Суббота
24.06.2017
17:01
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "СЛОВО" 1955 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » КАРЛ ТЕОДОР ДРЕЙЕР » "СЛОВО" 1955
"СЛОВО" 1955
Александр_ЛюлюшинДата: Понедельник, 03.09.2012, 19:56 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Такому фильму не нужны награды, премии и выставляемые в многочисленных Интернет-сообществах оценки. Он обойдётся и без них. Миссия «Слова» в другом – вести ослепших и заблудших к вере в Бога и в «обыкновенное чудо». С гениальной простотой, неторопливо и кропотливо, один из самых ярких художников мирового кино, великий датский Гений Карл Теодор Дрейер, повлиявший на взгляды Брессона, Бергмана и Тарковского, создал шедевр «духовного сопротивления», проникнутый светом и жизнеутверждающим посылом и напоминающий нам о том, что «ничего не бывает невозможного, если просить Бога».

«СЛОВО» (Ordet) 1955, Дания, 126 минут
— экранизация пьесы датского поэта-драматурга и лютеранского пастора Кая Мунка «В начале было Слово»








Престарелый Мортен Борген — глава преуспевающего крестьянского хозяйства в датской глубинке — всю жизнь был озабочен поиском истинной веры. У него три взрослых сына. Старший, атеист Миккел, женат на Ингер, которая ведёт всё хозяйство в доме Боргенов. Средний, Йоханнес, уехал изучать богословие в университет, где потерял рассудок и возомнил себя Христом. Младший сын, Андерс, мечтает о браке с дочерью местного портного. Однако тот препятствует браку из-за религиозных расхождений с Боргеном. Последний подчёркивает светлую сторону христианства, а портной — неизбежность страшного суда. Пока эти двое проклинают друг друга, у Ингер начинаются родовые схватки. После выкидыша она испускает дух.

Съёмочная группа

Режиссёр: Карл Теодор Дрейер
Сценарий: Карл Теодор Дрейер, Кай Мунк
Продюсеры: Карл Теодор Дрейер, Эрик Нилсен, Таге Нилсен
Оператор: Хеннинг Бендтсен
Композитор: Poul Schierbeck
Художники: Эрик Аес, N. Sandt Jensen
Монтаж: Эдит Шлюссель

В ролях

Ханне Агесен
Керстен Андресен
Сильвия Экхаузен
Биргитте Федерспиль
Эджнер Федерспил
Энн Элизабет Руд
Эмиль Хэсс Кристенсен
Кай Кристиансен
Пребен Лердорф Рай
Хенрик Мальберг

Критика о фильме

«Каждый кадр «Слова» отличает формальная безупречность, достигающая высшего совершенства. Но мы знаем, что Дрейер не просто «живописец». Картина снята в очень медленном ритме, игра актёров величественна и строга, но и ритм, и игра полностью контролируются режиссёром. Ни один квадратный сантиметр плёнки не ускользнул от бдительного его ока» (Франсуа Трюффо).

Интересные факты

Премьера фильма состоялась в копенгагенском театре Дагмары 10 января 1955 года. Это единственный фильм Дрейера, который был с восторгом принят как профессиональными кинокритиками, так и широкой публикой. Он был удостоен главного приза Венецианского фестиваля и ряда других премий, включая «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке. По сей день «Слово» регулярно фигурирует в списках величайших фильмов всех времён и народов.

Карл Теодор Дрейер осуществил экранизацию пьесы датского драматурга, поэта и лютеранского пастора Кая Мунка «В начале было Слово» в той деревне, где жил и проповедовал Мунк.

Сценарий самого театрального из фильмов Дрейера в некоторых аспектах расходится с пьесой Кая Мунка. В «Слове» звучит лишь третья часть диалогов пьесы. Тщательно продумано ритмическое чередование происходящего на экране и «за сценой». Всё действие организовано таким образом, чтобы подготавливать зрителя к финальной сцене воскрешения, которая признана одной из самых эффектных в мировом кинематографе.

Реалистичная картина сельской жизни 1920-х годов, нарисованная Дрейером в первой части фильма, никак не подготавливает зрителя к сверхъестественной развязке. Все деревенские интерьеры тонко стилизованы. Дрейер настаивал на лаконичности художественного решения, оставляя в кадре только существенные предметы. Контрастное освещение лишний раз подчёркивает контраст организованной религии и глубокой личной веры, который положен в основу всего фильма.

Награды

Венецианский кинофестиваль, 1955 год
Победитель: Золотой лев

Золотой глобус, 1956 год
Победитель: Лучший иностранный фильм — «Дания»

Смотрите фильм и программу «Библейский сюжет»

http://vk.com/video16654766_168331226
http://vk.com/video16654766_163019744
http://vk.com/video16654766_163183908
 
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 19.04.2014, 07:19 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
25 апреля 2014 года
Киноклуб «Ностальгия» представляет
фильм №12 (28; 351) сезона 2013-2014
«СЛОВО»
режиссёр Карл Теодор Дрейер, Дания


***

О фильме «СЛОВО» посетители сайта http://www.kinopoisk.ru/film/74507/

***

«По вере Вашей — да будет Вам!.. И откуда Вы знаете, что Ваши молитвы уже не привели к началу изменений?»

***

Чудо-фильм, впечатляющий и заставляющий прикоснуться к такому аспекту жизни, как вера. Шедевр киноискусства.

***

Я полагала, что давно уже утратила веру. И никогда не могла бы подумать, что еще способна плакать во время просмотра фильма о вере, причем такого, на первый взгляд, бесхитростного.

***

Такие фильмы попадаются совсем не часто. Наверное, по своей силе это одно из самых значительных творений человека и в частности — Карла Теодора Дрейера за всю историю кинематографа.

***

Этот фильм является фильмом — поиском и фильмом — расставлением всех точек, фильмом — вопросом и фильмом — ответом, фильмом — веры и фильмом — безверия, фильмом — надежды и фильмом — отчаяния. Режиссер отправляется в поиски верующих и пытается найти хоть одного верующего среди людей, которые постоянно обращаются к Богу и среди тех, кто в него не верит. Он проводит раскопки в душах этих людей, и найти там хоть крупицу веру, о которой они так часто разговаривают.

***

Эффектный и сверхподробный со своей феноменальной, безгранично наполненной верой — фильм, способный на все и даже на чудотворение. Кино, которое дает право зрителю усомниться и приобрести нечто иное, новое. А главное это ода, посвященная размышлению над истоком, смыслом и силой веры, что бы это слово ни значило и отображало. Впечатляющее зрелище, которое в свои годы ошеломляло и лишало дара речи зрителей от этого безупречного кинополотна.

***

Насколько же актуален этот фильм теперь, в наши дни, когда так много художественных произведений отвергают, осуждают веру, ищут в ней изъяны, высмеивают. В мире, наполненном такими настроениями, уже перестаешь мыслить иначе, но, посмотрев «Слово», вдруг понимаешь — что-то светлое еще осталось в твоей душе. Мне хочется, чтобы как можно больше людей открыло для себя этот фильм, и чувствую, что многие поймут, даже самые ярые атеисты, может быть, они поймут в первую очередь. Потому что на самом деле мы все очень хотим верить.

***

Картина снята так просто, но в то же время прекрасно, что создается полный эффект присутствия, эмпатии. Впрочем, нельзя сказать, что операторская работа слишком незатейлива. Завораживающие, красивые моменты тоже имеют место быть, хотя в таком фильме они практически без надобности.

Казалось бы, простое, непримечательное и размеренное действие приходит к своему апофеозу — финалу, равных которому в кино нет. И вряд ли будет. Последняя сцена воистину пробирает до костей, заставляя изменить свое мировоззрение.

Мф. 18, 20 «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».

Смотреть, вдумываться и пересматривать.

***

Карл Теодор Дрейер – безусловный член негласной «первой десятки лучших режиссёров всех времён», наряду с Гриффитом, Чаплиным, Мельесом, Брессоном создавший современный язык кино. Его умение снимать немые ленты так, словно они звуковые (по восприятию), а звуковые- будто они немые (полная концентрация на объекте), ставит его выше многих равных ему по таланту. Тот же Бергман кажется всего лишь младшим братом, «донашивающим вещи старшего» (нельзя не обратить внимание, на влияние гениального датчанина на великого шведа) и находящимся в тени такого мощного «родственника».

Фильм «Слово» - произведение совершенное и каноническое в кинематографическом «иконостасе». Чистота и выверенность каждого кадра просто безупречны, возможно, это лучшее, что «ложилось» на киноплёнку вообще. Гениальная простота ленты выходит в запределье, там, где кончается искусство и начинается порог самой реальности. Ортодоксально ориентированный художник взял да и снял фильм о собственной (человеческой) Душе…

Лёгкие движения почти статичной камеры бережно убаюкивает зрителя, а рамка кадра ловит учащённое дыхание жизни. По-скандинавски сухое действие пытается застыть в первой (более описательной) части фильма, но только лишь затем чтобы насытив событиями сюжет, рвануть во второй половине. Домашняя атмосфера ленты позволяет себе говорить о самом сокровенном, касаясь самого сердца зрителя.

Вера Дрейера - это не стены церкви, но человек как церковь. Сомнение есть часть пути к Богу, то есть к самому себе. Вера в чудо становится верой в Господа. В картине явное авторское противопоставление разума (считывающего исключительно логику), как аппарата попирающего веру, душе и сердцу, мыслящим степенями Любви. Только «отключив» разум можно прийти к Богу. Господь внутри нас, «думайте сердцем» вторит Христу датский режиссёр. Будьте как дети, верьте в Чудо!

10 из 10

***

Эту киноленту можно смело отнести к воплощению торжества синтеза формы и содержания. Что касается первого — колоссальная работа по выстраиванию композиции кадра, исключительное внимание даже к мелким, казалось бы, незначительным деталям для достижения максимального результата. Ни в одном кадре нет ничего лишнего — но аскетичность освобождает пространство, сдвигает акценты на героев — лица, позы, мимику, жесты, выпуская восприятие из плена загроможденности. Смена эмоций героев сопровождается незамедлительной переменой линий кадра, вербализация здесь играет не первостепенную роль. В движениях отражаются изменения малейших оттенков настроения — как расплывающиеся по воде круги выдают брошенный в нее камень. Так же красноречива и неподвижность вместе с симметрией в кадрах с умершей Ингер. Большое значение уделяется не только четкой прозрачной композиции, но и единству ритма, в котором снята картина, размеренного, четкого. В фильме почти не используется музыкальное сопровождение — лишь дважды прозвучавшая в конце и в начале мелодия, не нарушающая оправданную скупость на визуально-аудиальные эффекты. Тщательно выверенный подбор всех деталей картины позволил ей обрести органичную цельность и завершенность, завораживающую строгой красотой.

Содержанием же этой работы являются вопросы религии — конфликта конфессий, бессильного неверия и всемогущей веры. Это освещение пути поиска смысла, гармонии, мира, разума, которые оказываются достижимы и реальны, артефактом к открытию которых становится истинная вера. Дрейер раскрывает здесь свою религиозность и воодушевленность этой идеей, создавая самую напряженную и сильную сцену воскрешения мертвой Ингер. В сверхреалистичном финале он показывает возможность появления чуда, что исчерпывает существующие конфликты. Дрейер за ответами обращается к религии, сравнивая и утверждаясь в выбранном, рискнув заглянуть глубже поверхностных заученных речей пастора, найдя воплощение чистоты и безграничной веры в девочке, считающей воскрешение матери естественным и реальным. Таким он видит выход из окружающего мрака с искренней верой, не нуждающейся в формальности.

Это шедевр лаконичной безупречности, проникнутый светом и являющий всесилие веры и любви.

***
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 25.04.2014, 07:28 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
СЛОВО (Ordet) Карл Теодор Дрейер, 1955

Самый законченный из пяти звуковых полнометражных фильмов Дрейера. Действие фильма, поставленного по пьесе Кая Мунка, уже экранизированной Моландером в 1943 году, вращается вокруг довольно большой группы персонажей, и ни про кого из них нельзя с определённостью сказать, что он важнее прочих. Отец семьи, Мортен Борген – упрямый и заносчивый крестьянин, домашний тиран, однако по-своему симпатичный: такие персонажи часто встречаются у Дрейера. Он воспитан на религии и защищает то, что называет сам «развитым христианством»; он хочет, чтобы жизнь каждого члена его семьи зависела от него, но не понимает всех последствий своей власти, которые зачастую противоречат его намерениям. Его старший сын потерял веру, средний стал сумасшедшим, младший доведён до отчаяния религиозными противоречиями между его отцом и отцом его любимой. Последний, портной, в фанатизме и упорстве не уступает Боргену, но к тому же ещё и хитёр. Он не отдаёт свою дочь, надеясь, что когда-нибудь Борген уступит и что его религия восторжествует над религией противника. В центре этого мира мужчин находится женщина – Ингер. Она уверена, что вокруг нас постоянно происходят маленькие незаметные чудеса; чудо произойдёт и с ней самой, и именно в её уста Дрейер вложит заключительные слова. В своём цветении и своей красоте она воплощает отказ от религиозного фанатизма, мудрость и мистическую вездесущность жизни.

Впрочем, психологические и религиозные конфликты между персонажами служат в Слове лишь материалом; сама режиссура больше, чем слова или драматургические ситуации, выражает взгляды Дрейера и то, что зритель должен угадывать за тем, что видно глазу. Неторопливый ритм при богатом (и даже, с точки зрения драматургии, перенасыщенном) действии; долгие статичные планы, продолжающиеся спокойными панорамными проездами вслед за перемещением персонажей; игра света в замкнутом и ограниченном пространстве (Боргенсгард и близлежащие окрестности) – всё это превращается по ходу фильма в некий гипнотический ритуал. Этот ритуал призван добиться от зрителя максимального внимания, направленного в тесное пространство фильма, которое словно служит прихожей у входа в непостижимое. С бесконечной кропотливостью, близкой к кропотливости Вермеера (хоть и в другой тональности), Дрейер исследует маленькую частицу вселенной, в которой вера и скептицизм, разум и безумие, детство и старость, упорство и открытость миру живут бок о бок испокон веков. Ему кажется, что чем меньше будет эта частица – лицо, чистая и аккуратная обстановка фермы, лестница в несколько ступенек, ведущая к дюнам, – тем больше шансов, что его взгляд сумеет проникнуть до самых основ бытия. Для Дрейера только вера способна постичь всю вселенную целиком, тогда как атеизм или скептицизм видят лишь её часть и безрассудно уверены в том, что эта часть – и есть всё целое.

Слово можно рассматривать и в другом ракурсе: как фантастический фильм наоборот, с хорошим концом, в котором силы жизни хотя бы раз одерживают победу над силами смерти. В рамках этого жанра, в котором постоянная смертельная угроза, страх и наступление сумерек должны гипнотизировать и манить зрителя, искусство Дрейера не уступает искусству Мурнау, Ланга или Жака Турнёра.

N.B. Прозаичность, поверхностность и анекдотичность экранизации Моландера помогают лучше ощутить проделанную Дрейером работу по уплотнению, усилению и очистке действия – впрочем, характерную для этого режиссёра.

Жак Лурселль
http://www.cinematheque.ru/post/132996
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 25.04.2014, 07:29 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Слово
Ordet


Мортен Борген (Хенрик Мальберг), зажиточный фермер и глава семьи, обеспокоен душевным состоянием одного своего сына, Йоганнеса (Пребен Лердорфф Рюэ), уже несколько лет считающего себя возродившимся Иисусом Христом, и не слишком доволен тем, что другой, Миккел (Эмиль Хасс Кристенсен), упорно придерживается атеистических взглядов. Не становится радостной для старика и весть о решении младшего отпрыска, Андерса (Кай Кристиансен), жениться на Кирстин (Сильвия Экхаузен) — дочери портного Петера Петерсена (Эйнер Федерспил), который долгое время выступает противником Боргена в вопросах христианской веры и, как следствие, не желает принимать зятя. Однако всё это оказывается несущественным в свете случившегося горя — смерти Ингер (Биргитте Федерспил), любимой супруги Миккела, во время родов третьего ребёнка…

Стоит ли удивляться бурной полемике, разразившейся в Дании после того, как был обнародован (24-го января 2006-го года) т.н. «Культурный канон», который, по замыслу, должен увековечить наиболее значимые произведения национального искусства? Так, в раздел «Кинематограф» попали две, безусловно, замечательные постановки Карла Теодора Дрейера («Почитай жену свою» /1925/ и «День гнева» /1943/) – но там не нашлось места для его немеркнущих шедевров! И если отсутствие «Страстей Жанны Д’Арк» /1928/ ещё можно объяснить тем, что съёмки велись во Франции, то «Слово»… Или отборочная комиссия во главе с профессором Йорном Лундом сочла достаточным включения (в другой категории, «Театр») пьесы «Вначале было слово», написанной Каем Мунком в 1925-м, а впервые перенесённой на сцену спустя семь лет? Однако нелишне напомнить, что именно её вторая1 экранизация не только удостоилась премий на Родине создателей, но и произвела фурор на престижном Венецианском международном кинофестивале, получив «Золотого льва»2, и оказалась высоко оценена в иных странах, даже в США (премия «Золотой глобус»). Главное же заключается в том, что картина по сей день считается уникальной, признаваясь едва ли не лучшим (например, интернациональным Интернет-сообществом «Искусство и вера») фильмом, посвящённым духовной стороне человеческого бытия.

Возможно, «Слово» не отмечено таким же виртуозным, поражающим воображение новаторством, как упомянутая трагедия об инквизиторском процессе над великой француженкой, резко (и дерзко!) обогатившая возможности киноязыка. Но довольствуясь интерьерами обычного деревенского дома и сельскими пейзажами, используя преимущественно средние планы и избегая ярких монтажных стыков, Дрейер (вслед за Робером Брессоном) извлекает максимальный эффект из предельно скупых выразительных средств, добиваясь ощущения того, что, по наблюдению Франсуа Трюффо, «ни один квадратный сантиметр плёнки не ускользнул от бдительного его ока». Другими словами, демонстративно самоустранившийся из мира драматурга (за исключением заголовка и имени автора пьесы, титры отсутствуют полностью!), принципиально избравший натуру в Западной Ютландии – в той самой деревеньке Ведерсё, где у Мунка был церковный приход, режиссёр-сценарист незримо присутствует каждое мгновение. И если в кадр попадают, скажем, настенные часы с кукушкой, то, останавливаемые в момент гибели Ингер и вновь запускаемые после её чудесного воскрешения, они служат много большим, чем обычной деталью декорации…

Тот факт, что Карл Теодор Дрейер сумел реализовать проект спустя два с лишним десятилетия после того, как концепция, по сути, оформилась, пошёл фильму не пользу. Кинематографист просто не мог не помнить о судьбе соотечественника, продолжавшего в условиях немецкой оккупации нелегально печатать стихи и проповеди, взывавшие к сопротивлению, арестованного и убитого гестапо. Ценой жизни доказавшего исключительную веру в силу Слова – быть может, не меньшую, чем у Александра Сергеевича Пушкина, чья максима («Глаголом жечь сердца людей») стала в русской традиции ёмким выражением высокого призвания поэта, сиречь пророка. Причём философская (и в известном смысле – политическая) злободневность ленты не исчерпывается невольной ассоциацией с печальными событиями новейшей истории. В споре Петерсена и Боргена, представляющих противоборствующие течения Датской лютеранской церкви, ортодоксально и фундаменталистски мыслящих адептов «Внутренней миссии» и сторонников менее популярных либеральных идей Грундтвига соответственно, слышны отголоски не только средневековых гонений на еретиков, противостояния католицизма и протестантизма или даже христианства – прочим мировым религиям. Их расхождения столь же ничтожны, сколь несущественными они были и в начале нашей эры у лидеров иудейских сект, уважаемых мудрецов и книжников, ополчившихся на Христа. И ничуть не сильнее свидетельствуют о наличии подлинной веры, которую окружающим исступлённо стремится донести Йоганнес. Тем более это характерно для нового пастора, производящего впечатление приятного человека и умеющего произносить проникновенные речи. Скорее уж, доктор, беспристрастный служитель науки, проявит объективность…

Мунк и Дрейер не случайно отсылают к наследию Сёрена Кьеркегора, которое, как с грустью говорит старик Борген, и послужило причиной душевного недуга сына, пережившего трудные времена размышлений и сомнений. Подобно тому, как веком ранее великий датский философ вполне искренне признавал себя гласом вопиющего в пустыне, бывший студент-богослов и не надеется, что родственники и знакомые не то что допустят идею возрождения Спасителя, но и всерьёз отнесутся к собственным речам – примут безграничное могущество Всевышнего. Ограничения – не вовне, а внутри человека, и Йоганнес терпеливо объясняет юной племяннице, что сможет совершить чудо только в том случае, если ему позволят. Слово – это овеществлённое, материальное присутствие святого духа, стоявшего у истоков творения и воистину всесильного (способного одолеть смерть и тлен) для того, чья вера не ведает сомнений. Крупный план лица Ингер, прижимающейся к Миккелу и не могущей выразить всю полноту нахлынувших чувств, является, бесспорно, одним из самых жизнеутверждающих и воодушевляющих кадров в истории кинематографа. Нельзя не отметить и уникальное существование на экране актёра Пребена Лердорффа Рюэ, оставляющего публику (точнее, лишь ту её часть, что оказалась глуха к воззваниям героя) в недоумении относительно личности чудотворца из Ведерсё.

__________
1 – Первую осуществил известный шведский режиссёр Густаф Муландер в 1943-м.
2 – Правда, Дрейер тогда уже был мастером с мировым именем, в отличие от молодых коллег Федерико Феллини, Микеланджело Антониони, Анджея Мунка, Вольфганга Штаудте и Роберта Олдрича.

© Евгений Нефёдов
Авторская оценка: 10/10
http://www.world-art.ru/cinema/cinema.php?id=28827
 
Форум » Тестовый раздел » КАРЛ ТЕОДОР ДРЕЙЕР » "СЛОВО" 1955
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz