Четверг
21.09.2017
06:25
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "СЛОН" 2003 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » ГАС ВАН СЕНТ » "СЛОН" 2003
"СЛОН" 2003
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 09.09.2017, 16:25 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2776
Статус: Offline
«СЛОН» (англ. Elephant) 2003, США, 78 минут
— лауреат «Золотой пальмовой ветви» Каннского международного кинофестиваля


Чудесный осенний день. По пути на занятия Илай фотографирует парочку панков. Нейт заканчивает футбольную тренировку и собирается позавтракать со своей подругой Кэрри. В школьном офисе Джон оставляет ключи от отцовской машины своему брату. Бриттани, Джордан и Николь сплетничают в кафетерии… Обычный школьный день, которому было суждено превратиться в вакханалию смерти.

Съёмочная группа

Режиссёр — Гас Ван Сент
Автор сценария — Гас Ван Сент
Продюсер — Дэни Вулф, Джей Эрнандес, Джи-Ти Лерой (сопродюсеры)
Исполнительные продюсеры — Дайан Китон, Билл Робинсон
Оператор — Харрис Савидес
Монтаж — Гас Ван Сент
Художник-постановщик — Бенджамин Хейден
Художник по костюмам — Мэрикрис Масс (без указания в титрах)
Звукорежиссёр — Лесли Шатц

В ролях

Алекс Фрост — Алекс
Эрик Дойлен — Эрик
Джон Робинсон — Джон
Элиас МакКоннелл — Элиас
Джордан Тейлор — Джордан
Кэрри Финклеа — Кэрри
Николь Джордж — Николь
Бриттани Маунтин — Бриттани
Алисия Майлз — Акадия
Кристен Хикс — Мишель
Бенни Диксон — Бенни
Натан Тайсон — Натан
Тимоти Боттомс — мистер МакФарланд
Мэтт Мэллой — мистер Льюс
Эллис Э. Уилямс — преподаватель GSA

История создания

История «Слона» началась с идеи Гаса Ван Сента сделать документальный фильм по следам событий в «Колумбайне» для телевидения. Этот замысел появился у режиссёра непосредственно после трагедии, однако ему не было суждено воплотиться. Поначалу, ещё на ранних стадиях развития проекта, Ван Сенту не удавалось найти средства для производства будущего фильма. Актриса Дайан Китон, работавшая в это время на телеканале HBO, заинтересовалась проектом и помогла ему получить деньги от Колина Каллендера, возглавлявшего «HBO Films».

Хармони Корин, написавший сценарий для спродюсированного Ван Сентом фильма «Детки», предложил создать нечто в духе короткометражного фильма Алана Кларка «Слон» о насилии в Северной Ирландии и даже собирался сам написать сценарий, однако не сделал этого. Свой сценарий предложил Джи-Ти Лерой (псевдоним писательницы Лоры Альберт), но Ван Сент счёл его слишком традиционным. В результате режиссёр решил обратиться к опыту своего предыдущего фильма — «Джерри» (2002), когда сценарий накануне первого дня съёмок был сожжён самим Ван Сентом и актёрами Мэттом Дэймоном и Кейси Аффлеком и все диалоги были в итоге сымпровизированы. Для «Слона» Ван Сент вместо полноценного сценария подготовил план, а также написал набросок разговора трёх подружек. Объём текста составил около двадцати страниц (для сравнения — сценарий первого полнометражного фильма Ван Сента «Дурная ночь» занимал 110 страниц, стандартный объём — от 90 до 120).

На главные роли были приглашены непрофессиональные актёры, ученики старших классов портлендских школ. В фильме их персонажи носят те же имена, что исполнители. Ван Сент вдохновлялся опытом итальянских неореалистов, в фильмах которых непрофессиональные актёры играют самих себя. В «Слоне» только три исполнителя ролей взрослых были опытными актёрами (Тимоти Боттомс, Мэтт Мэллой и Эллис Уильямс). Некоторые из сыгравших в «Слоне» подростков (Алекс Фрост, Джон Робинсон, Элиас Макконнелл) стали актёрами и в настоящее время снимаются в кино и на телевидении.

Как и в «Джерри», все диалоги были сымпровизированы непосредственно на съёмочной площадке. Как рассказывает Ван Сент, он просто задавал исполнителям тему, на которую они могли бы говорить в реальности. Поскольку подростки играли практически самих себя, им не составляло труда правдоподобно изобразить разговор перед камерой. Режиссёр приводит в пример сцену с разговором персонажей Натана Тайсона и Кэрри Финкли, в которой ему нужно было, чтобы подростки говорили о чём-то, касающемся их, но непонятном для зрителей:

«Я просто сказал: «Говорите о чём вы хотите». Это, наверное, самое трудное задание для любого актёра, но поскольку эти дети не были актёрами, они не знали, что это трудно, и это было здорово» (Гас Ван Сент).

«Слон» был снят всего за семнадцать дней. Съёмки проходили в здании средней школы Уитакер (бывшей школе имени Джона Адамса) в Портленде, которая была уже закрыта к моменту съёмок; в 2007 году и само здание было снесено. Осветительные приборы не использовались, фильм был полностью снят при естественном освещении.

В качестве музыкального сопровождения были использованы сочинения Бетховена «Багатель ля-минор» («К Элизе») и «Соната для фортепиано № 14» («Лунная»). Ван Сент изначально хотел специально пригласить композитора для создания саундтрека, но решил включить в фильм композиции Бетховена, услышав, как исполнитель главной роли Алекс Фрост в один из съёмочных дней наигрывал на фортепьяно «Лунную сонату».

Название

Название фильма прямо отсылает к Алану Кларку, одноимённая короткометражная лента которого стала для Ван Сента образцом для подражания. Так как Алан Кларк к 2003 году уже умер, Ван Сент обратился к Дэнни Бойлу, который спродюсировал фильм Кларка, с вопросом, не будет ли возражений против использования названия; Бойл дал согласие.

Когда Ван Сент работал над фильмом, он неправильно трактовал заглавие. Он понимал его как отсылку к притче о слепцах, которые пытались ощупать слона, чтобы понять, что перед ними находится, и каждый ошибался, так как мог ощупать только одну часть животного. На самом же деле Кларк заглавием намекал на англоязычную идиому «слон в комнате» (англ. elephant in the room), обозначающую очевидную проблему, на которую никто не хочет обращать внимание.

В сцене в доме Алекса можно заметить висящий у него на стене рисунок, изображающий слона. Он виден на экране всего несколько мгновений.

Реакция критики

Фильм Ван Сента получил неоднозначный, но в целом скорее положительный приём профессиональной критики. Числовое выражение реакции критиков даётся сайтом «Rotten Tomatoes». Рейтинг «Слона» на этом сайте составляет 71 %, а среди наиболее авторитетных критиков — 76 %. Это означает, что более двух третей критиков, отзывы которых обобщены на сайте, дали фильму положительную оценку. Диапазон определений, которые давали «Слону» рецензенты, широк — от «шедевра» и «главного фильма года» до «провала».

Авторитетный критик Джонатан Розенбаум поставил фильм на второе место в своей десятке лучших картин 2003 года, а в 2004 включил его в число тысячи своих самых любимых фильмов. В своей минирецензии в «Chicago Reader» он назвал фильм «приковывающим внимание и впечатляющим». Положительный отзыв даёт и Роджер Эберт («Chicago Sun-Times»), выставивший «Слону» максимальную оценку в четыре звезды. Он пишет, что создание этого фильма, нарушающего каноны голливудского кинопроизводства, снятого без звёзд и высокого бюджета, — смелый и радикальный поступок. Манола Дарджис из крупнейшей газеты западного побережья США «Los Angeles Times» отмечает, что редко когда форма и содержание сочетаются так гармонично, как в «Слоне». Питер Трэверс («Rolling Stone») в своём умеренно положительном отзыве пишет, что фильм при своей простоте страшнее, чем что угодно в классическом фильме ужасов «Техасская резня бензопилой».

В отрицательных отзывах на «Слон» критике подвергается, в основном, идеологическая сторона фильма. Так, основной причиной критики становится отсутствие в картине явных ответов на вопрос, почему трагедия в «Колумбайне» была возможна и какова её причина. Это названо недостатком в положительной в целом рецензии Рут Стейн («San Francisco Chronicle»), и это стало причиной разгромного отзыва Тода Маккарти в «Variety». Он указал на то, что в фильме отсутствует развитие персонажей, и поэтому фраза Алекса перед началом стрельбы («Главное — получай удовольствие») не произвела на него впечатления. Признав, что техническая сторона картины заслуживает похвалы, критик называет «Слона» неудачной попыткой в поиске нового драматического метода для болезненной темы.

«Сделать фильм о чём-то похожем на события в «Колумбайне» и не предложить догадок и объяснений — это выглядит в лучшем случае бессмысленно, в худшем — безответственно» (Тодд Маккарти).

По поводу этой фразы из рецензии Маккарти возражал Роджер Эберт, и её же в интервью газете «Guardian» оспаривал сам режиссёр Гас Ван Сент. В то же время Кирк Ханикатт («The Hollywood Reporter») согласился с претензиями Маккарти, назвав «Слона» «упражнением в технике».

Другой разгромный отзыв дал Чарльз Тэйлор (Salon.com). Он проводит параллели между излишне формалистичным, по его мнению, «Слоном» и эксплуатационным кино, ибо краеугольным камнем всего фильма якобы является его тема («арт-проект по поводу событий в „Колумбайне“»). Как считает Тэйлор, «Слон» создан для того, чтобы вернуть Ван Сенту репутацию независимого режиссёра, утраченную после нескольких фильмов, сделанных в Голливуде. Критику также показалось, что школа в «Слоне» показана хотя и не по-голливудски, но всё же поверхностно и ненатурально.

Интересные факты

«Слон» — второй фильм «трилогии о смерти» Гаса ван Сента (первый — «Джерри» (2002), третий — «Последние дни» (2005)).

В общих чертах следуя событиям в школе «Колумбайн», режиссёр занял в качестве актёров учеников школ своего родного Портленда.

По итогам десятилетия французский журнал «Кайе дю синема» признал «Слон» лучшим фильмом после «Малхолланд Драйва».

Награды

Каннский кинофестиваль, 2003 год
Победитель: Золотая пальмовая ветвь
Победитель: Лучший режиссёр ( Гас Ван Сент )
Победитель: Приз Французской системы национального образования

Сезар, 2004 год
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке

Смотрите трейлер и фильм

https://vk.com/video16654766_456239158
https://vk.com/video16654766_162954645
 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 09.09.2017, 16:54 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
No Comment. «Слон», режиссер Гас Ван Сент

Экспериментальная, маленькая — всего на восемьдесят одну минуту - картина Гаса Ван Сента «Слон», снятая для производящей телефильмы компании НВО, — типичный no-prize-winning material. В урожайный каннский сезон ей не светило бы не только два (!) основных фестивальных приза, но даже, боюсь, отбор в конкурсную программу. Малость и экспериментальность — хорошие пропуска в общую могилу параллельного «Особого взгляда», где «Слону», по идее, самое место. Однако на фоне беспрецедентной слабости конкурса (никак, впрочем, не снизившей безмерного каннского снобизма и пафосности) это вполне локальных достоинств произведение неожиданно увеличилось в размерах до габаритов почтенного млекопитающего, чье присутствие в одноименном фильме Ван Сента так и не было обнаружено. В ситуации же, когда — как заметила мудрая коллега, никогда не ездящая в Канн, поскольку и без того понимает, что там происходит, - распределение наград имело единственным смыслом оставить без них «Догвиль» Ларса фон Триера (всем сколько-нибудь «важным» картинам было роздано сразу по два приза в одни руки, и дело с концом), фильм Ван Сента стал еще и едва ли не идеальным кандидатом на «Золотую пальмовую ветвь».

Во-первых, как к нему ни относись, «Слон», несомненно, снят автором (а что это означает для каннского культурного менталитета, объяснять не нужно). Однако по ведомству авторов в Канне числят и Пупи Авати, и Клинта Иствуда, но на представленный ими в конкурсе старомодный мейнстрим — вот уж поистине тяжеловесный, неуклюжий слон в посудной лавке — вансентовский «Слон» никак не похож. Эфемерный мутант, плод скрещивания папиного «школьного кино» с еще более занудным европейским авангардом (Шанталь Акерман, Бела Тарр, Александр Сокуров), он если и не устремлен в будущее, то изо всех сил тужится предъявить заждавшемуся человечеству «новые формы в искусстве». Во-вторых, при всей своей уклончивости «Слон» — произведение решительно «прогрессивное»: смело диагностирует болезнь тотального немотивированного насилия в обществе и еще с большей смелостью уклоняется от попытки выписать какие бы то ни было рецепты. Учтем и сложную международную обстановку. Фильму Ван Сента нисколько не вредит его независимое американское происхождение: он полон здорового критицизма (название отсылает к поговорке о невозможности игнорировать слона в посудной лавке), но в сделавшемся общим местом антиамериканизме его по определению не упрекнешь.

В отличие от «Догвиля», павшего жертвой вульгарных трактовок (радостно поддержанных, впрочем, самим фон Триером, на каннской пресс-конференции призвавшим общественность развязать кампанию «Свободу Америке!» на манер той, что США учудили с Ираком).

Европейцам нравится, когда американцы сами себя секут, освобождая их от этого неудобного и невыгодного занятия, и подобная самокритичность в Канне щедро вознаграждается. В прошлом году спецприза жюри за документальный фильм «Боулинг для Колумбины» удостоился его автор и протагонист Майкл Мур. Картина Ван Сента - как бы приквел этой буйной публицистической параболы. Фильмы столь идеально сообщаются один с другим, что крутить их можно на одном сеансе — сначала немногословного раздумчивого «Слона», потом шумный, растолковывающий его «Боулинг». Задаваться бессмысленным вопросом «Why?» Ван Сенту и вправду не было никакой нужды: годом раньше за него это сделал толстяк и скандалист Мур. Стартовой точкой документальной бравады Мура послужил инцидент в учебном заведении, где четыре года назад подростки открыли огонь по своим сверстникам, предварительно немного поиграв в боулинг.

Гас Ван Сент плавно перемещает зрителей в коридоры и классы подобной high school, для удобства снятой в родном Портленде, штат Орегон, медитативным кружением камеры запечатлевая один день из жизни среднестатистиче- ских американских школьников — с дискуссиями в аудиториях, сплетнями на переменах, беготней в спортзале, общением в кафетерии…

У Ван Сента двое подростков, держащихся в сторонке от будней и праздников школьной жизни, заказывают себе по Интернету оружие, чтобы в финале картины применить его против одноклассников и учителей в преувеличенной версии массового расстрела в Колумбине. А обаятельный популист Мур везет уцелевших в этом инциденте юношей в магазин K-mart, где их товарищи свободно купили пули для последующей стрельбы по одноклассникам. И предлагает торговцам возместить ущерб школьникам, взамен получив назад пули, впрочем, до сих пор не вынутые из позвоночника одного из подростков… События в Колумбине у Мура увидены безучастным глазом камеры видеонаблюдения. Ван Сент пропускает события дня школьной жизни через сетчатку проживающих его персонажей — фотографа Эли, футболиста Натана, блондина Джона (реальных портлендских парней, сымпровизировавших свои реплики перед камерой), следуя за ними по пятам в десятиминутных стедикамных проездах, зачем-то озвученных Бетховеном. Маршруты нарезающих километраж по школьным коридорам персонажей с нарочито стертыми индивидуальностями скрещиваются, сходятся, потом разбегаются, чтобы вновь сойтись. Дав круг, режиссер снова сводит героев, демонстрируя те же события теперь с другой точки зрения. Ван Сент вяжет узелки дня, по собственному усмотрению играет с пространством-временем, где захочет, удлиняет его, где захочет, сокращает. Кого-то эти окончательно спутавшиеся пути приведут в урочный час в кафетерий, где начнется стрельба, кого-то благополучно выведут из уютных школьных стен в более безопасное место. Никчемные микросюжеты — будь то случайная встреча в коридоре или сделанный на бегу фотоснимок, — увиденные многократно и с разных перспектив, поневоле кажутся более значительными. Кто-то может узреть в них намеки грядущей беды — при наличии умения вглядываться в ничем не примечательный поток жизни.

Эти тонко расчисленные повторы-возвраты во времени — единственное вмешательство автора в отстраненно запечатлеваемую им реальность. Не замешай он «бродилки» персонажей в плавных стедикамных «восьмерках», а используй, к примеру, старый добрый полиэкран, перед нашими глазами предстал бы сухой остаток симультанной работы нескольких камер, как на мониторах системы видеонаблюдения (полиэкран и использовал Мур). Он популярно объяснил, что феномен невиданного распространения насилия в США напрямую связан с доступностью оружия, порочной внешней политикой, а также неустанно, со времен первых поселенцев, нагнетаемым страхом — перед индейцами ли, перед возвращением ли побежденных вроде бы англичан, перед черными ли рабами, каковых на Юге было в три раза больше, чем белых хозяев.

А страх перед будущим, прекрасным будущим заставляет очумелых подростков, заказав оружие по Интернету и прикупив пули в K-mart’e, отбирать жизнь у своих сверстников, кажется, лишь по недоразумению их не опередивших. Полностью дедраматизировав страшный реальный сюжет, сделав его обыденным и нестрашным, демонстративно самоустранившись от попытки разобраться в причинах показанного, Ван Сент, в отличие от Мура, не желает ни звуком, ни кадром направлять зрителя по заранее намеченному пути. Пути, в общем-то, никакого и нет, о чем сообщил Ван Сент в своем прошлогоднем «Джерри». Его герои теряли дорогу в пустыне, и этим, в общем-то, и исчерпывался сюжет фильма, положившего начало новому периоду творчества режиссера, которого один западный критик уподобил больному амнезией, находящемуся в постоянном поиске утраченной идентичности. В «Слоне», как и в «Джерри», Ван Сента занимает только одно — «освобождение реальности от видимости, придание ей того первичного состояния, в котором она обретает самодостаточность; в то же время … поиск того мгновения, когда она кончается» (1). По мысли, сформулированной Годаром ровно сорок лет назад, это и значит «делать документальный фильм».

В отличие от народного героя Мура, Ван Сент с первоисточниками явно знаком; он не брызжет слюной, не вопиет без толку в пустыне, не мечет громы и молнии, не грозит небу кулаком — лишь наблюдает сгущающиеся на нем тучи и готовящуюся разразиться грозу. CNN когда-то придумала теленовостной жанр — «без комментариев». Кадры, столь уникальные или, наоборот, типичные, что не требуют дикторского текста, возвращают телевизионному дайджесту размеренно хаотическое дыхание реальной жизни. «И вот свет, и вот солдаты, вот хозяева, вот дети, и вот свет, вот радость, вот война», — как говорил все тот же Годар2. Смотрите, верьте или не верьте глазам своим, завидуйте наблюдательности оператора, просочившегося незнамо куда непонятно зачем. Эти безмолвные моментальные полароидные снимки действительности способны, однако, поднять публицистическую температуру до градуса, о котором лишь мечтают штатные манипуляторы-публицисты. «Вот что на белом свете делается, господа! — всегда утверждают они. — В Либерии, представьте, стрельба, в Сомали голод, а в Москве такая слякоть, что граждане скупили все имевшиеся в наличии калоши!» И надо еще разобраться, чего здесь больше — живой материи или следования расхожему стереотипу.

Продемонстрировав в жанре «без комментариев» особенности существования средней американской школы, где массовый расстрел — процедура столь же обычная, как обед в столовке или переодевание в раздевалке спортзала, Ван Сент, с одной стороны, обнаружил в «Слоне» не меньше душевной боли за судьбы подрастающего поколения, чем создатель голливудских нетленок «Умница Уилл Хантинг» и «Найти Форрестера». С другой — бессознательно отворил дверь потоку дурных штампов, которых от него никто и не ожидал. Образы обиженных подростков-отщепенцев, играющих в компьютерную «стрелялку», глядящих по телевизору программу о Гитлере и, прежде чем отправиться убивать, целующихся в душе, обнаруживая гомосексуальный основной инстинкт, настолько красноречивы, что не нуждаются ни в каких комментариях.

1 Г о д а р Жан-Люк. Страсть: между черным и белым. с. 69.
2 Там же, с. 103.

Стас Тыркин, «Искусство кино», №9-2003
http://kinoart.ru/archive/2003/09/n9-article12
 
ИНТЕРНЕТДата: Суббота, 09.09.2017, 16:54 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3546
Статус: Offline
Слон / Elephant 2003

О том, что нельзя высказать, следует молчать.
Людвиг Витгенштейн


Вручение двух наград Каннского кинофестиваля, на первый взгляд, скромному, снятому по заказу телевидения, фильму Гаса Ван Сента "Слон" - одна из самых обсуждаемых новостей прошлого киносезона. Оказалось, что призы столь высокого ранга можно получать не за пышные сложносочинённые феерии ("Чемоданы Тулса Лупера") и псевдотеатральные медитации ("Догвилль"), а за простую жизненную историю, рассказанную под аккомпанемент "Лунной сонаты" Бетховена.

Как и в предыдущей работе режиссёра - "Джерри", формальная сторона картины достаточно проста. Ван Сент с документальной точностью воспроизводит рабочие будни одной из портлендских школ. Уроки, перемены, обед в столовой, встреча с друзьями и товарищами на спортивной площадке. Всё как обычно. Так было вчера и должно быть завтра. Но двое подростков вносят существенные коррективы в этот привычный распорядок жизни. Заказав оружие в Интернете, они устраивают ни чем необоснованную бойню, бездумно стреляя во всё, что движется.

Трагедия, случившаяся весной 1999 года в одной из школ Литтлтона, легла в основу документальной картины Майкла Мура "Боулинг для Колумбины". Можно допустить, что именно это событие стало отправной точкой для написания сценария, тем не менее, привычная в таких случаях формулировка "фильм основан на реальных событиях" отсутствует. Ван Сент умышленно избегает прямых параллелей, ибо "Слон", в первую очередь, размышление на тему, художественное отражение реальности. Нельзя не отметить - фильм лишён каких-либо нравоучительных сентенций и далеко идущих выводов. Режиссёр не интерпретирует, а воссоздаёт события. Но именно эта "обыденность" бьёт по зрителю сильнее любых кинематографических уловок и приёмов.

Умышленно минимализируя средства подачи материала Ван Сент возводит непреодолимую стену на пути критического разбора и анализа. Попытка внятной рефлексии обречена на провал. Режиссёр демонстративно безыскусен. Если в "Джерри" сама ситуация навевала мысли об иносказательности и игру на поле метафор, то "Слон", в этом смысле, максимально прямолинеен. Зачем? Почему? - совсем не важно, главное - поймать за хвост ежесекундно ускользающую реальность, попытаться зафиксировать зарождающийся страх и ненависть, причины появления которых, так и останутся загадкой. Простота и лаконичность изложения противопоставляется здесь исследуемой иррациональности бытия. Морально-этический аспект трагедии вынесен за скобки ван сентовского уравнения. Режиссёр решает задачи совсем иного порядка. Пружина, точка отсчёта всего повествования растворена в безлюдных коридорах школы и осенних улицах Портленда.

Иногда слова бессильны. Ван Сент экранизирует реальность, заставляя видеть в кажущейся обыденности дыхание жизни. Дыхание, цена которого выше любых материальных безделушек. Дыхание, которое можно почувствовать, но нельзя описать. "Слон" - талантливая попытка художественной вербализации хрупкости окружающего нас мира.

Станислав Никулин
http://www.kinomania.ru/film/302566/
 
Форум » Тестовый раздел » ГАС ВАН СЕНТ » "СЛОН" 2003
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz