Пятница
20.10.2017
15:25
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ЖИЗНЬ АДЕЛЬ" 2013 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » АБДЕЛАТИФ КЕШИШ » "ЖИЗНЬ АДЕЛЬ" 2013
"ЖИЗНЬ АДЕЛЬ" 2013
Александр_ЛюлюшинДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:09 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2788
Статус: Offline
«СИНИЙ – САМЫЙ ТЁПЛЫЙ ЦВЕТ» / «ЖИЗНЬ АДЕЛЬ» (La vie d'Adèle) 2013, Франция, 179 минут
– обладатель «Золотой пальмовой ветви» Каннского международного кинофестиваля




История о юной девушке, которая встречает женщину с необычной внешностью. Под впечатлением от нового знакомства девушка решает, что ей тоже необходимо покрасить волосы в ярко-синий цвет. Разумеется, такие перемены вовсе не нужны родителям, которые всеми силами стараются убедить дочь в том, что та выбрала неправильный путь. И у них есть для этого основания, ведь юная Адель полюбила не только синий цвет, но и обладательницу синих волос…

Съёмочная группа

Режиссёр: Абделатиф Кешиш
Сценарий: Жюли Маро, Абделатиф Кешиш, Галия Лакруа
Художник: Джулия Лемэр

В ролях

Адель Экзаркопулос - Адель
Леа Сейду - Эмма
Жереми Леарт - Томас
Кэтрин Сали - мать
Орельен Рекуан - отец
Шандор Фунтэк - Валентин
Карим Саиди - Кадер
Байя Реаз - Мерьем
Орели Лемансу - Сабин

Рецензии

Джастин Чанг, в своей статье для журнала Variety написал, что фильм содержит «самые бурные графические сцены лесбийского секса, которые можно вспомнить на данный момент». Джордан Минтзер из The Hollywood Reporter сказал, что несмотря на трёхчасовую длительность, «[фильм] удерживал феноменальными поворотами Леи Сейду и новичка Адели Экзаркопулос, в чём присутствует чёткое, прорывное исполнение». Питер Брэдшоу из The Guardian назвал картину «искренней» и «страстной», и наградил её четырьмя из пяти звёзд. Стивен Гаррет из The New York Observer сказал, что фильм был «ни чем иным, как триумфом» и является «крупной работой в пробуждении сексуальности».

«Это эпическая, но интимная история любовной связи между двумя молодыми женщинами, которая разворачивается, как кажется, в реальном времени […] Картина основана на французском графическом романе “Синий – самый теплый цвет” Жюли Маро, хотя фильм, как по мне, имеет что-то от раннего творчества Алана Холлингхёрста (вроде “Заклинания”). Адель (Эксархополос) – это 17-летняя особа в старшей школе города Лилль, яркая, идеалистическая студентка, которая любит изучать литературу (как английскую, так и французскую) и хочет быть преподавателем. Позже она случайно обнаружит, что ей нравятся американские фильмы, снятые кем-то вроде Скорсезе и Кубрика (хотя именно Олтман оказал большое влияние на этот откровенный говорливый фильм) [...] Это по-прежнему невероятно эмоциональная и безумно сексуальная лента, которая напоминает вам, насколько застенчиво несексуальными является большинство фильмов…» (Питер Бредшоу, The Guardian).

«Фильм, который будет наиболее спорным и, быть может, самым известным из-за дерзости его сексуального фона. Любовные сцены поразительно свежи в контексте мейнстримового кино […] Если лесбийские сцены во французском кино часто изображались будто со стороны или представлялись как трансгрессивные и квазимистические – особенно в фильмах Жан-Клода Бриссо – Кешиш показывает скорее спортивные схватки как интенсивно нежные столкновения между двумя живыми телами, снятыми в ненавязчивой, субъективной манере» (Джонатан Ромни, Screen Daily).

«Испробовав свои силы в исторической трагедии-байопике “Черная Венера”, Кешиш возвращается к корням, и снятой в 2003 году “Увертке”, снова фокусируясь на подростковом беспокойстве, классовой дискриминации и прерванной любви, придавая, при этом, всему совершенно другой вид […] Кешиш принадлежит к тому же лагерю, что и Джон Кассаветис и Морис Пиала, воздерживаясь от нарративной сжатости в пользу грязных реалий жизни и создавая работы, которые могут быть и амбициозно раздутыми, и в той же степени эмоционально дисгармоничными» (Джордан Минтцер, The Hollywood Reporter).

Награды

Каннский кинофестиваль, 2013 год
Победитель: Золотая пальмовая ветвь
Победитель: премия ФИПРЕССИ

Смотрите трейлер

http://vk.com/video16654766_164898260
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:11 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Фильм "Жизнь Адели" стал фаворитом конкурсной программы Канн

На 66-м Каннском фестивале появился фаворит - трехчасовая драма о лесбийской любви "Жизнь Адели", снятая французским режиссером тунисского происхождения Абделатифом Кешишем. В овациях по окончанию сеанса принял участие и обозреватель "Вестей ФМ" Антон Долин.

За три дня и пять конкурсных фильмов до завершения Каннского фестиваля в конкурсе появился безусловный лидер критических и зрительских симпатий - "Жизнь Адели" Абделатифа Кешиша. Уже прославленный французский режиссер, лауреат нескольких призов фестиваля в Венеции за картины "Ошибка Вольтера" и "Кускус и барабулька", победитель национальных премий "Сезар" с лентой "Увертка", исследовал темные глубины человеческой чувственности и в своей предыдущей радикальной и провокационной работе "Черная Венера".

Но в новом опусе, который, безусловно, стал его магнум опусом, главным шедевром, трехчасовой драме "Жизнь Адели" он превзошел все свои прошлые достижения. Это картина о любви - душераздирающе откровенная, безупречно точная во всех нюансах, невероятно увлекательная, сделанная чисто и честно. В центре интриги - влюбленные друг в друга молодые женщины: сперва студентка, а затем воспитательница в детском саду и учительница начальных классов Адель и ее вольнодумная избранница - синеволосая художница Эмма. Однако "Жизнь Адели", полная невиданно и неслыханно откровенных и подробных эротических сцен, далека от политкорректного правозащитного кино о попранных правах меньшинств: в стране, где только что легализовали однополые браки, такие отношения равноправны с любыми другими и имеют такое же право на глубокое художественное исследование.

Снимая своих актрис - признанную уже красотку Леа Сейду и умопомрачительную дебютантку Адель Эксаршопулос - практически исключительно на крупных планах, Кешиш добивается такого правдоподобия, что иногда зритель чувствует себя вуайеристом, подглядывающим за подлинной драмой из чужой жизни. В общем, второй год подряд Канны зацикливаются на главной теме мирового искусства - любви, хоть и с определенным акцентом: трудно не увидеть параллели между "Жизнью Адели" и прощальной лентой американца Стивена Содерберга "За канделябрами" о столь же пронзительном романе двух мужчин, хоть показанном куда более гротескно и менее тепло.

Теперь весь вопрос в том, как оценит сногсшибательную картину Кешиша международное жюри. В чувствительных сердцах женщин-актрис сомневаться не приходится; режиссеры Кристиан Мунджиу и Анг Ли, авторы, соответственно, картин "За холмами" и "Горбатая гора", сами немалые эксперты в этой теме, так что интереснее всего реакция президента жюри Стивена Спилберга. О ней станет известно в воскресенье, когда будет объявлен список лауреатов.

Антон Долин, 23 мая 2013
http://radiovesti.ru/article/show/article_id/92913?utm_source=feedly
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:11 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
В Каннах показали «Жизнь Адель» Абделатифа Кешиша

В каннском конкурсе показали трехчасовую драму Абделатифа Кешиша «Жизнь Адель», адаптацию графического романа Жюли Маро «Синий — самый теплый цвет», которой уже предсказывают «Золотую пальмовую ветвь». Сыгравшие главные роли Леа Сейду и Адель Экзаркопулос участвовали в сценах, назвать которые смелыми — это значит ничего не сказать. Пятиминутные эпизоды лесбийского секса крупным планом кое-кого даже вынудили уйти из зала во время первого каннского показа.

Студентка Адель с сонными глазами и интересом к литературе взрослеет, занимается сексом с мальчиком, целует одноклассницу. Но затем она встретит на улице девушку с синими волосами, художницу Эмму (Сейду), и жизнь обеих изменится. Эта сцена их первой встречи, то, как спотыкается Адель, как оборачивается Эмма, — все сделано Кешишем столь безупречно, что именно тут звенит первый звоночек: это будет что-то особенное.

Девушки живут друг с другом сначала с легким испугом — потому что разные социальные слои (школьница из простой семьи и богемная синеволосая художница), разная реакция семей (родители богемы лояльны и кормят подругу дочери устрицами, родителям школьницы приходится рассказывать какую-то глупость про помощь в изучении философии), друзей (одноклассники, вроде бы мыслящие по понятиям, сформированным мировой литературой, на поверку оказываются чуть ли не гомофобами, зато богема сексуальную свободу только приветствует). Но затем — уже открыто, по-семейному, практически с газетой в постели, годами. История влюбленной пары, которая если и не знает, то предчувствует, что однажды всему этому придет конец.

Талант Кешиша, автора «Кус-куса и барабульки» и «Черной Венеры», сделать свое кино сенсорным безграничен. Его фильмы можно почувствовать, потрогать, они пахнут, до того доходит, что, когда в кадре кто-то ест, кажется, еще немного, и в зрительный зал полетят крошки и брызги соуса. Собственно, если Сейду он сразу планировал на роль Эммы, то девушку с неудобоваримой фамилией Экзаркопулос нашел после долгого кастинга, но утвердил сразу, пригласив на собеседование в кафе и увидев, как она ест.

То есть Кешиш не мог не показать секс именно таким беспощадным по отношению к аудитории, долгим, подробным, в котором грань между игрой и реальностью почти стерта. Поступив честно по отношению к собственному стилю, он вообще уничтожил пол. Фильм «История Адель» — не лесбийская драма, а универсальная история людей, которые любят друг друга. История, в которой одна личность поглощает другую, вроде предлагает ей развиваться, но на деле подавляет своим талантом, свободой, внутренней силой. Кино Кешиша замкнуто на себе самом. Если вначале Адель школьница и слушает учителя, то в конце она уже сама учительница. Если в первые полчаса зритель видит ее успех, то в финале — ее беспомощность. Все вместе — законченная история любви, конца романа, конца жизни в двадцать с небольшим лет.

Марина Латышева, 23.05.2013
http://rbcdaily.ru/lifestyle/562949987054672?utm_source=feedly
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:12 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Канны-2013: Фаворит Кешиш

В безусловно сильном конкурсе этого года появился фаворит — пятый фильм Абделя Кешиша («Кус-кус и барабулька», «Черная Венера»). Основой для сценария стал комикс Жюли Маро «Le bleu est une couleur chaude» о любви двух женщин и собственный несостоявшийся проект режиссера о молодой учительнице, одержимой театром. Главная героиня Адель (получившая свое имя от играющей ее актрисы Адель Экзаркопулос) — 15-летняя школьница из простой семьи, пока еще не осознающая своего влечения, вступающая в бесперспективные отношения с ровесником и случайно попадающая в гей-клуб. «Ничего не бывает случайно», — говорит ей сидящая за стойкой Эмма (Леа Сейду), девушка с синими волосами, начинающая художница, потомственная богема, с детства впробос цитирующая Сартра.

Существует много фильмов о подростках, взрослении, смутных желаниях, гомосексуальной страсти, но Кешиш — один из немногих режиссеров, которые могут три часа рассказывать об обыденности и исключительности человеческого бытия, не позволяя зрителю ни на секунду оторваться от экрана. Во многом этот эффект обеспечивает драматургическая структура фильма — он похож на спрессованный сериал, и при всей убедительности мотиваций мы никогда не знаем, куда жизнь заведет героиню (когда отношения с подругой клонятся к закату, любой из случайных знакомых может стать переменой участи — но, как и в жизни, невозможно угадать, что именно произойдет).

Почти весь фильм камера не отпускает лицо главной героини — слишком стеснительной в начале, чуть менее стеснительной в конце; временами, в поразительно долгих эротических сценах, у этого лица появляется тело, бушующая плоть. Как ни странно, «Адель» не столько история любви, сколько социальная драма про несовместимость разных миров, про то, что тело не существует в отрыве от происхождения, от той среды, в которой появилось на свет. Эмма, художница на пороге славы, хочет, чтобы Адель развивала свой литературный талант, а Адель просто хочет стать учительницей — и здесь их пути расходятся. Богема оказывается не менее зашоренной, чем синие воротнички, родители главной героини. Но кто сказал, что все должны быть художниками и писателями? Кешиш оставляет свою героиню в конце путешествия, которое длилось почти пять лет; в интервью он называет ее своим Антуаном Дуанелем (постоянный герой фильмов Трюффо). Для Эммы пришло время сделать выбор и осесть, и она выбирает не Адель; для Адель путешествие только начинается. Возможно, за первой и второй главами ее истории последуют и другие.

http://www.afisha.ru/article/cannes-adele/
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:12 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Каннский дневник. День седьмой



Зато венецианский триумфатор, режиссер «Кускуса и барабульки» и «Черной Венеры» Абделлатиф Кешиш привез в Канны просто выдающуюся «Жизнь Адели, главы 1 и 2». Международное (в том числе и российское) название фильма — «Синий — самый теплый цвет», в честь цвета волос художницы Эммы (Леа Сейду), отношения с которой меняют главную героиню, пятнадцатилетнюю школьницу Адель (Адель Экзаркопулос). Адель любит литературу, но не любит о ней говорить, она подумывает стать учительницей, носит смешной пучок «пальмочкой» на макушке и совершенно не понимает, что с ней происходит, когда однажды видит на улице богемную, независимую Эмму — у нее крашенные синим волосы и она, кажется, никогда не отводит глаз. То, что случается дальше, — предельно откровенная история страсти, любви, познания себя, боли, взросления — и то, как честно и тонко рассказывает эту историю Кешиш, безусловно, стоит «Золотой пальмы». Как и работа очень смелой Адель Экзаркопулос, ставшей со вчерашнего вечера самой реальной претенденткой на награду как лучшей актрисе. «Жизнь Адели» — лучший coming of age фильм за многие годы и, вероятнее всего, лучший фильм о любви двух женщин вообще. Который по понятным причинам, возможно, никогда не покажут в России.



Автор: Леля Смолина, 23 Мая 2013
http://www.gq.ru/special....=feedly
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:12 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Каннский фестиваль: "месть" Гослинга и девочка с голубыми волосами

… Французский фильм "Жизнь Адель. Часть 1 и 2" (международное его название "Синий – самый теплый цвет") режиссера тунисского происхождения Абделатифа Кешиша рассказывает о 17-летней Адель (Адель Экзаркопулос), мечтающей стать воспитательницей в детском саду. Незадолго до своего 18-летия она встречает Эмму (Леа Сейду) - загадочную девушку с голубыми волосами - и не может избавиться от навязчивого желания "обладать и принадлежать". Так и начинается история женской любви, которая, как акцентирует режиссер, ничем не отличается от подобных отношений между мужчиной и женщиной.

Тема эта, конечно, не нова: конфликт в фильме отчасти напоминает, например, "Деток в порядке" Лизы Холоденко. Но Кешиш изображает женскую любовь во всех подробностях и деталях, не забывая и актуальный французский контекст, и свою давнюю страсть – еду (самый известный фильм режиссера - "Кус-кус и барабулька", где главным героем была арабская кухня). Эмма из артистической семьи, где принято готовить устриц на ужин, и не осуждать разные любовные увлечения. Адель из семьи простой, рацион которой составляют, в основном, макароны "Болоньезе", и которой страшно рассказать о неожиданной, "ненормальной" влюбленности. Кешиш достаточно подробно (фильм идет 3 часа) прописывает характеры своих героинь и ситуации, в которые они попадают, правдиво изображает и боязнь юной Адель, неожиданно влюбившейся в девушку, и неприятие, с которым ее потом встретят друзья, и разность взглядов на однополую любовь со стороны родителей.

Подробно в фильме показываются и эротические сцены, которые, уж точно, станут первым препятствием на пути "Жизни Адель" в российский прокат, известный своими пуританскими нравами. При этом здесь – в Канне – картина Кешиша имеет безусловные шансы на успех. Отметить "пальмовыми ветвями" могут как исполнительниц главных ролей, так, конечно, и самого режиссера, сделавшего самый яркий и запоминающийся на сегодняшний день фильм фестиваля.



Мария Токмашева, 23/05/2013
http://weekend.ria.ru/cinema....=feedly
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:13 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Одного пола пальма
«За канделябрами» Стивена Содерберга и «Жизнь Адели» Абделлатифа Кешиша на Каннском фестивале


На Каннском кинофестивале показали два фильма о гомосексуальной любви — «Жизнь Адели» Абделлатифа Кешиша и «За канделябрами» Стивена Содерберга

… «Жизнь Адели» Абделлатифа Кешиша, может стать настоящей революцией — особенно если жюри хватит отваги ее наградить.

Честно говоря, одни только сцены лесбийской любви — невиданно натуралистичные, обнажающие подлинную страсть (непонятно, как такое вообще возможно разыграть), необычно продолжительные, подробные, почти на грани порно, но грань эту никогда не переступающие — стоили бы какого-то специального приза.

Кешиша часто называют тунисским режиссером, имея в виду страну его рождения, но вырос он во Франции, неподалеку от Канна — в Ницце. Французская эротическая культура у него в крови, недаром в его предыдущих фильмах так обширно цитировались фривольные Вольтер и Мариво (без которых не обошлась и «Жизнь Адели»).

В любом случае, исламской ригидности в его картинах — ни на грош.

Особенно в новой, поставленной по награжденному на фестивале в Ангулеме комиксу художницы и писательницы Жюли Маро «Голубой — теплый цвет», где рассказана история любви двух девушек.

Адель (сногсшибательная актриса-дебютантка, подарившая героине свое имя Адель Эксаршопулос) — первокурсница филфака, живущая с родителями и мечтающая устроиться на работу учительницей начальных классов. Эмма (секс-символ французского кино нового поколения Леа Сейду) — независимая художница с волосами, покрашенными в голубой цвет. Застенчивая Адель обсуждает с подружками, на каком по счету свидании прилично переспать с парнем; раскованная Эмма живет с женщиной и не думает это скрывать. Адель — из простой семьи: ее папа с мамой уверены, что главное в жизни — найти мужа, который будет тебя содержать. Преуспевающие мать и отчим Эммы принимают любовницу дочери у себя в доме как родную. Если в доме Адели коронное блюдо — спагетти с мясным фаршем, то у Эммы Адель учат есть устрицы: для Кешиша, со времен «Кускуса и барабульки» — несравненного летописца кулинарных радостей, эта сцена ключевая, ведь в ней соединяются социальные, эротические и коммуникативные коннотации.

«Жизнь Адели» можно рассматривать как драму о правах человека — и наверняка, если фильм получит главный приз, это будет автоматически трактоваться если не как политкорректное, то как политическое решение.


Действительно, здесь есть сцены студенческих манифестаций и гей-парада, есть болезненное объяснение с однокурсницами и трудные эпизоды общения простодушной Адели с богемными интеллектуалами из круга Эммы. Однако эта трехчасовая (и смотрящаяся на едином дыхании, снятая почти полностью на крупных планах) и сыгранная с безупречной откровенностью, выворачивающей душу наизнанку картина — прежде всего пронзительная, правдивая, универсальная анатомия любви. Столь сильных и свежих картин в каннском конкурсе в этом году нет.

Когда Берлинале ввел в свой регламент приз «Тедди», это казалось причудливым решением, хотя благодаря ему мир узнал о Педро Альмодоваре и Франсуа Озоне. Теперь присутствие на всех крупнейших фестивалях голубых «Львов», «Медведей» и «Пальм» за лучший фильм о гомосексуальных отношениях никого не удивляет. Сегодня, похоже, настает время, когда эти темы окончательно выходят за пределы тематического гетто. Гетеросексуальные режиссеры снимают об этом фильмы с гетеросексуальными актерами, а публика смешанной ориентации смеется и плачет, как над собственными, над страстями тех, кого депутаты Госдумы РФ норовят признать нарушителями закона.

Да, и еще одно. Каждый год в Канне возникает как минимум один метасюжет, объединяющий несколько важнейших фильмов программы. До сих пор было не до конца понятно, о чем этот Канн. Теперь — кристально ясно: как и в прошлом году, о любви. Что ж, в такой ситуации самоповтор не возбраняется.

http://www.gazeta.ru/culture/2013/05/23/a_5333525.shtml
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:30 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Режиссер рассказал, как снимал откровенные сцены ленты "Жизнь Адель"
Абделатиф Кешиш представил свою картину в рамках основного конкурса 66-го Каннского кинофестиваля.


КАНН, 23 мая — РИА Новости. Французский режиссер тунисского происхождения Абделатиф Кешиш представил в четверг в основном конкурсе 66-го Каннского фестиваля свою новую картину "Жизнь Адель. Часть 1 и 2" (La Vie D'Adele с международным названием "Синий — самый теплый цвет") и рассказал, как снимал откровенные эротические сцены, пытался ли попасть в современный политический контекст и надеется ли на широкий прокат ленты в странах с цензурой.

Главная героиня фильма — 17-летняя Адель (Адель Экзаркопулос), которая очень любит детей и мечтает стать учительницей. Незадолго до своего 18-летия она встречает Эмму (Леа Сейду) — загадочную девушку с голубыми волосами — и влюбляется в нее. Фильм создан по мотивам комикса Жюли Маро.

"Это первая моя работа, когда я адаптировал для фильма историю из комикса. Меня очень интересовал женский характер, мне было интересно его развить. К тому же меня интересовала тема так называемой "несчастной первой любви"… Я не хотел донести что-то противникам гомосексуализма. Я не пытался определить его природу и расставить какие-то точки или говорить себе: "Да, это две женщины…" Я, скорее, почувствовал, что просто рассказываю историю пары. Я не видел причин показывать специфику гомосексуализма, какой-то особенности в отношениях, не хотел углубляться в дискуссию на эту тему… Это просто любовная история, которая включает в себя всю красоту отношений", — рассказал Кешиш.

Совсем недавно во Франции приняли закон о легализации однополых браков, но политический контекст проблем однополой любви Кешиша тоже особо не волновал, хотя в фильме есть одна сцена, где главные героини идут в колонне ЛГБТ-движения на очередном митинге в поддержку однополых браков.

"Я решил рассказать эту историю вне политического контекста и реформ, которые произошли, и не собирался превращать фильм в послание "за нетрадиционную сексуальную ориентацию", — отметил Кешиш.

Намного чаще политики в фильме встречаются сцены поглощения героями еды, как и в большинстве его предыдущих картин. По его собственному признанию, режиссер "обожает такие сцены, так как в них можно изобразить и культурный акцент и показать истинную красоту человека, и все его эмоции, и выражения лица".

Но основную часть фильма занимают сцены эротические. Правдиво снять их, по словам двух молодых актрис и режиссера, позволило полное доверие на съемочной площадке. "Это была довольно сложная, тяжелая работа. Мы долго разговаривали, обсуждали роли, я пытался создать для девочек доверительную атмосферу. Когда мы снимали эти сцены, на площадке присутствовал только оператор, чтобы никто не смущал актрис", — рассказал Кешиш.

Исполнительница роли Эммы актриса Леа Сейду призналась, что поначалу она действительно "жутко краснела" на съемочной площадке, а при работе над одной из сцен они со своей партнершей Адель Экзаркопулос даже рассмеялись. "Мы так долго снимались, периодически хохотали и действительно практически влюбились друг в друга", — пошутила Сейду.

Сам режиссер понимает, что эротические сцены достаточно откровенны и далеко не во всех странах могут быть приняты однозначно: "Надеюсь, что все сцены войдут в ту версию фильма, которые покажут в мире. Но я понимаю, что есть разные кинотрадиции, есть цензура в разных странах. Где-то нельзя секс, где-то жестокие сцены насилия. Над какими-то из сцен фильма, наверное, будут дискутировать. Это все — вопрос к нашим дистрибьюторам. Я бы, конечно, не очень хотел, чтобы что-то из фильма вырезали. Но думаю, мы придем к компромиссу, если это потребуется", — отметил режиссер.

Кстати, Кешиш не исключает, что у "Жизни Адель" появится еще и продолжение. Недаром в нынешнем названии написано: "Часть 1 и 2".

http://ria.ru/culture....tration
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:31 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Каннский фестиваль-2013: Внутри Адели

Каннский фестиваль — 2013 войдет в историю фильмом Абделлатифа Кешиша «Жизнь Адели», даже если он не получит «Золотую пальму»

Драматургия каннской программы всегда строится так, чтобы к кульминации публике стали понятны сквозные темы и сюжеты. Тогда выкладывается козырь.

Козырь выложен. Это фильм Абделлатифа Кешиша «Жизнь Адели» (La vie d’Adele). В нем есть сюжет взросления и осознания сексуальности, как в «Юной и красивой» Франсуа Озона. И сюжет однополой любви, как в картине Стивена Содерберга «За канделябрами». Но Кешиш радикальнее и по идеологии, и по киноязыку.

Адель заканчивает школу, хочет стать учительницей, теряет невинность с мальчиком. А потом встречает Эмму, студентку Высшей школы изящных искусств. У Эммы короткие волосы, выкрашенные в голубой цвет, Эмма похожа на ангела-соблазнителя.

Идеологическая радикальность Кешиша — в показе обыденности этого сюжета. Пара есть пара, отношения двух женщин подчиняются законам, универсальным для любого союза двоих. Героиням не приходится постоянно ощущать себя «другими». Надо лишь учитывать простые социальные ритуалы. Адель из небогатой семьи, где уверены, что женщине хорошо бы найти мужа, который будет ее обеспечивать. Поэтому, приводя на ужин подругу, она объясняет, что та помогает ей в учебе. А в полубогемной семье Эммы — никаких проблем: она приводит Адель как любовницу и никого этим не смущает. Но эти различия того же рода, что и гастрономические, которые тоже маркируют социально-культурные группы: в гостях у Эммы едят устриц, в доме Адели — макароны.

Художественную радикальность сформулировать сложнее. В фильме есть невероятные по откровенности сексуальные сцены, но дело не только в них.

Международное название картины «Голубой — самый теплый цвет» (Blue is the Warmest Colour) заимствовано из комикса Жюли Маро. Кешиш соединил его сюжет с собственным давним проектом фильма о молодой учительнице. То есть взял комикс и сделал из него жизнь.

Эмму играет международная звезда Леа Сейду. В роли Адели — главное актерское открытие фестиваля Адель Эксаршопулос, подарившая героине собственное имя. В фильме максимально сокращена дистанция между персонажем и личностью актера. Сексуальные сцены снимались без дублеров. На первом, рекордно длинном и откровенном постельном эпизоде видавшая всякое каннская публика как вдохнула, так, кажется, и забыла выдохнуть. Две женщины на экране занимались не сексом, они занимались любовью. После очень деликатно сформулированного на пресс-конференции вопроса о том, как актрисам удалось добиться такой нежности, Леа Сейду разрыдалась.

С другой стороны, Кешиш выстраивал сексуальные сцены как живописные и скульптурные композиции: красота важна в них не меньше откровенности.

Почти весь фильм снят оператором Сафьяном Эль Фани на крупных и сверхкрупных планах. Но главный фокус — в живом и сложном ритме переключения взгляда. Камера все время лавирует между объективным и субъективным, взглядом Адели и взглядами на нее. Похожая оптика была в фильме Лорана Канте «Класс», получившем каннскую «Золотую пальму» в 2008 г. Но там она формировала замкнутое в школьных стенах пространство социальных отношений. А у Кешиша создает подвижную чувственную реальность Адели, настолько интимную, что иногда мы оказываемся не просто рядом с ней, а ближе, чем кожа.

Олег Зинцов Vedomosti.ru 24.05.2013
http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/12379351/vnutri_adeli
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:32 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
"Великая красота" - портрет утопающего в декадентской неге современного Рима.



Об этом еще не догадывается героиня лучшей, самой радикальной и самобытной картины конкурса - трехчасового опуса Абделлатифа Кешиша «Жизнь Адели. Главы 1 и 2» (как это ни удивительно, фильм реалиста Кешиша снят по известному во Франции комиксу, поэтому, возможно, будут еще главы). После первого неудовлетворительного сексуального опыта с парнем 17-летняя Адель (невероятная Адель Экзаршопулос) влюбляется в девушку с голубыми волосами (Леа Сейду) и испытывает с ней ни с чем не сравнимые сладость и муки любви.

Фильм снят почти полностью на крупных планах, и зритель часто имеет возможность заглянуть героине, допустим, в рот, куда она в больших количествах отправляет спагетти болоньезе и устрицы, и даже проследить их путь дальше по пищеварительному тракту. Сцены лесбийского секса выполнены Кешишем столь же подробно, обстоятельно и протокольно-честно, как эпизоды поглощения пищи, поскольку и тому, и другому процессу плотоядная Адель отдается с полной самоотдачей.

Круглые детские глаза Адель наполнятся слезами, когда она впервые столкнется с коварством любви, в которой, как на войне, каждый сам за себя.

Стас ТЫРКИН 24 Мая 2013
http://www.kp.ru/daily/26080/2984663/?utm_source=feedly
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 18:32 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Лесбийская любовь в интерпретации араба
Юрий Гладильщиков о десятом дне Каннского кинофестиваля


В четверг и пятницу в Канне наконец-то определился абсолютный фаворит. Пока что по мнению французской прессы. Показали и другие фильмы – по-разному странные, по-разному несуразные, по-разному недурственные. Но о них, может, напишу завтра-послезавтра, а может, как-нибудь потом – в зависимости от того, как в воскресенье вечером (во время объявления наград) фишка ляжет. Пока же о фаворите, который по результатам опроса пятнадцати ведущих кинокритиков Франции в издании Le film Français получил вчера одиннадцать Palm D'or. Подобной сверхвысокой оценки фильма во французской прессе я, не поверите, не встречал за все двадцать с лишним лет посещения Каннского фестиваля. Фильм, получается, попросту шедевр. Речь идет о работе новоявленного мэтра Абделатифа Кешиша «Жизнь Адели».

На оценку фильма в Канне всегда влияет то, когда именно он показан. На твою личную оценку влияет то, когда ты его посмотрел.

В свое время «Мертвец» Джармуша дико провалился тут (да так, что продюсеры отложили его выход аж на год) только потому, что его показали в последний день. Часто бывает так, что именно на последний день организаторы Канна припасают самые главные фильмы. Которые в результате и побеждают. Сегодня, кстати, покажут новый фильм Джармуша и – новый - Романа Поланского. Но в случае с «Мертвецом» фильм оказался слишком сложным для ума — а все уже устали умнеть после почти двух недель непрерывных просмотров.

В случае с Кешишем лично у меня, возможно, сработал обратный эффект. Я уже знал, что уважаемые мной коллеги из России оценили фильм сверхвысоко, уже знал о рейтинге французской прессы. Но посмотрел его с опозданием — только вчера. И в итоге — разочаровался.

Конечно, это фильм-сенсация. Занятно, что он пересекается с другой французской картиной из конкурсной программы — лентой Франсуа Озона (который умудряется оставаться неповторимым Озоном, какие бы новые темы ни поднимал и какие бы жанры ни вспахивал) «Всего 17». В обоих фильмах 17-летняя девушка, ощущая призывы чувственности, отдается первым сексуальным опытам. В обоих случаях разочарована первым общением с мальчиком. В обоих заходит в такие дебри постельных экспериментов, что словом не описать. Оба фильма настолько откровенны, что в России им гарантирован рейтинг 18+.

Но самое интересное, что Озон, который никогда ничего не боялся и не стеснялся, попросту высокоморальный мальчик по сравнением к Кешишем. Тот демонстрирует женское тело во всех подробностях, а первый опыт девочки с мальчиком и первый опыт девочки с девочкой (эпизод длится минут, наверное, десять) подает так, что это софт-порно.

Самое интересное, что этот фильм снял Кешиш. Не знаете, кто он такой? Если не знаете, то зря. Это создатель таких громких фильмов недавнего времени, как «Кус-кус и барабулька» и «Темнокожая Венера». Он араб, родившейся в Тунисе – и именно от него не ожидаешь столь откровенных эпизодов. С другой стороны, после «Кус-куса и барабульки», роскошного (посмотрите!) социального фильма о подробном быте арабской семьи, собирающейся открыть во Франции ресторан вопреки препонам бюрократов, я делал с ним интервью и постоянно пытался навести на тему арабов во Франции (о чем был и фильм). А он всякий раз возмущенно отвечал: я не арабский, я французский режиссер!

Для Канна с его кризисом прежнего фирменного режиссерского истеблишмента, прежних признанных генералов (которые попросту постарели) важно оторвать себе новых режиссеров-лидеров. Странно, что в Канне раньше не обратили внимание на Кешиша (который, впрочем, не молод и даже чуточку старше меня), уже владевшего призами в Венеции и, что еще важнее для Франции, главными французкими кинопризами-«Сезарами».

Но в Канне, молодцы, наконец-то оценили Кешиша. Конечно, именно фильм Кешиша, а не Рефна, самый радикальный в нынешнем каннском конкурсе. Но есть несколько проблем. С точки зрения новаторства – никаких откровений: повтор братьев Дарденнов и датской «Догмы» (то есть все как бы реально и снято живой камерой без закадровой, навязывающей отношению к эпизоду музыки). С точки зрения темы: а что, собственно такого? Лесбиянки тоже имеют право на существование? С моей точки зрения: да, имеют. И что дальше?

И самая главная претензия: фильм слишком длинный — три часа! Я бы сократил минимум час — и преспокойно. К концу начинаешь испытывать неприязнь к лесбиянкам просто потому, что хочется в туалет, а конфликт можно было бы разрешить гораздо раньше.

Короче, сошлюсь на свою знакомую журналистку, нашу соотечественницу, которая очень авторитетна во Франции (мы смотрели фильм вместе — но я не попросил ее согласия на цитату). Она уверена, что успех фильма во французской прессе во многом обусловлен недавними бурными парижскими конфликтами после легализации однополых браков. Ясно, что кинокритики, как во многих странах, люди прежде всего левых убеждений. Поддерживающие право кого угодно на вольное существование. Моя знакомая французская журналистка — оже левых убеждений и ходила на демонстрации за право на однополые браки. Но при этом сказала, что фильм длинный, ненатуральный и пр.

Согласен.



25 мая 2013
Юрий Гладильщиков
http://mn.ru/blog_ci....=feedly
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 19:21 | Сообщение # 12
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Выжили только любовники
Влюбленная школьница, вампиры Джармуша и современная «Венера в мехах»: отчет из Канн




У нового фильма Кешиша на самом деле два названия. «Жизнь Адель. Главы первая и вторая» (La vie d’Adèle) — оригинальное, французское. «Синий — самый теплый цвет» — для международного проката. На данный момент это бесспорный всеобщий фаворит фестиваля. В фильме идет речь о 15-летней старшекласснице Адель (Адель Экзаркопулос), которая познает первую любовь. Эмпирическим путем осознав, что мальчики ее не привлекают, девушка сосредотачивает внимание на Эмме — начинающей художнице свободных нравов из богемной семьи (ее играет Леа Сейду). Любовь начинается со страсти — постельные сцены с участием главных героинь сняты с необычайной откровенностью даже для фестивального показа (едва ли кино выйдет в прокат в таком же виде). Фильм идет около трех часов, Кешиш рассказывает о том, что происходит с героиней и после окончания школы (охватывается временной промежуток примерно в пять лет). Героини съезжаются для совместного проживания, чувства проходят проверку временем, постепенно назревает разлад. «Жизнь Адель» снята по известному французскому комиксу, но при этом больше всего напоминает роман взросления. Несмотря на гомосексуальный контекст, это чисто флоберовская история воспитания чувств, главная героиня Адель — Антуан Дуанель наших дней, персонаж серии фильмов Франсуа Трюффо (главами из названия Кешиш намекает на возможные продолжения). Для тех, кто смотрел предыдущие работы Кешиша, важно отметить, что «Жизнь Адель» на них нисколько не похожа. Для режиссера это, очевидно, что-то новое. Если бы существовал топ фильмов о любви и ее невозможности, это кино могло бы его возглавить.

Антон Сазонов специально для «Ленты.ру», 25 мая 2013
http://lenta.ru/articles/2013/05/25/kanns/
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 19:21 | Сообщение # 13
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Каннская «Жизнь Адели» убедила всех, кроме съемочной группы

Если бы каннскую Золотую пальмовую ветвь вручала французская пресса, в воскресенье вечером ее, безусловно, получил бы фильм Абдельлатифа Кешиша «Жизнь Адели: часть 1 и 2». Фильм произвел на фестивале фурор. В ежедневном рейтинге французских кинокритиков он получил давно невиданный урожай самых высоких оценок.

Французский режиссер тунисского происхождения Абдельлатиф Кешиш в прошлом был дважды лауреатом национальной кинопремии Франции, приза Сезар. В 2003 году за фильм «Увертка» и в 2007 за картину «Кускус и барабулька». Оба фильма рассказывали о жизни магрибских иммигрантских семей: в «Увертке» речь шла о старшеклассниках неблагополучного пригорода, изучающих на уроке литературы произведения классика XVIII века Мариво, а в «Барабульке» в центре повествования была семья портового докера, оставшегося без работы.

В «Жизни Адели» (Синий - самый теплый цвет, название в англоязчном варианте), первом фильме Кешиша, отобранном в каннский конкурс, речь вновь идет о молодежи, изучающей 600-страничный том Мариво «Жизнь Марианны или Приключения графини де ***», но на сей раз без какой-либо акцентуации на иммигрантской теме. Героиня, старшеклассница Адель, девушка из простой семьи, где вечером едят спагетти с соусом «болоньезе», обожает литературу, но вот в личной жизни у нее что-то не клеится. После неудачного сексуального опыта с товарищем по школе в один прекрасный день она замечает в толпе девушку с синими волосами, к которой она чувствует неодолимое притяжение. Встреча с синеволосой Эммой, студенткой-художницей, изучающей историю изобразительного искусства (в ее семье едят устриц), перевернет все ее естество и поделит жизнь на две части: с Эммой и без нее.

Во второй части фильма все еще страстно любящая Адель приходит на вернисаж к Эмме в платье заветного синего цвета. Но поздно: у Эммы начался красный период.

Похоже, речь идет не о лесбийской любви как таковой, но о встрече с человеком, без которого жизнь немыслима. В долгих сценах любви Адели и Эммы в первой части нет ничего от страстного, животного секса, несмотря на все допущенные режиссером визуальные откровения. Обе попеременно играют роль мужчины и если бы в кадре одну из девушек заменил юноша, это, в принципе, ничего бы не изменило.

Тема лесбийской любви в кино не такое уж откровение и имеет свою - уже довольно обширную - фильмографию. Женская любовь в силу чисто анатомических причин более нежна и нюансирована (как об этом, по крайней мере, говорила фиалкокудрая Сафо), менее физиологична. Естественно, то, как это показывает женщина-режиссер, например, Лиза Холоденко в фильме «Детки в порядке» (2010), с переливчатой игрой зеркальных отражений, по сути отличается от привычных (гетеросексуальных) ролевых игр, которые проецирует на сцену женской любви Кешиш: у него, например, подруги в порыве страсти дарят друг друга звонкими шлепками по попе.

Но критиков это не смутило, а некоторые даже сочли, что Кешиш таким образом «убивает» вообще все гендерные понятия, речь идет не женской любви, а о любви вообще (при этом одна из женщин дуэта все равно играет роль мужчины).

Помимо этого, все критики высоко отметили бесспорные кинематографические достоинства картины – у Кешиша преобладают крупные планы, но без намека на вуаеризм – тут все органично и выверено, а также великолепную игру актрис, исполнивших главные роли, это Адель Экзархопулос и Леа Сейду.

Словом, за исключением некоторых осторожных критических реакций, касавшихся также и длительности картины (3 часа), реакция на фильм была восторженной.

Что стоит за красотой на экране


Ложку дегтя в поток дифирамбов добавила газета «Монд», опубликовавшая свидетельства членов технической группы, работавших на съемках фильма. Они описывают тяжелый климат, царивший на съёмочной площадке, тираническое поведение режиссера, требовавшего немедленного выполнения распоряжений, о которых он сам спустя минуту забывал. Конечно, никогда съемки в кино не проходят без трений, а режиссеру просто необходимо порой быть тираном, чтобы добиться желаемого.

Но то, что рассказали газете техники, поразило даже видавших виды профессионалов кинобизнеса.

Начиная с тарифов: съемки должны были длиться 2,5 месяца, но в конечном итоге времени ушло вдвое больше. Зарплата же у съемочного коллектива осталась без изменений. Плюс «презрение» к условиям работы технического персонала, абсолютно «бесчеловечное» отношение к членам коллектива, требования полной почти фанатической самоотдачи. Некоторые не выдержали и ушли.

Иногда ситуация превращалась в трагикомедию. Актрисы перемерили все платья костюмера, но ни одно режиссеру не понравилось. В задумчивости он обводит взглядом притихшую съемочную площадку, указует перстом в кого-то из стоящих: «Я хочу этот красный свитер!» Приходилось спешно раздеваться...

Те, кто остались, не скрывают горечи: «Конечно, Кешиш может быть очень сердечным с актерами, он очень близок со своими исполнителями, может полтора часа снимать сцену обеда, давая актерам возможность на бесконечные импровизации, из которых он потом выхватывает кусочки чего-то очень реального. Результат на экране – потрясающий. Но когда вы знаете обратную сторону этой декорации, знаете, что стоит за этой «правдой жизни», вы задаетесь вопросом: и это – красота?» - такие свидетельства опубликовала газета «Монд».

Инга Домбровская, 25 Май 2013
http://www.russian.rfi.fr/frantsi....-gruppy
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 27.05.2013, 19:21 | Сообщение # 14
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
В Каннах победила запрещенная любовь

После того как этот фильм на фестивале получил самые высокие оценки критиков, стало ясно, что обозначен главный претендент на награды и больше говорить не о чем. Хотя, при всем уважении, к этой работе возникает довольно много вопросов.

"Жизнь Адель" (в оригинале – "Синий, самый теплый цвет") тунисского араба Абделатифа Кешиша, который обижается, когда его не называют французским режиссером, интересен скорей суммой эпатирующих подробностей, чем своими кинематографическими достоинствами. Конечно, это профессионально снятое кино, никакого спору нет, но любопытно в нем все, помимо самой истории.

Во-первых, снимал режиссер с мусульманскими корнями. Предыдущая его картина, завоевавшая приз в Венеции, кстати, тоже довольно любопытная, повествует о жизни родной деревни Кешиша в Северной Африке и называется характерно "Кус-кус и барабулька". Это я к тому, что мусульманину столь подробно экранизировать комикс об отношениях лесбийской пары как-то не с руки, на его исторической родине и в воспитавшей его культуре подобные отношения считаются смертным грехом и уголовным преступлением. Видимо, в связи с этим Кешиш с особым вниманием и куда большей тщательностью, чем это сделал бы привычный ко всему натуральный француз, описал эротические переживания двух влюбленных девушек. В фильме есть десятиминутная сцена, которую иначе, чем софт-порнографической, назвать трудно.

Думаю, не в последнюю очередь жюри восхитила эта нарочитая смелость авторов и исполнительниц. Спилберг никогда не позволил бы себе и сотой доли той раскованности в показе сексуальной жизни героев, какую с легкостью демонстрирует Кешиш в трехчасовом опусе. И, наконец, сама тема, безусловно, попадает в мировой тренд. Это второй фильм в программе Канн, где в центре сюжета – нетрадиционная сексуальная ориентация героев. В принципе, в этом ничего удивительного нет, существуют целые фестивали ЛГБТ-кино, но на фоне принятия во Франции закона о легализации однополых браков, до сих пор выгоняющего на улицы Парижа сотни тысяч протестующих, присуждение "Пальм д'Ор" именно такой картине выглядит более чем политкорректно. Кроме того, в жюри в этом году был такой маститый режиссер, как Энг Ли, снявший настоящий шедевр на данную тему – "Горбатую гору".

В остальном могу лишь посочувствовать отечественному прокату. Как он, болезный, теперь будет выкручиваться в стране, где только что принят антигейский закон и нарастают гомофобские настроения, как объяснять Роспотребнадзору "недальновидность" каннского жюри и проталкивать кино, явно пропагандирующее гомосексуальность среди подростков, ума не приложу. Не исключено, что "Жизнь Адель" наша широкая аудитория не увидит вовсе.

27 мая | Игорь КАМИРОВ
http://www.utro.ru/articles/2013/05/27/1121299.shtml
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 04.11.2013, 10:16 | Сообщение # 15
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Тайная жизнь любви
Антон Долин — о новом фильме Абделлатифа Кешиша


Адель училась в пединституте, хотела стать учительницей начальных классов. Эмма, красившая волосы в голубой цвет, занималась живописью. Адель была из простой семьи, на обед у них чаще всего готовили спагетти по-болонски. У Эммы ели устриц, и не только по праздникам. Адель полюбила Эмму. Потом они стали жить вместе. Со временем любовь угасла. А жизнь — нет, жизнь продолжалась. Ведь это были только первая и вторая части (см. подзаголовок) "Жизни Адели". В таком контексте понятие "спойлер" теряет смысл: сюжет-то на три копейки, выдавать нечего. Как все по-настоящему значительные фильмы, "Жизнь Адели" Абделлатифа Кешиша — лауреат "Золотой пальмовой ветви" и приза критиков ФИПРЕССИ в Канне-2013 — обманчиво легко поддается пересказу, именно потому, что в слова ее никак не впихнуть.

Подобным образом мнимо очевиден сенсационный успех этой картины, собравшей высшие награды главного фестиваля в мире и единодушно восторженные рецензии. Плавали, знаем: политкорректность, лесбиянки, права человека, совсем офигела ваша Европа. Но это взгляд близорукий, невнимательный. Лауреат груды призов, бывший актер, Кешиш — никакой не правозащитник, а, напротив, тот, кого в России, привычно не разбираясь в юридических дефинициях, окрестили бы мигрантом: родился-то в Тунисе. Засилье его соотечественников в Париже, так шокирующее многих русских туристов, заставляет самозваных экспертов рассуждать о превращении центра мировой кулинарии и культуры в дикий аул, где все ходят исключительно в паранджах и режут баранов на праздники. Такой, как он, и снимает остро эротическое — на грани порно — кино про двух девушек в одной постели? А такой, как Стивен Спилберг — правоверный иудей, многодетный отец, зашоренный (казалось нам) американец,— его награждает? Что-то не склеивается. Даже поразительное совпадение награждения "Жизни Адели" в Канне с протестами против легализации гомосексуальных браков в столице — лишь совпадение: задумывался и снимался фильм при Саркози, а не Олланде.

Дело, естественно, не в теме и не в историческом моменте, а только в искусстве, которое дышит, где и как пожелает. Сегодня — именно здесь и именно так. Более того, если бы можно было принудительно водить в кино не только школьников и военнослужащих, но любых граждан любой страны, то следовало бы организовать походы гомофобов (особенно облеченных властными полномочиями) на "Жизнь Адели".

Сила "Жизни Адели" банальна и волшебна, поскольку это фильм о любви. Ничего не может быть тривиальней, ничего не может быть трудней. Они ведь вымирали, фильмы на эту тему. Последние два, снятые почетными могильщиками европейской цивилизации, великими австрийцами Ульрихом Зайдлем ("Рай: Любовь") и Михаэлем Ханеке ("Любовь"), были похожи на траурные марши, исполненные с разной степенью иронии и торжественности. Но не прошло и года, как уже привычный скепсис без видимого труда развеяла воздушная, невзирая на трехчасовой хронометраж, "Жизнь Адели". Фильм о том, как из пуха и праха бытовых неурядиц рождается что-то необъяснимо мощное. О том, что секс — подобных этим эротических сцен вы еще не видели, поверьте,— есть такая же часть повседневности, как еда, шопинг, учеба, работа, досужий разговор в парке. Наоборот, что семейный обед, прогулка по улице, случайный разговор в баре или мимолетная встреча на пешеходном переходе могут быть заряжены чувственным электричеством, заставляющим героиню на экране неуютно поежиться, а зрителя — едва ли не подпрыгнуть в своем кресле.

"Зачем непременно лесбиянки?" — возопят традиционалисты, которым наверняка тоже хочется сходить на такое диво, но неудобно. Умерьте пыл: тот же вопрос задают сами лесбиянки и феминистки — настоящие, в отличие от феноменальных Адели Экзаркопулос и Леа Сейду, которые все-таки лишь играли прописанные в сценарии роли. Например, Жюли Маро, автор комикса для взрослых "Синий — самый теплый цвет", легшего в основу сценария, недовольна адаптацией Кешиша, а ее соратницы шепотом сообщают, что секс в фильме показан нереалистично. Этим неудовлетворенным хочется напомнить об условности любого (в особенности выдающегося) искусства. А остальным, жадным до конфликтов, попробовать объяснить один неочевидный парадокс.

Не знаю, как в жизни, а в искусстве ни одна история любви не существовала вне серьезного конфликта. Он мог быть возрастным, как у Данте с Беатриче. Социальным, как у Тристана с Изольдой (в конечном счете каждая история адюльтера связана с социальными табу). Родовым или историческим, как у Ромео с Джульеттой. Могла на пути влюбленных встать и сама История, как случилось у Рика с Ильзой в "Касабланке". Но в нынешнем мире отыскать такой конфликт все сложнее: ни брак, ни секс, ни возраст, ни время, ни пространство уже не проблемы. Выходит, все еще не до конца принятая обществом — даже в вольнолюбивой Франции не обходится без манифестаций — однополая любовь остается последним островком тайны и запрета, способных превратить историю чувственного влечения двух людей друг к другу в художественное произведение. Кешиш это понял, и у него получилось. В мелодраматическом комиксе Маро главная героиня (которую, кстати, звали иначе) трагически погибала; Кешиш обходится без искусственного драматизма. Адель сможет прожить вслед за двумя частями еще много глав своей будничной и увлекательной жизни. Заголовок фильма отсылает к более важному литературному первоисточнику — роману Мариво "Жизнь Марианны". Этот писатель — давний кумир Кешиша, ставившего другой свой фильм о любви, "Увертку", как вольную вариацию пьесы "Игра любви и случая". Проза Мариво была не менее сенсационной, чем драматургия: в XVIII веке он одним из первых постулировал превосходство жизни чувств над внешней фабулой, результатом чего стала сентиментальная революция в литературе. Такой же переворот на фоне затянувшейся депрессии современного кино провозглашает Кешиш своим демократичным и глубоким фильмом. В каждом его кадре — свобода, равенство и братство, в лучших французских традициях. За зрителем — сущий пустяк: подписаться под этим манифестом, сходив в кино.

http://www.kommersant.ru/doc/2330454
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 04.11.2013, 10:19 | Сообщение # 16
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Адель или радости страсти
Андрей Плахов о фильме-победителе Каннского фестиваля


"Жизнь Адели", победившая на Каннском фестивале и спустя полгода выходящая на мировые экраны,— это визитная карточка нового кино новой Европы. Тема сексуальных меньшинств и не утихающая вокруг нее борьба, как реальная, так и искусственно нагнетаемая,— только частично объясняют это. Гораздо интереснее и значительнее тот импульс, который "Жизнь Адели", снятая по мотивам комикса "Голубой цвет — самый теплый", дает развитию языка кино как искусства, тесно связанного с жизнью общества.

Этот удивительный фильм с присущей режиссеру Абделлатифу Кешишу обстоятельностью и в то же время легко рассказывает о жизни молодых людей: они учатся, выбирают профессию, ходят на протестные демонстрации, дискотеки, гей-парады, заводят мимолетные романы. На уроках литературы они обсуждают тонкости чувств героев Мариво и Шодерло де Лакло, а между собой — свою сексуальную жизнь, изъясняясь на грубом языке улицы.

В центре фильма — пятнадцатилетняя Адель, девчонка из простой семьи, к которой вовсю клеятся мальчики, но она их отшивает одного за другим. Но вот Адель встречает Эмму — харизматичную молодую женщину с синими волосами, и между ними вспыхивает страсть. С той же обстоятельностью, как все остальное в этом фильме, режиссер и две исполнительницы (одна — дебютантка Адель Экзаркопулос, вторая — известная актриса Леа Сейду) выстраивают интимную линию: любовные сцены показаны с предельной откровенностью, полны настоящих эмоций и диковатой физиологичной красоты. Возникает ощущение, что все происходит на самом деле: реальная любовь, реальный секс. Циничный профессионал подумает: наверное, какой-то трюк за этим стоит. Но экран — вот он, это доказательство, что все так и было на самом деле!

Потому и профессионалы начинают говорить о животном магнетизме, сравнивать игру девушек с морем или огнем, с силами природы. Как сказал российский прокатчик фильма Сэм Клебанов, общественная мораль сегодня основана на убеждении, что правильно все то, за чем стоят подлинные чувства. И фильм именно об этом — о подлинных чувствах и о смелости следования им. Но никакого приоритета секса перед другими сферами человеческой жизни здесь нет.

В фильме о страстной любви и мучительной разлуке отразились едва ли не все главные реалии современной Европы: социальное и культурное расслоение, противоречия в образовательной системе, парадоксы мультиэтнического общества. Абделлатиф Кешиш, француз тунисского происхождения, находит выразительные метафоры и образы для анализа этих проблем. Он сталкивает эротическую культуру классических французских пьес и романов с нравами сегодняшних тинейджеров. Он прослеживает личностные и социальные конфликты через кулинарные приоритеты. Знаменитый фильм Кешиша назывался "Кускус и барабулька", этот можно было бы назвать "Устрицы и макароны": в семье Эммы — хорошие вина и морепродукты, дома у Адель — дешевые спагетти с томатным соусом, вот вам расслоение общества.

Еще хуже: Эмма, делающая карьеру художница, обсуждает сравнительные достоинства Климта и Шиле; Адель готовится стать педагогом начальных классов и учит детей премудростям типа "Мама мыла раму". Ясно, что финал этих отношений окажется драматичным, но Кешиш не скатится к мелодраме, а сделает то, что может только кино. Он покажет тончайший процесс изменений в душе человека через его лицо, пластику, осанку, голос, одежду. Адель, повзрослевшая на три года и превратившаяся из подростка в прекрасную женщину, так и не найдет счастья, но обретет зрелость. Она уйдет в глубину последнего кадра в изумительном синем платье — в память о такого же цвета волосах Эммы.

Если бы Эмма была мужчиной, получилась бы вообще классическая тема. Она и так получается, но гомосексуальность дает ей более современный и драматический обертон. Адель создаст свой мир. Она — революционерка, она — пастырь, она учит детей, а это важнее даже, чем творить искусство. Ее личность таит в себе огромный потенциал, потому что она представляет поиски нового мира. Мы еще не знаем точно, каков он, в чем будет состоять его отличие от нашего. Результат этих поисков выходит за пределы кадра, поэтому он не может быть показан. Но мы чувствуем, что в Европе складывается абсолютно новая общность, непременной частью которой являются меньшинства — этнические, сексуальные. Которая предполагает новую структуру семьи, новый взгляд на воспитание детей, иные правила толерантности, другую мораль.

В фильме не случайно появляется один забавный персонаж — араб, актер, который снимается в голливудских фильмах. Он тянется к Адель, но в итоге не решается пойти за ней, потому что хочет остаться в истеблишменте. Так же как и Эмма, которая создает образцовую и уже легализованную в новой Европе лесбийскую семью, даже с ребенком. Кешиш показывает свое неоднозначное, в чем-то даже ироническое отношение к этим новым структурам общества. В то же время он говорит о том, что революция (имея в виду и арабскую) не будет завершена, пока не произойдет сексуальная революция.

Кешиш показывает два пути: бескомпромиссная страсть (Адель) и респектабельная жизнь в буржуазном браке (Эмма), пусть даже неканоническом. Он абсолютно на стороне Адели как своего альтер эго, как романтической героини.

Профессиональный триумф "Жизни Адели" был очевиден еще до присуждения высшей каннской награды. Критики разных изданий в рейтинге журнала Le film francais присудили картине 12 "пальм": такого еще было в истории фестиваля. Но неумные толкователи (а они расплодились в век интернета) тут же начали вставлять художественное произведение, которое еще никто из обычных зрителей не имел возможности увидеть, в политический контекст — в ту область современной политики, которая занимается правами геев и лесбиянок. Эта область как раз сейчас оказалась "горячей" и во Франции, и в России — в силу диаметрально противоположных векторов политического развития, стала лакмусовой бумажкой демократии.

Российские телеканалы принялись комментировать победу фильма Кешиша в Канне как чуть ли не политическую провокацию, направленную на разрушение устоев общества. И во Франции есть, разумеется, принципиальные противники однополых браков; есть и еврофундаменталисты, и откровенные зоологические гомофобы. Но не они определяют культуру этой страны. Поэтому когда из этой мутной среды сыплются обвинения в адрес создателей фильма в клановых связях (Леа Сейду — внучка французского киномагната), это выглядит жалко и неубедительно.

Почти все, кто работает в кино,— чьи-то дети, внуки, друзья, любовники — разве за исключением дебютанки Адель Экзаркопулос, которую еще никто в блате не уличил. Зато, уже после триумфа фильма, посыпалась информация о конфликтах внутри съемочного коллектива, о том, что обе актрисы страдали от деспотизма Кешиша, и так далее и тому подобное. Обычная пена, которая вскипает на волне успеха и не имеет ровно никакого отношения к художественному результату.

"Жизнь Адели" показывает сексуальную жизнь — самую труднопостижимую сферу — в сильнейшей реалистической концентрации. Кажется, мы тактильно ощущаем женскую плоть, чувствуем запах тела, пота — всего того телесного, что сопутствует акту любви. При этом гиперреальность — не самоцель, а часть эстетики, корни которой уходят во французскую "галантную культуру" XVIII века. Эта культура чрезвычайно рациональна, и данный факт тоже находит в фильме свою интерпретацию. Но, в отличие от холодных "лягушатников" французов, Кешиш — режиссер очень чувственный. Возможно, он приносит эту чувственность из старой арабской культуры, из "Тысячи и одной ночи". Чувственность, которой как раз не хватает французскому кино и которую оно обретает благодаря арабским иммигрантам, вырвавшимся из-под гнета исламского фундаментализма. Свободолюбивые гены двух разных культур соединяются, взаимообогащаются, и это поднимает кинематограф Кешиша над уровнем даже лучших представителей "франко-французского кино" — таких, как Лоран Канте или Франсуа Озон.

http://www.kommersant.ru/doc/2326745
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 04.11.2013, 10:22 | Сообщение # 17
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
«Надо помочь людям выйти из гетто»
Абделлатиф Кешиш о своих героях и о том, почему люди прячутся за стеной


Андрей Плахов поговорил с французским режиссером о его героях и о том, почему люди прячутся за стеной.

- Во всех ваших фильмах, в центре или на периферии, возникает тема мигрантов, французов с другими корнями. В какой степени это носит личный характер?

- Чем дальше, тем чаще я думаю про своих родителей, в первую очередь про отца. Он бросил родину, чтобы сделать жизнь своих детей лучше. И только позднее я понял, сколько он страдал, и через его опыт сам пытаюсь понять, чего я ищу. Герои моих фильмов — французы, и если они этнически другие, то не приехали вчера, они давно живут здесь, а некоторые тут родились. Это французы, только с другой культурой. Я не хочу заострять различие между французами, арабами и, например, русскими. Часто при акценте на национальность возникает карикатура. О нацпринадлежности вспоминают, когда происходит какой-то скандал. Я же хочу показывать обычное течение жизни — как люди едят, ссорятся, мирятся и — страдают.

- Они страдают от непонимания?

- В сегодняшней Франции значительная часть народа живет в гетто. Я чувствую себя обязанным показать эту стену, а политики должны сделать так, чтобы в обществе не было отвергнутых.

- Кто на самом деле воздвиг эту стену?

- Не хочу никого обвинять. На первый взгляд трудно понять, почему люди прячутся за стеной. Но слишком неравны условия: школы хуже, до нормального кинотеатра добраться труднее. Надо помочь этим людям выйти из гетто.

- А как вы выбрались из гетто? Как попали в кино?

- Я тоже жил в типичном иммигрантском пригороде. Сначала о мире кино и не мечтал, зная, что он слишком закрыт. Все-таки стать актером было проще, и я стал им, но потом понял, что режиссер может сказать что-то важное, и в этом мой долг.

- Чувствуете ли вы поддержку коллег?

- Если вы имеете в виду арабских режиссеров, их пока немного во французском кино. Но я чувствую солидарность всех режиссеров независимо от происхождения — потому что снимать кино трудно и в конечном счете для большинства режиссеров важнее художественный успех фильма, чем денежные сборы.

- Некоторые находят ваши фильмы чересчур длинными...

- Я очень люблю смотреть кино и не догадываться о том, что произойдет дальше. Мне кажется, не существует проблемы длины, есть проблема ритма. Зрителю моих фильмов приходится отключиться от привычной формы рассказа и войти в другой ритм. Я благодарен тем, кому это удалось.

- Вы снимаете ручной камерой и часто привлекаете исполнителей-непрофессионалов...

- Ручная камера используется по экономическим причинам, но, согласитесь, она соответствует стилю большинства моих фильмов. Я сочетаю актеров и непрофессионалов. Профи приносят опыт, быстрее концентрируются, а непрофессионалы берут свежестью и энергией. Но, за малыми исключениями, я не допускаю, чтобы мои исполнители играли тех, кем они являются в жизни, иначе это была бы документалистика. Актер сегодня может быть преступником, завтра — влюбленным, на третий день — политиком. Но независимо от отношения к профессии, от происхождения, от характера культуры я стараюсь уловить в своих исполнителях их индивидуальность, душевную хрупкость, ум.

http://www.kommersant.ru/doc/2326751
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 07.11.2013, 21:55 | Сообщение # 18
Группа: Администраторы
Сообщений: 3557
Статус: Offline
Любить подано
"Жизнь Адель" Абделлатифа Кешиша


В прокат сегодня выходит "Жизнь Адель" (La vie d`Adele) — на Каннском кинофестивале жюри присудило Золотую пальмовую ветвь не только режиссеру, но и исполнительницам главных ролей, на которых легла особо трудная задача. Это картина о любви двух девушек, в которой из трех часов экранного времени минут 15 в общей сложности уделено сексуальным сценам на грани порнографии. Фильм для людей, которым некуда спешить, посмотрела ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.

Абделлатиф Кешиш вообще снимает длинно и неторопливо — достаточно вспомнить его "Кускус и барабульку" (La graine et le mulet) или "Черную Венеру" (Venus noire) — и ускоряться не собирается, скорее наоборот, становится все эпичней, если судить по "Жизни Адель", выходящей с подзаголовком "Главы первая и вторая". Явная литературность этого киноромана проявляется и в том, что заглавная героиня (Адель Экзаркопулос) заканчивает колледж с литературоведческим уклоном, где очень тонко чувствующие преподаватели не то что разбирают тексты французского классика Мариво, а довольно глубоко залезают в душу ученикам, предлагая им среди прочего высказаться на тему любви с первого взгляда и подумать об идее предопределения. От этих мыслей Адель отвлекает подсаживающийся к ней в автобусе симпатичный парень из математического класса, который как раз не осилил любимую героиней "Жизнь Марианны" Мариво, потому что в ней 600 страниц, зато хорошо запомнил "Опасные связи" Шодерло де Лакло, потому что опять-таки хороший учитель очень подробно их проанализировал. Адель возражает, что, наоборот, не любит, когда ей все слишком подробно разжевывают, выключая таким образом ее собственное воображение.

Это один из редких случаев, когда героиня проявляет какую-то самостоятельность мысли,— чаще она выступает как пассивное, подчиненное, зависимое, ведомое существо, и неспроста режиссер весь фильм показывает ее спящей с приоткрытым ртом, когда она выглядит особенно беспомощно. Челюсть Адель трогательно отваливается и при встрече с первой настоящей любовью (Леа Сейду) — эта открытая лесбиянка с синими волосами, любящая Сартра, действительно сильно смахивает на персонаж комикса (сценарий "Жизни Адель" написан по графическому роману Жюли Маро "Синий — самый теплый цвет"). Однако актрисы (и особенно Адель Экзаркопулос, вроде бы поставленная в невыгодное страдательное положение) делают из двух клише — растерянной пубертатной глупышки и нагловатой богемной интеллектуалки — живых и очень обаятельных людей, за чувствами которых интересно наблюдать. Ради этого можно и потерпеть обычные абделлатифовские орнаментальные длинноты: всякие танцы, уличные демонстрации, гей-парады, детские игры, школьные уроки, осмотр скульптурных и живописных изображений обнаженных женщин, который героини предпринимают в качестве культурной программы, перед тем как познакомиться совсем близко. При этом главная психологическая проблема для Адель — не слишком комплексовать из-за того, что она моложе, неопытней, необразованней. Надо отдать ей должное, хотя она и кажется не семи пядей во лбу, но довольно находчиво поддерживает разговор, что, мол, в сартровском экзистенциализме она ничего не поняла, но ей кажется, что сущность и существование — это как курица и яйцо: трудно определить, что первичнее. Однако куда больше возбуждает разговор влюбленных о том, кто что любит есть. Адель ест все, кроме моллюсков, в то время как новая подруга без ума от устриц. "Они же как шарики из соплей?!" — недоумевает Адель. "Нет, они похожи на кое-что другое",— многозначительно намекает девушка с синими волосами и так проводит языком по своей щеке изнутри, что ты уже чувствуешь себя присутствующим при каком-то бесстыдном интиме, и последующие эпизоды безудержного секса, которые, возможно, в полном зале и могут вызвать у кого-то чувство неловкости, ложатся на подготовленную почву. В середине "Жизни Адель" довольно большой кусок фильма построен по принципу слоеного пирога: еда, секс, еда, секс — и если к этому моменту картина вам еще не надоела (а наскучить временами она вполне способна) и вы эмоционально подключились к героиням, то можете порадоваться за девушек, у которых все так удачно складывается: поели, полюбили друг друга, опять поели. И хотя развернувшаяся перед нами игра любви и случая кончается печальной банальностью — дикое сексуальное притяжение не может преодолеть социальные и интеллектуальные нестыковки,— в сухом остатке после фильма Абделлатифа Кешиша остаются не только трагические размышления о неизбывном человеческом одиночестве, но и процитированный в очередной обеденной сцене анекдот о червяке, выползающем из тарелки спагетти со словами: "Отличная получилась оргия!".

07.11.2013
http://www.kommersant.ru/doc/2336995
 
Татьяна_ТаяноваДата: Вторник, 10.12.2013, 20:52 | Сообщение # 19
Группа: Проверенные
Сообщений: 36
Статус: Offline
Адель… Ее жизнь идет на нас, буквально льется с экрана, врезается прямо в сердце крупными планами, будоражит такими редкими в искусстве неигрой, немаской. Без всякого внешнего перевоплощения, без яркой характерности, без резких линий, со своими собственными лицом и данными юная актриса, которую тоже зовут Адель, вплотную подходит к нам и требует к себе внимания, создавая образ, наполненный жизнью, кровью, страстью, почти физической болью от тоски по счастью и любви. Из ее естества вырваны все актерские занозы. Ее игра, если это игра, есть органическая лирика минут собственной жизни, чувств без всякого тумана, самых прямых и простых, меняющих свою окраску естественно, как море. От «детской припухлости» наивности она естественно переходит к подлинной трагедии, с которой приходит благородство, «умнеет» сердце, стирается гордость обид.

Поймала сейчас себя на мысли, что «Жизнь Адель» - это возрождение культа личности в кино, когда слово «Человек» не насильно, не ради заказа или задачи, а вполне органично, по любви, выводится с большой буквы. И смотрится гордо. Очень гордо… Хотя человек этот не какой-то особенный, не необычный, не одаренный свыше, а рожденный всего лишь, может, для того чтобы хорошо готовить да диктовать малышам: «На кухне мама чистит лук».

В тон простой и естественной главной героини кино не сушит и не давит ни литературностью, ни философичностью, ни интеллектуальностью, ни бьющей по голове острой социальностью, ни тонкой порочностью и условностью искусства для искусства. Искусственные, головные вещи, которыми пестрит нынешний артхаусный экран (вспомним хотя бы наших Муратову, Литвинову, Серебренникова, Звягинцева) – откровенный антоним тому ПОЛНОМУ реализму, которым преисполнен фильм Кешиша. Смотришь «Жизнь Адель», и минутами жуть берет – иллюзия правды полная. И остается только самому себе ответить на вопрос, которое искусство больше лжет, то, что даже не претворяется правдой, или то, которое, по давнему завету Станиславского, не «представляет», а живет… Я чаще верю тому, что жизнью не претворяется, и тем, кто не думает, что настолько хорошо знает жизнь, чтобы показывать ее без масок и прочих примет вымысла, а как истинное, подлинное бытие.

Однако не это, а другое обстоятельство мешает с точностью до 100 процентов назвать кино Кешиша фильмом глубокой правды, в котором все живо - и жизнь, и слезы, и любовь. Это постоянные броски от социальной темы к любовной, от гражданского пафоса - к глубоко индивидуальному, личному, от чувства - к быту, обыденности. И в зависимости от того, социалка, гражданское послание перед нами или первая любовь и ее трагически неизбежная, невозвратимая потеря, фильм то легко и свободно развертывается в жизнь, то рвется к ней из-под пресса откровенных авторских оценок (резко антибуржуазных, к слову). И лишь в любви режиссеру удается подойти к героиням в полном смысле как к живым людям, а не как к предмету исследования или утверждения своей режиссерской концепции. И именно в ней - главное послание фильма. Я, например, формулирую его так: любовь – это самое трудное, ответственное и мучительное дело жизни. Ничем особенным не выделяющуюся среди прочих Адель делает бесценной, драгоценной и воистину живой способность любить и меняться к лучшему этой любовью: обретение внутренней свободы, благородства чувств, прощения...

Что точно понравилось в этом кино, понравилось и запомнилось... Убеждена, магия кино, фотографии и театра складывается из чего-то еле уловимого: вкус, полутона, свет, звук, запах. Станиславский когда-то подписал свою книгу одному из друзей так: «Любите звук и свет на сцене так, как их любил сам Антон Павлович. Рассвет, закат, пение птиц, раскаты грома очень сильно влияют на нашу «жизнь человеческого духа», изображать которую мы призваны на сцене не только актерскими, но и режиссерскими и всеми иными средствами. Я люблю свет и звук куда больше, чем картон, клей театральных декораторов». Прекрасный завет!

За жизнь человеческой души, сначала взвихренную, а потом усмиренную любовью (почти до пушкинского состояния в «Я вас любил…»), и за то, что ее получается обнаружить в самом неуловимом – в моментах, когда все утопает в почти осязаемом воздухе и солнце, Кешишу стоит сказать спасибо. Такое же большое, как его фильм.
 
Форум » Тестовый раздел » АБДЕЛАТИФ КЕШИШ » "ЖИЗНЬ АДЕЛЬ" 2013
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz