Суббота
24.10.2020
18:33
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ОСЕННИЙ МАРАФОН" 1979 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » ГЕОРГИЙ ДАНЕЛИЯ » "ОСЕННИЙ МАРАФОН" 1979
"ОСЕННИЙ МАРАФОН" 1979
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 24.08.2019, 16:09 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 3016
Статус: Offline
«ОСЕННИЙ МАРАФОН» 1979, СССР, 89 минут
— грустная философская комедия Георгия Данелия по пьесе Александра Володина


У талантливого педагога и переводчика Бузыкина нерешительный характер. Он не может оставить жену и уйти к любимой женщине, не может отказать эксплуатирующей его талант сокурснице, терпит посещения доморощенного философа-алкаша, а когда, наконец, решается на смелый шаг — терпит фиаско, так как по природе мягок и податлив, как воск.

Съёмочная группа

Режиссёр: Георгий Данелия
Сценарий: Александр Володин
Оператор: Сергей Вронский
Художники: Леван Шенгелия, Элеонора Немечек
Композитор: Андрей Петров
Дирижёр: Сергей Скрипка
Второй режиссёр: Юрий Кушнерёв
Звукооператор: Александр Погосян
Монтажёр: Татьяна Егорычева
Музыкальный редактор: Раиса Лукина
Директор картины: Виталий Кривонощенко

В ролях

Олег Басилашвили — Андрей Павлович Бузыкин
Наталья Гундарева — Нина Евлампиевна, жена Бузыкина
Марина Неёлова — Алла Михайловна Ермакова, любовница Бузыкина
Евгений Леонов — Василий Игнатьевич Харитонов, сосед Бузыкина
Норберт Кухинке — Билл Хансен, профессор из Дании
Николай Крючков — дядя Коля, сосед Аллы по коммунальной квартире
Галина Волчек — Варвара Никитична, коллега Бузыкина
Ольга Богданова — Лена, дочь Бузыкиных
Дмитрий Матвеев — Виктор, зять Бузыкиных
Владимир Грамматиков — Евгений Пташук, друг Аллы
Вадим Медведев — Шершавников, коллега Бузыкина
Никита Подгорный — Георгий Николаевич Веригин, директор издательства
Владимир Пожидаев — водитель
Борислав Брондуков — «защитник» при ДТП
Владимир Фирсов — Лифанов, нерадивый студент
Георгий Данелия — Отто Скорцени, офицер в телефильме, который смотрят Бузыкины
Рене Хобуа — не снимался в фильме, но указан в титрах
Олег Куликович — студент (в титрах не указан)

История создания

В конце 1970-х Александр Володин написал сценарий «Горестная жизнь плута». Он позвонил Георгию Данелия, который был тогда худруком объединения комедийных и музыкальных фильмов, и сказал, что ему кажется, что это комедия и объединению сценарий может быть интересен. Данелия отдал сценарий молодым режиссёрам Юрию Кушнерёву и Василию Харченко. Однако Александру Калягину, который, по задумке Володина, должен был исполнять главную роль, не понравилось, что фильм будут снимать неопытные режиссёры. Тогда Данелия предложил снять фильм Павлу Арсенову. Арсенов с радостью согласился и пообещал приступить к съёмкам фильма после того, как закончит работу над своим фильмом. Вскоре Володин и Калягин встретили Арсенова в ресторане Дома кино; они проговорили около часа, но Арсенов ни слова не сказал о «Горестной жизни плута». Калягин решил, что раз Арсенова новый сценарий совершенно не волнует, будет лучше найти другого режиссёра. А через неделю Володин пришёл к Данелия и объявил о своём решении сделать из сценария пьесу и отдать в театр. «Зачем? — возмутился Данелия, — По этому сценарию можно снять отличный фильм!» В ответ на это Володин предложил Данелия снять фильм самому. Данелия ответил, что это не его материал; о Володине ходили слухи, что он не позволяет корректировать свои сценарии, и Данелия опасался с ним работать. Однако Володин оказался гораздо покладистей, и они с Данелия принялись за работу.

Подбор актёрского состава

После корректировки сценария Г.Данелия стало ясно, что Калягин не подходит на роль Бузыкина. Володин не стал возражать: «теперь это твой фильм, — сказал он, — тебе и решать». Сообщить Калягину эту новость поручили Юрию Кушнерёву, что он охотно сделал, ведь это из-за Калягина он стал не режиссёром-постановщиком фильма, а всего лишь вторым режиссёром.

Нужно было искать другого актёра. Ассистент по актёрам, Елена Судакова, предложила кандидатуру Олега Басилашвили. Но Данелия отказался его снимать. «Я его в театре тогда не видел, — сказал он позднее, — а в фильмах Рязанова он мне казался таким уверенным, властным — словом, совсем не Бузыкин». На роль Бузыкина пробовалась, по выражению Данелия, «вся актёрская сборная Советского Союза» — Леонид Куравлёв, Николай Губенко, Станислав Любшин и другие. Но после каждой пробы Данелия говорил: «Хорошо. Но — не то».

А Судакова вновь предлагала Басилашвили, но режиссёр упорно отказывался. В конце концов Елена сама вызвала Басилашвили из Ленинграда. Его появление на «Мосфильме» было для Данелия неожиданностью, но ему ничего не оставалось делать, кроме как согласиться провести пробы вечером того дня. Судакова предложила Данелия подбросить Басилашвили до Покровских ворот, что он и сделал. Высадив Басилашвили и проехав 50 метров, он посмотрел в зеркало заднего вида и увидел, что Басилашвили совершенно преобразился: «Смотрю, совсем другой человек стал, — вспоминал он позже. — Кепка у него как-то набок съехала, улицу перейти не может: рыпнется вперёд — и тут же назад. Так это же Бузыкин!» После этого он позвонил Судаковой и сообщил, что берёт Басилашвили без проб. Оказалось, что это была её задумка: она знала, что Данелия посмотрит в зеркало заднего вида и подговорила Басилашвили сыграть Бузыкина.

Замысел снять Марину Неёлову у Георгия Данелия появился задолго до начала работы над «Осенним марафоном». Впервые он увидел её в курсовой работе своего ученика по режиссёрским курсам, где она играла работницу метро. Тогда он подумал: «Надо обязательно снять эту девочку». Приступив к «Осеннему марафону», Данелия поручил Судаковой найти эту актрису, что она и сделала.

С ролью Варвары проблем не было: Данелия сразу утвердил на неё Галину Волчек, с которой он познакомился ещё в детстве. Также сразу было решено, что в фильме сыграет Евгений Леонов. Но первоначально для него была уготована роль соседа Аллы (впоследствии эта роль досталась Николаю Крючкову). На том, чтобы дать ему более заметную роль, настояла Судакова, за что ей Данелия очень благодарен (впрочем, как и за Басилашвили в роли Бузыкина).

Последним вакантным местом в актёрском составе стала роль профессора Хансена. Юрий Кушнерёв предложил на неё своего знакомого, журналиста из ФРГ Норберта Кухинке. Данелия попросил Кушнерёва сделать так, чтобы он мог посмотреть на Кухинке, не знакомясь с ним. Кушнерёв назначил Норберту встречу у проходной «Мосфильма». Данелия, увидев Кухинке, понял, что он идеально подходит на эту роль. Но сам к нему тогда не подошёл: чтобы пригласить на съёмки гражданина западного государства, требовалось получить разрешение вышестоящих органов. Чтобы получить его, создатели фильма обратились в иностранный отдел Госкино. Оттуда их перенаправили в МИД, из МИДа — в КГБ, из КГБ — в Управление по обслуживанию дипкорпуса, а оттуда — снова в Госкино. Тогда Михаил Шкаликов, начальник иностранного отдела Госкино и знакомый Данелия, посоветовал ему не спрашивать ни у кого разрешения — его никто не даст, потому что никто не хочет брать на себя ответственность. Так Данелия и поступил. После этого он обратился к самому Кухинке, но тот сам отказался сниматься — он был занят работой, да и опыта съёмок у него не было. Но режиссёру удалось уговорить его, пообещав, что съёмки займут всего 10 дней (в итоге они растянулись на месяц). Но затем возникли новые проблемы — фактом задействования в фильме западногерманца возмутилось руководство ГДР. Чтобы не ущемлять ничьих интересов, было решено сделать Хансена не немецким, а датским профессором.

Название

Первоначально сценарист фильма Александр Володин назвал свой киносценарий «Горестная жизнь плута». Однако это название не соответствует сути фильма: оно характеризует Бузыкина только лишь отрицательно, в то время как его образ гораздо сложнее. Позднее авторами было придумано другое название, более нейтральное и соответствующее смыслу картины — «Осенний марафон». Прилагательное «осенний» использовано потому, что главному герою уже 46 лет, а существительное «марафон» — потому что, несмотря на это, он всё «бежит», не находит времени остановиться и «оглядеться».

Сдача фильма

Данелия боялся, что начальство забракует финал фильма: ему казалось, что чиновники Госкино обвинят его в том, будто герои бегут в Швецию. Когда фильм был готов, и Данелия сдавал его начальнику Мосфильма Николаю Сизову, тот сказал: «Неплохо. Надо подумать о финале», однако Сизову не понравилось другое: он считал, что в конце фильма Бузыкин должен окончательно вернуться к жене. Данелия категорически отказался.

В Госкино сделали несколько незначительных замечаний, но про финал ничего не сказали. На следующий день Данелия позвонил Сизов и сообщил, что в Госкино забыли указать, что финал нужно исправить: либо Бузыкин должен вернуться к жене, либо должен быть примерно наказан. Данелия ответил, что единственное, что он может сделать, — удлинить сцену крупного плана Бузыкина в финале. Однако позже выяснилось, что и это невозможно, поскольку записей фрагмента больше не осталось. Данелия пришлось везти фильм в Госкино без изменений. Когда просмотр фильма закончился, замминистра культуры (который пришёл к концу фильма) спросил: «Ты крупный план удлинил?». «Удлинил!» — сказал Данелия. «Намного лучше стало» — ответил замминистра.

Параллели с реальными событиями

Известно, что автор сценария Александр Володин положил в основу сюжета свою собственную жизненную ситуацию. В сходных ситуациях оказывались многие другие создатели фильма: Георгий Данелия (тогда он развёлся со своей второй женой, Любовью Соколовой), Наталья Гундарева (её второй муж, Виктор Корешков, влюбился в певицу Валентину Игнатьеву), Галина Волчек (она побывала в положении и жены Бузыкина, и любовницы — в частности, известно, что ей изменял её первый муж, Евгений Евстигнеев). Только исполнитель роли самого Бузыкина, Олег Басилашвили, не мог понять сути фильма. Но спустя несколько лет, встретив Данелия, он сказал ему «Да, теперь я знаю, о чём мы сняли кино…»

В таких ситуациях оказывались и другие люди, в том числе некоторые знакомые мужчины Данелия. Неудивительно, что после премьеры они заподозрили, что он списал сюжет с них. Кроме того, в кинематографической среде обратили внимание на то, что имя и отчество Бузыкина совпадают с именем и отчеством композитора фильма Андрея Петрова, а инициалы жены Бузыкина — с инициалами жены Петрова, Натальи Ефимовны, которую, как и первую, часто звали «эн-е». Однако Петров утверждает, что любовницы по имени Аллочка у него не было.

Фильм вызвал критику многих женщин. Одних не устраивало то, что Бузыкин не вернулся окончательно к жене, других — что не ушёл к любовнице. Это объяснялось тем, что эти женщины сами оказывались на месте соответственно жены или любовницы. В частности, на просмотре фильма на фестивале в Сан-Себастьяне присутствовала отечественная переводчица, которая 3 года была влюблена в женатого мужчину, а он никак не решался уйти от жены. Под конец фильма, когда стало ясно, что Бузыкин не уйдёт от жены, она крикнула Данелия: «Вы подлец, Георгий Николаевич» — и выбежала из зала.

Награды

Кинофестиваль в Сан-Себастьяне (1979) — главный приз «Золотая раковина» и премия ФИПРЕССИ;
Венецианский кинофестиваль (1979) — премия итальянских журналистов за лучшую мужскую роль (Евгений Леонов) и премия ФИПРЕССИ;
Всесоюзный кинофестиваль в Душанбе (1980) — главный приз;
МКФ комедийных фильмов в Шамрусе (1980) — главный приз;
Берлинский кинофестиваль (1980) — приз международного евангелического жюри — специальная рекомендация (программа «Форум»);
МКФ комедийных фильмов в Габрове (1981) — специальный приз;
Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых (1981).

Кроме того, фильм мог претендовать на премию «Оскар», однако этому помешал ввод советских войск в Афганистан.

Интересные факты

В первых кадрах Бузыкин диктует Алле как свой перевод стихотворения Александра Володина «А что природа делает без нас?..».

Повесть, которую Бузыкин «помогал» переводить Варваре Никитичне, а на деле перевёл сам, называется «Горестная жизнь плута», как и сценарий фильма, написанный Александром Володиным.

Наталья Гундарева пришла на съёмки фильма со сценарием, исписанным пометками и замечаниями. Места, вызывавшие у неё сомнения, она подчеркнула. Она полностью продумала свою роль — вплоть до каждого костюма. Данелия, увидев это, сказал: «Если вы сами захотите снять фильм, я вам эту возможность предоставлю в своём объединении, вы — законченный режиссёр».

Галине Волчек не понравилось, как её снял оператор Сергей Вронский. Ещё до «Осеннего марафона» она сыграла много «чудовищ». Это амплуа ей сильно не нравилось, и она хотела бросить сниматься в кино. Но на предложение Данелия всё же согласилась, о чём пожалела, увидев себя на экране: «Эта мымра — я?!» — ужаснулась она. После съёмок она решилась на операцию по удалению родинки на носу, которая, по её мнению, уродовала её больше всего.

Фраза «коза закричала нечеловеческим голосом» встречается в сценарии Володина как продукт деятельности бездарной переводчицы, но встречается также в устном рассказе И.Л.Андроникова «Веду рассказ о Маршаке» (как реплика Алексея Толстого): «… Иван Уксусов? В его рассказе коза закричала нечеловеческим голосом», и как цитата школьных сочинений, а также в записных книжках С.Д.Довлатова «Соло на ундервуде».

Цитаты

А что природа делает без нас?
Кому тогда блистает снежный наст?
Кого пугает оголтелый гром?
Кого кромешно угнетает туча?
Зачем воде качать пустой паром?
И падать для чего звезде падучей?..
Ни для кого? На всякий случай?
[стихи Александра Володина]

— Mornin'. Ви готов?
— Just a moment. Доложу жене.

Аллё? Аллё! Ну что вы там молчите и дышите? Хоть бы мяукнули.

— Простите, я не понимаю.
— А… это я ему.
— Это она мне!

Да, купи цветы. Секретарше.

— Насколько я помню, у Достоевского сказано: «За кого ты себя почитаешь, фря ты эдакая, облизьяна зелёная?» У вас правильно: «грюн эпе» — обезьяна. А у него же «облизьяна». Сленг. <…>
— Андрей, я думал, что «облизьяна» — это неправильная печать.
— Нет, это правильная печать.

— А она тебе изменяет?
— Кто? Варвара?!
— Эн Е твоя! Варвара…
— А… По-моему, нет.
— А что же она тебе тогда, интересно, коричневыми нитками пуговицу пришила?

— Надо будет ночью посидеть.
— Посиди, посиди. Чем по бабам бегать. В нашем возрасте!..
— По каким бабам?
— Ленинград — город маленький, Андрей Палыч.

Дядя Коля! А правда, когда Андрей Палыч ест, он на кролика похож?

Немедленно повесь занавески и вернись в институт!

Маленький раскардаш.

Ты как тот хозяин, который свою собаку очень жалел и отреза́л ей хвост по кускам.

— И шьёт.
— Да.
— И готовит.
— Да.
— И печатает.
— Да.
— И стирает.
— Да.
— И спасает.
— Да.
— И мучает.
— И лю-юбит! Где ты ещё себе такую найдёшь?

— Что, очень плохо, да?
— Ну почему?
— Ну ты же всё повычёркивал.
— Ну, мелочи кое-какие… Например: «Коза кричала нечеловеческим голосом». Это я не мог оставить.
— Ну а каким?
— Да никаким. Просто кричала.

— Бузыкин, хочешь рюмашку?
— Не-е.
— А я люблю. Когда работаю. Допинг.

Всё, погиб! Пускаю пузыри!

— Прибыли в Советский Союз?
— Прибыл, да.
— Надолго?
— Надолго, но скоро уезжаю.

Русская водка. Водка! Им нравится.

Это чистый хлопок. Это дорого.

Василий Игнатьич, продай её [куртку] мне. Она тебе всё равно мала.
— Палыч, не могу. Извини, не могу. Я б тебе так отдал. Жена видела, подумает — пропили.

Ну, Палыч, ну сам же время тянешь.

— Вино утром вредно.
— Всего по 150. А разговору… Чистая формальность.
— Выпейте, Билл. Он всё равно заставит.

Тостуемый пьёт до дна.

Я за вас выпил, значит, вы тостуемый.

Я до дна, и вы до дна.

Такой у нас порядок.

Спасибо, я всё.

— Василий Игнатьич, оставь! Ну что ты насел? Видишь, человек не привык. Я же выпил. Нет, все народы мира должны с ним пить!
— Профессор! Я обижусь…

Нолито. Не обратно же выливать, Палыч? Ну что он о нас подумает?

Ладно, только учти, последняя.

Тостующий пьёт до дна.

Я пошёл работать.

Та́к у нас не положено, Палыч!

Теперь надо посидеть.

Хорошо сидим!

Я сегодня утром уже корзину грибов нарвал.

А ты всё спишь, лентяй.

Съездил бы за грибами.

Пол-литра бы купил, рюмочку налил, и грибочек один!

И жена у тебя за грибами не ходит…

Плохо он воспитывает свою жену. Я тебе, Палыч…

— А вот у вас за рубежом грибные леса есть?
— За рубежом грибных лесов нет.

Грибные леса везде есть.

Ладно, можете не торопиться.

Что-нибудь придумаем взамен.

Только что со Скофилдом делать?

Ведь та же петрушка получится.

Скофилд — это моё.

Да нет, это не так.

Бузыкин, я перепечатала.

«Горестная жизнь Плута». «Земля была беспорядочно замусорена, уродлива: консервные банки, клочья газет, мотки проволоки валялись на ней. Между чёрными покосившимися столбами были протянуты верёвки, на них висело серое бельё. Старик в белой одежде внимательно вглядывался…»

— Туда и обратно. Всего и делов-то!
— Всево — и делоф — то!

Туберкулёзный санаторий, но это не опасно. Вон врачи работают — и ничего!

Не тот лес, не тот. На машинах понаехали, ханурики дешёвые, все грибы подмели.

Палыч, ты в компании пришёл — в компании и уйдёшь.

— Василий Игнатьич, вот вы волевой цельный человек. Вы, Билл, тоже волевой и цельный. Но я тоже волевой и цельный человек, и меня голыми руками не возьмёшь. Я прошу вас привыкнуть к этой мысли. Счастливо оставаться!
— Очень бистро. Я не понял.

— Перестань хотя бы клацать, когда с тобой разговаривают.
— Андрей Палыч, вы простите, я работаю. Я иногда подрабатываю.

— Они уезжают.
— Куда?
— На остров Жохова. Восьмая станция.
— А где этот остров Жохова?
— Недалеко от Северного полюса.

Вчера после грибов пообедали — не хватило. В гастроном — не хватило. Опять поехали, а там эти… дружинники. Я говорю: «Да вы что? Профессор из Дании!» А они ржут. Он в ватнике… Я ж ему свой ватник подарил.

— Андрей, там было много нових слов. Я запомнил. Это может быть интересно.
— Да-да, конечно!
— Андрей, я — алкач?
— Алкач, алкач…
— Андрей, а ви — ходок.
— Ходок, я ходок!..

А полы тебе помыть не требуется? А то я вымою! Ты свистни!

А вот руки́-то я вам не подам!

Хартия переводчиков, товарищ Лифанов, гласит, что перевод в современном мире должен содействовать лучшему взаимопониманию между народами. А вы своим… лепетом… будете только разобщать.

— Андрей, дом, где я спал, как называется? Трезвевател?
— Вытрезвитель.

— Про меня трёпу не было?
— Был!
— Чего сказали?
— Сказали, что ты портвейн с водкой мешаешь!

Я говорил ему, а он: «Коктейль, коктейль!» Хиппи лохматый!

Смотрите трейлер и фильм

https://vk.com/video16654766_456239677
https://vk.com/video-36362131_456239449
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 25.08.2019, 10:47 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 4076
Статус: Offline
Георгий ДАНЕЛИЯ: «Осенний марафон» - это мужской фильм ужасов

Более четверти века назад на экраны вышла лирическая кинолента, которая сразу стала культовой. Оказалось, подобный сюжет пережили в жизни почти все создатели звездного кино. Сценарист Володин более четверти века назад написал историю, которая и сегодня кажется взятой из нашей жизни. И сетовали режиссеру: «С женщиной на него не пойдешь!» Возможно, таким душевным фильм вышел потому, что почти все участники киногруппы - сценарист Володин, режиссер Данелия и исполнители женских ролей - Неелова, Волчек, Гундарева - сами побывали в подобной ситуации.

И лишь исполнитель главной роли Олег Басилашвили никак не мог понять, про что фильм.

Осознал он это только через много лет...

О съемках «Осеннего марафона» и о совпадениях в личной и киношной жизни актеров мы рассказываем сегодня.

«Бузыкин - это я»

Прототипом умного, доброго, но бесхарактерного Бузыкина был драматург Александр Володин, написавший историю о своих переживаниях: «Горестная жизнь плута». Сценарий он принес режиссеру Георгию Данелия - руководителю объединения комедийных фильмов.

Рассказывает Данелия:

- Сценарий Володина мне понравился, и я отдал его двум молодым, талантливым режиссерам - Юре Кушнереву и Валерию Харченко. Но Володин побоялся доверить фильм начинающим. Пригласили опытного режиссера Павла Арсенова.

Но Володин снова был недоволен: он встретил Арсенова, проговорил с ним около часа, а тот даже не обмолвился о его сценарии... «А почему сам не снимешь?» - спросил он меня. «Стилистика не моя. Надо бы доработать». - «Ну и давай!» И мы вместе взялись за переделку. Уже в ходе съемок я узнал, что Володин пережил то же, что главный герой. Мне лично тоже была понятна эта история.

- Говорят, «Осенний марафон» случился в вашей жизни, когда вы были женаты на второй супруге актрисе Любови Соколовой и встретили будущую третью жену Галину? - попытались уточнить мы у режиссера.

- Подробностей личной жизни я не рассказываю. Не скрываю, что три раза был женат и что я - отчасти тоже Бузыкин.

Но поиски прототипа Бузыкина не прекратились. После выхода картины в кинотусовке обратили внимание на то, что имя-отчество главного героя (Андрей Павлович Бузыкин) полностью совпадает с именем-отчеством композитора Андрея Петрова, написавшего музыку к фильму. А инициалы жены Бузыкина совпадают с инициалами жены композитора Петрова - Натальи Ефимовны, которую многие звали «эн-е». Петров, правда, категорически утверждает, что в 78-м году, когда снимался «Осенний марафон», и в 79-м, когда он вышел на экраны, у него не было любовницы по имени Аллочка.

Картина вызывает неодобрение многих дам

После «Осеннего марафона» на Данелия обиделись не только знакомые мужчины, которые считали, что именно их он вывел в качестве прототипа героя. Но и дамы, решившие, что картина показывает полную беспросветность их женской жизни. Причем посрадавшими считали себя и жены, и любовницы. Началось еще с фестиваля в Сан-Себастьяне, где «Осенний марафон» получил главный приз - «Золотую раковину». Фильм смотрела переводчица, которая под финал картины (когда стало ясно, что Бузыкин не бросит жену) вскочила, крикнула режиссеру: «Вы подлец, Георгий Николаевич!» - и выбежала из зала. Потом выяснилось, что она уже три года влюблена в женатого мужчину, а он от жены никак не уйдет. Но и зрительницы, которые находились в положении жен, тоже высказывали Данелия претензии, что Бузыкин не вернулся окончательно в семью.

У Гундаревой тоже был свой «Бузыкин»

У Натальи Гундаревой, помимо экранного Бузыкина, имелся такой в ее жизни.

Известно, что второй муж Натальи Георгиевны - актер Виктор Корешков, герой-любовник на сцене, - оказался влюбчивым и в жизни. Увлекся очаровательной московской певицей (нашел свою «Аллочку»). Так что в принципе Гундарева в роли обманутой жены могла играть саму себя. Впрочем, как рассказывает Данелия, актриса приходила на съемки идеально подготовленной - с ремарками по сценарию.

После премьеры Волчек сделала пластику

Галина Волчек побывала и в положении Аллочки, влюбленной в женатого мужчину, и в положении обманутой жены (героини Натальи Гундаревой) - ведь не секрет, что первый муж Волчек Евстигнеев не считался образцовым семьянином, что и стало причиной их разрыва.

Один «Бузыкин» навсегда запомнился Галине Борисовне. Она признается, что не единожды крутила роман с женатым человеком, но один такой «марафон» сильно затянулся.

Из интервью Волчек:

«...Чаша терпения переполнилась. Он попал в больницу, вызвал меня, я примчалась из отпуска, сидела рядом с ним... А потом я узнаю, что он затеял ремонт в квартире, и еще много такого же мелкого, противного. И когда раздался очередной звонок, я ему сказала: «Ты больше никогда сюда не позвонишь и никогда меня не увидишь».

Режиссер утвердил на роль Волчек сразу. Они дружили с детства, но «Осенний марафон» едва не поссорил режиссера и актрису.

Волчек пришла в ужас, увидев себя на экране на озвучке. «Эта мымра - я?!» - рыдала она в голос. Попросила режиссера сделать героиню подобрее. Показалось, что больше всего Варвару уродует большая родинка на носу, которая тогда была у Волчек.

На премьеру фильма актриса не пришла. А вскоре решилась на пластическую операцию - избавилась от той самой родинки.

Неелова сыграла себя?

- Правда ли, что, кроме вас, еще многие участники киногруппы знакомы с сюжетом фильма не понаслышке? - спросили мы режиссера.

- Да. Как мне показалось, подобное переживала и Марина Неелова, исполнявшая роль любовницы Бузыкина Аллочки.

На съемках ей хотелось сыграть несчастную судьбу своей героини. И мы с ней спорили. Рассказывают, Неелова повздорила с Данелия и общалась с ним через второго режиссера. Впрочем, потом понимание наладилось.

- Георгий Николаевич, а все-таки кто же в жизни Нееловой был ее «Бузыкин»? Уж не Гарри ли Каспаров? Известно, их связывали интимные отношения, но Каспаров был «несвободен». Любовь к шахматам, карьера - «кандалы», которые не позволяли ему создать семью с Нееловой.

- Не знаю, - хитро ответил Данелия, так и не выдав этой тайны.

Бузыкин - Калягин, Куравлев, Басилашвили?

«Володин видел Бузыкина в Александре Калягине, но его пробы не понравились, - рассказал «КП» второй режиссер Юрий Кушнерев. - Начались долгие поиски».

На главную роль пробовались Леонид Куравлев, Николай Губенко, Станислав Любшин и многие другие. Словом, как выражается Данелия, «вся актерская сборная Советского Союза».

Чудо сотворила ассистентка по актерам Елена Судакова, самовольно пригласившая из Ленинграда Олега Басилашвили (хотя и знала, что Данелия считает Басилашвили для роли слишком вальяжным и самоуверенным). Данелия в своей новой книге «Тостуемый пьет до дна» рассказал об этом так:

«...Сидит напротив меня красивый, самоуверенный, с хорошо поставленным голосом сорокалетний мужчина. Конечно, он не годится на роль скромного и безвольного переводчика Бузыкина. Ну как это скажешь? И я говорю:

- Очень рад, что вы пришли, Олег Валерьянович. Вечером увидимся. А Леночка вставила:

- Георгий Николаевич, может, вы подвезете Олега Валерьяновича?

- Конечно, подвезу.

Он вышел на Маросейке, а мы проехали метров пятьдесят, и машина остановилась на светофоре. Я посмотрел в зеркало заднего вида. Вижу, стоит сутулый человек и не знает, как перейти улицу. То дойдет до середины, то вернется на тротуар.

Вечером на пробы я ехал уже с другим настроем».

Оказывается, это Судакова подговорила Басилашвили «пожить» в образе Бузыкина подольше...

Как ни парадоксально, но из всей мужской киношной компании только исполнитель главной роли - образцовый семьянин, который считал, что история слишком утрирована и неправдоподобна. Олег Валерианович играл своего антипода. И только много позже Басилашвили признался на одном из показов, что теперь понял, о чем фильм: «Картина получилась о порядочном человеке, который не может предать ни одну из двух женщин. И эта интеллигентская черта губит его самого. На мой взгляд, Георгий Николаевич пытался снять картину о самом себе - ведь в каждом из нас сидит Бузыкин. И я это понял».

Как спасали режиссеру жизнь

После фильма «Осенний марафон» с режиссером случилось несчастье - после перегрузок ему стало так плохо, что его на «Скорой» увезли в больницу. Там он перенес клиническую смерть.

Вспоминает Данелия:

«Первый, кого я увидел, придя в себя, был Юра Кушнерев (второй режиссер фильма «Осенний марафон». - Прим. ред.), который кричал: «Я говорил, что он не помрет!»

Когда хирург Виктор Маневич убедился, что я действительно не умер, написал название лекарств, которых в больнице не было, дал список Кушнереву, сказав, если в течение суток он не достанет их, меня не будет.

...Кушнерев прорвался к министру здравоохранения и начал орать, чтобы тот немедленно распорядился выдать то, что в списке. В правительственной аптеке выдали все, кроме одного лекарства. Тогда Кушнерев позвонил в Западную Германию корреспонденту журнала «Штерн» Норберту Кухинке (Хансену), Норберт послал лекарство в Москву с летчиком немецкой авиакомпании «Люфтганза». Чтобы лекарство не задержала таможня, Кушнерев связался с Евгением Примаковым, тот подключил Володю Навицкого (заместителя начальника КГБ Москвы), и они втроем поехали в аэропорт «Шереметьево». Лекарство таможенники пропустили... Но красивую кожаную сумочку, в которой было лекарство, не отдали: «Насчет сумочки никаких распоряжений не было».

Буба (Кикабидзе. - Прим. ред.), узнав, что со мной плохо, тут же прилетел в Москву. Ему сказали, что я вроде бы умер. Через два дня он позвонил Юре Кушнереву выяснить, когда похороны. А тот сказал, что я жив. И Буба поехал навестить меня в больницу.

Лежу я в палате синий, похудевший. Открывается дверь, заходит Буба с цветами, подошел к постели, положил мне в ноги цветы. Потупил глаза и стоит в скорбной позе, как обычно стоят у гроба.

- Буба, - говорю, - я еще живой. Он же настроился на похороны. И, увидев меня, такого синего, не смог выйти из образа».

Кстати, жена режиссера Галина признавалась, что после клинической смерти Данелия весил всего-то 40 килограммов, и, как сказала Джуна, к которой Галина ходила на прием, Данелия живет за счет ее энергии - «своей у него просто нет». Несмотря на все эти передряги, «Осенний марафон» - любимый фильм Данелия. Как и миллионов зрителей, узнающих в героях себя...

КРЫЛАТЫЕ ФРАЗЫ:

«Коза кричала нечеловеческим голосом». «Я записываю. Завтра в семь - кафедра». «Тостующий пьет до дна».

Анна Велигжанина, 16.03.2006
https://www.lipetsk.kp.ru/daily/23674.3/50878/
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 25.08.2019, 10:48 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 4076
Статус: Offline
ОСЕННИЙ МАРАФОН

Жизнь писателя-переводчика Бузыкина /Олег Басилашвили/ складывается горестно.

А виной тому он сам. Добрый, интеллигентный, отзывчивый, готовый помочь в беде, но слабовольный и... вынужденный постоянно лгать то жене, то любовнице, он словно марафонец, бегущий по замкнутому кругу... Причем лжет Бузыкин из самых гуманных побуждений: не желая причинить боль жене, из боязни обидеть любовницу. Он стремится быть хорошим для всех...

Говорить об актерских работах фильма, значит говорить об несомненных удачах.

Прежде всего это относится к Олегу Басилашвили, Марине Нееловой, Наталье Гундаревой, Евгению Леонову и Галине Волчек.
Как многие картины Данелия, "Осенний марафон" рассчитан как бы на несколько слоев восприятия - первый, тот, что лежит на поверхности сюжета, внешне часто незамысловатого, и второй - "внутренний", основанный на раскрытии психологии героев фильма, на обращении к ассоциативному зрительскому мышлению.

Время событий, происходящих в картине, обозначено самим названием - осень.
Но, думается, жизненный марафон Бузыкина был бы столь же печальным и в любое другое время года. Недаром красоты "очей очарованья" ничем не выделены в изобразительном решении. Оператор Сергей Вронский снял фильм подчеркнуто просто, однако его камере, кажется, удается передает всю гамму настроений и чувств персонажей...

Быть может, "Осенний марафон" - самый лучший и глубокий фильм Георгия Данелия ("Я шагаю по Москве", "Не горюй!", "Мимино", "Настя", "Орел и решка"). В отличие, скажем, от бытовой лирики Эльдара Рязанова или безудержной эксцентрики Леонида Гайдая, большинство комедий Данелия отличает грустная тональность. При этом в "Афоне" или в "Совсем пропащем" есть и насмешливая ирония, и едкий сарказм, и драматические ноты. Картины Данелия рассчитаны как бы на несколько уровней восприятия. Первый, тот, что лежит на поверхности сюжета, часто внешне незамысловатого. Второй - "внутренний", основанный на раскрытии психологии героев, обращенный к нашему ассоциативному мышлению. И третий - глубинный, философский...

Александр Федоров
https://www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/4806/annot/
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 25.08.2019, 10:49 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 4076
Статус: Offline
Осенний марафон

Мягкий, добрый, похожий на кролика, когда ест, переводчик Андрей Палыч Бузыкин (Басилашвили) разрывается между непринципиальной женой (Гундарева) и нетребовательной любовницей (Неелова), между искренним намерением не жать руки подлецу Шершавникову и врожденной привычкой здороваться с себе подобными, между естественным желанием выспаться после ночных похождений и понятным стремлением потрафить заезжему датскому профессору в его страсти к изнурительным рассветным пробежкам.

«Горестная жизнь плута» — гласило рабочее название лучшего данелиевского фильма. Невеселый, непривлекательный и необаятельный Бузыкин — Басилашвили поразил публику в самое сердце именно своими слабохарактерными и вроде как не от него зависящими горестями — ну не желает он руки мыть, а вот приходится! Он вроде бы хотел как лучше, но пока добежал — мосты развели; и остается только сидеть с отсутствующим взором и петь в честь очень серьезного отъезда давно повзрослевшей дочери: «Мы едем, едем, едем в далекие края». Бузыкин ведь не случайно переводчик: его жизненные терзания суть конфликты синонимов, это война хорошего с неплохим, сносного с терпимым, бой заколдованного круга с палкой о двух концах. И все было бы смешно, кабы не так грустно, ведь пить сию чашу, как и рюмку с назойливым соседом (Леонов), все одно придется до дна. А там уж неважно, тостующий ты или тостуемый.

Максим Семеляк
https://www.afisha.ru/movie/170271/
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 25.08.2019, 10:49 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 4076
Статус: Offline
"Осенний марафон" Георгия Данелия

"Осенний марафон" - фильм, подводящий итог уже сделанному режиссером Георгием Данелия и открывающий перед ним еще не изведанное пространство следующего десятилетия.

"Осенний марафон" получил всеобщее признание, союзные и международные премии, десятки положительных рецензий, широкий отклик зрителей, вступивших в горячие споры о жизненной истории, которую рассказали Александр Володин и Георгий Данелия. Фильм, всем полюбившийся, всеми принятый безоговорочно, был, однако, понят очень по-разному, истолкован подчас с диаметральной противоположностью.

Для многих зрителей, профессиональных критиков фильм стал своеобразным разбирательством "дела" Андрея Павловича Бузыкина, "горестной жизни плута", который никак не может порвать с нелюбимой женой и соединиться с любящей его девушкой, не умеет отказать нахальной коллеге, эксплуатирующей его талант, хаму, отнимающему его драгоценное время, и позволяет всем сидеть у себя на голове. По такой трактовке перед нами - тип, который своей слабохарактерностью и мнимой добротой есть жертва хитрой мимикрии, компромиссов с собственной совестью.

Дело в том, что Бузыкину свойственны интеллигентность, деликатность, жалость, сострадание, боязнь обидеть человека. Худо уж это или нет, но те же качества исконно присущи были, скажем, многим героям русской литературы, которые и страдали и мучались, но изменить себя не могли, не слушались советчиков и не умели резать в глаза спасительную правду-матку. Не мог Андрей Болконский честно признаться своей жене Лизе, что не любит ее, а когда она умерла, долго и сильно горевал, вовсе не радуясь обретенной свободе. А пушкинская Татьяна? Почему так плакала она, когда ей предстояло отвергнуть Онегина? Почему (порой об этом спрашивают на школьных уроках) не ушла она от мужа, которого не любила?.. А князь Лев Николаевич Мышкин? Не двойственно ли его слабохарактерное метание между Аглаей Епанчиной и Настасьей Филипповной, не правильнее ли было Аглаю осадить, а Настасье Филипповне, отнюдь не собираясь венчаться с ней, намекнуть на ее позорное прошлое?.. Почему, наконец, чеховские герои так часто подчинялись в жизни людям сильным, грубым, страдали от напора самоуверенных и всезнающих?!

Нет, не о моральной и социальной вине Андрея Павловича Бузыкина ведут с нами разговор авторы "Осеннего марафона", рассказывая историю, внешне смешную, полную самых забавных, гротескных перипетий. Да, конечно, очень комично, что у затырканного Бузыкина названивают на руке часы: "Не опоздай!" Жанр - есть жанр, а смысл остается смыслом.

Благородство и эгоизм, талант и посредственность, жесткая поступь супермена и прерывистый бег усталого человека - эти, научно выражаясь, антиномии никак не предстают в фильме в четкой раскладке "по персонажам". Это, скорее, фильм о тяжкой ноше жизни, которую человек обязан нести, не сбрасывая, целиком, терпеливо, о нашем долге перед близкими, хоть и трудно решить, как же лучше и как надо этот долг выполнять... И, конечно, Георгий Данелия должен был сделать такой фильм - самую, наверное, близкую его собственной душе картину, где так называемая "морально-этическая проблематика" усложнилась по сравнению с его предыдущими работами, видение жизни стало тоньше, мудрее, а изображение приобрело дополнительный объем и многомерность, не утратив лиризма, комедий-ности и иронии, чуть печальной, а, может быть, и не "чуть"...

Союз режиссера с драматургом Александром Володиным оказался счастливым, прекрасный володинский текст перелился в кадры редкого кинематографического изящества, простоты, непринужденности, за которыми, однако, - безупречное чувство стиля, жанра (а это в итоге современная трагикомедия), ритма, колорита. Осенний Ленинград - новая для режиссера натура, новая "география" - схвачен в своей атмосфере так свежо, так любовно. Вспомним хотя бы, казалось, хрестоматийные виды набережной Невы, снятые из окна пышной "петербургской" коммуналки, или еще - чисто данелиевская композиция, где сама пластика несет в себе трагикомедийное звучание: группу грибников с пустыми лукошками на опушке загородной рощи, нелепость, "нонсенс", за ним последуют пьяный скандал и вытрезвитель, но сейчас все равно жизнь прекрасна, как этот осенний лес. ...Можно многое сказать о благородной красоте, серьезности и грустной иронии картины, в которой гармонически слились все слагаемые этой метафоры, - "Осенний марафон", все грани режиссерского мастерства. Но нам показалось существенным, необходимым повести здесь разговор о самом понимании фильма (наверное, и жизни), о ясном и незамутненном взгляде на предметы и людей, о том сродстве душ художников и зрителей, которые позволяют увидеть реальную перспективу "Осеннего марафона".

В творчестве Данелия мы с радостью ощущаем нарастание (упорное, упрямое, трудное, хоть это и не видно зрителям). Нарастание режиссерского мастерства - его отточенности, непринужденного изящества, гармоничности. Нарастание, укрупнение, углубление раздумий художника о жизни - именно здесь можно увидеть и вычертить наконец последовательную, восходящую линию таких разных и будто бы вовсе не перекликающихся картин Данелия.

И еще одна, наверно, самая главная черта. Комедийное творчество Данелия - великолепный инструмент реалистического изображения, исследования жизни. Его картины не просто одаривают нас всеми щедротами комедийного жанра, смешат и печалят, не просто увлекают остроумием мысли, условиями игры, блеском исполнения и, как говорится, в конце концов "заставляют задуматься о жизни". Нет, они и сами - эта жизнь, образно претворенная на экране, ее безусловные реалии, ее проза, лирика, драма - словом: мы с вами, высвеченные лучом комедии.

...Ну а что же у него впереди? Каким, не заглядывая далеко, будет... хотя бы его следующий, десятый фильм? Не знаем. И сам Данелия уверяет, что сейчас знает об этом не больше. Есть в его творчестве прекрасная непредсказуемость. Продолжит ли он линию фильмов-портретов? Поставит ли вдруг... мюзикл? Встретимся ли мы с новыми киногероями в его родной Грузии или родной Москве? Не знаем.

В этой книге о Георгии Данелия рассказывают его коллеги - кинематографисты, писатели, кинокритики. Весь сборник, как и настоящая статья, не претендует на исчерпывающую полноту характеристики, ни тем более - на окончательные суждения и неукоснительно выверенные оценки. Напротив, авторы сборника, будучи единодушны в главном, порой вступают друг с другом в невольный спор по частностям; противоречивые мнения иногда сталкиваются - творчество режиссера предстает в разных ракурсах. И это, как нам кажется, делает его портрет более живым и многогранным.

Н. Зоркая, А. Зоркий. 1982
https://www.russkoekino.ru/books/danelya/danelya-0006.shtml
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 25.08.2019, 10:49 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 4076
Статус: Offline
ОСЕННИЙ МАРАФОН
Трагикомедия


Если лучшая лента Георгия Данелии называлась программно «Не горюй!», а, пожалуй, самая горькая и безысходная - «Слёзы капали», то «Осенний марафон», занимающий хронологически и смыслово промежуточное положение между ними, следовало бы озаглавить так: «Навёртываются слёзы». Первоначальное же название сценария Александра Володина, который, кстати, потом сотрудничал с Данелией и над фильмом «Слёзы капали», было позавлекательнее - «Горестная жизнь плута». Может быть, в итоге смутило определение главного героя Бузыкина в качестве плута, поскольку он - в большей степени страдательная фигура, так сказать, пассивный авантюрист, на голову которого вечно сваливаются вроде бы мелкие хлопоты, тем не менее пожирающие без остатка всю его жизнь. Бузыкин - не активный искатель приключений, не ловкий обманщик и жуир, который легко и беспечно прожигает свою судьбу. Окончательный заголовок «Осенний марафон» более нейтрален и даже привязан к сюжету, потому что Бузыкин якобы ради поддержания физической формы, но, видимо, в большей степени из-за того, чтобы хоть какое-то время побыть в стороне от текущих дел, пытается заниматься бегом трусцой - однако и тут над ним довлеет новый знакомый-иностранец, тоже охочий до задушевных русских разговоров на кухне.

Есть известное выражение относительно «роскоши человеческого общения». Бузыкин и сам был бы рад по-настоящему и доверительно пообщаться - но всё в его жизни происходит именно на бегу, в спешке, суете, так что он, наоборот, устал от общения и, наверно, больше желал бы уединиться. Жена, любовница, товарка, пристающая с неотвязными просьбами о помощи, сосед, зовущий сходить за грибами или выпить, тот же словоохотливый иностранец - все теребят и беспокоят героя, который давно уже словно не принадлежит себе, а всегда кому-то что-то должен, просто обязан сделать. Существование свелось к автоматическому выполнению функций, жизнь превратилась в бесконечный осенний марафон под противным моросящим дождём, когда, как говорится, хороший хозяин даже свою собаку на улицу не выгонит. А вот Бузыкин бежит, не зная зачем и непонятно куда. «Все бегут» - если воспользоваться фразой из более эксцентрической комедии «Джентльмены удачи», к которой Георгий Данелия был причастен как соавтор сценария в довольно трудную для него после постановки «Не горюй!» пору четырёхлетнего режиссёрского простоя.

А когда бывает легко?! Вот и в период внешне успешной второй половины 70-х годов, когда одна за другой в течение пяти лет вышли в меру грустные, в меру добрые по смеху три данелиевские комедии «Афоня», «Мимино» и «Осенний марафон», благосклонно принятые начальством, критикой, а главное - зрителями (как раз эта своего рода трилогия о «мужчинах в бегах» имела наибольший кассовый успех в творчестве режиссёра), копились, вполне вероятно, также и «невидимые миру слёзы». Из-за чего в 80-е годы Данелия снял всего две картины (кроме «Слёзы капали», ещё и «Кин-дза-дза»), одна мрачнее другой, несмотря на попытку во второй из них сбежать от этой тягостной действительности хоть на выдуманную планету, откуда жизнь на Земле поневоле покажется раем.

Сергей Кудрявцев
https://kinanet.livejournal.com/77302.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 25.08.2019, 10:49 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 4076
Статус: Offline
«Осенний марафон» Георгия Данелии

Фильм под изначальным названием «Горестная жизнь плута» был снят на основе сценария Александра Володина – драматурга, прославившегося своей пьесой «Пять вечеров». Картина вышла на экраны в 1979 году на пике так называемого брежневского «застоя». Настроение фильма полностью отражает свою эпоху, а главный герой в исполнении Олега Басилашвили пополнил ряды типично данелиевских протагонистов, как и персонажи «Мимино» или «Афони».

В конце 1970-х Александр Моисеевич Володин был уже состоявшимся драматургом, а его пьесы с успехом шли на подмостках БДТ, МХАТа и «Современника». Помимо драматургического творчества, Володин также занимался написанием сценариев. Сочинив очередной сюжет под названием «Горестная жизнь плута», он связался с Георгием Данелией и предложил вместе снять фильм. Сначала режиссер передал сценарий молодому режиссеру — Павлу Арсенову, но потом, пригласив на главную роль Александра Калягина, решил взяться за съемки сам. Однако, в процессе репетиций стало ясно, что актер совершенно не попадает в роль и срочно требовалось найти замену. Елена Судакова, ассистент по актерам, предложила кандидатуру Олега Басилашвили, которая вначале тоже была отвергнута режиссером.

Потом на роль пробовались Леонид Куравлев, Станислав Любшин, Николай Губенко. Однако, финальную точку в этой истории поставил случай. После первого отказа Басилашвили лично поехал из Ленинграда на студию Мосфильм, и его появление стало полной неожиданностью для Данелии. В тот же вечер состоялись пробы, после которых режиссер предложил подбросить Басилашвили до Покровских ворот. Как только актер вышел из машины, Данелия обратил внимание на нелепость Басилашвили, когда у того кепка съехала на бок, а мимика идеально соответствовала главному персонажу сценария — Бузыкибну.

С остальными претендентами на главные роли проблем не возникло, кроме актера-исполнителя профессора Хансена. У ассистента режиссера Юрия Кушнерева был друг из ФРГ, журналист Норберт Кухинке. Режиссер настоял на том, чтобы первое знакомство с возможным кандидатом произошло завуалированно, без официального представления друг другу. Как только Данелия увидел Норберта в естественной обстановке, остальные сомнения сразу же развеялись.

Подобный формат знакомства был продиктован политической ситуацией, поскольку Кухинке являлся гражданином капиталистической Западной Германии и для встречи с ним требовалось специальное разрешение. Однако, журналист вначале отказался сниматься, так как был занят работой, но настойчивость режиссера привела к тому, что Норберт согласился на 10 съемочных дней (которые в итоге растянулись на месяц). Отметим, что по идеологическим соображениям в фильме пришлось изменить национальность персонажа — с немецкого на датского профессора.

После трагикомичных «Мимино» и «Афони», которые пришлись на самые «сытые» брежневские годы, настал черед горького послевкусия в виде «Осеннего марафона». Картина, вышедшая на экраны в 1979 году, символизирует закат безнадежно стареющей эпохи, как и Бузыкин — герой Басилашвили — становится фельетонной копией своих персонажей юных лет. Возможно, в прошлом герой своей бравадой и претензиями на значимое место в мире мог соответствовать оригинальному названию сценария Володина «Горестная жизнь плута», но в данелиевском фильме авантюрист-плут трансформировался в уставшего от жизни и запутавшегося в любовницах зрелого, но не созревшего мужчину. В этой связи неслучайна аллегория бегающего по утрам с датским профессором Бурыкина.

Невинные пробежки плавно перерастают в рутинный марафон самой жизни. В этом водовороте однообразных событий Бузыкин плывет по течению, не способный влиять в полной мере на свою жизнь. Нерешительность и самоуспокоение — та тактика которую избрал главный герой, завела его в тупик. Мягкотелость и податливость привели к тому, что женщины, которых, как кажется, Бузыкин просто использует, на самом деле сами им манипулируют, перетягивая от случая к случаю себе.

Роли второго плана у Данелии порой перекрывают харизму главных героев. Смещение акцентов на второстепенных персонажей — это авторская черта режиссера. Так картины мастера обрастают дополнительными сюжетными линиями. Яркий тому пример — сосед Бузыкина Харитонов, роль которого блестяще исполнил Евгений Леонов. Настойчивость и простота Харитонова начисто выбивала из колеи бесхарактерного соседа и не только его — датский коллега тоже попался на удочку специфического гостеприимства. «Осенний марафон» — это сочетание грусти и смеха, тонкая ирония над повседневностью, продуманные и сложные характеры героев, великолепная операторская работа и нестареющая музыка Андрея Петрова. Георгию Данелии удалось в очередной раз поймать и отразить нерв своего времени.

Цитаты из фильма:

Андрей, я алкач? — Алкач, алкач… — Андрей, а ви — ходок. — Ходок, я ходок!..

Вчера, после грибов пообедали — не хватило! В гастроном — не хватило! Опять поехали — а там эти… дружинники. Я говорю: да вы что? Профессор из Дании! А они ржут. Он — в ватнике… Я ему свой ватник подарил.

Сказали, что ты портвейн с водкой мешаешь! — Ну и что?! Говорил ему, а он: «Коктейль, коктейль»… Хиппи лохматый!

Мария Молчанова, 29 сентября 2018 года
http://www.chaskor.ru/article/kinokratiya_43966
 
Форум » Тестовый раздел » ГЕОРГИЙ ДАНЕЛИЯ » "ОСЕННИЙ МАРАФОН" 1979
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz