Воскресенье
27.05.2018
18:25
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "О ТЕЛЕ И ДУШЕ" 2017 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » ИЛЬДИКО ЭНЬЕДИ » "О ТЕЛЕ И ДУШЕ" 2017
"О ТЕЛЕ И ДУШЕ" 2017
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 04.03.2018, 09:02 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2858
Статус: Offline
Моё главное кинооткрытие 2017 года! Невероятно трогательный фильм, ставший однозначным победителем Берлинского кинофестиваля и завоевавший симпатии и жюри основного конкурса, и критиков ФИПРЕССИ, и состоявшего из религиозных мыслителей экуменического жюри, и читателей газеты Berliner Morgenpost. Служебный роман двух своеобразных героев, которым снятся идентичные сны, очаровывает с самого начала. История любви не их тел, а их душ вмиг переносит нас из «фабрики смерти» в чýдную сказку, в которой тонко чувствующие Он и Она преодолевают свои фобии, воплощая в реальность, казалось бы, самые нежные грёзы. Как избавиться от одиночества? Надо лишь вырваться из состояния всеобщего онемения и услышать одну для двоих «музыку для любви»…

«О ДУШЕ И ТЕЛЕ» (венг. Testről és lélekről) 2017, Венгрия, 115 минут
— обладатель четырёх призов Берлинского международного кинофестиваля


Эндре и Мария работают вместе на cкотобойне. Эндре, финансовый директор большого предприятия, имеет физический дефект, а Мария, педантичный инспектор по качеству, страдает расстройством аутистического спектра. В ходе расследования кражи препарата на фабрике проводится психологическое исследование всех сотрудников и главные герои фильма случайно узнают, что им снится один и тот же сон, где они встречаются в ночном лесу в образе влюбленных друг в друга оленей. Сон помогает Эндре и Марии найти путь друг к другу в реальной жизни, хотя история развития их взаимоотношений едва не заканчивается катастрофой.

В ролях

Геза Морчаньи - Эндре
Александра - Борбей Мария
Золтан Шнайдер - Йено
Эрвин Надь - Саньи
Тамаш Йордан - Доктор Марии
Жужа Яро - Жужа
Река Тенки - Клара
Юлия Ньяко - Рожи
Итала Бекеш - Жока

Съёмочная группа

Режиссёр: Ильдико Эньеди
Автор сценария: Ильдико Эньеди
Продюсеры: Эрнё Мештерхази, Андраш Мухи, Моника Меч
Оператор: Мате Хербаи
Монтаж: Карой Салаи
Художник-постановщик: Имола Ланг
Художник по костюмам: Юдит Шинкович

Интересные факты

«О теле и душе» — первый полнометражный фильм Ильдико Эньеди за 18 лет. Ее предыдущая работа «Симон Волхв» шла на киноэкранах в 1999 году.

Лента «О теле и душе» вошла в число конкурсных участников Берлинского кинофестиваля в 2017 году. В 1992 году Эньеди сама была членом жюри «Берлинале».

Для Гизы Моршани роль Эндре стала дебютной работой в кино.

Как гласят финальные титры картины, некоторые животные пострадали во время съемок, однако ни одному из них не был нанесен вред намеренно.

В фильме звучит песня What He Wrote британской исполнительницы нео-фолка Лоры Марлинг.

Награды

Берлинский кинофестиваль, 2017 год
Победитель: Золотой Медведь
Победитель: Приз ФИПРЕССИ (конкурсная программа)
Победитель: Приз экуменического (христианского) жюри (конкурсная программа)
Победитель: Приз газеты Berliner Morgenpost

Европейская киноакадемия, 2017 год
Победитель: Лучшая женская роль (Александра Борбей )
Номинация: Лучший фильм
Номинация: Лучший режиссёр (Ильдико Эньеди)
Номинация: Лучшая работа сценариста (Ильдико Эньеди)

Оскар, 2018 год
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке

Смотрите трейлер и фильм

https://vk.com/video16654766_456239226
https://vk.com/video16654766_456239225
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 04.03.2018, 10:05 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3680
Статус: Offline
«О ТЕЛЕ И ДУШЕ»: ЛЮБОВЬ, ПОХОЖАЯ НА СОН

Когда вопрос касается сна, толкования сновидений или их анализа, то первым на ум приходит Зигмунд Фрейд, автор самых фундаментальных и известных работ в этой области. Однако были и до него люди, высказывавшие не менее любопытные идеи на эту тематику, хоть порой и не в должной мере обоснованные. Одним из таких, например, был немецкий философ Готтхильф Генрих фон Шуберт, который утверждал, будто сновидения являются освобождением духа от гнёта внешней природы, освобождением души из оков чувственного мира. Шуберт искал корень сновидения в психологии человека, что было достаточно близко к Фрейду и послужило некой почвой для его дальнейших открытий. Но было и противоположное мнение немецкому философу, исходящее уже от врачей. По их мнению, побудителями сновидения являются исключительно чувственные и телесные раздражения, либо приходящие к спящему извне, либо случайно возникающие в нём самом. Данный конфликт физического и абстрактного, тела и души нашёл крайне поэтическое и чувственное отражение в новом венгерском фильме, победителе Берлинского кинофестиваля-2017, от режиссёра Ильдико Эньеди.

«О теле и душе» открывается нежной, лирической сценой заснеженного леса, в котором рядом с небольшим ручейком расположились два оленя, самец и самка. Они держатся друг от друга на расстоянии, робко переглядываясь, и лишь только неуклюже соприкасаются носами, когда пьют воду из ручья. Всё это – сон, снящийся одновременно двум людям: возрастному финансовому директору скотобойни Эндре (Гиза Моршани) и молодой девушке, новому инспектору качества на их предприятии, Марии (Александра Борбей). У Эндре парализована рука, его не назовёшь общительным человеком, да и особо привлекательным тоже. Мария же наоборот, очень красивая, стройная, но её проблемы носят скорее психический характер – она замкнутая и у неё очевидно обсессивно-компульсивное расстройство. В её квартире всё разложено по полочкам, еда на тарелке всегда бережно отсортирована, говорит она всё исключительно прямо, а её память хранит информацию вплоть с самого детства. Кажется, абсолютно по всем параметрам эти два персонажа не могут быть вместе физически, однако режиссёр преподносит нам историю любви не двух тел, а двух душ, помогающих перенести чувства из мира снов в реальность.

При неправильном подходе такая великолепная открывающаяся сцена могла превратиться в какой-нибудь абсурд или в примитивную сентиментальность (что даже более болезненно), но Эньеди, чей предыдущий полнометражный фильм вышел аж 18 лет назад, наполняет дальнейшие события романтизмом. К слову, её дебют «Мой XX век», получивший «Золотую камеру» на Каннском кинофестиваля в 1989 году, был ещё более абсурдным, но не менее очаровательным.

Первая половина фильма напоминает микс из медитативности Терренса Малика, невротизма Вуди Аллена и фантастичности Мишеля Гондри. Связь с последним ещё можно проследить через деликатность подхода Эньеди к сочетанию двух жизней – реальной и во сне – напоминающей «Вечное сияние чистого разума». Мы всё больше находим общее между главными героями и их воплощениями во сне. Мария даже внешне начинает быть похожа на оленя: элегантная фигура, робкое поведение и застенчивый взгляд, подчёркивающийся крупными планами оператора Мате Хербаи. С продвижением по сюжету мы начинаем понимать, что и Эндрэ тот ещё олень, хоть и выражается это в основном в его поведении. Их отношения не слишком привносят новых красок в происходящие и в сам фильм, даже обострение конфликта ближе к концу, по сути, не несёт за собой никакой новой информации. Иньеди постоянно углубляется в хрупкость своих персонажей, а не в их молниеносное развитие. Отсюда и фильм кажется слегка затянутым.

Режиссёр-сценарист сочетает порой в не сочетаемых пропорциях жестокость, лирику, юмор и драму. В один момент нам показывают, как забивают корову, потрошат её, снимают кожу – малоприятное зрелище, надо сказать. Эта сцена, хоть и в очень брутальной манере, вносит небольшие нотки энвайронментализма и ставит перед зрителем вопрос гуманизма – стали бы мы убивать и есть животных, если бы знали, что у них есть душа? В другой сцене не менее живописная трагедия ближе к концу с участием Марии сменяется фарсом (с изолентой) всего за пару секунд. Этот эпизод является точной копией такой же сцены в новом фильме Фатиха Акина «На пределе». Конечно же, чистое совпадение, но схожесть этих моментов даже в самых мелочах очень любопытна. Забавная сцена в музыкальном магазине, интимные звонки перед сном, личностные переживания и страхи – всё это к концу начинает потихоньку отслаиваться друг от друга, но во многом благодаря прекрасным актёрским работам и режиссуре, цельность картины сохраняется до самого конца. И мы можем отчётливо понять основную тему фильма: как несоответствие между телом и душой может навредить нам, а также как гармония между ними может снова сделать нас единым целыми.

Благодаря изысканной режиссуре, полной эстетизма, абсолютно чудесному сценарию, пропитанного символизмом, а также безупречным актёрским работам «О теле и душе» Ильдико Эньеди очаровывает от начала до конца, не скупясь ни на забавные моменты, ни на тяжёло-эмоциональные сюжетные повороты. Эта очень чувственная и оригинальная история любви между двумя интровертами в равной степени окажется по вкусу, как вашему телу, так и вашей романтической душе.

http://www.newlookmedia.ru/?p=53736
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 04.03.2018, 10:06 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3680
Статус: Offline
Зверский артхаус

Животные, их страдания и их права – в центре многих конкурсных фильмов Берлинского фестиваля

... «О теле и душе» (On Body and Soul) - довольно простодушное название мучительного фильма венгерки Илдико Энеди – ставит ребром давно назревший вопрос: есть ли душа у животных, если даже не у всех людей она имеется? И отвечает на этот вопрос положительно. Поэтому так неудобно и стыдно за все, что делают люди с животными. Странный, дисгармоничный, местами невыносимый, но талантливый фильм повествует о вполне патологическом любовном романе немолодого мужчины с отсохшей рукой и аутичной молодой женщины, особы маниакально-депрессивного склада. Как выясняется, им снятся идентичные сны, в которых они предстают красавцами-оленями в сказочном австро-венгерском лесу. Небанальная эта история могла иметь местом прописки любую бухгалтерию или офис, но как положено в зверском артхаусе, герои работают на бойне и первую половину этой «лавстори» режиссёр буквально топит в реальной коровьей крови. Чтобы срифмовать ее с клюквенной – из вен суицидально настроенной героини. Настойчивое погружение зрителя во все подробности забоя коров, которым повезло значительно меньше, чем сказочным оленям из сна, оправдано всей структурой картины, но не делает ее более «зрительской». Не все досидят до сцен, в которых становится ясно, что перед нами довольно оригинальная черная комедия. А кто-то, как я, первую часть фильма проведет, спрятавшись под кресло...

Стас Тыркин, 12.02.2017
https://www.lipetsk.kp.ru/daily/26642.5/3661297/
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 04.03.2018, 10:06 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3680
Статус: Offline
Мясной олень

В прокат выходит победитель Берлинского кинофестиваля — фильм венгерки Ильдико Эньеди "О теле и душе". Аполитичная мелодрама, поразившая жюри Берлинале, напоминает тихое советское кино времен застоя, которое, не оглядываясь вокруг, упрямо говорит о вечном

Ильдико Эньеди вошла в большое кино в конце 1980-х, на фоне крушения Берлинской стены и перекраивания европейских границ. Изысканный, но совершенно аполитичный, как будто не заметивший глобальных перемен, черно-белый "Мой XX век", ее первый фильм, в котором нашлось место Томасу Эдисону и электричеству, Отто Вейнингеру и его половым теориям, двум близняшкам и Олегу Янковскому в роли запутавшегося бородатого зоолога, удивительным образом завоевал в Канне приз за лучший дебют. Удивительным — потому что тонкость и аполитичность не всегда ценят даже в Канне, но 1989-й был годом особым. Победил на том фестивале тоже дебютант, которому личное было важнее общего: Стивен Содерберг со своей психоаналитической драмой "Секс, ложь и видео". В минималистических чувственных опытах Содерберга можно искать и истоки нового фильма Эньеди — "О теле и душе", действие которого разворачивается в условной современности на венгерском мясокомбинате (тут стоит отметить небольшую неточность — или скорее неизбежную сухость перевода: венгерское слово "test" — это, конечно, не только "тело", но и "плоть", то самое "мясо", которым занимаются персонажи фильма).

Итак, он — Эндре — работает директором бойни. Сухощавый, одинокий, сухорукий — чистый дух в царстве мертвых мышц, разрубленных туш, недвусмысленной телесности. В эту материальную стихию он вносит неземные вибрации. Разговаривая с новым сотрудником бойни, шеф спрашивает: "А как вы вообще относитесь к своим новым обязанностям?" И с откровенным сожалением выслушивает, что работнику все равно. Не ведающий чувств и жалости забойщик — худший вариант. Где кровь, там должна быть и любовь,— банальность рифмы оказывается банальностью жизненно важной.

Она — Мария — приходит на бойню инспектором по качеству. Присваивать мясу категории. Странноватая блондинка с мягким взглядом трепетной лани. Олени, кстати, снятся ей и Эндре в обязательном порядке каждую ночь: зимний лес, черные стволы, снежная земля, самка бежит, самец нагоняет — символика как таковая. Мария в поиске любви, и столкновение с сухоруким директором Эндре в рабочей столовой превращает его сначала в объект тщательного изучения, а потом — желания. Сцены столкновений в столовой Мария разыгрывает у себя на кухне с человечками из детского конструктора. Ей, как и Эндре, нужно знать, где начинается любовь — с какого взгляда, слова, прикосновения и нечаянной мысли? Эти вопросы волнуют. Любовный танец двух испуганных взрослых людей, у каждого из которых свой набор фобий, своя рутина, изображается с тактом и мягкой иронией.

В общем, понятно, почему именно "О теле и душе" получил в Берлине 2017 года главный приз. Почему Эньеди, а, скажем, не Аки Каурисмяки с его социальной, политически острой, но тоже предельно человечной лентой "По ту сторону надежды"? Эньеди, даром что она работает в стране, отличившейся своей бескомпромиссной позицией по беженцам, удалось совершенно абстрагироваться от острых социальных вопросов, ее не волнует политика и ее нерешаемые дилеммы, не трогают трагедии прошлого. Но она говорит о том, что есть в жизни каждого. О том, как событием становится личное письмо, утро перед распахнутым окном, покупка "музыки для любви" (которой оказывается песня Лоры Марлинг) в забытом месте современной цивилизации — магазине компактных дисков. Как могут убивать не бомбы даже, а телефонный звонок или случайно брошенное слово. О том, что мир хрупок, а внезапный призрак улыбки может быть ценнее любых знаков внимания. И за эту возможность отвлечься от вселенской скорби жюри самого политизированного из больших фестивалей сказало Эньеди свое "золотое" спасибо.

Российскому зрителю, по крайней мере, ровесникам главных героев Эньеди, "О теле и душе" неизбежно напомнит об обманчиво невзрачных советских мелодрамах времен застоя. Не только потому, что большая часть фильма разворачивается на вполне себе благополучном производстве, где лучшее борется с хорошим, но и невыносимой житейской скромностью, израненностью главных героев. Это и "Влюблен по собственному желанию", и другие тихие шедевры второго ряда, авторам которых удавалось нащупать нерв времени в опустошенной повседневности. Возможно, через несколько лет фильм Эньеди уже не будет производить такого острого впечатления, какое он производит в современном громокипящем, до крайности политизированном пространстве. Но сейчас именно эта неприкаянность и неуместность кажется его сильной стороной.

Make love, not war. Хотя что любовь? Она, может, и не мясо, но, безусловно, что-то кровавое.

Василий Степанов, 06.10.2017
https://www.kommersant.ru/doc/3422729
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 04.03.2018, 10:06 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3680
Статус: Offline
"О теле и душе": венгерское чудо

В России на широкие экраны выходит один из лучших иностранных фильмов года - венгерская драма "О теле и душе". Лента получила главную награду Берлинского кинофестиваля этого года - "Золотого медведя". Почему эту картину необходимо посмотреть даже тем, кто не увлекается венгерским кинематографом, объясняет кинообозреватель "Вестей ФМ" Антон Долин.

Можно сказать, что картина венгерской постановщицы Ильдико Энеди "О теле и душе" - победитель Берлинского фестиваля: в минувшем феврале фильму была присуждена высшая премия Берлинале - "Золотой медведь". Но это как статусно, так и скучно: подумаешь, какое дело публике до наград. Тогда иначе: на фестивалях существует множество жюри и премий. И "О теле и душе" стал самым неожиданным победителем. Скромнейшей и малобюджетной венгерской драме о любви внезапно решили отдать пальму первенства не только основное жюри, но и жюри критиков ФИПРЕССИ - а оно с основным сходится крайне редко, а заодно Экуменическое жюри, состоящее из религиозных мыслителей и деятелей. К тому же, фильму достался приз зрительских симпатий читателей одной из ежедневных берлинских газет. А вот такого не бывает никогда.

Что же объединило всех этих людей в единогласном решении? Достаточно посмотреть фильм, чтобы понять. Действие "О теле и душе" разворачивается в окрестностях Будапешта на большой современной скотобойне - или, назовем это иначе, мясокомбинате. Главные герои - сухорукий стареющий и одинокий финансовый директор предприятия и девушка, инспектор по качеству мяса, приехавшая исполнять свой долг на комбинат.

Встретились два одиночества, старая сказка, скажете вы. И будете неправы. Их встреча в столовой не принесла никаких результатов. Ведь он и она не знали, что давно уже знакомы и встречаются, но не наяву, а во сне, где превращаются в двух красивых и безмолвных оленей, бродящих по зимнему лесу. Лишь случай становится причиной того, что они узнают друг друга в человеческом обличии. Вроде бы сказка, но сделана почти документально. Причем документально снимались зимние лесные сцены с оленями, а реальность - быт сотрудников мясокомбината - показана сновидчески, будто сквозь дымку или марево. Меж тем, скотобойня настоящая. Ильдико Энеди не желала, чтобы животных убивали специально для ее высокохудожественных целей. Съемочная группа внедрилась на комбинат, чтобы незаметно наблюдать за повседневной ее работой, за этой будничной фабрикой смерти, где умирают такие же грациозные рогатые звери, как те, которых герои фильма видят во сне, узнавая в них себя.

Медитативная, красивая, парадоксальная и забавная притча о любви и смерти, Эросе и Танатосе, так проста и при этом причудлива, что моментально пленила зрителей, несмотря на то, что никаких политических обертонов в ней нет. А может, благодаря этому.

Сегодня "О теле и душе" - венгерский претендент на премии Европейской киноакадемии и на "Оскар". Но не это важно, а то, что столь тонких, нежных и умных картин о любви на экранах сегодня почти и не появляется. Считайте это чудом.

Антон Долин, 10 октября 2017
http://radiovesti.ru/brand/61178/episode/1553726/
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 04.03.2018, 10:07 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 3680
Статус: Offline
«О теле и душе» Ильдико Эньеди

Венгерская драмеди о влюбленных друг в друга работниках скотобойни, получившая главный приз Берлинале.

Методы разведения животных могут показаться нам непостижимыми, но некоторые из наших собратьев homo sapiens являются столь же чудными. И это, кажется, ключевой вывод, который делает венгерский режиссер и сценарист Ильдико Эньеди в экстравагантной и при этом невозмутимой, а иногда довольно жестокой романтической драмеди «О теле и душе», получившей «Золотого медведя» на Берлинском кинофестивале в 2017 году.

Эньеди заявила о себе в 1989-м, когда ее картина «Мой XX век» удостоилась в Каннах «Золотой камеры» за лучший режиссерский дебют. В своем новом фильме о двух одиноких работниках скотобойни, пытающихся изо всех сил сойтись поближе, она смешивает очаровательно реалистичный юмор и традиционную чувственность. Несмотря на двухчасовой хронометраж и немного затянутую вторую половину, лента приходит к по-настоящему добротному финалу — прямо как в пьесах Норы Эфрон, пусть это движение и сдобрено изрядным количеством крови и непредсказуемыми выходками персонажей.

Фильм открывается превосходно снятым эпизодом с блуждающими по заснеженному лесу оленем и ланью — сценой, к которой повествование будет возвращаться еще несколько раз, усиливая ее значение по мере развития сюжета. После поэтичного начала зритель знакомится с Эндре (Гиза Моршани) — финансовым директором небольшой скотобойни на окраине Будапешта и ослепительной Марией (Александра Борбей) — новым инспектором по качеству, испытывающей проблемы с коммуникацией.

Эндре тоже не очень любит общаться, и, несмотря на то что Мария сразу же ему понравилась, он не может признаться в этом ни ей, ни себе. Между тем девушка кажется слегка социально неприспособленной и патологически дотошной, и последнее как раз хорошо, учитывая тот факт, что ее работа состоит в сортировке кусков мяса. Но это совершенно точно мешает ей ввязаться в романтические отношения.

Режиссер бросает этих двух своеобразных персонажей в историю, мечущуюся между медленными и даже несколько болезненными ухаживаниями, кровавыми подробностями жизни скотобойни и ранее показанными лесными сценами. Добавьте к этому побочный сюжет, включающий полицейское расследование, и в итоге получится роскошная и странная сказка о подавленной сексуальности, которой требуется много времени, чтобы выбраться на свет.

Выстраивая повествование вокруг пары безэмоциональных героев, каплями юмора разбавляющих глубокое чувство тоски, Эньеди иногда, может быть, слишком сильно наслаждается изображением людской неприкаянности: Эндре и Мария часто показаны стоящими в одиночестве около дверей и окон или смотрящими телевизор в пустых квартирах.

Но все же режиссеру удается преподнести зрителю пару сюрпризов, сопоставляя глупости человеческого поведения с жизнью животных, — особенно в последней сцене, которая за пару секунд превращается из трагедии в фарс (под отлично вписавшуюся балладу британской фолк-исполнительницы Лоры Марлинг).

Оператор Мате Хербаи использует одинаковые кадры для сопоставления людского и звериного миров, благодаря чему сходства между главными героями, парой оленей и коровами, покорно бредущими к бойне, становятся все более очевидными. В этом смысле название «О теле и душе» резюмирует точку зрения Эньеди, которая на самом деле и не нуждалась в таком хронометраже. Дисбаланс между телом и душой может навредить человеку (или убить животное — разве ели бы мы их, если бы верили, что они ничем не отличаются от нас?), а их единение сделать его полноценным.

С первого появления на экране Моршани отлично изображает угрюмого Эндре в флегматичном и полукомичном стиле, который часто встречается у Аки Каурисмяки, чьи фильмы сразу приходят на ум. Относительный новичок Борбей («Свинг»), снимавшаяся до сих пор только в местных комедиях, деликатно рисует аутичные наклонности Марии и неспособность поладить с внешним миром. На крупных планах Эньеди постоянно демонстрирует ее большие глаза, благодаря чему героиня становится похожа на скитающуюся по лесу лань. И это прекрасно передает темперамент женщины, воспринимающей людей как олень, который попал в свет фар.

13.10.2017, Джордан Минтцер
http://thr.ru/magazine/recenzia-o-tele-i-duse-ildiko-enedi/
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 04.03.2018, 10:07 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 3680
Статус: Offline
Сны о чем-то общем
На экранах «О теле и душе» Ильдико Эньеди


«О теле и душе» венгерского режиссера Ильдико Эньеди, картина—победитель последнего Берлинского фестиваля, с точки зрения Андрея Плахова, может претендовать на звание самого небанального фильма года.

Высшей оценки заслуживает исходная вполне безумная идея — разыграть поэтическую love story не где-нибудь, а на скотобойне. С обстоятельностью и документальным реализмом современного кино в двух-трех коротких сценах показан антураж этого малоэстетичного заведения: туши, мясо, кровь, рогатый скот, обреченный на заклание. Все это не инсценировка: кино снималось на мясокомбинате под Будапештом (хотя коров специально для фильма не убивали), камера фиксировала то, что реально происходит «за кадром» жизни большинства людей и о чем они стараются не думать.

Режиссер задает эти жестокие координаты, но потом словно забывает о них, переключая зрительское внимание на развитие любовной интриги. Она сама по себе тоже опрокидывает ожидания, да и чего можно ждать от этих замкнутых в своем одиночестве чудиков-персонажей. Мария — молодая женщина с манерами социопатки и без чувства юмора (ее играет Александра Борбей). Эндре — мужчина в возрасте, холостяк, инвалид с дефектом левой руки, его роль исполняет вообще не актер, а драматург и переводчик русской литературы Геза Морчани. Он — финансовый директор мясокомбината. Она — инспектор по качеству мяса.

Служебный роман вспыхивает как следствие производственного конфликта, когда неожиданно выясняется, что героям снятся одни и те же сны. Первый из этих снов (шедевр оператора Мате Хербаи) мы видели в самом начале фильма. Заснеженный лес, двое прекрасных оленей, самец и самка: наступит час, когда они будут готовы к соитию, но сейчас производят впечатление вполне романтической пары. А вот что сказать о героях, каждый из которых застыл в своей форме аутизма? Им придется пройти через множество стадий любовного церемониала, через преодоление фобий и условностей, чтобы соединились не только их сердца, но и плоть.

Название фильма очень точно определяет его внутренний сюжет. Это кино о том, как трудно человеку с достаточно развитой и прихотливой душой совладать со своим телом, с его загнанными вглубь желаниями. Сон проявляет подсознание и ведет к исходной природе, которая тоже одухотворена: разве не читается это в печальных глазах и благородной стати оленей? Но наступает пробуждение, и мы опять оказываемся на скотобойне, где уничтожают коров, пускай не столь красивых, но с такими же пронзительными глазами. Неужели люди не видят в них своих страдающих собратьев? А если и видят, таковы правила игры. И недаром финансовый директор признается новому сотруднику забойщику, что на работу предпочитают брать тех, кто жалеет животных, а не делает свое дело автоматом. То есть тех, у кого не отмерла душа, и это, как ни странно, не имеет ничего общего с лицемерием.

Есть загадка в картине Эньеди, снятой на кровавом материале, но деликатной, нежной, при этом остроумной и ничуть не сентиментальной.

Ее называли экологической притчей, находили в ней сходство с советским кино «духовных исканий» и восточноевропейским — «морального беспокойства».

А еще — с эстетикой Аки Каурисмяки, который конкурировал с Ильдико Эньеди в Берлине и все же уступил ей «Золотого медведя». Да, минимализм диалогов и характер немой актерской игры, как и общий тон печальной комедии о маргиналах, оправдывают эту параллель. И все же фильм не помещается ни на одну из отведенных ему полок. Он совершенно отдельный — даже более, чем дебютная киноработа Эньеди «Мой ХХ век», некогда завоевавшая «Золотую камеру» в Канне и заставившая говорить о появлении нового перспективного режиссера. В той картине снимался Олег Янковский, она была сформирована по традициям и законам чисто авторского, ассоциативного кино, еще живого в конце 1980-х годов.

Дальнейшая карьера Ильдико Эньеди сложилась не самым блестящим образом, а за последние 18 лет, когда венгерский кинематограф стремительно коммерциализировался, она не сняла ничего, кроме короткометражек, зато воспитала много способных учеников в киношколе. В наконец-то появившемся новом фильме чувствуется энергия накопленного опыта и нерастраченный потенциал молодости. Чувствуется сила личности, сумевшей на долгой дистанции сохранить хрупкий баланс между душой и телом.

Андрей Плахов, 17.10.2017
https://www.kommersant.ru/doc/3440734
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 04.03.2018, 10:07 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 3680
Статус: Offline
Вернись, лесной олень…

Фильм венгерского режиссера Ильдико Эньеди "О теле и душе" (А testről és lélekről) получил в рамках Берлинале аж четыре награды: "Золотого медведя", приз экуменического жюри, награду международной федерации кинопрессы ФИПРЕССИ, а также приз зрительских симпатий. Судя по всему, каждое из вышеперечисленных собраний критиков и зрителей хотело так или иначе особо отметить факт существования такого фильма, беспощадно и удивительно точно передающего то состояние онемения, которое в той или иной степени стало массовым явлением в современном обществе.

Самый главный вопрос, который ставит режиссер, достаточно смел: это не извечное "почему?", с поиском понравившегося ответа и последующей подверсткой сценария с бóльшим или меньшим мастерством по части достижения поставленной цели. Куда более важный вопрос - "зачем?" - снимает многогранную рефлексию, не позволяющую зачастую даже внятно сформулировать означенную проблему. И ведь правда, зачем жить, делая вид, что живешь, уверяя себя каждый день в том, что следование определенному комплексу действий и есть высшее выражение существования? Для того ли создан человек? Человек, которому претит наивность и простота животных, но привлекает абсолютно безжизненная тщета более высокого порядка?

Похоже, смешение понятий биологического существования и человеческого бытия с подменой первого неким суррогатом, столь успокаивающее и убаюкивающее в своей простоте и незатейливости, привело к полному их неразличению. Не это ли косвенно является причиной того, что в последнее время неустанно нарастает объем литературы и произведений кинематографа в жанре фэнтези? Там, в вымышленных сказочных государствах, умеют любить, сражаться, защищать и отвоевывать себя и свое право на существование. В реальном Лондоне, Нью-Йорке и прочих мегаполисах жизнь показывает свое биение лишь тогда, когда серую реальность расцвечивают своим появлением человеки-пауки, человеки-муравьи, трансформеры и мутанты всех мастей. Словно без таких дорисовок жизнь не особо заслуживает внимания.

Поистине замечательно, когда человек может уходить в мечты, иную реальность на время, набираясь сил, пережидая внутренние бури и натиск травмирующих внешних обстоятельств, чтобы после вернуться и жить здесь. И поистине трагично, если не сказать - неблагодарно, если внешняя органическая оболочка живет здесь, а все остальное - в каких-то неведомых чертогах, недоступных никому и никогда. Душа не должна разлучаться с телом при жизни. И это действенно в обе стороны. Для одной категории людей душа и та ее громкая ипостась, что именуется совестью, призывает человека одуматься и изменить поведение. А для другой, неисправимых мечтателей, причем не обязательно юных существ с прозрачным взглядом, но и усталых от жизни, а не умудренных ею людей, именно тело и его способность реагировать на внешние стимулы может стать ключом к принятию жизни во всей ее полноте.

Особенно отрадно отметить, что изобразив жизнь двух абсолютно разных людей, Марии и Эндре, режиссер не делает особой проблемы из различного восприятия героями действительности. Не стоит преувеличивать важность тех органических предпосылок, что делают их жизненный опыт абсолютно разным. На самом деле между ними больше сходств, чем различий, и важно не то, что сделало их такими половинчатыми существами, а сама констатация факта ущербности и убогости повседневности обоих.

В итоге каждому из нас придется в той или иной мере отвечать за то, что мы сделали в этой жизни. А выстроив ее и поддерживая в надлежащем состоянии, можно трезво взглянуть на то, в каком месте следует прорубить оконце, где выкинуть лишние предметы, куда повесить картину, а что занавесить шторами. Только осознанно.

Юлия Авакова, 17.10.2017
https://rg.ru/2017....ii.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 04.03.2018, 10:08 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 3680
Статус: Offline
«О теле и душе»: Сны о ком-то большем

В нашем прокате все еще можно увидеть один из самых тонких фестивальных фильмов года — «О теле и душе» Илдико Эньеди. О том, как гиперреализм сочетается с магией и мистикой, повседневная трагедия с неловкой комедией, а любовь с кровью, пишет Егор Сенников.

Новое венгерское кино, в отличие от большинства остальных восточноевропейских кинематографий, значительно реже погружается в осмысление истории. Конечно, она так или иначе присутствует экране, но венгерские режиссеры все-таки склонны к универсалиям. И снимают фактически притчи, которые может прочитать и понять любой зритель: пессимистические размышления Белы Тарра, сюрреалистические хорроры Дьёрдя Пальфи или черный юмор Нимрода Антала специальной подготовки не требуют. И фильм Илдико Эньеди, столь неожиданно победивший на 67-ом Берлинском кинофестивале, тоже универсален. Не только принципиально аполитичен, но и подчеркнуто лишен национального колорита (естественно, кроме венгерского языка и, возможно, свойственного венграм трепетного отношения к говядине). Эта история могла произойти в Петербурге или Бостоне, Буэнос-Айресе или Токио. Время действия — наше, но тоже могло бы быть совсем другим — 100 лет назад или вперед — разницы бы не было.

Герои работают на скотобойне под Будапештом. Он (Геза Морчани) — немного меланхоличный одинокий директор с покалеченной рукой, Она (Александра Борбей) —директор по контролю качества продукции. Кажется, в аутичном спектре, до сих пор ходит к своему детскому психологу. Насмотренным зрителям она напомнит Сагу Норен из шведско-датского «Моста». Сложно было бы ждать их сближения, если бы случайно не выяснилось, что героям снятся одинаковые сны — будто они прекрасные олени в заснеженном лесу: гуляют вместе, ищут еду и пьют из рек. Одна из самых элегантных находок фильма — смешать грубую реальность и грезы.

Начало фильма немного ошарашивает гиперреалистичным изображением скотобойни. Эньеди долгое время занималась документальным кино — и не стала ничего придумывать, чтобы показать повседневную работу скотобойни: просто задокументировала ее работу. Испуганную корову бьют током, подвешивают за ногу к конвейеру, отрезают голову, ждут пока стечет кровь, снимают шкуру, разрезают на части, отправляют в следующий цех, а кровь смывают с пола. Эта сцена задает динамику фильму — и, наблюдая за постепенным сближением героев (иногда довольно забавным), за тем, как героиня учится взаимодействовать с другими людьми, выбирает «музыку для влюбленных» или борется с боязнью физического контакта, ты все равно держишь в голове эти картинки из бойни.

Дополнительный эффект производит сама манера съемки. Картинка предельно минималистична, и если бы не ее красота, можно было бы сказать, что Эньеди и ее оператор оператором Мате Хербаи решили вдруг вспомнить о правилах Догмы-95: действие здесь и сейчас, музыка — только если она есть в кадре, съемки на натуре, мнимые действия запрещены. Кроме того, герои постоянно находятся в помещении — на работе или дома, в одиночестве глядя на экран телевизора или монитор ноутбука. Улицу мы можем увидеть только в отражении витрины, в размытом пейзаже за окном или в вечерних сумерках. Он и она заперты в бесконечных г комнатах — и единственное пространство свободы это сны; там можно не чувствовать себя скованным — инвалидностью или стеснением.

Реальное смешалось с нереальным, но ощущения недостоверности не возникает — наверное, потому что ситуации, о которых говорит Эньеди, понятны и доступны каждому. Прежде всего, это одиночество: героиня репетирует дома на игрушках возможную беседу с нравящимся ей героем, а он переживает из-за не работающей руки и возраста. А режиссер подталкивает их к тому, чтобы осознать и преодолеть комплексы — ну же, давайте, не бойтесь. Причем делает это с большой любовью. Герои то трагичны, то смешны, но, в конечном счете, сближаются и оказываются вместе (пусть и не без травм). Жизнь окончательно растворяется в сновидении; ну, или наоборот — по крайней мере, теперь, когда он и она решили быть вместе, сны к ним больше не приходят. Да и зачем?

Эньеди, получившая в 1989 году приз Каннского фестиваля за лучший дебют за фильм «Мой XX век», не снимала полнометражное кино 18 лет, занимаясь телефильмами, коротким метром и документалистикой. Ее возвращение в большое кино демонстрирует, что она не утратила ничего из элементов своего фирменного стиля: игры со сновидениями, зеркальные отражения и двойники, любовь и поиски себя, программная отстраненность от политики — и вместе со всем этим очень цепкий женский взгляд на окружающий мир.

Сновидения вторгаются в реальность, влияют на нее, продленный призрак бытия синеет за чертой страницы, как завтрашние облака, — и не кончается строка.

Егор Сенников, 20.10.2017
http://seance.ru/blog/testrol-es-lelekrol-review/
 
Форум » Тестовый раздел » ИЛЬДИКО ЭНЬЕДИ » "О ТЕЛЕ И ДУШЕ" 2017
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz