Пятница
28.04.2017
09:21
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ВАЛЬСИРУЮЩИЕ" 1974 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » БЕРТРАН БЛИЕ » "ВАЛЬСИРУЮЩИЕ" 1974
"ВАЛЬСИРУЮЩИЕ" 1974
Александр_ЛюлюшинДата: Четверг, 29.09.2011, 16:37 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2731
Статус: Offline
«ВАЛЬСИРУЮЩИЕ» (фр. Les Valseuses) 1974, Франция, 116 минут
— киноэпопея Бертрана Блие о поколении 1969 года, о сексуальной революции и свободе нравов








Фильм-скандал Бертрана Блие, принесший ему мировую славу, в свое время был запрещен к показу в ряде стран.

Два молодых приятеля, Жан-Клод (Жерар Депардье) и Пьеро (Патрик Деваэр), только и делают, что слоняются по улицам и электричкам, наводя испуг на окружающих и грабя почтенных матрон и пристойных буржуа. И всё же смысл их бедового, почти спонтанного существования заключается в другом – в поиске идеальной женщины. Соблазняя всех встреченных представительниц противоположного пола, начиная с юных девушек и заканчивая уже немолодыми и непривлекательными, Жан-Клод и Пьеро – чувствуют, что живут полной жизнью.

Съёмочная группа

Режиссёр: Бертран Блие
Сценарий: Бертран Блие, Филипп Дюмарсэ
Продюсер: Поль Клодон
Оператор: Брюно Нюйттен
Композитор: Стефан Граппелли
Художники: Жан-Жак Казио, Франсуаза Харди, Мишель Эрф
Монтаж: Кену Пелтье

В ролях

Жерар Депардьё — Жан-Клод
Патрик Девэр — Пьеро
Миу-Миу — Мари-Анж
Жанна Моро — Жанна
Жак Шайё — Жак
Изабель Юппер

Интересные факты

В ряде источников сообщается, что «Вальсирующие» – режиссерский дебют Бертрана Блие в полнометражном игровом кино, созданный на основе его собственного одноименного романа. На самом деле, как автор игрового кино Блие дебютировал в 1967 году триллером «Если бы я был шпионом», сегодня малоизвестным. А полноценный дебют в кино у него состоялся в 1963-м, когда вышел его знаменитый документальный фильм «Гитлер? Такого не знаю».

Давно известно, что «Вальсирующие» – неточный перевод названия, поскольку во-французском языке это жаргонное изображение мужских тестикул. Более точным было бы название «М***звоны».

Впервые Жерар Депардье, Миу-Миу и Патрик Деваэр встретились в короткометражном фильме Даниэля Бержера «Сентиментальная жизнь убийцы Жоржа» (1971). Позже Депардье и Деваэр сыграли в паре у Блие в фильме «Приготовьте ваши платочки» (1978).

Блие также объединил Депардье и Миу-Миу в «Вечернем платье» (1986); кроме того, они вместе сыграли у Клода Миллера в «Скажите ей, что я ее люблю» (1977) и Клода Берри в «Жерминале» (1993).

Американское прокатное название – «Going Places».

Скачивайте и читайте роман «Вальсирующие, или Похождения чудаков»

http://lib.rus.ec/b/66318

Смотрите фильм и программу «Культ кино с Кириллом Разлоговым»

http://vkontakte.ru/video16654766_160893575
http://vkontakte.ru/video16654766_160893580
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 29.09.2011, 16:39 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Вальсирующие (Les valseuses)

Режиссер Бертран Блие не один раз стрясал общество своими непредсказуемыми взглядами на кинематограф. «Вальсирующие» – великолепный пример. Двое парней, Жан-Клод (Жерар Депардье) и Пьеро (Патрик Девэр) летят по жизни без ограничений. Для них важнее всего свобода – от принципов, от сексуальных запретов, от самих себя. Они воруют, угоняют машины, завлекают женщин, и радуются. Они просто совершают танец, без смысла, без подтекста, без философских рассуждений. Эти два друга поведением напоминают детей. Они радуются пустякам, плачут из-за чужой трагедии. Они остаются собой, без малейшей доли намека на конформизм.

Бертран Блие как нельзя лучше передает чувства молодежи семидесятых годов, ее протест против правил и стереотипов. Фильм не заставит скучать. Он представляет собой целую ветвь кино, которая так ярко отображает желание жить свободно, без правил, без морали. Молодые Депардье и Девжр создают идеальный дуэт. А вместе с Миу-Миу в фильм входит голая эротика. «Вальсирующие» – это фильм о жизни, в которой нет цели, о танце, который ведет разве что к концу. Но даже такая жизнь настолько привлекательна и разнообразна, что вызывает детский смех радости.
Несмотря на «аморальное» поведение героев, фильм не о правилах, и даже не об их отсутствии. Это фильм о внутреннем ребенке в каждом, которому хочется веселиться, играть. Только игры тут не совсем детские. Наверное, нельзя понять дух семидесятых, не увидев «Вальсирующих».

http://www.frenchmovie.ru/archives/valsiruyushhie-les-valseuses/
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 29.09.2011, 16:39 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Вальсирующие

Бертран Блие – уникальная фигура в истории французского, да и мирового кинематографа. Один из самых ярких представителей искусства 70-х выражал своё мироощущение на бумаге и на плёнке, - как писатель, сценарист и кинорежиссер.

Седьмое десятилетие бурного XX века является своеобразным провалом в частности во французском кино: между «Новой волной» и кинематографом 80-х. И Бертран Блие влился в эту промежуточную и странную эпоху, созданную на почве студенческих волнений и бурной деятельности нововолновцев, своим самым знаменитым и ярким фильмом «Вальсирующие». Следует уделить внимание русскому переводу названия одноименных романа и фильма Б.Блие, которые в оригинале звучат как «Valseuses». По свидетельству переводчиков данное слово относится к труднопереводимым выражениям французского сленга. И «Valseuses» можно перевести как «Крутые яйца», «Мудозвоны» или же, как это сделано в Санкт-Петербургском издании книги, - «Похождения чудаков».

И книга, и фильм созданы под впечатлением молодежных волнений мая 1968 года. И, следовательно, характер произведений Бертрана Блие – невероятно бунтарский. Причем его восстание носит хаотичный и уничтожающий характер. Подобно вояке-Портосу, Блие бунтует, потому что... бунтует! И автор занят исключительно истреблением, свержением существующего, не предлагая ничего взамен.

Книга восторженно принята «волнующейся» молодежью и в 1971 году экранизирована своим создателем. Однако, как это и ни удивительно, литературное и кинематографическое произведения разительно отличаются друг от друга. Их объединяет общая фабула, сюжет, герои... Но у книги и у фильма абсолютно разные настроения, мироощущения. Похождения чудаков в литературном произведении воспринимаются как ужасные, аморальные преступления, а в фильме – как шалости; иногда жестокие и глупые, но всё же - озорные проказы. Аналогичные поступки имеют разную трактовку. И вполне закономерно, что для литературных и кинематографических мудозвонов открываются разные, противоположные финалы. Герои книги погибают, оказавшись объектом своей же злой шутки. И в последние мгновения жизни Жан-Клод, от лица которого ведется повествование, погружается в пространные и далеко не созидательные, как и обычно, рассуждения. В фильме же Жан-Клод, Пьеро и Мари-Анж продолжают беззаботно катиться по дороге жизни.

Объясняет данную непоследовательность в экранизации своего же произведения бунтарская натура Бертрана Блие. Ведь дословно перенести на экран свою книгу, значит оказаться последовательным, принять некие правила, законы. Для Блие такое ограничение свободы невозможно, даже если правила придуманы им самим. Как говорилось выше, он художник-разрушитель, которые не предлагает альтернатив, а просто уничтожает всё. Думаю, сделать мудозвонов ещё более чудовищным, беспринципными было возможно. Но Блие поступил, максимально взбалмошно: он сделал экранных героев лучше своих литературных предшественников. Таким образом, режиссер к своему бунту, содержащемуся в книге, прибавляет восстание против поклонников своей же литературы. Блие - против всех и всего!

Для начала писатель снабжает своих героев нарочито огрубленной лексикой. А это уже немало, ведь слову свойственно огромное значение и ценность в культуре, хотя бы, христианских миров (а это Россия, Европа, Америка). Ведь «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Евангелие от Иоанна 1:1). А первыми должны быть свергнуты Боги и их «заменители» - идеологии, культы и пр. И по этой, кстати, причине книга воспринимается как более агрессивное выступление, чем фильм. Первое произведение наполнено (даже переполнено) внутренней речью героя, со свойственным ей циничными замечаниями, ругательствами, грязными словечками, шокирующими приличных кумушек и домохозяек. Главный результат бунта в фильме – поступки, которые оказываются лишены своей главной сущности: субъективной трактовки и отношения к происходящему героев-ублюдков.

Второй сферой бунта Бертрана Блие в условиях сексуальной революции стал секс. Акт являющийся интимным таинством, приносящим радость, и позволяющим осуществить чудо, - появление новой жизни, - стал чем-то стыдным, грязным, запретным и порой, как это было в СССР, несуществующим. И, получается, для того, чтобы шокировать, взбеситься и взбунтоваться Бертран Блие, для начала, говорит о сексе смело и открыто, допуская детальный натурализм в описании отдельных сцен. Затем он представляет извращенные виды секса. Тут и гомосексуализм, и насилие, нетипичное насилие (без сопротивления), сексуальные отношения кормящей матери с двумя неизвестными ей попутчиками-мудозвонами... Другой разговор, что фривольного и эксцентричного натурализма в описании извращенном секса недостаточно, что прекрасно понимал Бертран Блие в отличие, скажем, от нашего современника и соотечественника Виктора Ерофеева.

Режиссер Б.Блие умудряется шокировать отношением к сексу, не допустив на экран ни одного порнографического и даже чувственно-эротического кадра. Хотя буквально единственное, что волнует героев (особенно раненного в область паха Пьеро), это – оргазм. Однако сцена секса Пьеро и Жан-Клода с фригидной Мари-Анж лишена какой-либо эротичности и сексуальности. Парни бьются над девицей, как будто занимаются спортом. И тут мы сталкиваемся с неадекватной трактовкой секса: а где эротичность? чувственность? где всё то, что принято ожидать при просмотре «постельной сцены»?! Да просто Бертран Блие снова всех обманул и встал в аппозицию, как будто показывая при этом язык.

А что может быть провокационнее, чем появление в кинотексте такого рода актрисы элитарного и папенького кино Жанны Моро? Блестящая исполнительница выступает в фильме от имени «высокой культуры» и привносит в феерическую черную комедию извращений отблеск трагедии. Красивая, статная, гордая женщина, снисхождения которой по какому-то чуду и на своё счастье удостаиваются герои-отморозки, единственная из всех персонажей обладает, действительно, сильным характером. После ночи с двумя юношами, колесящими по свету, она проявляется эротическую фантазию, о которой мудозвоны могут только мечтать. Героиня Моро заканчивает свою жизнь, наведя дуло пистолета прямо на свою матку, которая отказала своей хозяйке в способности к деторождению. Она именно убивает не себя, а свою бессмысленную жизнь, материализовавшуюся в бесполезной матке.

И после этого, - о, чудо! – оказывается, что Жан-Клод и Пьеро способны испытывать чувство душевной боли! Они прибегают к единственному близкому человеку – Мари-Анж - и всю ночь плачут у неё на груди. Бертран Блие только позволил привыкнуть к своим героям-отморозкам, как снова шокировал их поведением. И для того, чтобы позже на короткое время превратить сексуальное трио в квартет, присоединив к ним девственницу-Жаклин.

В роли нимфетки блеснула будущая звезда Изабель Юппер. Её Жаклин – антипод героини Жанны Моро, от которой Юппер как будто принимает эстафету блестящих актрис мирового кино. Но главным актерским открытием фильма «Valseuses» оказался Жерар Депардье. В роли главного отморозка, отвязного, физически крепкого и отчаянного парня актер завоевывает себе имя в кинематографе. Вырабатывается амплуа актера, который только во второй половине 90-х сможет освободиться от «привязавшегося» типа через роли сказочных героев в посредственных фильмах «Богус» и «Астериксе и Обеликсе против Цезаря».

Картина же «Вальсирующие» становится скандальным событием и делает Ж. Депардье востребованным актером. Бертран Блие продолжает сотрудничество с Депардье, приглашая его исполнять роли во многих своих фильмах.

Алена Сычева
http://www.goodcinema.ru/?q=node/997
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 29.09.2011, 16:39 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
«ВАЛЬСИРУЮЩИЕ /Les valseuses»

Мнение: картина, ставшая этапной для мирового кино в целом и для французского кино в частности. Все поколение современных французских режиссеров в той или иной мере испытывают на себе влияние этого скандального шедевра Бертрана Блие.

При ближайшем рассмотрении фильм легко разлагается на целый ряд смысловых слоев. Трагикомедия, уже традиционно трактуемая как насмешка над буржуазным обществом, над “болотом, плодотворно перепахиваемым фаллосами” (по меткому выражению одного из критиков) молодых героев, действительно разворачивает перед зрителем картину убогости обыденной мещанской жизни, заполненной сном, походами на работу и в супермаркет и показными выездами на природу по уик-ендам. Жизнь такая скучна, личность в ней вырождается, переходя в квазисостояние хищника, защищающего свой мирок. Жизнь главных героев, являясь чем-то диаметрально противоположным, вызывает в этом обществе естественное отчуждение. Хищники, живущие, подобно гиенам, по стадным законам массового общества, вдруг поджимают хвосты и бегут прочь при виде львов, живущих по законам собственным.

Однако у самих главных героев еще далеко не все в порядке. Они чувствуют себя хозяевами жизни, они ведут себя соответствующим образом, но таковыми они не являются. Они боятся тюрьмы, их кары не достигают цели, одного из них до смешного нелепо ранят; там, где их законы вступают в открытое противоречие со стадными, им приходится спасаться бегством. Эти палачи толпы еще слишком молоды, чтобы представлять серьезную опасность для последней. Бунт как явление еще находится в юношеском состоянии. Поэтому жизнь их зачастую показушна и неестественна, она зависит от множества случайностей. Все в ней второстепенно, кроме одного - женщин.

Главные героини фильма - единственные персонажи, живущие естественной жизнью, не зависящей от общественной морали, которая одних лишает возможности получать удовольствие от секса, других изолирует в тюрьме, лишая счастья материнства, третьих вынуждает к адюльтеру, четвертых - просто открыто бежать от нее. Но все они живут по своим личностным законам, не отказываясь от своего естества. Женщины в фильме Блие полны жизни, получают от нее радость, испытывая при этом всю палитру человеческих чувств. Именно они здесь ЖИВУТ, “вальсируют” по жизни (более точный перевод названия - “Вальсирующие женщины”), свободно пересекая границы общепринятой морали. Сами главные герои в конце концов подхватывают ритм танца жизни, продолжая свое путешествие под ее музыку. Новое поколение “бунтарей” оказывается, таким образом, не мутацией общества, а явлением, четко вписанным в его эволюцию.

Режиссерский дебют сына известного актера Бернара Блие Бертрана был одинаково хорошо встречен как публикой, так и критиками. Для молодых Жерара Депардье и Патрика Деваера она стала успешным стартом в кинематографе. Оператор картины Бруно Ньюттен стал впоследствии одним из лучших представителей своей профессии, а в 1988 году успешно дебютировал как режиссер с драмой “Камилла Клодель”, получившей “Сезара” в номинации “Лучший фильм”. Сам Блие последующими работами лишь подтверждал репутацию скандального мастера, через призму сексуальных отношений умело раскрывающего нюансы человеческих взаимоотношений.

Олег Корбен
http://www.kino.orc.ru
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 29.09.2011, 16:40 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Вальсирующие
Les valseuses


Два молодых приятеля, Жан-Клод (Жерар Депардье) и Пьеро (Патрик Деваэр), только и делают, что слоняются по улицам и электричкам, наводя испуг на окружающих и грабя почтенных матрон и пристойных буржуа. И всё же смысл их бедового, почти спонтанного существования заключается в другом – в поиске идеальной женщины. Соблазняя всех встреченных представительниц противоположного пола, начиная с юных девушек и заканчивая уже немолодыми и непривлекательными, Жан-Клод и Пьеро – чувствуют, что живут полной жизнью.

По значению для французского да и мирового кинематографа эта блистательная, именно «вальсирующая» (хотя название имеет и более грубый, жаргонный смысл, «Подмахивающие») картина достойна находиться рядом с шедевром «На последнем дыхании» /1959/, поскольку именно Блие признали «своим Годаром» представители поколений экранных художников, пришедших на смену питомцам «Кайю де синема». Споря с идеологами «новой волны», решительно не выдержавшей испытания временем, не оправдавшей надежд, тридцатичетырёхлетний режиссёр утверждает: настоящие бунтари не могут, как Мишель Пуакар или даже заокеанские единомышленники Бутч Кэссиди и Санденс Кид, умереть – ни физически, ни морально. Даже если будущее их уподоблено сплошному, беспросветно-тёмному туннелю, куда приятели въезжают на краденом автомобиле. Но сами-то мятежные души живы и даже вроде как – не отреклись от идеалов!

Принципиально, что Блие адаптировал (вместе с Филиппом Дюмаркаем) собственный роман, написанный десятилетием раньше. Было просто необходимо пережить эпоху в преддверии и сразу после «красного мая», чтобы увериться, что главное – не политические или идеологические воззрения, грозящие разочарованием. Достаточно ощущения полёта, или вальса, и любые условности социума моментально утрачиают всяческое влияние, а прежде всего – возникает иллюзия (пусть иллюзия, но и её довольно!), что вожделенная птица счастья поймана. Подобно Бунюэлю в «Дневной красавице» /1967/ Блие едко высмеивает предрассудки благовоспитанных буржуа в табуированной интимной сфере – только теперь олицетворением «двойной морали» оказывается молодая секретарша Мари-Анж (великолепна Миу-Миу), безропотно исполняющая постоянные «просьбы» босса, одеревенев телом и душой. Не выдерживает прилива чувств, покончив с собой после «райской ночи», и вышедшая из тюрьмы Жанна Пироль. Но если не у неё, то уж у Мари-Анж, скинувшей с себя путы социально-сексуальной эксплуатации, и у мимолётно встреченной в поезде молодой невесты военнослужащего, и тем более – у девушки-подростка Жаклин, оставившей «правильных» родителей, есть все шансы познать красоту вальса. Раскрепоститься, обретя внутреннюю свободу. И не важно, что былые возмутители спокойствия саркастически низведены до уровня деклассированных элементов с мелкоуголовными наклонностями, в то время как всеобщая стачка, куда явно ненароком оказались вовлечены выведенные Блие типажи, – до заурядного и, к тому же, неудачного налёта на квартиру зажиточного месье. «О-ла-ла-ла-ла, мы во Франции!» – философски бросает Жан-Клод, не просто реагируя на шовинистскую реплику очередного добропорядочного соотечественника, но и словно – высказываясь по поводу сложившегося положения вещей.Остаётся добавить лишь то, что именно «Вальсирующие», снискавшие неожиданно огромный зрительский успех (5,726 млн. человек), прославив трио замечательных актёров, положили начало карьерам и многих других будущих «звёзд» французского экрана: Фоссей, Юппер, Лермитта, Жюньо.

Евгений Нефёдов
Авторская оценка: 10/10
http://www.world-art.ru/cinema/cinema.php?id=8285
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 29.09.2011, 16:40 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Вальсирующие
Les valseuses, 1974
Экзистенциальная трагикомедия


Не так уж часто совпадает, чтобы фильм пользовался невероятным успехом у зрителей, был признан критиками в качестве ключевого, этапного кинопроизведения 70-х годов и по достоинству оценён другими режиссёрами. Смысл высказываний многих кинематографистов Франции, пришедших в кино на рубеже 70—80-х годов, таков: «Все мы вышли из «Вальсирующих». 34-летний режиссёр Бертран Блие, сын известного актёра Бернара Блие, ворвался в кинематограф, по сути, с триумфом, хотя десятилетием раньше было встречено с интересом его документальное исследование «Гитлер? Такого не знаю». В промежутке между этими картинами — не только работа над пародийными лентами: «Если бы я был шпионом» в собственной постановке и «Пускай, это вальс…» Жоржа Лотнера. Любопытно, что слово «вальс» мелькает в названии фильма 1971 года, когда Бертран Блие (соавтор сценария) уже писал роман «Вальсирующие», который стал основой для будущего шедевра.

Но между 1963 и 1973 годами пролегли ещё десять лет надежд и разочарований, бунта против буржуазных устоев и поражения, вызвавшего апатию, более сильный «приступ конформизма». Это время «перед» и «после» революции, наивной мечты красного мая 1968 года. Период расцвета и краха французской «новой волны». Одни ниспровергатели «папашиного кино» пришли к «гошизму», ультра-революционности, отрицанию вообще кинематографа как буржуазного средства отражения действительности. А другие, незаметно для себя, скатывались назад к консерватизму, к тому же самому «кинематографу папочек» о «семейном очаге».

Казалось бы, какое отношение всё это имеет к ёрнической, эпатажной, скандальной комедии? Ведь «Вальсирующие» — обычный фарс о похождениях двух незадачливых приятелей, Жан-Клода и Пьеро, любителей мелкого воровства, жульничества, дерзких выходок и весёлого времяпрепровождения с самыми разными женщинами: от юных и хорошеньких до немолодых и непривлекательных. Конечно, многие зрители именно так, на уровне сюжета, и воспринимают картину Блие, а в лучшем случае — как нонконформистский вызов, высмеивание морали и условностей общества. Кого-то она может шокировать своим нигилизмом, разрушительным пафосом, развенчанием всего и вся — и зрители будут готовы воскликнуть в отчаянии: «Не осталось ничего святого!». Отчасти в расчёте на это и делалась лента Бертрана Блие (по метким словам актёра Жерара Депардьё, «кирпич в кинематографическую витрину»), желавшего подвергнуть сомнению ложные идеалы и ценности любого мещанина, конформиста и ханжи, где бы он ни жил.

Кроме того, можно искать параллели и переклички с работами тонкого и изящного «ангела-истребителя» Луиса Бунюэля, более саркастичного, трагифарсового певца «большой жратвы» Марко Феррери. Но всё-таки самая прочная и глубинная связь существует между «Вальсирующими» (на грубом жаргоне название означает «Мудозвоны») и «Последним танго в Париже» Бернардо Бертолуччи, почти ровесника Блие, даже родившегося под тем же знаком Рыб. Только фильм итальянского режиссёра — это современная трагедия о человеческом непонимании и отчуждённости в эпоху «после революции». А картина его коллеги — своего рода «Последний вальс во Франции», раблезианско-вольтеровская сатира, гротесковая эпитафия миру, который враждебен и зол по отношению к двум простодушным искателям приключений, современным Кандидам, напрасно мечтающим о своей «идеальной» Кунегунде.

Сергей Кудрявцев
Авторская оценка: 10/10
http://www.kinopoisk.ru/level/3/review/847480/
 
ИНТЕРНЕТДата: Четверг, 29.09.2011, 16:40 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Вальсирующие
Мари Анж. История "идеальной телки"


Итак, перед нами Мари-Анж, сексуальная блондинка, труженица салона красоты, обладательница розовой шубки, стройных ножек и удивленно-ленивого взгляда юной антилопы. Первая отличительная черта этой замечательной героини, принесшей Бертрану Блие вместе со своими друзьями-любовниками-подельщиками Жан-Клодом и Пьеро мировую славу – это достойная удивления кротость. При первом же появлении ее на экране (в обществе слегка потасканного папика-работодателя) бедняжку берут в заложники.


Удивительным образом, свое опасное положение хрупкое создание воспринимает не то, что без протеста, но практически безразлично – единственное, что ее интересует, это не опоздает ли она завтра на работу. И даже на оплеухи своих экспансивных похитителей реагирует столь же индифферентно – что называется, не делает из этого проблемы.

Откуда же берется такая кротость, такое меланхолическое спокойствие, переходящее в полное равнодушие к собственной судьбе? Ключ ее находится в непростой сексуальности милашки Мари-Анж. Как убеждаются ее новые знакомые-похитители в результате развития их случайного знакомства, она абсолютно фригидна, то есть не способна испытать оргазм – как они не стараются. И даже впечатляющий сексуальный мастер-класс, который устраивает с ее участием Жан-Клод (Депардье), оставляет ее столь же глубоко равнодушной, как и собственное похищение, как и соучастие в уголовных преступлениях, как и довольно беспардонное поведение свалившихся ей на голову самозваных любовников.

В чем причина такой пассивности? Что-то не так с девушкой? Если следовать пафосу картины Блие, глубоко проникнутой идеологией 60-х, то ответ будет другим: что-то глубоко не так с окружающим ее миром. Мы не знаем, как складывалась жизнь Мари-Анж за кадром, до того, как она возникла на экране в своей розовой шубке, со своим меланхолическим, пустоватым взглядом, но легко можем предположить: ее безучастность связана с тем, что с ней, в общем-то, не происходит ничего нового. Такова уж участь небогатой красотки в «мире чистогана»: тебя будут использовать, тебя будут куда-то тащить, с тобой будут настойчиво заниматься сексом малознакомые и малоприятные люди, ты легко можешь стать разменной монетой для конкурентных мужских амбиций. В самом первом эпизоде ее постоянный любовник хамоватым жестом собственника приподнимает ей шубку и показывает неудачливым грабителям безукоризненные ножки: что, нет у вас такой бабы? Да и похитители ее – далеко не Робин Гуды: первым делом, расплачиваются ею со своим знакомым – продавцом подержанных автомобилей. Сопротивляться – бессмысленно: так устроена жизнь, и Мари-Анж не видела другой. Собственно, у нее и не возникает особого чувства протеста. Ей просто скучно.

Можно сказать, что она снисходительна к мужчинам: ну, что с них возьмешь? Им приятно, ей нетрудно. Отрешенный взгляд устремлен в потолок, и на вопрос навалившегося на нее взмыленного кавалера, не тяжело ли ей, она так же отрешенно вежливо отвечает: «нет-нет, все нормально»… Секс для нее изначально обесценен, исходящие рядом от возбуждения самцы вызывают даже некоторое сочувствие. Мари-Анж вяло проходит сквозь жизнь, не замечая ее – спящая красавица. И несмотря на ее пассивность, а, может, отчасти и благодаря ей, приятели-шалопаи возвращаются к ней снова и снова, как намагниченные. Еще бы! Ведь с мужской точки зрения Мари-Анж почти «идеальная телка»: спокойная, красивая, необидчивая, без комплексов, без желаний, без воли – почти лишенная личностных качеств. «Отработав» очередной сеанс принудительного секса, рассеянно приводит в порядок ногти пилочкой. Женщина, не создающая проблем – в этом и состоит саркастическая идея Блие. Жаль, конечно, что малышка фригидна, но над этим можно работать.

Но Мари-Анж, конечно, значительно больше, чем просто проекция мужских желаний: она и хотела бы чем-нибудь увлечься, и, между прочим, понять, чего же люди такое находят в этих бессмысленных ритмичных движениях? Ее новые друзья занимают ее немножко больше, чем люди из привычного буржуазного окружения: от них исходит хоть какая-то жизнь, но разбудить ее чувственность они не в силах, как ни стараются.

«Момент истины» наступает во время ограбления салона красоты, принадлежащего ее патрону. Со стороны девушки это явный акт мести, но одновременно и проявление лояльности по отношению к ее криминальным знакомым: с ними все-таки веселее. Но тут-то и наступает страшное разочарование: мужчин интересуют только деньги, а не Мари-Анж. На ее робкий лепет «поцелуйте меня» герой Депардье только отмахивается – «не время, не время… Сейчас время денег». И тут девушку прошибает: забыв о правилах безопасности, она начинает отчаянно кричать: «Я хочу, чтобы меня целовали! Я не машина для секса!» Кончается все неудачно: раздраженные приятели привязывают ее к стулу, чтобы не мешала, и оставляют на месте преступления.

Для любой женщины этого было бы более чем достаточно, чтобы возненавидеть непрошеных любовников-предателей, и попросту сдать их в полицию. Но не такова Мари-Анж: по сути, она не узнала о мужчинах ничего нового. И поэтому, когда герои Депардье и Деваэра, как ни в чем не бывало, заявляются к ней, чтобы поплакать у нее на плечах, она принимает их со все той же глуповатой благосклонностью – как снисходительная мать детей-хулиганов.

«Принцем», расшевелившим спящую красавицу, оказался только что вышедший из тюрьмы парнишка, которого притащили к ней Жан-Клод и Пьеро. Не лишенные сентиментальности хулиганы хотели сделать ему живой сексуальной подарок, но получилось, что подарок получила сама Мари-Анж. В анархическом, карнавальном мире Блие тюрьма служит кодом «истинной жизни»: побывавшие в тюрьме люди прикасаются к чему-то очень значимому, они знают цену вещам – и уж, конечно, умеют ценить настоящий секс. Юноша – бывший заключенный обладает той же самой животной энергетикой, что и его мать, тоже освобожденная зэчка, в обществе которой Жан-Клод и Пьер приобщаются к подлинной сексуальности, в которой дышит «почва и судьба». Не сразу, не сразу… но попытки примерно с третьей момент истины, наконец, наступает, и идиллическая сельская местность оглашается страстными воплями Мари-Анж. Девушка созрела!

И с совсем другим, просветленным лицом, в расстегнутом сарафанчике она бежит к своим мелкоуголовным друзьям, чтобы поделиться своей радостью: получилось! Наконец, получилось! Глубоко уязвленные приятели неоднократно прерывают ее восторженный рассказ, раскачивая барышню за руки-за ноги и бросая в воды канала – охладись, мол, немного… Но Мари-Анж, со свойственной ей толерантностью, нисколько не обижается на эти проявления задетого мужского самолюбия – чего стоят такие мелочи, когда она поняла, зачем родилась на белый свет!

Секс – это не когда тебя имеют, секс – это когда ты идешь за своими желаниями и обретаешь таким образом свободу. Причем этот «настоящий» секс, по логике фильма, может существовать только где-то на периферии, в маргинальных областях скучного и бесконечно пошлого мира постных обывателей, которым противопоставляются бесшабашные и безбашенные герои Блие. И Мари-Анж, которая сначала следует за своими приятелями с безразличной покладистостью вьючного животного, постепенно осваивается в этом маргинальном мире, и начинает играть уже вполне активную роль.
Теперь она сама решает, с кем будет заниматься сексом и как долго. Более того, ее энтузиазм и неутомимость просто обескураживают мужчин-героев: вопрос о том, кто кого теперь имеет, как бы повисает в воздухе, но счет явно склоняется в пользу Мари-Анж. И не беда, что разбудивший ее чувственность паренек оказывается брошен по дороге в результате неудачного ограбления: все встречные люди интересуют неразлучную троицу лишь до известного предела – они играют свою роль и остаются позади, за бортом.

Точно так же они подбирают на пути и потом оставляют еще одну эпизодическую героиню: перезрелую старшеклассницу, исключенную из школы и вяло бунтующую против своих буржуазных родителей. Увязавшись за криминальной компанией, она получает свой первый сексуальный опыт, причем инициатором его выступает опять-таки Мари-Анж, которая, озаренная своим новым знанием «настоящих ценностей», искренне хочет поделиться им с окружающими. Секс для Мари-Анж – единственная подлинная инициация, способ установить контакт с окружающим миром, найти в нем своем место и источник наслаждения. Девственница – все равно, что не рожденный на белый свет младенец. «Не можем же мы ее вот так оставить?», - взывает она к совести своих спутников. И ее участие в эпизоде дефлорации Жаклин, рискованном даже по канонам свободолюбивого кинематографа 70-х, делает всю сцену почти нежной: пристроив голову случайной подруги у себя на коленях, она улыбается ей с выражением искренней симпатии и солидарности.

Последняя часть фильма построена по законам классического ‘road movie’: герои находятся в постоянном движении, атмосфера опасности вокруг них сгущается, их разыскивает полиция – теперь уже за целую серию все более серьезных преступлений. Обвиняемые в убийстве Жан-Клод и Пьеро предлагают девушке сойти с дистанции: она, в конце концов, не замешана ни в какой серьезной уголовщине, она может спастись – но Мари-Анж даже не рассматривает это предложение. Только что ощутившая вкус и темп подлинной жизни, она не желает возвращаться к полусонному существованию идеальной телки, которой патрон не разрешает носить трусики.

По сути, герои «Вальсирующих» обречены – но именно Мари-Анж сохраняет полное самообладание и оптимизм, придавая окончанию фильма нотку надежды: «Мы не попадем в тюрьму, - говорит она. – Я абсолютно в этом уверена». Жизнь для нее – это то, что есть здесь и сейчас, и пока она физически продолжается, Мари-Анж смотрит ей в глаза со свойственной ей безмятежностью. В общем-то, можно сказать, что это самый полноценный и самодостаточный персонаж фильма.

Ирина Тартаковская, специально для ДК
http://www.drugoe-kino.ru/magazine/news2294.htm
 
Форум » Тестовый раздел » БЕРТРАН БЛИЕ » "ВАЛЬСИРУЮЩИЕ" 1974
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz