Пятница
28.04.2017
23:07
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "УГОРЬ" 1997 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » СЁХЭЙ ИМАМУРА » "УГОРЬ" 1997
"УГОРЬ" 1997
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 30.10.2011, 09:04 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2731
Статус: Offline
«УГОРЬ» (яп. うなぎ) 1997, Япония, 117 минут
— обладатель «Золотой пальмовой ветви» МКФ в Каннах в 1997 году








Герой этой картины, скромный клерк Ямасито, жил нормальной и спокойной жизнью: имел хорошую работу и красивую жену. Но однажды он получил письмо, в котором некий «доброжелатель» сообщал о том, что его жена завела любовника. Когда Ямасито узнал, что это правда, то взял нож и зарезал свою благоверную. После этого он в залитом кровью дождевике сел на велосипед и поехал сдаваться полицейским… За те восемь лет, которые Ямасито отсидел в тюрьме, он сильно изменился. Выпущенный на поруки убийца теперь имел необычного, но преданного друга, который понимал его как никто другой и не говорил ему то, что он не хотел слышать. Этим другом был обыкновенный угорь…

Съёмочная группа

Режиссёр: Сёхэй Имамура
Продюсер: Хисо Ино
Авторы сценария: Сёхэй Имамура, Дайскэ Тэнган, Мотофуми Томикава, Акира Ёсимура (роман)
Оператор: Сигэру Комацубара
Композитор: Синитиро Икэбэ
Художники: Хисао Инагаки, Тошихару Айда, Йошио Ямада
Монтаж: Хайме Окаясу

В ролях

Кодзи Якусё
Миса Симидзу
Мицуко Байсё
Акира Эмото
Фуджио Токита
Со Айкава
Кен Кобаяши
Сабу Кавахара
Етсуко Ишихара
Томоро Тагучи

Награды

Каннский кинофестиваль, 1997 год
Победитель: Золотая пальмовая ветвь (поровну со «Вкусом вишни» Аббаса Киаростами)

3 приза Японской киноакадемии — за режиссуру, главную мужскую роль (Кодзи Якусё — также за игру в фильме «Рай потерян») и второплановую женскую роль (Мицуко Байсё), 2 премии «Голубая лента» — за главную мужскую роль (Кодзи Якусё — также за игру в лентах «Рай потерян» и «Исцеление») и второплановую женскую роль (Мицуко Байсё — также за игру в картине «Токийская колыбельная»), 3 приза «Кинема дзюнпо» — за фильм, главную мужскую роль (Кодзи Якусё — также за игру в фильме «Рай потерян») и второплановую женскую роль (Мицуко Байсё — также за игру в ленте «Токийская колыбельная»).

Смотрите фильм

http://vkontakte.ru/video16654766_95747510
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 30.10.2011, 09:05 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
О чём рассказывает немногословный «Угорь» Сёсея Имамуры?

Сёсей Имамура… Не самое известное, более того, скорее – неизвестное имя для рядового зрителя на бескрайних российских просторах. И потому как-то удивительно, что кто-то из безвестных акул отечественного кинорынка всё-таки набрался… Храбрости ли, безрассудства, но набрался и рискнул выпустить несколько фильмов этого японского режиссера на VHS и DVD.

Хотя, с другой стороны, чего же здесь странного? Как-никак, автор картины, вместе с Нагисой Осимой, является основоположником «Новой волны» в киноискусстве Японии, которое до конца восьмидесятых годов прошлого века оставалось практически неизведанной территорией для российских кинозрителей, вынужденно довольствовавшихся легендами о динозавре и о Нараяме. Кстати, последняя была экранизирована в 1983 году именно Имамурой и демонстрировалась в советском кинопрокате.

Неудивительно, что Имамуру уже при жизни иногда называют, и не только у него на Родине, классиком японской кинематографии. В том числе, наверное, и за «Золотые Пальмовые ветви» Каннского МКФ, которые в разное время получили две картины этого режиссёра. «Легенда о Нарайяме», о которой уже говорилось, и «Угорь». Последний фильм в 1997 году поделил вручаемый на Лазурном берегу главный приз с иранской картиной Аббаса Кьяростами – «Вкус черешни».

Вот об этом самом «Угре», драматической ленте по мотивам романа Акиры Йосимуры «Искры во тьме», и хотелось бы сегодня – чуточку подробней.

Фильм снят семидесятилетним Имамурой в 1997-м. После долгого молчания, последовавшего за лентой о Хиросиме – «Чёрный дождь» (Kuroi Ame). Которую не надо путать с одноимённым боевиком, главные роли в котором исполнили Майкл Дуглас и Энди Гарсия.

«Угорь» – не боевик. Это – другой фильм. Совсем не об этих загадочных рыбах из отряда карпообразных. «Не верь глазам своим», – как говаривал Козьма свет Прутков в своё, уже настолько далеко отстоящее от нас нынешних время, что даже седобородые аксакалы с трудом вспоминают о нём. Но, несмотря на это, жизненные наблюдения уроженца Сольвычегодского уезда и бывшего гусара не утратили своей актуальности и по сегодняшний день. В фильме, несмотря на его интригующее ихтиологическое название, речь идёт совсем не о рыбе. Эта кинокартина о социальной адаптации человека, отбывшего тюремный срок за убийство неверной жены в состоянии аффекта. Вот так вот! И не меньше.

Действие кинокартины начинается летом 1988 года. Корпорация Хино Флор. Само собою – Япония, и, скорее всего, Токио. Хотя нельзя исключать вариант и иного крупного японского города. Что уж тут поделаешь, если для нас как сами японцы, так и их города – все на одно лицо?

Ничем не примечательный клерк Ямасито (Кодзи Якусё) живёт обычной размеренной жизнью. Каждый день ходит на работу. Возвращается с неё. По выходным ездит на ночную рыбалку.

Как вдруг… Плавное течение сюжетной линии фильма и сама жизнь главного героя резко меняются. Ямасито получает письмо, из которого неожиданно для себя узнает, что жена изменяет ему всякий раз, когда он отправляется на ночную рыбалку. И хотя далее по тексту пьесы автор, уважаемый господин Имамура, то и дело подчёркивает, что под влиянием сильных чувств у героя могли быть галлюцинации и наваждения, начиная с якобы имевшего место быть письма и мнимого любовника жены, но… Из песни слов не выкинешь. Равно как из головы – зародившееся в ней сомнение. Именно поэтому с одной из очередных ночных рыбалок Ямасито уходит раньше обычного.

И зачем только он это сделал?.. Чтобы обнаружить неподалёку от дома, как и было написано в письме, белый седан?

Увидев, что его жена занимается сексом с другим, Ямасито убивает её несколькими ударами ножа. После чего, даже не сняв залитую кровью куртку, спокойно садится на велосипед и едет… Прямо в полицейский участок. Чтобы чистосердечно признаться в содеянном.

Естественно, что совершенное преступление требует наказания, соответствующего как тяжести вины лица, его совершившего, так и общественной опасности противоправного деяния. А потому на целых 8 лет Ямасито оказывается в местах не столь отдалённых от его основной работы. Правда, срок наказания по приговору суда был большим, но, по всей видимости, в тюрьме Ямасито вёл себя достаточно прилично и потому получил право на условно досрочное освобождение.

В местах лишения свободы Ямасито времени даром не терял. Освоил смежную специальность парикмахера и заимел друга, родовое название которого и вынесено в название фильма. Именно с угрем бывший осужденный без особых проблем находит общий, честно признаемся – весьма немногословный, язык и получает в рыбьем лице и внимательного слушателя, и понимающего собеседника. Это неплохо, плохо то, что только с угрем. А потому, скорее всего,– неправильно…

Впрочем, песня, то бишь фильм, «не о нём». Не об угре. А… О любви!

Однажды Ямасито нашел едва живую девушку Кейко (Миса Симидзу), пытавшуюся свести счеты с жизнью. Она пришла в себя и осталась с главным героем. Чтобы помогать Ямасито в парикмахерской. Она напоминала ему убитую жену, и, быть может, именно поэтому он не позволял ни себе, ни ей более близких отношений...

И не только о любви этот замечательный фильм. О сложных взаимоотношениях между людьми, в т. ч. между мужчиной и женщиной, детьми и их родителями. О том, как порою бывает трудно найти взаимопонимание даже с ограниченным кругом хорошо знакомых людей.

Неторопливый и, казалось бы, монотонный сюжет с лихвой компенсируется богатством изобразительного ряда. Герои экранного пространства как будто пытаются проникнуть в наш мир, за грань объектива кинокамеры. В линзу брызжет кровь, бьётся речная вода, устремляет свои ветви цветущая сакура. Немногословные люди пытаются наладить свою достаточно сложную и странную жизнь.

В финале угря всё же выпустят на волю. Мавр сделал своё дело… И теперь Ямасито в нём больше не нуждается. Рядом есть любимая женщина, которая ждёт ребёнка и своего возлюбленного. Не сдержавшегося-таки… Ввязавшегося в драку за правое дело с несколькими подлецами, а потому и загремевшего снова на тюремные нары.

А угорь… Что угорь? Ему-то снова в тюрьму зачем? Уплыл он. Ну, и пусть порадуется. Всё божья тварь. Умная рыба своим молчанием такую награду вполне заслужила.

Каннский лауреат Сёсея Имамуры – это психологическая драма понимания и сопереживания. И смотреть её надо не спеша, под соответствующее настроение. Лучше всего – в пятницу вечером, когда можно хотя бы на предстоящие выходные остановиться и попробовать оставить за порогом повседневные проблемы и заботы. Оставить и подумать. О вечном и великом.

О великом, а не о тёплом пальто на зиму...

Константин Кучер, 24.07.2010
http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-36925/
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 30.10.2011, 09:06 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
“Угорь” (Unagi), 1997

Фильм, получивший “Золотую пальмовую ветвь” на Каннском фестивале в 1998 году, был снят на год раньше семидесятилетним режиссером Сёхеем Имамурой. С его именем связано становление японского кино так такового: в 1965 году Имамура основал кинокомпанию Imamura Pro, а в 1975 году – Киноинститут телевидения Йокогамы. Первая картина режиссера, получившая резонанс во всём мире, датируется 1963 годом и называется “Женщина-насекомое” (1963); самая известная его работа – кинопритча “Легенда о Нараяме” – была создана в 1983 и получила Гран-при в Каннах.

Фильм “Угорь” снят по роману “Проблеск во тьме” Акиры Ёсимуры. Главный герой – клерк Имашито – живет вполне благополучной жизнью: любимая красавица жена, работа, ночная рыбалка, – по сути, безбедное существование. Но разрушают эту скромную идиллию анонимные письма некоего “доброжелателя” (или “доброжелательницы”), которые уличают супругу в неверности. В один из дней Имашито выслеживает свою жену-изменницу и убивает ее простым кухонным ножом. Но... существовали ли эти письма (следствию они представлены не были, так как преступник их якобы уничтожил), была ли измена, или всё это – иллюзии ревнивца-героя? Ответа на этот вопрос режиссер не дает – его герой балансирует между явью и собственными фантазиями.

История любви японского Отелло, в отличие от шекспировского варианта, у японского режиссера Сёхея Имамуры получает продолжение. Имашито добровольно сдался полиции и, отсидев восемь лет в тюрьме, был досрочно выпущен на поруки священника. В маленьком городке, куда он переезжает, бывший зэк открывает вполне доходную парикмахерскую.

Спустя некоторое время он случайно спасает жизнь женщине, пытавшейся покончить с собой. Молодая незнакомка очень похожа на его убитую жену. После больницы она приезжает в городок к нашему герою и устраивается работать помощницей в его парикмахерскую.

Но на этом история не заканчивается, а только начинается... Казалось бы, бывший заключенный, отверженный должен был почувствовать родственную душу в женщине, стоявшей на пороге смерти, однако единственным его “другом” и “верным собеседником” остается угорь, прошедший с Имашито восемь лет тюрьмы. Главное достоинство угря заключается в том, что он умеет слушать и никогда не говорит.

Фильм Имамуры напоминает восточную философскую притчу или картину, на которой скупыми, но точными и выверенными мазками мастерски и ясно выражена основная идея. Идея о том, что каковы бы ни были внешние препятствия, главная сила человека – он сам, его дух, его внутренняя жизнь и сила. Умение любить, доверять, прощать может сделать нас счастливыми, а может толкнуть на тяжкие преступления.

Ксения Владимирова
http://e-motion.tochka.net/3394-ugor-unagi/
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 30.10.2011, 09:06 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
"Угорь" (Япония, 1997)

Имамура - редкий продукт для наших широт. Даже удивительно, что кто-то рискнул его выпустить на VHS или DVD.

У японского классика есть две особенности. Во-первых, все его фильмы имеют привкус если уж не прямой патологии, то некой интригующей странности. Достаточно посмотреть фильмографию: "Свиньи и броненосцы", "Красная жажда убийства", "Глубокая жажда богов", "Сутенер"... Во-вторых, все они очень ясные, прозрачные, светлые - в буквальном смысле: всегда большой объем, глубокая перспектива, кадр совершенно не загроможден, любит небо, водную гладь, луга... Тихо так все, благостно. Посему и эффект неадекватный - если тихо, с поклонцами (а вокруг травка, бабочки, фигня бамбуковая на сквознячке постукивает), то какая ж патология?!

Вот зарезал герой жену, зверски, исступленно (аж объектив красным заволокло), отсидел восемь лет, а потом все как-то на комедию начало смахивать, на грузинскую или французскую. Вяло ругаются, подолгу пьют и болтают глупости, рыбачат - никакой трагичности и даже драматичности. Герой - вроде бы хладнокровный убийца - за все оставшееся время позволил себе только одно проявление насилия, ввязался с друзьями в драку. Ну, ей-Богу, как в фильмах Чаплина снято, предельный контраст с убийством жены. Как будто сознательно стремился режиссер все сгладить, все нейтрализовать, все смягчить.

Почему, собственно, "Угорь"? Животина оная, конечно, в фильме имеется - но как-то сбоку, между делом. В тюрьме позволили держать в бассейне, дома ее в аквариум герой поместил. С людьми редко словцом обмолвится, а с угрем ежевечерне, после работы беседует. Зритель в течение фильма узнает об угрях, пожалуй, все. Целая лекция вскладчину получается. Все это, надо понимать, должно навести на мысль об определенном кармическом сходстве героя и его любимца. Эдакий человек-угорь (но без русских уничижительных коннотаций этого существа). Рецидивы пантеизма в современной Японии. Ежели кто помнит шедший в советском прокате имамуровский "Легенда о Нараяме" (1982), наверняка вспомнит и тактический прием режиссера - перед каждой сценой непременно показывать аналог происходящему из жизни неодушевленной природы. Онтологическое, так сказать, подобие подчеркнуть. Мир он эдаким образом воспринимает. Так что с категорией "патология" тем более нужно быть осторожней.

Ну и, честно признаюсь, кое-что я откровенно не понял. Автор то и дело подчеркивает, что под влиянием сильных чувств (да и странностей психики) у героя могли быть галлюцинации, наваждения - начиная с мнимого любовника жены... Но вот что именно было галлюцинацией, да и были ли они на самом деле или нет - это я твердо не установил. Списал все на загадочность японской души, среди разновидностей которой встречаются и люди-угри.

Зато есть о чем подумать во время повторного просмотра. А это одно из первейших достоинств предмета искусства.

Игорь Галкин
http://www.kino.orc.ru/js/elita/elita_ugor.shtml
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 30.10.2011, 09:06 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
The Eel / Unagi
Угорь


Современное японское кино на страницах «Воловика.ком» было представлено пока только китановским «Фейерверком». «Унаги» («Угорь», в смысле) стоит в личном рейтинге вашего покорного слуги гораздо выше, чем Hana Bi. Хотя между обоими фильмами (пожалуй, за последнюю пару лет это две самые заметные картины из Страны восходящего солнца) есть много сходств: криминальная тема, всё такое; что важнее, и «Фейерверк», и «Угря» западному зрителю одинаково трудно воспринимать адекватно: незнакомые метафоры, незнакомые приемы, незнакомая система координат. Так, на показе Hana Bi в Доме кино, где, предположительно, собирается довольно подготовленная публика, на протяжении всех двух часов в воздухе висело ощутимое непонимание происходящего. Из зала не раздалось ни единого звука, даже на очевидно смешных местах. «Угорь» прошел гораздо легче. Фильм Имамуры сделан с заведомым (и оправдавшимся — Золотая пальмовая ветвь 1997, поделённая со «Вкусом черешни» Аббаса Кьяростами) расчетом на Запад.

Макс назвал «Угря» японской «Калиной красной». В сюжетах, действительно, сходство есть. Некий японец (простите, но все имена действующих лиц я забыл через пятнадцать минут после финальных иероглифов) убивает свою жену, застав её с любовником. Освободившись условно (очевидно, убийство из ревности не считается в Японии очень тяжелым преступлением: дают за него не так много), японец, намастерившийся в тюрьме стричь своих сокамерников, начинает новую жизнь — открывает парикмахерскую. Его опекун предупреждает: надо быть тише воды, ниже травы — иначе весьма вероятно возвращение в зону. И, конечно же, почти сразу что-то случается — рядом совершает самоубийство незнакомая девушка.

Её откачают. Это лишь малая часть событий «Угря». На тихого японского цирюльника наваливаются все возможные и невозможные напасти. Дело осложняется внутренним конфликтом: несмотря на прошедшее время, герой переживает смерть жены. В общем, пожить спокойно не удастся никому — кроме тех, кто хочет спокойно поспать в своём кресле.

Да, для людей, страдающих бессонницей, «Угорь» вполне можно прописывать вместо лекарства (принимать один раз, вечером, после еды). Ритм фильма вгоняет в сон, а мелькающие тут и там вставки неизвестно откуда неизвестно куда лишь окончательно запутывают дело. Монотонность повествования (выбивается только финальная сцена — глобальная потасовка в парикмахерской) практически нейтрализует все остальные достоинства фильма — в первую очередь, сложный и интересный сюжет. Неторопливый нарратив, корни которого растут еще из любимой японцами русской классической литературы, с трудом раздражает взращённые на ТВ рецепторы. И те добрые слова, которые хочется сказать в адрес «Унаги», не будут слышны из-за дружного зрительского храпа.

Ким Белов
http://www.volovik.com/kino/films/eel.htm
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 30.10.2011, 09:06 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Угорь / Unagi, 1997
Экзистенциальная мелодрама с элементами комедии


Несмотря на кровавое убийство героем своей изменившей жены в самом начале фильма и ряд жестоких драк в последующем развитии действия, работа Сёхэя Имамуры, 70-летнего патриарха японского кино, производит в итоге всё же просветлённое впечатление — тем более что и роман, лёгший в основу ленты, назывался знаменательно: «Проблеск во тьме». Кэйко, новая молодая подруга Такуро, который вернулся из заключения и решил начать нормальную жизнь, должна через несколько месяцев родить ребёнка, пусть он и зачат вообще от другого, а будущий отчим вынужден из-за нарушения условий досрочного освобождения опять отправиться на год в тюрьму. Не случайно и то, что Такуро ещё во время прежнего заключения привязался к морскому угрю и пытался общаться с ним… как с человеком, даже примерить извечные природные законы размножения и миграции угрей уже по отношению к человеческому существованию.

Надо примириться, если угодно — пожертвовать собой, чтобы продолжалась неостановимая жизнь, подобная течению глубокой реки или же подводным потокам в открытом море. И притча об угре — словно своеобразная вариация истории флейтиста-крысолова из XIV века, который смог увести детей из города от расплодившихся крыс, хотя и ценой жизни на этом свете (в канадской картине «Как мил загробный мир», соревновавшейся с «Угрём» на фестивале в Канне и уступившей ему «Золотую пальмовую ветвь», этот сказочный сюжет тоже был подан, скорее всего, в восточном философском преломлении). Поскольку важнее мотив именно духовного избавления — а физически выжившие или те, кто вынужден переживать смерть близких, остаются по-прежнему скованными, лишёнными ощущения свободы и благости всего сущего.

Идея вечного круговорота бытия и непременного обретения утраченной гармонии с миром, который даже покидать надо с улыбкой на лице, что не без трагизма было поведано Имамурой ещё в «Легенде о Нараяме», другом каннском лауреате, только 1983 года, преподнесена в «Угре» более умудрённым режиссёром уже с неожиданным юмором или порой намеренно сентиментально. Как ни странно, протестовав во времена своей молодости против певцов «папашиного кино» в лице, например, Ясудзиро Одзу, спустя 40 лет Сёхэй Имамура сам смог оценить и достойно воспринять отеческие уроки своего великого соотечественника.

Сергей Кудрявцев
http://www.kinopoisk.ru/level/3/review/949019/
 
Тамара_ДемидовичДата: Пятница, 24.02.2017, 07:03 | Сообщение # 7
Группа: Проверенные
Сообщений: 31
Статус: Offline
Философский натюрморт

Рыба

Кровь бьет фонтаном, заливая смятые любовью шелковые простыни, тонкой алой струйкой стекает по разворотившему красивое тело, лезвию огромного кухонного ножа, пропитывает деревянные доски пола и память созерцающего содеянное человека. Жена убита ревнивым, пришедшим внезапно в ярость, всегда тишайшим мужем, жившим бесцельным циклом: работа — дом — рыбалка. Труп отправился на кладбища, а убийца — в тюрьму на восемь лет, откуда начался долгий неторопливый подъем с темного общественного дна к свету, предпринятый им, вместе со странным компаньоном — речным угрем. Однажды, недавно обретенное душевное равновесие мужчины будет нарушено появлением похожей на неверную супругу незнакомки, желающей расстаться с жизнью,

Человек

Имамуру всегда занимала связь между нижней частью человеческого тела и нижним слоем социума: жертва насилия в «Красной жажде убийства» вынуждает в свою очередь к сексу мучителя, болезненно привязавшись к нему; сутенер и создатель дешевого порно легко находит оправдание инцесту в «Порнографах». Здесь он пошел дальше — руками своего персонажа убил одну прелюбодейку, чтобы позже воскресить другую — женщину, состоявшую в осуждаемой обществом связи, и дал обеим практически одинаковое (Симицу и Тэрада как близнецы) лицо не случайно. Тем самым побудил задуматься над вопросом — отчего первой мужчина не дал шанса сказать хоть слово в свое оправдание, а второй был готов слепо доверять, намекнув, что причина уж точно не в героинях. Ответ следует искать в эволюции личности героя. Вынужденно прекратив думать головкой и начав размышлять головой, он начал созидать, а не разрушать, продлять жизнь, а не отнимать, меняя тем самым нижний социальный слой на более высокий. Тот, кто вчера следовал лишь инстинктам, сегодня пришел к уверенности в безусловной ценности жизни и уважению чужого выбора. Вдруг? Отнюдь. Годы самопознания предшествовали тому, многие беседы с самим собой. Вот для чего понадобилась бессловесная рыба, позволявшая говорить за двоих, она стала alter ego отбывающего наказание преступника. Режиссеру не привыкать ассоциировать людей с животными: американские солдаты — боровы в сатирических «Свиньях и броненосцах»; возня людей в «Женщине-насекомом» соотносится с наблюдениями энтомолога за живой средой; душа умершего живет в теле карпа, оценивая дела своей вдовы, кинувшейся во все тяжкие после смерти благоверного в «Порнографах». Важнее — на кого из мира фауны пал выбор. Пресноводный угорь, которому, ради продолжения рода, приходится преодолевать бурное море без уверенности в успехе, как нельзя точнее характеризует скромного мужчину, проходящего через непредсказуемые препятствия на пути к новой жизни.

Бог

А где же высший разум, который поможет заблудшему реабилитироваться? В радости реже, а в горе люди вспоминают о нем все, как один. Вот он, все тот же угорь. Разговор без обиняков с самим собой и есть разговор с Богом все прощающим и понимающим, любящим, честным, сочувствующим и жестоким одновременно, развенчивающим иллюзии и дающим надежду одновременно. Только Бог имеет права задать неудобные вопросы, прячущиеся в уголке сознания, только Бог может помочь найти на них ответы. Ну а когда темных пятен на душе не останется, он может тихо удалится туда, где будет нужнее, как ушедшая на глубину рыба, на прощание махнувшая хвостом.

Снято

А зритель видит привычные в кадре японского режиссера водные глади и мосты, особый авторский взгляд на женщин, таких разных: вульгарных и похотливых, чувственных и нежных, безумных и щедрых, которыми можно любоваться, но нельзя возводить на пьедестал, как делали Мидзогути и Нарусэ, ведь мы обладаем равными с мужчинами не только правами, но и недостатками; и, несмотря на наличие множества атрибутов качественного триллера, сильную драматическую историю о восстановлении человеческого достоинства и втором шансе, звучащую в унисон с литературным источником — романом Акиры Йосимуры «Искры во тьме». Картина не такая бунтарская и яростная, как «Сокровенные желания богов», не такая откровенная и оставляющая шрамы на сердце, как «Легенда о Нараяме», не такая воздушная и обаятельная, как «Теплая вода под красным мостом», она просто не забываемая из-за необычного сочетания прямоты и символизма. Есть шанс вместе с персонажем Имамуры, погружаясь, раз за разом в обиталище угря, рассмотреть три его ипостаси.
 
Форум » Тестовый раздел » СЁХЭЙ ИМАМУРА » "УГОРЬ" 1997
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz