Понедельник
26.06.2017
06:34
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "НАБЕРЕЖНАЯ ТУМАНОВ" 1938 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » МАРСЕЛЬ КАРНЕ » "НАБЕРЕЖНАЯ ТУМАНОВ" 1938
"НАБЕРЕЖНАЯ ТУМАНОВ" 1938
Александр_ЛюлюшинДата: Среда, 25.07.2012, 14:39 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
«Мужчина и женщина не могут найти общего языка, но могут любить друг друга». Особенно пронзительно, трогательно и правдиво это звучит в произведениях о «потерянном поколении», когда с самых первых строк или кадров можно ощутить поэзию реальности, грустную романтику и непреходящий осадок обречённости и отсутствия уверенности в завтрашнем дне. Случайные встречи и неведомые ранее чувства учат отвоёвывать у судьбы хоть немного счастья и ценить, дорожить и любить тех, кто делает нашу жизнь чуть более светлой или, быть может, совсем другой. Именно после общения с такими людьми каждый способен признаться в том, что «благодаря этим нескольким секундам я наконец-то обрёл жизнь».

«НАБЕРЕЖНАЯ ТУМАНОВ» (фр. Le Quai des brumes) 1938, Франция, 91 минута
— фильм-один из лучших образцов «поэтического реализма»








В приморском городе Гавре, где вечный туман наполняет души и лёгкие безнадёжностью, с попутного грузовика сходит дезертировавший с заморской войны Жан (Жан Габен). Ему предстоит скоротать ночь в ожидании парохода «Луизиана», который утром увезёт его в солнечные края. Рядом с Жаном окажутся прекрасная девушка Нелли (Мишель Морган) и её жизнь…

Съёмочная группа

Режиссёр: Марсель Карне
Сценарий: Жак Превер, Pierre Dumarchais
Продюсер: Грегор Рабинович
Оператор: Эжен Шюфтан
Композитор: Морис Жобер
Художники: Александр Траунер, Коко Шанель
Монтаж: René Le Hénaff

В ролях

Жан Габен — Жан, солдат
Мишель Симон — Забель, коммерсант
Мишель Морган — Нелли, его крестница
Пьер Брассёр — Люсьен
Эдуар Дельмон — Панама
Раймон Эмо — Виттель
Робер Ле Виган — художник Мишель
Рене Женен — доктор
Марсель Перес — шофер

История создания

В 1937 году берлинская студия УФА предложила Марселю Карне снять фильм с участием Жана Габена. Сценарий фильма был написан одним из столпов «поэтического реализма» Жаком Превером на основе одноимённого романа Пьера Мак-Орлана, опубликованного в 1927 году, при этом сюжет романа претерпел существенные изменения: у Мак-Орлана действие происходит в начале века в Париже, на Монмартре, Превер перенёс его в портовый Гамбург и слил двух героев книги, Раба и солдата, в одного.

Съёмки фильма начались в Германии, однако представление сценария в министерство пропаганды закончилось скандалом; Геббельс запретил снимать фильм. Контракты Габена, Прево и Карне выкупил у УФА продюсер Грегор Рабинович, и действие фильма было перенесено во французский Гавр.

У французской цензуры сценарий также вызвал сомнения; в конце концов, снимать фильм Карне разрешили при условии, что слово «дезертир» ни разу не будет произнесено, а солдат, сняв форму, аккуратно уложит её на стул, а не разбросает по комнате, как первоначально предполагалось в сценарии. Костюмы для Нелли подбирала сама Коко Шанель.

Критика о фильме

«Когда сегодня спорят о «новой трагедийности», о том, какие сюжеты подходят для того, чтобы выразить тему рока... и при этом поминают всех мэтров современного кино, от Фассбиндера до Джармена, - это значит, что режиссёров, давно ответивших на эти вопросы, нужно срочно забыть. Иначе под сомнение окажется поставленной если не новизна фильмов современных классиков как таковых, то, по крайней мере, их приоритет в постановке проблемы. Разумеется, у «Набережной туманов» (1938), поставленной режиссёром Марселем Карне по сценарию Жака Превера, есть устойчивый ближний контекст. Поражение Народного фронта, вызвавшее к жизни настроения потерянности и бессилия перед лицом неумолимой судьбы; направление «поэтического реализма», которое начали разрабатывать ещё Жюльен Дювивье и отчасти Жак Фейдер (а в чём-то особенно важном предшественником Карне оказался Жан Виго); наконец кристаллизация актёрского мифа Жана Габена – реального человека, гибнущего в мире призраков, являющихся лишь отражениями мирового Зла, - всё это давно и хорошо описано. Подробно изучен и вклад писателя Мак-Орлана, чей роман экранизировали Карне и Превер. После премьеры автор книги воскликнул: «Потрясающе! Вы изменили всё: эпоху, место действия, персонажей... И, как ни странно, при этом дух книги передан абсолютно точно» (Андрей Шемякин).

Цитаты

— Вы любите жизнь?
— Да, бывают деньки.
— А жизнь? Любит ли она вас?
— Пока она ведёт себя скорей как сволочь, но, может, она передумает, раз уж я люблю её.

— Вопрос чести. Деньги от женщины — не для меня.
— От женщины, от мужчины, какая разница?

— Когда вы зовёте меня «Нелли», мне кажется, будто вы пришли ко мне, когда я была совсем маленькой.
— Ты не такая уж большая.
— Неправда. Я выросла слишком быстро, я видела слишком многое. Я испорченная.
— Испорченная? Ты с ума сошла, Нелли. Ты самая чудесная девушка, которую я встречал. Что такого, если красивая молодая девушка хочет жить, так же, как и если молодой человек хочет быть свободным? Все тут же недовольны, как один.
— Это тяжело — жить.
— Да, когда ты один. Но иногда мы встречаем людей, которых едва знаем, которых, возможно, больше не увидим. И они помогают тебе почему-то. Это забавно.
— Просто люди любят друг друга.
— Нет, это не любовь.

— Мужчина и женщина не могут найти общего языка, но могут любить друг друга.

Награды

1938 — Приз Луи Деллюка
Приз Луи Деллюка — Марсель Карне

1938 — Венецианский кинофестиваль
Специальное упоминание за режиссуру — Марсель Карне

1939 — Премия National Board of Review
Лучший зарубежный фильм

Смотрите трейлер и фильм

https://vk.com/video16654766_456239073
http://vk.com/video16654766_162531740
 
Андрей_ШемякинДата: Понедельник, 03.08.2015, 17:48 | Сообщение # 2
Группа: Проверенные
Сообщений: 139
Статус: Offline
Буквально только что все настоящие кинолюбы отпраздновали День рождения Жана Габена, выкладывались картины, и можно было проследить эволюцию габеновского героя, что называется, без изъятий. Это большое достижение. Но так было не всегда, и ещё в 1967 году в замечательной книге "Жан Габен" Инна Соловьёва и Вера Шитова написали: "Большой Габен" советским зрителям, к сожалению, неизвестен". (Добавлю, - кроме "У стен Малапаги" Рене Клемана, об этом пишут и наши авторы, считая, однако, картину полемической, а не канонической). В 1971-м вышла отличная монография Ариадны Сокольской "Марсель Карне", ещё раньше была монография Пьера Лепроона, которую я уже не раз цитировал, - "Современные французские режиссёры". И тем не менее, вплоть до конца 70-х ключевые фильмы 30-х с Габеном можно было увидеть только в "Иллюзионе", пока "Набережная туманов" не вышла в советский прокат. Свидетельствую, что шла картина на окраине Москвы, в кинотеатре "Север", но зал был битком. И нас ожидало настоящее потрясение, причём вовсе не от Габена, а от самой атмосферы липкого, мелкого зла, обволакивающего "естественного человека", так похожей на время 70-х с его тихим удушьем и трагедиями посадок и отъездов, цензуры и двоемыслия, о которых предпочитали не говорить. Песня Высоцкого, -яростным крик "Спасите наши души!\Мы бредим от удушья" - лучшее доказательство. Но было ещё что-то в этой картине, что приковывало внимание, - это драматургия Жака Превера, во многом поэтически-ассоциативная. В скудеющем отечественном прокате зарубежного авторского кино (все киноманы уходили в полуподполье, и фильм Карне, как и "Моя дорогая Клементина Форда, вышедшая несколько ранее, был событием) всё заметнее выделялись старые великие фильмы, которые уже можно было покупать и по которым, как по костям динозавра, восстанавливалась реальная история кино. Потом подоспели фестивальные ретроспективы, но это уже другая история.
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 24.10.2016, 16:53 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Набережная туманов

В приморском городе, где вечный туман наполняет души и легкие безнадежностью, сходит на берег дезертировавший с заморской войны Жан (Габен) — скоротать ночь в ожидании парохода «Луизиана», который наутро увезет его в солнечные края.

В портовом тумане люди движутся, как сомнамбулы. Капли влаги навечно застыли на плаще Нелли, падшей девушки, коротающей ночи в хрупком кабачке, где за угловым столиком дрыхнет вечно пьяная Судьба. Лица Нелли и Жана склоняются друг к другу, застывая на пленке в одном из самых прекрасных двойных кинопортретов. Нареченный Гавром город на самом деле — чисти­лище потерянных душ: беглеца Жана, ранимой и ранящей Нелли, ее опекуна-насильника, ее любовника, хлыща, привыкшего стрелять в спину. «Набережная туманов» — горький, истлевающий осадок романтизма, доживающего свой век в портовых трущобах и дешевых киношках, прощальный поклон той эпохи, когда в беззаботные края еще ходил пароход «Луизиана».

Михаил Трофименков
https://www.afisha.ru/movie/168438/review/146530/
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 24.10.2016, 16:54 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Набережная туманов

Книга П. Орлана по своим литературным достоинствам находится ниже всякой критики, однако ее фабула послужила основой сюжета одного из величайших фильмов о любви. Превер перенес время действия в современность, в эпоху между двумя войнами, а его интригу — в портовый город Гавр, выверив состав участников драмы и углубив их образы. Уже тогда личная драма солдата-дезертира из колониальных войск Жана, история его любви к портовой девушке Нелли во всей трагической ее обреченности значительно превзошли литературный первоисточник. В экранном же воплощении лента оказалась произведением, которое сполна выражало ощущения современников в канун новой войны, выраженное словами самого режиссера: «Мир грозил рухнуть, и в (моих) фильмах было смутное предчувствие его гибели». Единственным якорем в мире осталась любовь, показанная с проникновенной нежностью, бережностью и целомудрием. В «Набережной туманов» с исчерпывающей полнотой проявилась эстетика «поэтического реализма» — направления, которое прочно закрепится за именами его создателей Карне и Превера. Его в первую очередь характеризовали обостренное одиночество героев, подвластность мимолетного счастья зловещему року, который разыгрывает карту их судьбы, стилистически искусная атмосфера столь же достоверная, сколь и достаточно условная. Любой элемент реальности — портовый ли туман, макет океанского лайнера «Нормандия» в фотоателье, где снимаются влюбленные, или выступающий в море мыс с одинокой хижиной Панама, где им довелось пережить «миг любви» («…миг — это уже много», — весомо отметит режиссер) — все они выступают в этой системе образов не только как реалии вполне узнаваемой действительности, но и как метафоры трагического бытия.

Валерий Босенко
http://megabook.ru/article....E%D0%B2
 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 24.10.2016, 16:54 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
НАБЕРЕЖНАЯ ТУМАНОВ

История создания этой картины несколько необычна. Предыдущий фильм Марселя Карне и Жака Превера «Странная драма» с шумом провалился на премьере в парижском кинотеатре «Колизей». Но это не значит, что среди публики не было ни одного человека, способного оценить шедевр. В числе таких проницательных зрителей оказались две женщины — жена директора французской секции фирмы УФА Рауля Плокена и жена актера Жана Габена. В восхищении жены потребовали от своих мужей, чтобы те немедленно сделали фильм с Карне и Превером. Уступая нажиму, мужья через неделю приехали из Германии, где они работали в тот момент, во Францию — специально для того, чтобы встретиться с Марселем Карне. На вопрос продюсера, есть ли у него «сюжет для Жана», Карне предложил экранизацию романа известного писателя-«популиста» Пьера Мак Орлана «Набережная туманов». Плокен и Габен прочитали роман в ту же ночь и наутро, не сговариваясь, позвонили Карне с изъявлениями восторга. Однако съемки в Германии не состоялись, поскольку отдел пропаганды УФА и лично Геббельс решительно не приняли этот «плутократский, декадентский, пессимистический сценарий». После долгих мытарств нашли продюсера во Франции. Взаимопонимания на сей раз не получилось, фильм снимался практически в ситуации войны между новым продюсером и режиссером. Несмотря на это была создана лента, которой рукоплескали на премьере, которая блестяще прошла в прокате и получила призы нескольких международных кинофестивалей.

Нет необходимости пересказывать сюжет этого классического фильма, знакомого нашему зрителю. Гораздо существеннее отметить, какие изменения претерпела при экранизации литературная основа. Действие романа Мак Орлана разворачивается на протяжении десятилетия (с 1910 по 1919 годы) во Франции, в основном — на Монмартре. Название подсказало авторам перенести место событий в порт: поначалу, когда предполагалось сотрудничество с УФА,— в Гамбург, а затем, когда было принято решение снимать во Франции,— в Гавр. Жак Превер объяснял это решение еще и так: «… мы выберем порт, потому что все порты похожи один на другой, там жизнь проездом, там путешествует приключение». Тема, портового города, по всей видимости, подчеркивала важную для «поэтического реализма» идею неприкаянности персонажей, их оторванности от своиx корней, метафорически выражала призрачную надежду героя на спасение через бегство в дальние страны. Центром действия книги был кабачок «Проворный кролик» — типичное монматрское кафе начала века. Сюда к его хозяину приходят запорошенные снегом и отсюда уходят в снежную мглу герои романа мясник Забель, девушка Нелли, солдат-дезертир, молодой человек без определенных занятий по имени Жан Раб, художник-немец, чей удивительный дар угадывать с помощью живописи места, где совершаются преступления, используют сыскные органы. Одна из основных тем романа — тема смерти и крови. Забель убивает своего кончает свою жизнь на гильотине. Не выдержав той роли, которую ему приходится играть, вешается художник; дезертировавший из колониальных войск солдат нанимается на службу в иностранный легион; Жан Раб попадает в армию и погибает в перестрелке. В финале романа торжествует лишь героиня — Нелли. Она делает неожиданную карьеру — становится роскошной проституткой и упивается своей судьбой. Нелли — единственная из «теней», блуждавших вокруг «Проворного кролика», обретает плоть, и в этом смысле ее выбор профессии не случаен.

В сюжетную структуру романа авторы сценария внесли существенные изменения. Разрозненные, почти не связанные между собой линии были скреплены воедино. В центре сюжета оказалась история обреченной любви. Образы солдата и Жана Раба соединились, дав жизнь персонажу Габена. При этом все жалкое и убогое, что было в Рабе (кто знает, быть может, русский смысл этой французской фамилии не случаен), в частности, его мечта хоть раз в жизни выспаться на чистых простынях, было передано новому герою, пьянчужке по имени Четвертинка. Убийца Забель (Мишель Симон) из мясника сделался ростовщиком, одержимым двумя страстями: любовью к музыке и пагубным влечением к своей воспитаннице, Нелли (Мишель Морган). Убийство, которое он совершает в фильме, продиктовано ревностью — он убивает бывшего любовника Нелли, Мориса. По той же причине Забель замышляет убрать с дороги и нового, более сильного противника — Жана, но в результате сам гибнет от его руки. Жан также умирает — от пули бандита Люсьена, небезразличного к Нелли. При внешней чистоте облика своей героини Мишель Морган выступает в «Набережной туманов» в амплуа «роковой женщины» — все, кто так или иначе соприкасается с ней, неизбежно подпадают под воздействие ее чар и погибают. Груз загадочного темного прошлого тяготеет над героиней.

Посмотрев фильм, Мак Орлан воскликнул: «Потрясающе! Вы изменили все: эпоху, место действия, персонажей... И, как ни странно, при этом дух книги передан абсолютно точно». Можно предположить, что во время работы над фильмом для Карне и Превера главной была не сюжетная основа литературного первоисточника, но личность самого Мак Орлана и его эстетика. В статье «Реализм некоторых фильмов пробуждает социальную фантастику» (1932) Мак Орлан призывал кинематографистов обращаться к «поэзии и тайне улиц», к созданию «романтизма будничности», по сути, описывая мир фильмов, которые начали появляться года через два после выхода этой работы. Особую роль Мак Орлан отводил теме времени в кино. «Киноискусство,— писал он,— лучший проводник тайных сил настоящего, будущего и прошлого, ведь именно прошлое открывает нам, какую власть над нашими чувствами имеют приметы жизни и сама жизнь». Прошлое, по Мак Орлану, — источник меланхолического состояния, в которое ввергает человека его память, а меланхолия и грусть — основная форма проявления «социальной фантастики», как именует он направление, впоследствии получившее широкую известность под названием «поэтический реализм».

По-видимому, теория Мак Орлана лишний раз объясняет причину перенесения действия фильма «Набережная туманов» в порт, к морю. Французский исследователь Ж. Делез показал, что тема воды символизирует в эстетике «поэтического реализма» воспоминания, обуревающие героев. Этот пластический образ повлек за собой основополагающую для поэтики фильма тему тумана. Туманный предрассветный час приходит в кинематограф «поэтического реализма» на смену таинственной ночи из фильмов немецкого экспрессионизма, когда творятся злодейства под покровом темноты и снега. Время «между собакой и волком» вводит в кино тему обманутых надежд, несбывшихся желаний. Как говорит героиня «Набережной туманов»: «Каждый раз, когда день начинается, думаешь, что произойдет что-то новое... что-то необычное, А потом он подходит к концу, и ты ложишься спать... грустно». Подмена снега туманом и ночи — рассветом снижает контрастность изображения, что лучше соответствует тому ощущению зыбкости бытия, которое не покидало европейскую интеллигенцию в канун войны. Одновременно Карне и Превер находят в языке 20-х годов — как кинематографическим, так и литературным.

И все же фильм можно рассматривать как экранное воплощение эстетики и теоретических взглядов Мак Орлана. Почему же в таком случае понадобилось столь кардинально менять сюжет романа? На этот вопрос отвечает сам режиссер: «...фильм делался для Габена, который уже тогда был крупной величиной. И поэтому мы построили сюжет так, чтобы он стал центральной фигурой». И действительно, Габен как бы скрепил разрозненные сюжетные линии романа, объединив в своем лице двух его героев, а в соответствии с этим, с оглядкой на габеновского персонажа менялись и концепции всех прочих образов. Но главное, Габен привнес в совершенно условный поэтический мир Карне и Превера ту жесткую реалистичность игры, которая характерна для его предыдущих ролей в кино.

Отдельного анализа заслуживает семантика взаимоотношений габеновского героя с героем Мишеля Симона. Симон — вторая самодовлеющая актерская личность в кино 30-х годов. Разбросанные по тексту «Набережной туманов» цитаты из сюрреалистских фильмов свидетельствуют о том, что авторы помещают его в этот культурный контекст. Поединок двух персонажей на метафорическом уровне становится как бы поединком двух школ, кончаясь победой традиционного искусства. Однако эта победа относительна, поскольку в следующем десятилетии она окажется чреватой истощением художественной системы «поэтического реализма», не приправленного вольным духом сюрреализма, оживившим в свое время «Странную драму».

Вполне возможно, что если бы не достоверность игры Габена, «Набережная туманов» осталась бы чисто романтической притчей и не воспринималась как барометр своей эпохи», которым она была в глазах современников и потомков. Личность актера настолько доминировала в этом фильме, что впоследствии она начисто изменила читательское представление о книге. С момента выхода на экран «Набережной туманов» роман Мак Орлана всякий раз переиздавался под одной обложкой: на фоне корабельных мачт и судов, сквозь туманную дымку

Наталья Нусинова, «Искусство кино» № 5, 1988 год
http://www.kino-teatr.ru/kino/art/kino/1519/
 
Форум » Тестовый раздел » МАРСЕЛЬ КАРНЕ » "НАБЕРЕЖНАЯ ТУМАНОВ" 1938
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz