Вторник
21.11.2017
21:59
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ДИКИЙ МЕССИЯ" 1972 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » КЕН РАССЕЛ » "ДИКИЙ МЕССИЯ" 1972
"ДИКИЙ МЕССИЯ" 1972
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 21.10.2017, 10:46 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2800
Статус: Offline
«ДИКИЙ МЕССИЯ» (Savage Messiah) 1972, Великобритания, 99 минут

Вольная биография французского скульптора Анри Годье и его жены полячки Софи Бжешка.

Съёмочная группа

Режиссёр: Кен Рассел
Сценарий: Кристофер Лоуг, Х.С. Иде
Продюсеры: Кен Рассел, Гарри Бенн
Оператор: Дик Буш
Композитор: Michael Garrett
Художники: Джордж Лэк, Ширли Расселл
Монтаж: Майкл Брэдселл

В ролях

Дороти Тьютин
Скотт Б. Энтони
Хелен Миррен
Линдсей Кемп
Майкл Гоф
Джон Джастин
Обри Ричардс
Питер Вон
Бен Арис
Элинор Фэзан

Награды

Британская академия, 1973 год
Номинация: Лучшая женская роль (Дороти Тьютин)

Смотрите трейлер и фильм

https://vk.com/video16654766_456239169
https://vk.com/video16654766_456239170
 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 21.10.2017, 11:02 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
Дикий мессия
Savage Messiah, 1972
Историко-биографическая декадентская драма


Название ленты как нельзя лучше характеризует фигуру самого режиссёра, который претендует, благодаря своему изощрённо-неукротимому, выспренно-витиеватому, скандально-субъективному стилю, на некое «дикарское мессианство», своеобразное «Евангелие от дьявола». Это второй по счёту так называемый биографический фильм Кена Рассела, чрезвычайно вольно, в угоду собственным художественным амбициям и маниям, трактующего истории жизни и творчества известных деятелей культуры. Данная картина посвящена рано ушедшему из жизни (в возрасте всего лишь двадцати четырёх лет) талантливому французскому художнику и скульптору Анри Годье-Бжешка, который взял вторую фамилию в честь своей жены Софьи Бжешка (причём она была старше его на двадцать лет!).

Атмосфера вызревающего в недрах искусства декадентства и модернизма, разброд и смятение в умах и настроениях людей накануне и во время первой мировой войны, крах буржуазных ценностей и моральных норм — всё это привлекает и волнует английского постановщика с момента создания ленты «Влюблённые женщины» (1969). Своего рода «несерьёзность» Рассела позволяет ему свободно, без оглядки на авторитеты и не соблюдая историческую и даже художественную точность, творить фантазии на тему взаимоотношения искусства и реальности, творческой судьбы художника и его личной жизни. Смущающая общественное мнение якобы лишь платоническая любовь юного скульптора к женщине, которая годилась ему в матери, весьма вероятно, просто выдумана режиссёром. Это только предлог для воспроизведения «декаданса морали» эдвардианской Англии, пришедшей на смену «золотой поре» викторианского правления.

Расселовский «портрет художника в юности» имеет отнюдь не джойсовскую — католическую и мифологическую — символику, а подспудную ниспровергательскую сущность, свидетельствуя не о «падении Икара», а о крушении, упадке, «закате Европы» (по Шпенглеру) или же «сумерках богов» (по Ницше). Сотрудничая, как и в фильме «Дьяволы» (1971), с художником Дереком Джарменом, будущим известным кинопостановщиком, Кен Рассел добивается того, что по возможности сдерживает своё визуальное неистовство, буйство фантазии и эклектику стилей, хотя и выражает себя на странном барочно-маньеристско-модернистском языке, предвосхищая более поздние откровения молодых постмодернистов 80-х годов.

Сергей Кудрявцев
https://www.kinopoisk.ru/review/863768/
 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 21.10.2017, 11:02 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
Дикий мессия

Отбойным молотком эскиз на асфальте, рассыпанные по железнодорожной колее цветы, разбитая скульптурой витрина магазина, несносное поведение в Лувре, этом «вычурном особняке, полном награбленной ерунды». И горящие глаза сумасшедшего нищего гения, влюбленного в свою музу. Он еще очень молод и «без царя в голове», с открытым сердцем и ранимой душой. Он полон сил и энергии, для него нет правил и авторитетов. Анри Годье родился обреченным на муки. Как и все гениальные, талантливые и неординарные личности, он лишь мечтает быть свободным, творить и изменить мир, и этим только мешает рутине повседневности, ежесекундно бросая ей вызов и отвергая общепринятые нормы поведения. Когда он засыпает, то думает, что не проснется, а когда просыпается, ему грезится, что он будет жить вечно. Беспокойный и эксцентричный шут-романтик, бунтовщик-революционер с переизбытком таланта и эмоций. Таких ненавидят при жизни и обожествляют после смерти. Их не понимает никто и никогда, они всегда — нарыв на теле общества, от которого все поскорее хотят избавиться. Такие люди уносят осколки своего таланта в небытие, сгорая в собственной гениальности и не сказав, возможно, самого главного. Лишь частицу себя они оставляют в картинах и скульптурах, а вместе с ними и записку всему человечеству: «Искусство живо. Смейтесь над ним, обожайте и проклинайте. Только не поклоняйтесь ему, иначе оно станет мертвым».

История любви студента из Франции и бедной польской писательницы, которую он встретил в одной из парижских библиотек накануне Первой Мировой войны, вышла из-под пера скандального британского режиссера Кеннетта Рассела и сценариста Кристофера Лоуга. Она являет собой продолжение псевдобиографических фильмов режиссера о гениях разных эпох, снята в экспрессивной, сочной манере и колоритно описывает извращенный богемный стиль жизни. Но Рассела интересовал не просто гениальный человек, а болезненно гениальный и избыточно талантливый. Прототипом главного персонажа послужил французский художник и скульптор Анри Годье, который взял фамилию своей возлюбленной и стал впоследствии Анри Годье-Бжешка. Но в фильме Кена Рассела Анри Годье — это скорее собирательный образ, нежели реально существовавший человек. В нем режиссер соединил факты реальной биографии француза и свои скрытые и нарочито публичные черты, желания и основы мировоззрения. В этой картине устами главных персонажей иногда в форме открытого манифеста Рассел изложил свой взгляд на место искусства в обществе, на любовь, как движущую силу, способную изменить мир, на презрительное отношение толпы к «избыточной» гениальности человека.

О таких, как Анри и Софи, говорят: они рождены, чтобы быть вместе. Неистовый и неугомонный, внешне веселый, но внутри терзаемый болезнью гения скульптор Анри и его любимая Софи — писательница, приехавшая во Францию с кучей начатых книг, полным отсутствием жизненного вдохновения и пустым чемоданом. «Истина. Роман Духа» — одно из незаконченных ею творений и попадается на глаза в библиотеке молодому Анри. Для него искусство рождается не из мечтаний: «Искусство — это грязь, искусство — это секс, искусство — это революция». Софи, напротив, считает, что искусство выше секса, грязи и революции. Она намного старше своего любимого Анри, многое пережила и с болезненной откровенностью рассказала о своем прошлом начинающему творцу. Решив, что всегда будут неразлучны, в знак своей любви они обмениваются фамилиями, будучи в родительском имении Анри. Их совместное путешествие по жизни оборачивается нищетой и попрошайничеством, ссорами и бесконечными спорами об искусстве, переездом в Англию и новыми знакомствами с обитателями местной развращенной и циничной богемы. Они искренне радуются, когда им обещают пять фунтов за эскизы, нарисованные Анри, и без стеснения смеются за столом над вычурными и бездушными «торговцами искусством». Они живут, взрывая каждый день своими эмоциями. «Я хочу остаться таким навсегда» — говорит Анри. «Ты такой же, как и все художники» — отвечает ему Софи.

Дикий мессия — это враг существующего порядка вещей, бунтарь по своей природе. Его предназначение — не сохранить все, как есть, а изменить. Такие люди рождаются на перекрестке эпох и взрывают собой мир, являясь гениями общечеловеческого прогресса. Кен Рассел показывает не людей на фоне эпохи, а воспроизводит эпоху внутри самих характеров Анри и Софи. Предреволюционное время и конфликт двух эпох протекает не где-то за окном, а в глубине души этих двух людей. С одной стороны, это история о нищем влюбленном принце, о непризнанном гении, но, без всяких сомнений, этот гений — борец с миром бессмысленного и циничного человеческого потребления, борец с мертвым искусством. «Я творю. Газеты не для меня. Это искусство мертво — ни линий, ни деталей» — буквально кричит он перед собравшейся толпой людей, лежа на одной из каменных скульптур. С другой стороны, это рассказ о том, как любовь меняет мировоззрение и моральные принципы, определяя настоящие жизненные ценности. И, конечно же, это притча о живом искусстве, которое никогда не умрет.

Descloix
https://www.kinopoisk.ru/film/dikiy-messiya-1972-23128/
 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 21.10.2017, 11:03 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
ДИКИЙ МЕССИЯ (SAVAGE MESSIAH)

Самый яркий, блистательный и яростный провокатор в истории кино и телевидения, английский режиссер Кеннет Расселл за свою уже долгую жизнь переменил множество профессий и увлечений - от военного до танцовщика и, начиная с середины 50-х, снял больше четырех десятков самого разного рода картин: от телевизионных короткометражек до классической (и первой в кино) рок-оперы. Наибольший успех у зрителя, а равно и наибольшее неприятие у высоколобой критики вызвали биографические фильмы Расселла, в которых он с непосредственностью импрессионистского равнодушия к портретной схожести и буквалистскому следованию историко-биографическим реалиям, сумел, однако, отразить революционную суть каждого своего гениального героя и - зачастую - его эпохи, а главное, используя (заметьте, еще в 70-е годы) клиповую структуру, в общем-то, большому кино не свойственную, привести достаточно широкого зрителя к пониманию той простой, но в каждом отдельном случае каждого гения оказывающейся окружающему человечеству непонятной вещи, что в свое время была идеально сформулирована Пушкиным по поводу посмертного издания дневников Байрона: "Он и мал и мерзок, но не так, как мы - по-своему".

Именно таковы расселловские Лист, Малер, Байрон, Шелли - грешные, слабые, яростные, молящие о любви, издевающиеся над любящими, демонические, похожие на нас, но не такие, как мы - гениальные. Лучше сказать, пораженные недугом гениальности. Вот именно! Каждый фильм Расселла о гении - история его болезни, его сумасшествия, но не заунывно-фрейдистская, а бунтовщическая, революционная - под стать всегда безумному творчеству его героев.

"Когда б вы знали, из какого сора...", - сказала Анна Ахматова. Как раз об этом. Мы могли бы смело поставить приведенную строку к любому фильму Кена Расселла о художниках, в том числе и к "Дикому мессии".

Лента 1972 г. рассказывает о творческом самосожжении французского художника и скульптора Анри Годье-Бжешка, добавившего к собственной фамилии фамилию возлюбленной - вдвое старшей его польской писательницы. Годье погиб на полях Первой мировой войны в возрасте 24 лет, оставив небольшое, но великолепное художественное наследие, представленное Расселлом в эпилоге картины. Эпилог этот повторяет прием, продемонстрированный Андреем Тарковским в "Андрее Рублеве", однако лишен "рублевского" масштаба, его застывшего космического полета, и являет скорее возможность полета (причем полета атмосферного), либо же отсылает к легенде об Икаре, что делает честь Расселлу, рассказывающему более всего историю революционера, а не мыслителя.

Гений Годье и сам Годье - порождение эпохи модерна, наследовавшей времени импрессионистов и "проклятых" поэтов. Еще важнее то, что Годье - истинный француз, гениальный представитель гениального художественного Парижа. Важнее - для Расселла, точнее для любовной фабулы его фильма, в основе которого лежит двойной конфликт. Его составляют любовь и война между монпарнасским свободным бессребренником и грезящей о мировой писательской славе бывшей институткой и, надо полагать, гувернанткой из царской России (напомню молодому читателю, что в начале ХХ века Польша еще входила в состав Российской империи), этакой (опять-таки бывшей) тургеневской девушкой, чьи моральные принципы, собственно, и порождают, с одной стороны, бесконечную войну с Годье, с другой - подпитывают яростное творчество физиологически неудовлетворенного юноши. Другая составляющая кофликта - любовь и война непризнанного, но несомненного гения-бунтаря с буржуазным миром.

Я уже не однажды употребил в этом тексте определение "яростный". Другого слова не подберу - именно яростно исполняет-играет-проживает и прожигает жизнь своего героя актер Скотт Энтони. Словно бы он сам, Энтони-Годье, ежеминутно взрывает весь мир и тут же, засучив рукава, восстанавливает его по собственному разумению. Одну только свою подругу, свою старшую сестру, мать, возлюбленную он взорвать не решается - любимое не подлежит уничтожению! - и, отчаявшись (ведь ее взорвать нельзя, а она - столп всего мироздания, значит, и мироздание ему не переделать), взрывает себя - уходит на фронт, чтобы погибнуть.

Ей, сорокалетней (потрясающе сыгранной-прожитой-пережитой актрисой Дороти Тьютин) и, скорее всего, понявшей, что подлинное ее вдохновение и предназначение, истинный ее роман - не тот, что она в нескончаемой рукописи уже давным-давно таскает за собой по белу свету, а именно этот безвременно погибший гениальный мальчик, которого она любила, а думала, что - жалеет, ей остается безутешно рыдать, осознавая, что все ее собственные настоящие прорывы в творчество инспирированы именно им, Анри Годье, которого она жалела и не пожалела, охраняя ни на что уже не нужные принципы, привитые навсегда ушедшей, взорванной Годье и растоптанной войной эпохой.

Последний - и может быть, главный, и наиболее провокационный - конфликт расселловского фильма заложен в самом его названии, "Дикий мессия". Это конфликт исторический и историко-культурный, конфликт уже не людей, но эпох - общественный плитотектонический сдвиг, причем не ограничивающийся только изображаемым предреволюционным и революционным временем, потому что автор ведет речь не только о конкретной битве эпох начала ХХ столетия, не только, следовательно, о Годье и всех этих буржуазнейших торговцах произведениями искусства, нафабриолиненно-усатых, омонокленных и закотелкованных посетителях салонов, даже и не о кайзере и кайзеровом носе, которых герой в картине издевательски (что совершенно так и должно быть в художественном тексте) лепит с натуры (а в натуре, конечно, не лепил и лепить не мог - кто б ему, нищему, позволил!), но о битве эпох вечной и вечно повторяющейся, о том, что каждый гений - это нарыв на теле общества, неизменно стремящегося к окукливанию, о самом себе, Кеннете Расселле, нарывающем не теле привычного, стремящегося к окукливанию видеоряда. Сам Расселл - дикий мессия, как диким мессией был его герой, как диким мессией был для облеченных властью иудейских священников Иисус Христос, как любой истинный мессия - дикарь, бунтарь, революционер. (Нам свойственно призывать мессию, забывая при этом, что сущность мессии - не спасение, а переворот.)

И в этом смысле "Дикий мессия" - не только биографический, но и автобиографический текст. Воспользуюсь выражением высоколобой критики - "чрезвычайно вольно трактующий историю жизни и творчества известного деятеля культуры... <изображающий> крах буржуазных ценностей и моральных норм".

Ничего он не трактует, этот фильм, да и не изображает никакого краха. Он воочию являет "живую жизнь", жизнь, которая может быть живой, только отвергая и опровергая "всяческую мертвечину".

Рецензия: В. Распопин
http://kino.websib.ru/article.htm?no=1041
 
Форум » Тестовый раздел » КЕН РАССЕЛ » "ДИКИЙ МЕССИЯ" 1972
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz