Суббота
17.11.2018
10:03
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ПОЗА РЕБЁНКА" 2013 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » КАЛИН ПИТЕР НЕЦЕР » "ПОЗА РЕБЁНКА" 2013
"ПОЗА РЕБЁНКА" 2013
Александр_ЛюлюшинДата: Понедельник, 05.11.2018, 07:15 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2900
Статус: Offline
«Когда говорят об этом кино – победителе Берлинского кинофестиваля, перво-наперво вспоминают сюжетную канву, где мать принимает решение всеми правдами и неправдами выручить сына, сбившего насмерть человека. Но проблематика этой картины выходит далеко за рамки одного, хоть и трагического случая. Она о том, как надо или не надо строить отношения с детьми, чтобы выросшими они не стали родителям абсолютно чужими людьми. Как смотреть объективно на своих детей? Как быть не чрезмерными в их жизни? Как позаботиться о детях в достаточной степени, не вырастив их при этом безответственными и неспособными к самостоятельной жизни? Каждый родитель по-своему отвечает на все эти вопросы жизни, отвечает рано или поздно, почему и актуальность поднятой темы просто бесспорна…» (Тамара Демидович).

«ПОЗА РЕБЁНКА» (рум. Poziția copilului) 2013, Румыния, 108 минут
— обладатель «Золотого медведя» Берлинского международного кинофестиваля


Барбу превышает максимальную разрешённую скорость на 50 км/час и сбивает насмерть юношу. За это ему грозит заключение на срок от 3 до 15 лет. Пытаясь защитить сына, в дело вмешивается его сильная, предприимчивая и отчасти деспотичная мать.

Съёмочная группа

Режиссёр: Калин Питер Нецер
Сценарий: Разван Радулеску, Калин Питер Нецер
Оператор: Андрей Бутица
Художники: Малина Ионеску, Ирина Маринеску, Ана Габриэла Лемнару
Монтаж: Дана Бунеску

В ролях

Луминица Георгиу — Корнелия Кенереш (мать)
Богдан Думитраке — Барбу (сын)
Наташа Рааб — Ольга Черчес
Илинцэ Гойя — Кармен
Флорин Замфиреску — господин Фэгэрэшану
Влад Иванов — Дину Лауренциу
Адриан Цициэни — отец ребёнка

Награды и номинации

2013 — приз «Золотой медведь» и приз ФИПРЕССИ на Берлинском кинофестивале.
2013 — номинация на премию Европейской киноакадемии за лучшую женскую роль (Луминица Георгиу).
2013 — приз Telia Film Award на Стокгольмском кинофестивале.
2013 — участие в конкурсной программе кинофестиваля в Сиднее.

Смотрите трейлер и фильм

https://vk.com/video16654766_456239321
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.11.2018, 18:41 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3766
Статус: Offline
Три правды Калина Питера Нецера
Поза ребенка (Pozitia copilului), Калин Питер Нецер, 2013


Пока Линклейтер, Андерсон и неизвестные широкому зрителю китайцы обмывают награды шестьдесят четвертого Берлинского кинофестиваля, Виктория Горбенко описывает румынское кино, получившее «Золотого Медведя» в 2013 году

Молодой мужчина сбил на ночном шоссе ребенка. Мальчик переходил дорогу в неположенном месте, водитель несся без соблюдения скоростного режима. Ребенок мертв, мужчина полон сил. У обоих есть семья. Одна семья безутешна, но сплочена своей бедой, другая напугана и погружена в конфликты. У одних есть горе, у других – деньги.

Калин Питер Нецер снял нарочито неприглядное по форме кино, где холодность и мрачность кадра заставляет поеживаться, а качка ручной камеры вызывает легкую тошноту. К тому же, первая треть фильма заставляет опасаться, что режиссер решил таким образом оформить тривиальное социальное высказывание о дураках на дорогах и недюжинной силе бабла, побеждающей любое добро: тут вам и дача взяток свидетелям, и звонки высокопоставленным друзьям, и намеки полицейских на содействие «по знакомству». Как только мать великовозрастного балбеса Барбу решает откупить сына от немалого срока лишения свободы, кажется, что пути у сюжета всего два: к торжеству справедливости либо в противоположном направлении. Однако Нецер в лучших традициях румынской новой волны оставил историю одного уголовного расследования фоном, сконцентрировавшись на людях.

Интересно, что режиссерское внимание приковано не к правонарушителю (напротив, вплоть до самой последней сцены кажется, что Барбу индифферентно происходящее) и даже не к переживаниям семьи, потерявшей ребенка (здесь почти удается избежать спекуляции на очень непростой теме, о которой как ни говори, будет казаться фальшью). Нет, на ситуацию мы смотрим глазами матери, чей сын совершил страшную непоправимую ошибку. И, несмотря на демонстрацию Корнелией пренебрежительности, свойственной лишь сильным мира сего, несмотря на абсолютную безучастность трагедии, виновником которой стал ее сын, она вызывает зрительскую эмпатию. Кажется, что, снимая слой макияжа с немолодого и некрасивого лица, героиня одновременно обнажает душу. Да, хочется заставить ее подавиться огромными золотыми кольцами, затянуть воротник мехового пальто удавкой на морщинистой шее, но, откровенно говоря, любая на ее месте отдала бы все за спасение своей непутевой кровинушки.

Правда бедных противопоставляется правде богатых, правда виновных – правде пострадавших, а правда отцов — правде детей. Кроме всего прочего Нецер говорит о кризисе семьи, материнской гиперопеке, сыновьей неблагодарности, любви, которой можно захлебнуться, необходимости каждого иметь возможность принимать собственные решения и нести ответственность за свои поступки. Под родительским крылом уютно и тепло, но рано или поздно каждому приходится рвать пуповину, менять позу эмбриона на что-то более подходящее. Герои идут к этому пониманию через нелицеприятные скандалы и взаимные оскорбления, раз за разом упираясь в обоюдоострую глухоту. В конце концов эмоциональная плотина прорвется и будет высказано то, что замалчивалось и отрицалось, однако бессловесный финал так и не даст ответа, что же будет дальше. Хотя, наверное, именно таким должно быть настоящее искреннее прощение: молчаливым и неловким.

http://postcriticism.ru/tri-pravdy-kalina-pitera-netsera/
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.11.2018, 18:41 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3766
Статус: Offline
«Поза ребёнка». Не кантовать.

В путах материнской любви. В отличие от победителя каннского фестиваля («Жизнь Адель») этой картиной наши прокатчики не заинтересовались, поэтому не ищите её в кинозалах. И хотя тема безоглядной материнской любви не только интернациональна, но и всегда актуальна, «Поза ребенка» — жёсткая драма о кризисе семейных и социальных отношений, скорее всего, так и останется пребывать в маргиналии сетевого пространства.

34-летний Барбу на скорости 140 км в час сбивает насмерть перебегавшего дорогу мальчишку. Теперь ему грозит срок до 15 лет, продолжительность которого может быть существенно снижена, если приложить некоторые усилия. Эти усилия начинает активно прилагать мать Барбу, Корнелия, уважаемая и преуспевающая архитекторша из Бухареста, которая с некоторых пор никак не может найти общий язык с сыном. Причина сыновней холодности заключается в том, что мать чрезмерно, порой до исступления, продолжает его опекать, совсем как маленького ребёнка. Это вызывает у сына всё нарастающее раздражение, а иногда и нескрываемую ненависть. Но не было бы счастья, да несчастье помогло: после аварии у Корнелии появляется идеальный шанс проявить материнскую заботу во всей полноте — без ограничений.

Ситуация в фильме режиссёра Калина Питера Нецера ставит Барбу перед непростым выбором: то ли сохранить право самому отвечать за свои поступки и взять ответственность на себя, заплатив за это дорогой ценой — серьёзным наказанием за смерть мальчика, то ли занять позицию ребёнка и переложить всё на плечи своей влиятельной матери, которая исполнит эту роль с благодарностью и наверняка поможет ему выкарабкаться из патовой ситуации. Но при всей соблазнительности второго варианта сын ведёт себя неоднозначно и непоследовательно…

«Поза ребёнка» живописует семейную дисгармонию, обострённую трагическим происшествием на дороге. Снятая почти что в документальном ключе, она не оставляет шансов для того, чтобы дистанцироваться от происходящего и оказывается драмой не только сильных эмоций, но и противоречивых чувств. Она продолжает традиции «фильмов морального беспокойства» (перекликаясь в частностях со второй совместной работой Абдрашитова и Миндадзе, «Поворот», снятой ещё в 1978-м году), а именно — глубокого погружения в психологию отношений. И это уже становится тенденцией в новейшем румынском кино. С недавних пор одна из самых бедных кинематографий Европы будто бы взяла на себя важную духовную миссию — раз за разом обращаться к насущным проблемам и нажимать не те болевые точки, контакта с которыми тщательно стараются избегать иные национальные кинематографии, превратившие кино в бизнес.

Почти тотальная инфантильность взрослого мужского населения, нежелающего брать на себя ответственность, незаметно вылились в своеобразную детскую болезнь европейского менталитета. Нецер предлагает к рассмотрению одну весьма значимую, если не сказать глобальную, причину такого поведения, максимально обостряя конфликт и, как результат, пиковую фазу в развале отношений матери и сына. Но смерть чужого ребёнка — это не просто лакмусовая бумажка для выражения степени кризиса в связи между Барбу и Корнелией. Это сама по себе настоящая драма, которую зацикленная на собственном сыне мать упорно не хочет видеть, но лишь осознание и принятие которой приведёт её к спасению собственной души.

Начавшись как камерная семейная драма, «Поза ребёнка» от кадра к кадру набирает глубину психологического рисунка и к финалу поднимается на котурны высокой трагедии. Поэтому в последней сцене, где двое мужчин, сосредоточивших в себе всю мировую скорбь, совершают после долгого молчания, может быть, самый неловкий в истории кино акт рукопожатия, происходит сильнейшая эмоциональная разрядка, имеющая для зрителей даже не терапевтическое, а самое настоящее целительной значение.

Андрей Малов
https://www.kinopoisk.ru/film/661577/
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.11.2018, 18:42 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3766
Статус: Offline
Граница Румынии

В Берлине «Золотой медведь» достался картине «Поза ребенка» Калина Петера Нетцера. О победителе рассказывает Антон Долин.

О неинтересном финале 63-го Берлинале кто только и чего только не писал. Рискну предположить, что комментаторы почувствовали скрытую сенсацию, но не осознали, в чем она. Тем временем настало время обнародовать секрет Полишинеля. Награждение фильма Калина Петера Нетцера «Поза ребенка» поставило крест на главном феномене 2000-х годов — «новом румынском кино». Самая романтическая и неожиданная из «волн» XXI века обернулась пугающе мертвенным штилем.

Казалось бы, с какой стати. Ну, снял режиссер умеренных дарований старательный средненький фильм. Ну, наградил его другой (предположим, выдающийся) режиссер, который так углубился в кун-фу, что не заметил произошедших в кинематографе изменений. И? Но стоит взглянуть на происходящее со стороны, как станет ясно, что на самом деле случилось. Румынское кино превратилось в фестивальный мейнстрим, который награждают за стандартный ассортимент приемов, механически переносимых из фильма в фильм разными авторами. «Живая» псевдодокументальная камера, вне зависимости от того, нужна ли она. Никакой закадровой музыки. Бытовой драматизм интриги. Изнурительно продолжительные диалоги. Суховатая ирония. Чуть закамуфлированная сентиментальность. И, конечно, фирменная национальная «фактура», скудная и скупая.

Именно так выглядит «Поза ребенка» — среднестатистический румынский фильм, все ингредиенты которого смешаны в идеальной пропорции (именно поэтому более чем скромная картина была удостоена награды основного жюри и критиков из ФИПРЕССИ). Главную героиню играет маститая румынская актриса Луминица Георгию, служившая на вторых ролях в лучших картинах последних лет — беженка в «Код неизвестен», медсестра в «Смерти господина Лазареску», мать бойфренда в «4 месяцах, 3 неделях и 2 днях». Она и играет с мхатовской сочностью (или современниковской нюансировкой) интеллектуалку-архитектора, которой предстоит вступить в битву за своего сынулю — тридцатилетнего оболтуса, по неосторожности сбившего насмерть подростка на шоссе.

Оболочка фильма — от сценария до последней детали интерьера — исполнено так ловко, что удается надуть даже многоопытных критиков и жюристов. Что до содержания, то оно состоит из набора штампов, больше пригодных для какого-нибудь сериала на телеканале «Домашний», чем для авторского кино. Пусть героиня живет богато и благополучно, по вечерам у нее походы в оперу, а на полках стоят томики нечитанной «нобелевской» лауреатки Герты Мюллер, но она — такая же мать, как несчастная крестьянка, потерявшая в автокатастрофе собственного сына. Начав с демонстрации повседневной жизни бухарестского высшего света, режиссер проводит своих персонажей по кругам бюрократического ада — еще один обязательный элемент румынского кино, — чтобы закончить визитом к родителям погибшего. И хай-миддл-класс чувствовать умеет, подумать только.

Однако нет худа без добра. Именно успех «Позы ребенка» позволяет наконец-то сформулировать, в чем была магия румынского кино, ныне развеявшаяся почти бесследно.

Румынская травка «утешение желудка» — не в специфическом киноязыке, не в мрачном юморке, не в простых сюжетах, не в шершавых декорациях, — а в эмпатии, возникавшей, казалось, на пустом месте. Сопереживания своим нелепым героям Кристи Пуйю, Кристиан Мунджиу и Корнелиу Порумбою достигали через парадокс. Несимпатичный одинокий пенсионер в «Смерти господина Лазареску» умирал так долго, некрасиво, болезненно и, в то же время, смешно, что по истечении трех часов мы поневоле превращались в сиделок у постели умирающего, терпеливых и милосердных. «4 месяца, 3 недели, 2 дня» мы проживали вместе со студенткой, отдававшей свое тело, да и душу заодно, за нелегальную операцию для подруги — словно магическим жестом спасая ту, беспомощную и ко всему безразличную. В «12:08 к востоку от Бухареста» историческое событие вдруг оказывалось населенным мелкими людишками, провинциалами, эдакими добчинскими — крикливыми, лживыми и трогательными, как любой из нас, — утопающими в трясине миражной Революции. Все они были нам противны и милы, как родственники из захолустья, внезапно нагрянувшие в гости. И культурно-географические различия (как и параллели) вдруг переставали иметь значение. Оставались только люди, болезненно узнаваемые и непереносимо родные.

Режиссер «Позы ребенка» делает вид, что идет по тому же пути. Однако трансформации не происходит ни с персонажами, ни со зрителями. Это кино лишено трепета, дискомфорта: оно крепко сбито и рационально не в меньшей степени, чем мамаша-архитектор, которая идет утешать «простых людей» и между делом сует им деньги на похороны (вдруг удастся договориться добром, до суда). Так же ходят на румынское кино: посочувствовать простым обитателям восточноевропейского захолустья, потом дать им призового «медведя» и разойтись по домам. Все довольны, всем спасибо.

В Берлине румын наградили с пятилетним отставанием от Канн, еще лет через пять дойдет до «Золотого св. Георгия» на ММКФ. «Поза ребенка» — финальная распродажа…даже нет, тотальная ликвидация товара, ценность которого падает на глазах. Пожалуй, и к лучшему, ведь количество спекулянтов, выросших на этом фестивальном перегное, уже зашкаливает. Пора, в конце концов, избавить от непосильной миссии правдорубов и радикалов тех трех по-настоящему талантливых режиссеров (список см. выше), которые и породили «волну», а теперь пытаются всеми правдами и неправдами не уронить планку, сняв что-то не совсем идентичное собственным призоносным картинам. Хватит. Со своим премиальным багажом теперь они смогут снимать и за границами родной страны. А также, что важнее, вне навязанного посредственностями «формата». Румыния — земля небогатая. Именно потому там всегда найдутся и другие охотники на золотых медведей, львов или леопардов.

https://seance.ru/blog/reviews/poza_rebenka_berlinale/
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.11.2018, 18:42 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3766
Статус: Offline
Семейное дело. «Поза ребенка», режиссер Калин Петер Нетзер
Лариса Малюкова, Искусство кино №3, март 2013


Решение берлинского киносудейства под президентством Вонг Карвая о награждении румынской картины «Поза ребенка» многих моих коллег привела в замешательство. Быть может, приличная, но не выраженно эстетская, не новаторская картина Калина Петера Нетзера была награждена за «общий вклад» нового румынского кино в современный кинематограф?

Вместе с тем «Поза ребенка» являет собой тонкий сплав качеств, определяющих своевременность картины не только с точки зрения профессии, но прежде всего как чувственный психологический портрет общества.

Фильм строится в форме двухголосной инвенции. Две тематические линии чуть ли не с самой завязки сплетаются в плотный конфликтный узел. Барбу, тридцатичетырехлетний сын процветающей румынской архитекторши, дамы за пятьдесят Корнелии (Луминица Георгиу), сбивает насмерть ребенка. Семья принадлежит к истеблишменту, и для «новых румын», как и для «новых русских», нет невозможного. Априори они всегда правы. Корнелия немедленно включает «аварийный сигнал», начинает масштабную операцию по спасению своего великовозрастного «ребенка». К делу подключаются адвокаты, высшие чиновники, перекупаются свидетели. Деньги, связи, взаимовыгодные сделки — все идет в ход. Кульминация фильма: Корнелия приходит в дом к убитым горем родителям погибшего мальчика, простым бедным людям. И уже вместе с ними льет слезы. Беда-то общая. Но внутренняя механика продолжает свою работу: моля о снисхождении потерпевшей стороны, обливаясь слезами, она твердит: «Ведь у вас двое детей, а у меня один…»

Сюжет, близкий кино морального беспокойства Абдрашитова — Миндадзе, по-своему решался в их «Повороте». Но там сам герой, сбивший старушку, стоял перед трудным выбором: брать ли на себя груз ответственности? И вокруг этого вопроса закручивалась спираль конфликта.

Вторая, побочная тема фильма «Поза ребенка» (в какой-то момент именно она становится главной) посвящена матерям, «которые не бросают своих детей», даже если те их об этом молят. Тема взаимоотношений Корнелии и Барбу открывает неодолимый поколенческий разрыв.

Три важные сцены экспозиции следуют одна за другой. В первой Корнелия жалуется сестре на отлученность от семьи сына. Сестра объясняет: «Это оттого, что у тебя один ребенок. Было бы двое, был бы выбор».

Затем на дне рождения принаряженной молодящейся Корнелии собирается цвет страны — исключительно значительные люди: министры-артисты. На элитной вечеринке под плеск виски в правильных стаканах решаются проблемы-вопросы.

«Поза ребенка», семейный портрет в интерьере современного румынского общества, впервые вводит нас в круг жизни столичного истеблишмента. Который и сам представлен как одна большая семья, где все за одного. Полиция, судебная и законодательная власть, бизнес- и арт-элита — «братья и сестры». По счетам здесь принято платить конвертами с деньгами и встречными услугами. Отсутствие у upperсlass социальной совести изначально беспроблемно решает проблему вины. Инфантильное, не успевшее повзрослеть после жесткого правления Чаушеску общество привычно подчиняется «сильной руке» коррумпированных избранных, истеблишмента, который заправляет в стране сегодня. И, как свидетельствуют новостные выпуски, которому позволено если не все, то многое (прямо скажем, этот «общественный сюжет» нам знаком не понаслышке).

Со сценой вечеринки монтируется третий ключевой эпизод: мастер-класс подруги Корнелии — известной оперной певицы (в Румынии, как и в Молдавии, всегда были отличные оперные голоса). Певица «водит» по импровизированной сцене дуэт молодых исполнителей. Она им подпевает, натурально держит в своих руках, подсказывая и показывая мимикой, жестом «правила игры», рисунок роли. Она самозабвенно играет за обоих: вместе с ними, вместо них. Среди зрителей Корнелия, которая дает подобный непрерывный мастер-класс в своей семье. Мама-кукловод навязчиво пытается «водить» сына и невестку Кармен, режиссировать домашнее маппет-шоу, менять направление следствия, подправлять экспертизу.

Материнская любовь, по Фромму, дарующая чувство безопасности, здесь выходит из берегов, превращается в опасную болезнь. Беззаветная родительская самоотверженность Корнелии, потакающей, спасающей, жертвующей собой ради сына («Я готова отдать за него не только руку, но жизнь»), разрушительна, похожа на любовь спрута, душащего дитя в объятиях. «Дай мне первому тебе позвонить хоть раз в жизни!» — бросает в лицо растерянной матери подавленный ее темпераментом, ее натиском, ее неуемной любовью «единственный ребенок». Корнелии не дано понять, за что же он ее ненавидит.

«Поза ребенка» снята по сценарию известного драматурга Развана Радулеску, который прославился в литературном мире как автор романа «Феодосий Малый». И хотя у сорокачетырехлетнего Радулеску обширная фильмография, на территории кино он прежде всего один из вдохновителей трагикомической одиссеи «Смерть господина Лазареску» c ее невыносимой повседневностью трагедии.

Во всех драматургических опусах сценариста экстремальная ситуация приоткрывает завесы характеров, сквозь которые и просвечивают некие закономерности нынешнего общества. Дабы сконцентрировать наше внимание на крупно взятых портретах, режиссер оставляет за кадром саму автокатастрофу с покореженным металлом и улетевшим за обочину детским телом (в какой-то момент камера лишь скользнет взглядом по крышке от маленького гроба, напомнив о непреднамеренном, но убийстве).

На экране останется лишь след, катастрофа рассеется в неуловимый капельный образ неотменимой беды, искалеченных отношений, которые не подвержены реставрации.

Как часто бывает в румынских картинах, действие происходит в Бухаресте, концентрируясь на коротком промежутке двух дней («Смерть господина Лазареску» длилась с вечера до глубокой ночи, в фильме «4 месяца, 3 недели и 2 дня» события развивались с утра до позднего вечера). Драматургия чертит на этом малом меловом круге прихотливые зигзаги репликами, микропоступками, неочевидными душевными маневрами. Каждый из героев выпутывается из плена собственных страхов, психологических травм и их последствий, пытаясь самоидентифицироваться в реальности и в собственном внутреннем мире. Но система зеркальных отражений друг в друге не позволяет выбраться из «отражательного» пространства тесных душных отношений.

Здесь главная планета — безусловно, эгоцентричная (даже в своей беспамятной и бесконтрольной материнской любви) Корнелия. Вокруг нее, жирно выписанной, вертятся малые спутники: сын, муж, сестра, невестка, друзья, нужные люди. Она архитектор взаимоотношений в семье. Властная и настырная Васса, впадающая в ступор замешательства, когда ее монументальная помощь, все мыслимые сооружения, продуманная архитектоника спасения оказываются совершенно не нужны депрессивному потомству. Но, кажется, ее финальные растерянность и замешательство — лишь затишье перед очередным приступом деятельной вибрации и экспансии. Авторы не дают авансов своим героям, не обнаруживают перспектив блаженства примирения.

Впрочем, Корнелия вовсе не одинока. Она лишь член высшего анклава «допущенных», внутри которого своя коллективистская «семейная» солидарность. Свои рычаги воздействия, свои тарифы на взаимопомощь. Все это показано режиссером спокойно, безоценочно, без деклараций, сдержанно.

В сгущенных эмоциональных красках подан лишь главный персонаж. Нервная камера неотступно следует за Корнелией: из полиции, где она меняет в протоколе скорость «с превышенной 160 км» на «разрешенную 110 км», в лабораторию, в дом к сыну, на встречу со свидетелем. Она на грани нервного срыва, но держит себя в руках. Как настоящий военком, составляет план действий, штурмует полицейский участок, где в глаза называет полицейских гиенами.

И тут же с ними договаривается о встречном одолжении — подписи на архитектурном проекте для одного из местных начальников. Корнелия интригует и дома, ревнует сына к невестке Кармен, которую недолюбливает. Выведывает подноготную их отношений. И на время битвы за спасение сына заключает с Кармен «пакт о ненападении». Тут Нетзер использует краски сарказма.

«Можешь на меня положиться», — задушевно говорит Корнелия и так проникновенно смотрит на невестку, что понимаешь наверняка: нет… нельзя с ней откровенничать. Когда же она перевозит шкафообразного сына вместе с вещами к себе в дом — это в какой-то мере ее реванш, маленькая победа.

При этом одна из лучших румынских актрис Луминица Георгиу (она снималась у Ханеке, Порумбою и чуть ли не во всех фильмах Пую) не превращает роль в карикатуру, не пережимает. В крупной бенефисной работе она оправдывает воинственность и предприимчивость своей героини ее безмерной, все объясняющей любовью. В фильме точечный кастинг. В роли сына не менее известный в Румынии актер Богдан Думитраке. Он играет затравленного авторитарной мамашей, подавленного недавней катастрофой, сложными отношениями в семье инфантильного ипохондрика (в его спальне в маминой квартире до сих хранятся мягкие игрушки: мамы не всегда смиряются с тем, что их дети выросли). Авторы оставляют в этом характере белые пятна, которые зритель сам может заштриховать (а может, это и драматургическая небрежность). Понятно лишь, что Барбу — душевно недоразвитый (он даже не вышел после катастрофы из машины). Словно все еще пытается распрямиться из эмбриональной позы ребенка. И по-своему, по-детски старается выбраться из длительного шока, на четвертом десятке доказывая свою самостоятельность, взрослость не дающей дышать матери. Поэтому из-за совершенного пустяка — «неправильных» капель в нос — и срывается вдруг на истерику.

Нетзер растворяет экзистенциальную семейную драму в социальных реалиях, не жалея черных и саркастических красок. Работа по режиссуре, безусловно, качественная, запоминающаяся цепкими деталями, но не прорывная. В фильме нет неожиданностей, он сделан ровно, профессионально, без полета. По-настоящему сильный эпизод — встреча двух матерей, «потерявших» своих детей. И плачущих вместе об этой невосполнимой утрате.

Безусловно, не скажешь, что «Поза ребенка» выдвинулась в авангард пресловутого «румынского киночуда». Фильм скорее сноровистый, чем выдающийся. Тем не менее эта вполне мейнстримовская картина свидетельствует о том, что «новая румынская волна» — не вспышка моды, не кратковременное прозрение отдельных гениев. Каким-то непостижимым образом в бедной Румынии возникли условия не только для рождения, но и для становления разностилевого, многожанрового актуального кинематографа, который представляет интерес для зрителя. А не только для фестивалей класса «А».

http://www.kinoart.ru/archive....-netzer
 
Форум » Тестовый раздел » КАЛИН ПИТЕР НЕЦЕР » "ПОЗА РЕБЁНКА" 2013
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz