребенком Йонасом... Не жизнь — выживание; град камней; 33 несчастья; 400 ударов…

В ролях непрофессиональные актеры, найденные в результате долгого и трудного кастинга на улицах Бейрута. Герои и сына сирийских беженцев Зейна Аль Раффеа, и самой Лабаки (у нее в фильме маленькая роль Надин, адвоката мальчика) носят имена исполнителей. Есть забавная деталь: годовалого Йонаса играет девочка, Болуватифе Трэжа Банкоул, дочь выходцев из Нигерии и Кении. Но вообще смешного мало — Зейн Аль Раффеа побывал на каннской красной дорожке, а вот Седру Иззам, тоже сирийку, чьи родители бежали из разбомбленного Алеппо в Бейрут, на фестиваль привезти не удалось — и, получая приз жюри, Лабаки печально заметила, что практической пользы от кино немного: пока мы тут празднуем (любопытный Зейн в этот момент рассматривал позолоченную ветвь), Седра живет жизнью, мало отличающейся от той, что показана в фильме.

До каннской премьеры к «Капернауму» относились с подозрением, ждали конъюнктурную поделку — вроде «Девушек солнца», едва ли не единственного слабого звена в конкурсе-2018. Ждали с полным на то основанием; как же — целый букет назойливо насущных тем, старательно перечисленных самой Лабаки в режиссерском стейтменте: нелегальные беженцы, беспризорные дети, бесправные рабочие-иммигранты, абсурдность государственных границ, власть бюрократии, расизм, ксенофобия, попрание Конвенции о правах детей... После премьеры стали в голос прочить «Золотую пальмовую ветвь» — и, подозреваю, у Тьерри Фремо был такой план: согласитесь, вышло бы эффектно, если бы самый горячий фестиваль мира, пригласивший председателем жюри Кейт Бланшетт, отметился поддержкой сверхактуального феминистского движения «женской Пальмой». Однако жюри повело себя непредсказуемо, выбрав самый компромиссный вариант: в победители вышел нормальный, достойный, но очень уж незаметный опус Хирокадзу Корээды, «один из» в безразмерной фильмографии японского режиссера. «Капернаум» же довольствовался призом жюри, который считается утешительным и обычно занимает последнее место в призовом раскладе. Соответственно, с него начинается раздача наград основного конкурса. Однако в 2018-м традиция церемонии закрытия была нарушена, приз жюри вручили непосредственно перед основными — за режиссуру, Гран-при и золотом, таким образом несколько подняв его ценность.

А все права на золото у этого прямого и простого фильма были: клиповая закалка Лабаки определила кинематографическую виртуозность, с которой картина сделана, ее выверенный, как музыкальное произведение, монтажный ритм (музыку писал муж Лабаки и продюсер «Капернаума» Халед Музаyнар), роскошные широкоформатные панорамы. Фильм проникнут убедительной верой в изначальное добро (выбирая суд как одну из локаций, режиссер героев судить отказывается) и в то, что достоинство можно сохранить и в дурно устроенном обществе. Упрекнуть же Лабаки в расчете или неискренности не позволяют страсть и этическая безупречность: в «Капернауме» нет ни фальши, ни чувственной одномерности, ни мелодраматической эксплуатации; Лабаки понимает, что человека можно расстроить, но играть на нем нельзя. Честность не дает скатиться к плакату; на злых и грязных улицах Лабаки видит силу, энергию, мощное человеческое начало.

«Капернаум» снят о том мире, что до сих пор живет в дискурсе ХХ века; немецкий культуролог корейского происхождения Бён Чхоль Хан определяет этот дискурс термином «иммунологический». Суть в том, что с «бактериальным веком» покончило изобретение антибиотиков, патологии ХХI века — уже не инфекции, а неврологические заболевания (депрессии, синдромы выгорания и дефицита внимания); вместе с инфекциями исчезает эпоха, требовавшая четкого («иммунологического») разделения на свое и чужое, друга и врага, себя и другого; исчезает и паттерн, формировавший политику (холодная война; так, кстати, называется фильм Павла Павликовского, соперничавший с «Капернаумом» за «Золотую пальмовую ветвь») и лексику ХХ века. Сегодня рецидивы случаются, но глобально техники, основанные на атаке и защите, на борьбе с чужеродным (иммунитет сопротивляется всему «иному», даже если оно не несет опасности для жизни), теряют значимость. Постиммунологическое общество не разделяет болезнь и здоровье; чужое становится экзотическим и деактивируется в формулу потребления, субъект ХХ века превращается в потребителя, туриста. Лабаки упрямо отказывается быть туристом в своей стране и возвращается к стратегии социальной борьбы. Что не делает ее фильм неактуальным. Процитированный мной Бён Чхоль Хан, при всей изящной убедительности своей теории, упускает один важный и вполне объективный, клинический момент: ХХI век еще и век сердечно-сосудистых недугов. Лабаки и говорит сердцем, ускользая от интеллектуальных конструкций и возвращая на экран вечные, не исчезнувшие вместе с галилейским Капернаумом, плоть и кровь.

13.02.19 Вадим Рутковский
https://kinoart.ru/reviews/obschestvennye-poroki
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 26.09.2019, 06:33 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
«Капернаум» (Capharnaum)

Выросший на голодных и злых улицах Бейрута Зейн (Зейн Аль-Раффеа) — отбывающий тюремный срок 12-летний мальчик, который подает в суд на собственных родителей. По мнению Зейна, их вина состоит в том, что он появился на свет, и хотя фривольность этого заявления очевидна и его адвокату (Надин Лабаки), и судье, у рано повзрослевшего и резво промчавшегося по всем кругам ада мальчика есть веские аргументы.

На протяжении следующих двух часов рассказываемая Лабаки («Карамель», «И куда мы теперь?») история вернется в зал суда еще много раз, причем режиссер при этом будет исправно притворяться аудиторией — чтобы никто не усомнился, зачем тут героиня Лабаки, в какой-то момент мать мальчика набросится на нее со словами «кто ты такая, чтобы меня судить?» Однако основу сюжета составляют объясняющие, как так вышло, флэшбеки, отчего «Капернаум» неуловимо похож на «Миллионера из трущоб», переснятого в стилистике соцреализма.

Как не перегнуть палку, работая в столь требовательном жанре (содержание которого более или менее сводится к вопросу «вы думали, что это у вас проблемы?») — главная дилемма, стоящая перед любым заглядывающим в него дебютантом. В благородстве намерений Лабаки по-прежнему нельзя усомниться, но чем выше ставки, тем менее гладки взятки: получившийся у нее фильм — не только злободневный, но и дидактический, не только душераздирающий, но и манипулятивный.

Меньше всего вопросов к актерам-любителям во главе с сыгравшим главную роль сирийским беженцем Зейном Аль Раффеа и совершенно невероятным младенцем. Чуть больше — к сценарию, в котором герой Зейна предстает юным Суперменом (в продолжение темы имеется комическая разрядка — эксцентричный дед, отзывающийся на прозвище Человек-Таракан). «Капернаум» — очень амбициозное кино, которое никому не покажется мелкотравчатым, но довольно многим — избыточным (в смысле too much).

Возвращаясь к «Миллионеру из трущоб», нельзя не заметить, что слабейшее звено «Капернаума» — его духоподъемная, насколько это в принципе возможно, концовка: наигравшись со зрителем в кошки-мышки, режиссер приклеивает к довольно мучительным двух часам откровенно искусственный хеппи-энд. На который, к слову, нарвалась и Лабаки, заработавшая за свой третий фильм приз жюри Канн и номинацию на «Оскар».

Сергей Степанов, 15 февраля 2019
https://www.elle.ru/stil-zh....6811882
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 26.09.2019, 06:33 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Капернаум (2018) Capharnaüm

Зейну только 12, а он уже отбывает пятилетний срок за поножовщину. Из тюрьмы он возвращается в здание суда, чтобы на этот раз выступить истцом – мальчик подает иск против своих родителей за то, что те подарили ему жизнь. С этого момента фильм отправляется куда-то в прошлое, чтобы рассказать историю героя и доказать, что его претензии оправданны.

Он был старшим в семье из 11 детей, но не мог пойти в школу, потому что должен был работать в местной лавке и помогать родителям сбывать наркотики в тюрьму. Его планы сбежать с любимой сестрой Сахар в Швецию рушатся в момент, когда ее продают в замужество владельцу той самой лавки, его начальнику. Тогда Зейн сбегает из дома и пытается в одиночку выжить на улицах Ливана.

Кто бы мог подумать, что фильм с синопсисом, будто взятым из депрессивной картинки, может получить серьезную награду на Каннском кинофестивале, стать зрительским хитом и дойти до номинации на «Оскар»? Наверное, только самые большие оптимисты, но, так или иначе, это произошло – «Капернаум» Надин Лабаки уверенно шагает по планете и, срывая покровы, во весь голос кричит о том, как ужасно живут дети в бедной Иордании. Мы и без нее догадывались, но почему бы лишний раз не напомнить об этом в форме кино, берущего зрительские слезные железы в плен.

Собственно, в этом вся проблема – «Капернаум» пытается стать еще более жестокой и реалистичной версией «Проекта “Флорида”», но получается фейковый репортаж BBC об ужасной жизни маргинализированных групп исламских стран и трудной жизни их детей. Грязь аккуратно размазана по лицам с грустными глазами, одежда чуть порвана, вокруг сплошная нищета, а единственным заработком остаются наркотики. Зрелище и без того невесёлое, так самые драматичные моменты подаются в слоу-мо с изящной оркестровой музыкой.

В таких условиях существования простые люди никак не могут быть виновны. По крайней мере, так проявляется гуманистическое мировоззрение Лабаки, которая готова выставить жертвой любого героя. Даже в моменты ссоры Зейна с родителями камера на несколько секунд может остановиться на матери, чтобы показать, с каким сожалением она переносит конфликт, который сама же начала. Отец, защищаясь в суде на обвинения в продаже собственной дочери, со слезами на глазах кричит, что был так воспитан, а жить по-другому не умеет. Все та же мать в суде и вовсе удивляется, что ее смеют критиковать: «А вы встаньте на мое место!» Даже взрослый муж 11-летней девочки парирует нападение общепринятыми нормами – вроде как в таком возрасте многие рожают, даже моя мать. Прием, безусловно, удобный для такой манипулятивной истории – злодей как-никак должен быть, так почему бы не масштабировать его с отдельного человека до уровня исламских традиций и устоев, чей огород и так переполнен брошенными камнями.

Впрочем, спасает фильм от лавирования между совсем пошлой слезовыжималкой и важным высказыванием о современном положении в Ливане талант Лабаки работать с детьми. Зейн Аль Раффеа в главной роли и Болуфатифе Банколе в роли годовалого эфиопского ребенка – это не просто сокровища «Капернаума», а, возможно, две лучшие роли прошлого года. Оба ребенка – непрофессиональные актеры, которых взяли в фильм буквально с улицы, оттого их органичность в кадре, аутентичность эмоцией и реплик выглядит пугающе живой и настоящей. Наверное, только благодаря их дуэту обязательный для такой фальшивой истории хеппи-энд выглядит не очередным бельмом на глазу, а закономерным финалом истории. Заслужили.

Алихан Исрапилов, Empire, 17 февраля 2019
https://www.film.ru/articles/o-filme-kapernaum-nadin-labaki
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 26.09.2019, 06:34 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
Неореализм по-ливански: «Капернаум» отправляет зрителя в нищий Бейрут
Фильм Надин Лабаки соединяет вымысел и правду жизни


В российском прокате — ливанский фильм «Капернаум» Надин Лабаки. Лауреат приза жюри основного конкурса и приза экуменического жюри в Каннах, номинант на «Золотой глобус» и «Оскар». В основе одного из самых титулованных фестивальных хитов сезона — история, которая будет понятна любому зрителю.

Никакого отношения к маленькому древнему городку на берегу Галилейского моря события фильма не имеют. «Капернаум» означает «беспорядок», «бардак» и относится к трущобам Бейрута, где разворачиваются драматические события ленты. Здесь много пестроты зданий, предметов, одежды и людей, а еще немало самого настоящего мусора, разбросанного на улицах.

Открывающая сцена похожа на анекдот: подросток Зейн вызывает в суд своих родителей и обвиняет их в том, что произвели его на свет. Сам Зейн уже сидит в тюрьме, потому что ударил ножом человека. Заседание суда прерывается длительными флешбэками, из которых мы узнаем, с чего началась эта история. Видим, как маленький Зейн жил в грязной квартирке с родителями, которые били детей и не пускали их в школу. Как несовершеннолетнюю сестру Зейна отдали в жены владельцу продуктовой лавки. Как Зейн сбежал из дома, встретил черную иммигрантку и ухаживал за ее ребенком, пока ее не было дома...

Основная проблема современного кино — как завоевать доверие зрителя, создать у него ощущение достоверности происходящего на экране? Поэтому многие режиссеры возвращаются к традициям итальянского неореализма с его непрофессиональными актерами, реальными местами действия и сюжетами, списанными со страниц газет. Вот и Надин Лабаки не надо было подделывать грязь Бейрута — ее достаточно в реальности. А люди, которые играют похожих на самих себя персонажей, должны вызывать те же эмоции, что когда-то герои «Похитителей велосипедов» и «Умберто Д.».

Интеграция сюжета в аутентичную среду в «Капернауме» происходит интенсивно и смело. Например, роль Зейна исполняет мальчик по имени Зейн, беженец из Сирии, который тоже прожил много лет в трущобах и не учился в школе, причем жизнь его была еще более суровой, чем у персонажа. Говорят, этот Зейн даже к концу съемок так и не мог написать собственное имя — не умел. То же с остальными «актерами»: весь ужас их повседневного существования не попал в кадр. По заветам неореализма события смягчены, поданы лирично и с горьким юмором, увидены как бы наивными глазами ребенка.

Зейн, катающий в тележке младенца, обнажающий грудь гигантского манекена в парке аттракционов или «толкающий» седативные на ночных улицах, настолько прост и обаятелен, что зритель поневоле забывает о том, частью какой бесчеловечной социальной мозаики являются эти действия. Но потом, после фильма, на уровне послевкусия, воображение многое дорисовывает к увиденному.

«Актеры» действовали согласно слегка намеченному сюжету, реагируя на обстоятельства так, как они поступали бы в обычной жизни. И если зритель после титров возвращается в свою благоустроенную реальность, то почти все люди из «Капернаума» так и остались там же, в чудовищной клоаке нищего Бейрута, где им придется ежедневно бороться за выживание. Всё это напрямую транслируется с экрана и очень подкупает, а мягкость интонации делает историю зрительской, это не «чернуха», не «жесткач».

Правда в том, что наряду с «Капернаумом» существуют куда более радикальные кинематографические «вторжения» в действительность, например, Ульриха Зайдля, Михаэля Главоггера, Сергея Лозницы и, конечно, Ильи Хржановского, который сотряс мир своим проектом «Дау». Игровое и документальное начала смешаны там эффектнее и тоньше, но гуманитарный эффект таких фильмов, как «Капернаум», значительно выше.

Сергей Сычев, 18 февраля 2019
https://iz.ru/846777....-beirut
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 26.09.2019, 06:34 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
"Капернаум" - драма о тяжелом детстве в трущобах Бейрута

Фильм "Капернаум" о жизни ребенка в трущобах Бейрута ливанка Надин Лабаки решила снять, наблюдая в Ливане кризис сирийских беженцев.

Она стала первой женщиной из арабской страны, номинированной на "Оскар", а 12-летний Зейн аль-Раффеа, сыгравший главную роль, после выхода фильма получил вместе с семьей убежище в Норвегии.

Худой ребенок лет 12 (Зейн аль-Раффеа, его персонажа в фильме зовут так же) заходит в зал суда. Это уже не первое появление Зейна в суде, но на этот раз он выступает в роли истца. "Я подал в суд на родителей. За то, что дали [мне] жизнь", - говорит он судье.

Так начинается фильм "Капернаум", который идет сейчас в российском прокате. Его режиссер и сценарист, ливанская 45-летняя актриса Надин Лабаки, сыграла в фильме эпизодическую роль адвоката Зейна.

Зейн живет в бейрутских трущобах, у него бесчисленное количество братьев и сестер. Он вынужден зарабатывать деньги тяжелым изнурительным трудом. Впереди его ждет не школа, а тюрьма. Его путь пересекается с мигранткой из Эфиопии Рахиль, которая живет в Бейруте без документов, пытается воспитать своего маленького сына и избежать депортации.

Фильм был номинирован на "Оскар" как лучший иностранный фильм от Ливана, но награды в итоге не получил. Набаки стала первой арабской женщиной, чья режиссерская работа была номинирована на эту премию.

Сирийский кризис

"Я долго думала над этим фильмом. Все началось с сирийского кризиса беженцев. Вы видите его повсюду на улице в Ливане: дети работают, продают жвачки, таскают газовые канистры", - рассказала Лабаки Би-би-си.

По ее словам, на нее повлияла смерть трехлетнего сирийского беженца курдского происхождения Айлана Курди, который утонул при попытке пересечь вместе с семьей Средиземное море в 2015 году. Фото погибшего мальчика на побережье Турции вызвали широкий общественный резонанс.

"Я помню, как увидела его фото и подумала: что мог бы рассказать этот ребенок о том, через что прошел? Потому что мы тащим наших детей, как марионеток, за собой и своими решениями", - сказала режиссер.

Во время сирийского кризиса Ливан открыл свои двери для миллионов беженцев, однако страна находилась в то время в разгаре своего собственного экономического кризиса.

"Ты видишь рост бедности, беспризорников на улице, будь то ливанцы или сирийцы. Они не только на улицах, они везде. Это стало моей навязчивой идеей. Я увидела ребенка на улице в час ночи. Все, что он хотел, это поспать, но место, на которым он сидел, было настолько неудобным, что он не мог уснуть. Именно тогда я была поражена и поняла, что мне нужно что-то делать. Мы лишили этого ребенка его основного права - просто закрывать глаза и засыпать. Я чувствовала себя ответственной за это", - рассказала Лабаки Awards Daily.

Дети с улиц Бейрута

Лабаки четыре года исследовала жизнь детей в ливанских трущобах для своего фильма. Лабаки и дпугие соавторы сценария "Капернаума" разговаривали с детьми в приютах, центрах содержания под стражей, детских тюрьмах и в бедных районах Ливана.

"Я думаю, что идея сцены с ребенком, который подает в суд на собственных родителей, пришла ко мне из-за желания показать гнев детей. Они рассказывали мне, что не хотели бы рождаться. Рассказывали, как пытались покончить с собой. Рассказывали, как хотели бы умереть. Они задаются вопросом, почему их матери не звонят им, пока они в тюрьме. Они не знают, почему их не целуют на ночь. Большинство из них, 99%, не знают даты своего рождения, [потому что их не зарегистрировали]. Их родители игнорируют этот день. Представьте себе, это дети, которые никогда не отмечали свой день рождения", - рассказывает Лабаки.

"Я искренне верю, что источником зла в мире является несчастливое детство. Ты редко выпадаешь из этого круга. У некоторых детей получается, но у 75% из них - нет. Только 25% способны разорвать порочный круг, остальные повторяют шаблон. Они делают то же, что и их родители. Обиженные становятся обидчиками", - говорит она.

В "Капернауме" снимались непрофессиональные актеры. Четверо из них сами были беженцами. Зайна аль-Раффеа, который сыграл главную роль в фильме, Лабаки нашла на улицах Бейрута. Зайн - беженец из Сирии, он прибыл в Ливан вместе с семьей в 2012 году из сирийского города Дараа на юге страны. Он жил в одном из самых бедных районов Бейрута и не ходил в школу.

"Это легко. Она [Лабаки] иногда просит меня грустить, иногда - быть счастливым, вот и все", - рассказал Зейн на одной из пресс-конференций, посвященных фильму, когда его спросили об актерской игре (цитата по агентству Рейтер).

Судьба актеров

По словам Лабаки, она специально сняла в фильме непрофессиональных актеров. "[В фильме] эти дети говорят о собственных ситуациях. Я думаю, это делает фильм более убедительным. ты видишь и чувствуешь, что эти люди действительно живут этой жизнью. Это не просто фильм", - говорит она.

Фильм был впервые показан в мае 2018 года на Каннском фестивале, где он выиграл приз жюри. Вскоре после возвращения из Канн семья аль-Раффеа получила письмо от Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) о том, что им предоставлено убежище в Норвегии. Они переехали туда в августе 2018 года.

Йорданос Шифероу, которая сыграла в "Капернауме" нелегальную иммигрантку из Эфиопии Рахиль, на самом деле является беженкой из Эритреи. По сценарию, она сначала берет Зейна под свое крыло, а потом исчезает, оставив его со своим годовалым сыном. Позже выясняется, что Рахиль арестовали и посадили в тюрьму.

Как она рассказала журналистам, после съемок сцены с арестом ее арестовали в реальной жизни. "Меня арестовали по-настоящему. Я жила точно так же", - рассказала она журналистам.

Продюсерам фильма понадобилось две недели на то, чтобы освободить Шифероу, и только тогда она вернулась к съемкам.

Ребенка, которого Зейн везет по городу на импровизированной коляске, собранной из скейтборда и большой кастрюли, сыграла беженка Болуватиф Банколь. В марте прошлого года ее вместе с матерью депортировали из Ливана в Кению, а ее отца отправили в Нигерию - на другой конец Африки.

3 марта 2019
https://www.bbc.com/russian/features-47414010
 
Форум » Тестовый раздел » НАДИН ЛАБАКИ » "КАПЕРНАУМ" 2018
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz