Пятница
28.04.2017
09:25
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "СЛУГА" 1963 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » ДЖОЗЕФ ЛОУЗИ » "СЛУГА" 1963
"СЛУГА" 1963
Александр_ЛюлюшинДата: Вторник, 06.09.2011, 12:02 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2731
Статус: Offline
Мой самый любимый английский фильм! Игра в слугу и хозяина с её диалектическим единством противоположностей изящно подчёркивается вертикально-лестничными композициями, столкновением света и тени, тонким чувством юмора и, конечно же, гениальным проживанием роли Дирком Богардом. Режиссёр делает, казалось бы, невозможное, чтобы дать разбежаться его таланту, о к-ом абсолютно справедливо писала британская пресса: «Никто другой – ни в Европе, ни в Америке – не был способен передать столько разнообразных, а порой и противоположных оттенков чувств, не двинув даже мускулом на лице – одним взглядом всегда немного ироничных и печальных карих глаз». Это, правда, эталон стиля, интеллигентности и мастерства!

«СЛУГА» (The Servant) 1963, Великобритания, 115 минут
— экранизация произведения Робина Моэма








С социальной несправедливостью на индивидуальном уровне можно бороться двумя способами: стараться изменить общество вообще, показывая ему пример, или прокладывать себе путь за счёт других, стремясь занять место более удачливых. Выбрав второй путь, слуга перенимает худшие черты хозяев-аристократов, их алчность, мелочность, ограниченность. Поэтому неслучайно, что вскоре хозяин и слуга переходят к общению на равных, а к концу фильма и вовсе меняются ролями.

Съёмочная группа

Режиссёр: Джозеф Лоузи
Продюсеры: Джозеф Лоузи, Норман Пригген
Авторы сценария: Гарольд Пинтер, Робин Моэм (роман)
Оператор: Дуглас Слокомб
Композитор: Джон Дэнкуорт

В ролях

Дирк Богард — Хьюго Барретт
Сара Майлз — Вера
Уэнди Крейг — Сьюзан
Джеймс Фокс — Тони

Интересные факты

Во время съёмок Лоузи угодил в больницу. Режиссёрское кресло занял Дирк Богард и отснял ряд эпизодов, руководствуясь инструкциями, которые выдавал Лоузи с больничной койки по телефону. Когда Лоузи вернулся на съёмочную площадку и просмотрел материал, он не переснял ни одного эпизода.

Награды

1964 — Премия BAFTA
Лучший британский актер — Дирк Богард
Лучший британский оператор — Дуглас Слокомб
Самый многообещающий новичок в главной роли — Джеймс Фокс

Номинации

1964 — Премия BAFTA
Лучшая британская актриса — Сара Майлз
Лучший британский фильм
Лучший британский сценарий — Гарольд Пинтер
Лучший фильм
Самый многообещающий новичок в главной роли — Уэнди Крейг

1963 — Венецианский кинофестиваль
Золотой лев — Джозеф Лоузи

Смотрите фильм

http://vk.com/video16654766_170131863
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.09.2011, 12:03 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Слуга (1963) The Servant

Темная, но гипнотически всепоглощающая аллегория власти, эксплуатации и возвышенной сексуальности в классовом обществе. Британский сценарист Хэролд Пинтер и покинувший Родину американский режиссер Джозеф Лоузи (он сбежал от антикоммунистических охотников на ведьм в США) смешали несоизмеримые чувства для того, чтобы рассказать историю пьющего слуги-кокни (Дирк Богард), который поменялся местами со своим хозяином (Джеймс Фокс), примером классического аристократа. Хотя репутация фильма среди критиков в последнее время упала, первоначально он был воспринят как важнейший, прорывный и открывающий нечто совершенно новое, что было отмечено Британскими академическими наградами (BAFTA - британский "Оскар") за лучшую мужскую роль (Богард), самому многообещающему новичку (Фокс) и за лучшую операторскую работу, Дагласу Слокому, чей потрясающий послужной список насчитывает более 70 фильмов, включая крупнейшие работы Александра МакКендрика, Романа Полянского, Стивена Спилберга, Джона Хьюстона и Кена Расселла.

http://www.inoekino.ru/prod.php?id=3011
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.09.2011, 12:03 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Слуга

У молодого и успешного Тони (Фокс) новый двухэтажный особняк. Для полноты картины осталось только завести мужскую прислугу (Богард).

Этюд на тему социопатологий — слуга подчиняет себе хозяина — не должен был блистать психологическими нюансами, скорее — донести тезис. Драматург Гарольд Пинтер создал сценарную конструкцию пугающей симметрии: взаимозамена Тони и слуги происходит с наглядностью опыта с сообщающимися сосудами. Режиссер Лоузи, однако, не хотел свести фильм к отстраненному комментарию — в союзники себе он взял меланхолическую эстрадную песню «All Gone» с сомнамбулическим ритмом и сладко-хриплым женским вокалом. Первый раз она звучит с пластинки, которую Тони слушает, лежа на меховом манто у камина с невестой: светловолосый, веснушчатый, ладно сложенный мужчина с точеной женщиной в аккуратных объятиях, ясные глаза блестят слезами вслед песне. По ходу фильма «All Gone» возникнет несколько раз, всякий раз в ней будет прибавляться соло еще одного инструмента, пока в конце переусложненная аранжировка не станет напоминать ушераздирающий бардак. Под этот звуковой ад обколотый Тони в обнимку с двумя посудомойками выйдет навстречу напившейся с горя невесте. Лоузи показал традицию как гармонию — и напугал, разрушив, как лишние инструменты разрушили лад песни. Фильм — предостережение имущим об аморальности и паразитизме обслуживающего персонала выполнен искусно и, увы, пригодится еще не одному поколению.

Алексей Васильев
http://www.afisha.ru/movie/170313/
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.09.2011, 12:03 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
СЛУГА

Выдающаяся лента, принесшая мировую славу режиссеру Джозефу Лоузи и актеру Дерку Богарду, явилась первой частью своеобразной трилогии (потом последовали «Несчастный случай» и «Посредник») о деградации высшего сословия людей, которые находятся по происхождению или положению выше остальных на социальной лестнице. Кстати, этот мотив тонко и виртуозно разработан режиссером при содействии замечательного драматурга Гарольда Пинтера не только на уровне сюжета — Хьюго, слуга богатого молодого человека по имени Тони, постепенно подавляет его волю, подчиняет себе и меняется с Тони местами, превратившись в «хозяина». Лоузи ненавязчиво подчеркивает смену взаимоотношений героев при помощи вертикальных композиций кадра, обыгрывания образа лестницы в доме, ведущей на второй этаж (ирония заключается в том, что Хьюго отведена комната наверху). Нельзя сказать, что история «восхождения», удачной карьеры человека из низшего слоя общества оригинальна и нова. Напротив, режиссер и драматург сознательно ориентируются на неизбежные ассоциации, начиная от романов Уильяма Теккерея и Генри Филдинга. Тем неожиданнее предложенная ими трактовка, которую блистательно воплотил Богард в характере главного героя, слуги Хьюго. Его мало заботят материальный успех, внешнее процветание, благополучие в обществе, а неуклонно привлекает имеющая философско-психологический смысл роль хозяина, способного доминировать, диктовать, принуждать. А Тони, «хозяин по рождению», давно утратил силу да и желание быть наверху (причем и в сексуальном плане), осуществлять свою власть над другими людьми. Он уже внутренне готов поделиться ею, даже сбросить это бремя с плеч, поэтому, нанимая предприимчивого слугу, втайне надеется на его претензии реализовать собственные амбиции. Впрочем, достоинством фильма является то, что авторы, проникая в подлинные бездны человеческого подсознания, сферу интимного и потаенного, не грешат бесцеремонностью, неделикатностью, однозначностью мотивировок. Вроде бы обнаженная, распахнутая до дна душа остается неуловимо загадочной, неясно прочитываемой, окончательно неисчерпываемой. Гипотетичность наряду с психоаналитичностью, не противореча друг друга, составляют обаяние замысла Джозефа Лоузи и Гарольда Пинтера, сказавшись и на стиле картины. Она построена на столкновении света и мрака в классическом черно-белом изображении и в то же время сохраняет некую размытость, неопределенность их смыслового значения. Слуга-хозяин, добрый-злой, божественное-дьявольское... Все дает примеры диалектического единства противоположностей. И оба героя ленты «Слуга» оказываются не соперниками, а словно двойниками, причем один является не горизонтальным (вправо- влево), но вертикальным (верх-низ) зеркальным отражением другого. Одна девушка претендует на роль любовницы обоих персонажей.. В философском кинематографе Лоузи проблема «двойничества» занимает одно из главных мест.

http://www.kinopoint.ru/film/index_2791.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.09.2011, 12:04 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
«Слуга» (The Servant)

«Слуга» Джозефа Лоузи — фильм-загадка, фильм-притча. Это жестокая история о молодом, наивном аристократе и его лицемерном слуге, который понемногу прибирает слабохарактерного хозяина к рукам, а затем навязывает ему свою волю, доводит до морального опустошения и падения. Успеху картины во многом способствовал сценарий, написанный восходящей звездой театральной драматургии Гарольдом Пинтером по пьесе Робина Моэма. Режиссёру Лоузи была особенно близка тема пьесы — человеческая пассивность и моральный распад цветущей цивилизации Запада. Пинтер, в свою очередь, прославился умением показать драму личности, противостоящей лицемерию общества, его многочисленным табу и правилам игры. Встреча Пинтера и Лоузи стала началом счастливого для обоих содружества.

Джозеф Лоузи родился в 1909 году в Ла-Кросс (штат Висконсин, США). Бросил изучение медицины в Гарварде ради сцены. В 1932 он занялся режиссурой в театре, а после войны — в кино.

Сняв несколько фильмов в Голливуде, Лоузи, известный своими левыми убеждениями, был вынужден в 1951 году покинуть США.

В своих фильмах Лоузи часто исследовал потерю героем самого себя, растворение личности, зависимость человека от своего палача или призрачного двойника. В «Слуге» режиссёр сводит воедино свои постоянные мотивы и характерно английскую социальную проблематику. Это повесть о мучительной людской связи, о мучителе и мученике. «Для меня, — говорил Лоузи, — это история людей, попавших в одну западню, только с разных концов». «Слугу» он считал своим самым совершенным произведением.

В старинном лондонском особняке хозяин Тони и слуга Хьюго Баррет живут по викторианским нормам, уже не имеющим никакого отношения к реальности аристократического общества.

Баррет — сама предупредительность, тактичность. Он идеально следит за домом, прислуживает за столом, подаёт пальто Сьюзен, невесте хозяина. Сьюзен же старается унизить Баррета. Слуга невозмутимо сносит её оскорбительные капризы.

Тони послушно следует заведённому ритуалу, который неукоснительно поддерживается Барретом. Он готов принять из чужих рук любую услугу. В свою очередь Баррет любую услугу готов оказать.

Но правила игры меняются вопреки воле хозяина. Услужливый, работящий, скромный и остроумный Баррет незаметно и неумолимо превращается в тирана и садиста: он вводит в дом под видом своей сестры любовницу Веру, развращает хозяина и подчиняет его своей воле.
И здесь меланхоличный Тони теряет над собой контроль. Всё дальнейшее воспринимается как фантасмагорическая агония личности. По требованию Сьюзен Тони прогоняет провинившегося Баррета (в этот кульминационный момент Лоузи позволяет себе трюк с выпуклым зеркалом: лицо «гордого хозяина» Тони раздувается, Баррет ковыляет на крохотных кривых ногах). Некоторое время спустя Тони не примет всерьёз мольбы о прощении Веры. Его судьба всё равно решена. Баррет возвращается на прежнее место — и дом Тони всё быстрее и быстрее погружается в атмосферу полного разложения. А Баррет добивается своего последнего триумфа — ему чуть ли не отдаётся Сьюзен.

Баррету важно раздавить своего господина. Унижение и падение Тони — для слуги компенсация за его собственное долголетнее унижение.

В роли слуги Баррета снялся Дирк Богард — выдающийся актёр, гордость английской сцены и мирового кинематографа. Свой путь в искусство он начинал под руководством великого скульптора Генри Мура, обучаясь у него в Королевском колледже. У Джозефа Лоузи он впервые сыграл в фильме «Спящий тигр» (1954). Между актёром и режиссёром сразу установилось полное взаимопонимание.

Партнёром Богарда по фильму «Слуга» стал английский актёр Джеймс Фокс. Он сыграл свою роль точно, эмоционально и поистине глубоко. Превосходный сценарий Пинтера стал канвой, на которой разворачивается психологическая дуэль персонажей. Кстати, сам Пинтер появляется на экране в крохотной роли человека высшего общества.

Взаимоотношения мужчин зеркально отражены в негласном поединке между двумя героинями — невестой хозяина Сьюзен и любовницей слуги Верой.

Вера помогает Баррету запутать хозяина в порочную сеть. Она разыгрывает роль беспомощной инженю, случайно забредающей в постель хозяина, чтобы разрушить его матримониальные планы, мешающие расчётам слуги.

В роли Веры снялась молодая актриса театра и кино Сара Майлз.

Вера Сары Майлз запоминается прежде всего шокирующим сочетанием невинности и порока, цинизма и наивности, вульгарности и мелодраматической позы, непринуждённой естественностью любых поступков героини: выступает ли она перед Тони как сестра Баррета, пытается ли соблазнить юношу или откровенно развлекается с сообщником в отсутствие хозяина. Изощрённая притворщица, она во всём естественна и почти всегда фальшива. В этой двойственности — «изюминка» образа, так же как и в сплаве детского обаяния с порочностью, скрытой в бездумном взгляде и циничной улыбке.

Успех в «Слуге» открыл для актрисы двери Национального театра.

В качестве героини-антипода Вере противопоставлена невеста хозяина Сьюзен — милая, не слишком умная, но самоуверенная. Уэнди Крейг получила роль Сьюзен благодаря случаю — актриса, утверждённая на эту роль, отказалась от съёмок из-за беременности.

Фильм «Слуга» оставляет тяжёлое чувство, что отвечает замыслу авторов, однако в немалой степени этому способствует вызывающая сочность актёрского исполнения.

«Каждый жест и звук выделены, как предметы на барочных натюрмортах, — отмечает киновед Д. Шестаков. — Слова гулко падают, по одному, в колодец выжидающей или опустошённой тишины. Сугубая, кинематографическая конкретность движений, звуков, жестов вступает в напряжённое противоречие с туманной загадочностью психологического содержания происходящего. Наше сочувствие переносится с одного героя на другого, пока не выясняется, что сочувствовать надо всем или никому, что мы имеем дело с врождёнными и навсегда укоренившимися свойствами, с чисто английским противоречием между поверхностью явлений и их подлинной сущностью, между формами и содержанием жизни».

Премьера картины состоялась в ноябре 1963 года. Британская киноакадемия кино и телевидения высоко оценила работу Лоузи и Пинтера, выдвинув «Слугу» на восемь высших премий. Правда, победили лишь трое: Дирк Богард (лучший актёр), Дуглас Слокомб (лучший оператор чёрно-белого фильма) и Джеймс Фокс (многообещающий актёр).

Критики отмечали, что важным достоинством фильма является его изобразительное решение: смелые монтажные стыки, пластические метафоры, символические детали и работа камеры, имитирующей движение авторской мысли, но в то же время совершенно свободной и ненавязчивой. «Слуга» вводит Лоузи в элиту европейского кинематографа.

http://smotrikino.tk/sluga.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.09.2011, 12:04 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Слуга 1963 The Servant

Молодой аристократ по имени Тони (Джеймс Фокс) нанимает Хьюго Барретта (Дерк Богард) — опытного слугу с отличными рекомендациями, в чьи обязанности входит приготовление пищи, руководство ремонтом, а затем и поддержание чистоты и порядка в его просторном лондонском доме. Хьюго не вызывает никаких нареканий — и только Сьюзан (Уэнди Крэйг), невеста хозяина, испытывает к Барретту резкую неприязнь. Ситуация осложняется после того, как слуга обращается к Тони с просьбой разрешить пожить в доме своей сестре Вере (Сара Майлс).

Признание пришло к Джозефу Лоузи достаточно поздно, в возрасте пятидесяти четырёх лет, когда он уже являлся опытным, сформировавшимся художником – и даже получил скандальную известность в родных США, которые вынужденно покинул в годы «маккартизма», после внесения своего имени в «чёрный список». Причём «Слуга» вовсе не вызвал фурор на престижном кинофестивале в Венеции, где тогда одарили «Золотым львом» злободневную итальянскую картину «Руки над городом» и, кстати, наградили призом англичанина Альберта Финни за роль Тома Джонса. Но уже Британская киноакадемия отчасти восстановила справедливость, отдав предпочтение Дерку Богарду и – в качестве самого многообещающего новичка1 – Джеймсу Фоксу, а также отметив уникальные заслуги оператора Дугласа Слокомба. Другое дело, что утончённая, погруженная в рефлексию и… загадочная экранизация одноимённого произведения современного английского писателя Робина Моэма (кстати, племянника У. Сомерсета Моэма), изданного в 1948-м году, всё равно не могла составить достойной конкуренции искромётной и беспечной адаптации классического филдинговского романа.

Невольное соперничество работ Тони Ричардсона и Лоузи видится в высшей степени знаменательным. Оба выдающихся режиссёра откликнулись на исчерпанность мотивов и выразительных средств кинематографа «рассерженных молодых людей», прозвучавшего остро и тревожно, отдавшись беспокойным эхом далеко за пределами Соединённого Королевства. Но если Ричардсон допустил известный компромисс, выразившийся в сочетании сатирической направленности фильма с уклоном в легкомысленность, в косвенном оправдании философии гедонизма, которой неотвратимо проникался стихийный социально-политический протест юных бунтарей, то его старший коллега нашёл более оригинальный поворот в теме. «Слуга», безусловно, продолжает отстаивать благородный пафос упомянутого течения, лишь переводя внимание с внешних проявлений недовольства существующим положением вещей и бурных, но всё равно – локальных бытовых конфликтов в частную, интимную, психологическую (подчас на грани психопатологии!) сферу, уходя вглубь. Парадокс заключается в том, что именно такое жёсткое самоограничение придало поведанной истории универсальность. Здесь нельзя не воздать должного прославленному драматургу Харолду Пинтеру, тонкому знатоку человеческой души и приверженцу необычных художественных решений, придающих вполне реалистичным ситуациям абсурдно-сюрреалистическое звучание. К слову, его можно лицезреть в знаковом обличии светского человека (в титрах – «society man») в небольшом эпизоде в ресторане, где, кроме того, предстают в строгом облачении духовных лиц Патрик Мэджи2 и Алан Оуэн, соответственно актёр и сценарист, с которыми Джозеф сотрудничал на криминальной драме «Преступник» /1960/.

В первой половине повествования не возникает и тени сомнения в том, что Барретт являет собой тип того идеального, стопроцентно английского слуги, джентльмена из джентльменов, которого воспел П.Г. Вудхауз (и образ которого позже блистательно воплотит Стивен Фрай), а придирки Сьюзан кажутся лишь капризами избалованной женщины. Однако уже жёсткая, неожиданно грубая реакция Хьюго на назойливость девушек, ожидавших, пока он освободит телефонную будку, вносит смятение, приоткрывая завесу тайны над истинными мотивами показного терпения и безупречной выдержки. И к тому моменту, когда у Тони, шокированного поведением образцового слуги, переворачиваются – не меньше! – представления о человеке и самом обществе, зрителя можно считать вполне подготовленным к неприятным сюрпризам… Но всё равно остаётся загадкой из загадок, что же произошло в краткий промежуток времени между слёзным покаянием Барретта с унизительными мольбами дать второй шанс, снова приняв на работу, и следующим разом, когда мы видим их в доме – и когда слуга, забыв о былой уравновешенности, выплёскивает на хозяина массу мелочных претензий, тот же лишь лениво парирует. Дальнейшее психологическое даже не подчинение, а порабощение Тони, чуть ли не в глаза называемого «крысой» и необратимо морально разлагающегося, кажется уже неизбежным. То есть для авторов очевидно, что ныне, в укрепляющихся условиях послевоенного «общества потребления» (в терминах правых идеологов – «государства всеобщего благоденствия») с сопутствующим разрушением привычных законов взаимодействия классов восхождение в высший свет становится всё более лёгким и… изощрённым – вплоть до символического обмена невестами. Жульен Сорель и Растиньяк могли только мечтать о столь же быстрой и безоговорочной победе! Более того, отдельные остроумные детали позволяли изначально подозревать неизбежность такого исхода: вспомним композицию кадра в прологе, когда фигура Хьюго, формально проходящего у Тони собеседование, как бы «нависает» над потенциальным работодателем… Да и устремлениям молодого аристократа реализовать проект всей жизни, организовав постройку в джунглях Бразилии целых городов, вряд ли было суждено осуществиться.

Вот только из самого указания на подобный общественный феномен, оцениваемый людьми (в зависимости от убеждений) как прогрессивный или деструктивный, отнюдь не следует претензий кинематографистов на понимание их, этих процессов, внутренних механизмов. Напротив, фильм оставляет впечатление непостижимой глубины, многозначности, намеренной недоговорённости. Чужая душа, как известно, потёмки, и символом истинной, подспудной, протекающей беззвучно и незримо борьбы становится образ зеркала, висящего в гостиной не строго вертикально, а под углом, нещадно искажая перспективу3. А пресловутая спиральная лестница, традиционно олицетворявшая иерархическую структуру западного общества, лишается сакрального смысла, служа местом шумной игры с мячом. Нет слуги без хозяина, но и хозяин рождается лишь с появлением the servant, человека-слуги, самим языком приравниваемого к вещи – шкафу для посуды и столового белья… Финал не имеет ничего общего с голливудским «хэппи-эндом»: чему радоваться, если всё осталось по-прежнему – за исключением того, что верх и низ поменялись местами? В двух последующих совместных работах Лоузи и Пинтер постараются развить тему, расширив социальный контекст (переместившись в среду университетских интеллектуалов в «Несчастном случае» /1967/) и – в «Посреднике» /1970/ – обратившись в прошлое, к истокам мучительных процессов.

__________
1 – Актёр действительно значится в титрах с характеристикой «introducing» (‘впервые на экране’), хотя дебютировал ещё в 1950-м.
2 – Если точнее, то ему досталась роль епископа, а немного раньше Барретт сообщает, что получил в армии прозвище «епископ», потому что «был хорошим учеником».
3 – В дополнение к бесчисленным глубинным мизансценам, которым бы мог позавидовать и Уильям Уайлер, режиссёр использует дисгармоничные, режущие слух музыкальные пассажи композитора Джона Дэнкуорта.

© Евгений Нефёдов
Авторская оценка: 10/10
http://www.world-art.ru/cinema/cinema.php?id=27335
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.09.2011, 12:04 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
Слуга
Servant, The, 1963
Философско-психологическая драма


Эта выдающаяся лента, принёсшая мировую славу режиссёру Джозефу Лоузи и актёру Дёрку Богарду, явилась первой частью своеобразной трилогии (потом последовали «Несчастный случай» и «Посредник») о деградации высшего сословия людей, которые находятся по происхождению или положению выше остальных на социальной лестнице. Кстати, этот мотив тонко и виртуозно был разработан постановщиком при содействии замечательного английского драматурга Гарольда Пинтера не только на уровне сюжета — Хьюго, слуга богатого молодого человека по имени Тони, постепенно подавляет его волю, подчиняет себе и меняется с Тони местами, в итоге сам превратившись в «хозяина». Лоузи ненавязчиво подчёркивает смену взаимоотношений героев также при помощи вертикальных композиций кадра, обыгрывания образа лестницы в доме, ведущей на второй этаж (ирония ситуации заключается как раз в том, что Хьюго отведена комната наверху).

Нельзя сказать, что история «восхождения», удачной карьеры человека из низшего слоя общества оригинальна и нова. Напротив, режиссёр и драматург сознательно ориентируются на неизбежные ассоциации, начиная с романов Уильяма Теккерея и Генри Филдинга, а кончая произведениями «кинематографа рассерженных», например, «Место наверху» (в нашем прокате — «Путь в высшее общество») Джека Клейтона. Тем неожиданнее предложенная ими трактовка, которую блистательно воплотил Богард в характере главного героя, слуги Хьюго. Его мало заботят материальный успех, внешнее процветание, благополучие в обществе, но неуклонно привлекает имеющая философско-психологический смысл роль хозяина, который способен доминировать, диктовать, принуждать. А Тони, «господин по рождению», давно утратил силу да и желание быть наверху (причём и в сексуальном плане), осуществлять свою власть над другими людьми. Он уже внутренне готов поделиться ею, даже сбросить это бремя со своих плеч, поэтому, нанимая предприимчивого слугу, втайне надеется на его претензии реализовать собственные амбиции.

Впрочем, достоинством фильма является как раз то, что авторы, проникая в подлинные бездны человеческого подсознания, сферу интимного и потаённого, не грешат бесцеремонностью, неделикатностью и однозначностью мотивировок. Вроде бы обнажённая, распахнутая до дна душа остаётся неуловимо загадочной, неясно прочитываемой, окончательно неисчерпываемой. Гипотетичность наряду с психоаналитичностью, не противореча друг друга, составляют обаяние замысла Джозефа Лоузи и Гарольда Пинтера, сказавшись и на стиле картины.

Она построена на столкновении света и мрака в классическом чёрно-белом изображении (оператор Даглас Слоком заслуженно получил премию Британской киноакадемии) и в то же время сохраняет некую размытость, неопределённость их смыслового значения. Слуга-хозяин, добрый-злой, божественное-дьявольское… Всё даёт примеры диалектического единства противоположностей. И оба героя «Слуги» оказываются не соперниками, а словно двойниками, причём один является не горизонтальным (вправо-влево), но вертикальным (верх-низ) зеркальным отражением другого.

А в «Несчастном случае» те же авторы и вновь при участии Дёрка Богарда обратятся уже к теме «горизонтального раздвоения»: два профессора Оксфордского университета «обмениваются» юной студенткой-возлюбленной, подобно тому, как в «Слуге» одна девушка претендовала на роль любовницы обоих персонажей. В философском кинематографе Лоузи проблема «двойничества» затем будет занимать одно из главных мест, особенно явно — в лентах «Тайная церемония» и «Месье Клейн», а опосредованно — почти во всех, включая и «Убийство Троцкого».

Сергей Кудрявцев
Авторская оценка: 10/10
http://www.kinopoisk.ru/level/3/review/936368/
 
ИНТЕРНЕТДата: Вторник, 06.09.2011, 12:05 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 3477
Статус: Offline
СЛУГА (ДЖ. ЛОУЗИ)

Шедевр мирового кино и, может быть, лучший фильм покинувшего в годы маккартизма Голливуд американского режиссера Джозефа Лоузи (1903 - 1984), в 60-е ставшего классиком английского и европейского кинематографа.

"Слуга" - жесткая и холодная драма европейского шестидесятничества, со всей очевидностью (но лишь для нескольких десятков истинных мыслителей и вдумчивых художников той эпохи) отобразившего духовный и культурный распад оправившейся от Второй мировой войны и отныне благополучной, но выхолощенной Европы. Во многом, на мой взгляд, это европейское шестидесятничество ХХ века повторило путь и образ шестидесятничества российского, имевшего место столетием раньше. Оттого и крупнейший его представитель, Достоевский, чудится нам едва ли не в каждом из серьезных текстов лучших представителей европейской культуры середины недавно истекшего века. В рассматриваемом фильме тоже угадываются "Записки из подполья" русского классика. Но ничуть не меньше и "Село Степанчиково". В основе последнего, как многие, должно быть, помнят, лежит пьеса Мольера "Тартюф". Все эти источники, однако, вовсе не составляют содержания глубого оригинальной картины, но лишь обогащают ее.

Содержание таково: в дом молодого английского аристократа является на службу столь же молодой, но значительно более сильный характером и, как выясняется по мере развития сюжета, жестокий человек. Угождая всем порокам слабовольного хозяина, слуга постепенно становится для него человеком незаменимым, а потом и вообще единственным, отваживает от дома его порядочную, но, в сущности, недалекую и не слишком решительную невесту, и в конце концов, с помощью наркотиков, алкоголя и дешевых проститук превратив аристократа в бессознательное животное, меняется с ним социальным положением. То бишь доводит до логического завершения дело Тартюфа и Фомы Опискина.

Весьма изящно идею фильма сформулировал француз Клод Бейли в своей "компакт-энциклопедии" "Кино: фильмы, ставшие событиями" (СПб., 1998. С. 314): "...в мире, обреченном на гибель, слуга становится хозяином, хозяин - слугой".

Значительно более подробно и едва ли не исчерпывающе написал и о "Слуге", и о его режиссере, и об актере Дерке Богарде, гениально сыгравшем в фильме главную роль, киновед Владимир Утилов ("Первый век кино". М.: Локид, 1996. С. 133 - 134, 274 - 275, 419 - 420), поэтому, не мудрствуя лукаво, приведем из его статей несколько цитат.

"Лоузи, - сообщает критик, - была особенно близка тема пьесы (Р. Моэма, по которой снят фильм. - В.Р.) - человеческая пассивность и моральный распад будто бы цветущей цивилизации Запада. Пинтер (сценарист ленты. - В.Р.), в свою очередь, прославился умением показать драму личности, противостоящей лицемерию общества, его многочисленным табу и правилам игры... Сохранив верность стилистике американского "черного" фильма и своей страсти к выявлению запрятанных во фрейдистском подполье человеческого "я" пороков, Лоузи превращает историю "Слуги" в своеобразную притчу об обществе, разделенном на хозяев и рабов и обреченном на вырождение: унижение и лакейство растлевают личность, оборачиваются жаждой социального реванша, мечтой о насильственном обмене социальными ролями.

В атмосфере потерявшей былое величие Британии, где верность привычным ритуалам социального бытия казалась лучшим способом сохранить незыблемым фасад прежнего уклада жизни... взрыв угрожает изнутри, и именно в этом урок и мораль странной истории дворецкого Баррета и его господина. Временами атмосфера еле сдерживаемой ненависти, реплики персонажей, холодная джазовая мелодия и даже отдельные кадры заставляют вспомнить американское кино начала 50-х и особенно "Трамвай "Желание" Э. Казана. В безукоризненно вышколенном, почтительном и одновременно властном лакее Дерка Богарда кипит та же плебейская ненависть к культуре, к жизни господ и к духовности, что запоминается в Стенли Марлона Брандо и делает этот образ пророческим предупреждением о близком приходе новых хозяев жизни... Как и в фильме Казана, в "Слуге" культура, дух обречены, торжествует темное подполье человека..."

Эта тема - тема обреченности европейской культуры, или, согласно В. Утилову, "краха европейской цивилизации и рожденного этим выброса затаенных инстинктов и распада личности", - со времени "Слуги" стала главной в творчестве крупнейшего актера 60-х - 70-х Дерка Богарда. Ее он разовьет и воплотит в шедеврах Л. Висконти и Р.В. Фассбиндера. Этой же теме посвящены и дальнейшие лучшие работы Дж. Лоузи ("Несчастный случай", "Посредник" и др.). "В те годы, - продолжает В. Утилов, - Лоузи был одним из немногих, кто не стремится к фотографической достоверности, а свободно использует язык монтажно-пластической образности. Монтаж, свет, ракурс и движение камеры раскрывают авторское видение и позицию Лоузи, который избегает голливудской дидактичности и, следуя Брехту, стремится "отойти" от персонажа, предоставить публике самостоятельно оценивать события и анализировать их смысл...

Режиссер утверждал, что социальный протест в его картинах связан не столько с проявлением общественного абсурда, сколько с конформизмом отдельной личности, готовой терпеть любое зло во имя иллюзорных идеалов или просто предрассудков и потому обреченной на моральную деградацию. Ее-то Лоузи и рисует с холодной, отчаянной силой".

И в этом плане англо-американский классик не был (и не остается) одинок. Достаточно вспомнить хотя бы "Конформиста" Бертолуччи, позднейших "Слугу" Вадима Абдрашитова (кажется, неприкрыто продолжающего на отечественном материале именно картину Лоузи), да и совсем недавнее "завещание" Стэнли Кубрика - фильм "С широко закрытыми глазами", чтобы легко выстроить эту тематическую линию в мировом кино. А коли линия продолжается, значит, продолжается и "распад империи", что, впрочем, понятно и само по себе, стоит лишь просмотреть пару сотен коммерческих лент или перелистать с десяток постмодернистких бестселлеров уровня Сорокина или Стивена Кинга - без разницы. Так что, несмотря на предупреждения и пророчества всех этих печальных чудаков типа Достоевского, Висконти и Лоузи, в целом, господа, уверенно и благополучно продолжаем двигаться вниз по течению, да и "куда ж <еще> нам плыть"?

Рецензия: В. Распопин
http://kino.websib.ru/article.htm?no=619
 
Елена_БондарчукДата: Вторник, 25.11.2014, 12:32 | Сообщение # 9
Группа: Проверенные
Сообщений: 15
Статус: Offline
И еще немного о любимом фильме.

- Но ты ведь - слуга.
- Неет, я никому не служу. Я создал все это вокруг тебя. Я готовлю, убираю, стираю твое белье. Я знаю о тебе ВСЕ!
- Ты прав, я даже не знаю, как быть без тебя?
- Тогда…может, ты принесешь мне немного бренди?
- Я как раз собирался…
- Тогда, какого черта ты еще стоишь здесь!!! Иди, беги, неси мне бренди!!! (с)

Пожалуй, самый знаковый фильм в работе Дирка Богарда, который буквально выплеснул на зрителя за два часа экранного времени всю мощь его таланта. Именно с этого фильма началось его блистательное шествие на КиноОлимп. Фильм сделан настолько качественно, как можно сказать об уникальной вещи – ручная работа. Выверен каждый кадр, каждый звук, каждый жест. Кто такой этот слуга Хьюго Барретт, с манерами джентльмена, с дьявольской улыбкой и видящими насквозь, насмешливыми темными глазами? Он с легкостью фокусника жонглирует подносами над изысканно сервированным столом в белых перчатках, умудряется готовить, убирать и ходить в магазины, обслуживая единственного человека – молодого аристократа Тони, который даже не успел понять, кода и как этот Хьюго захватил его самого, его волю, разум и чувства. Тони вялый, ленивый, богатый и похотливый бездельник. Он пытается сопротивляться своим порокам, но напор Хьюго оказывается сильнее. И вот, под настораживающее тиканье часов, медленную музыку и нарастающее капанье воды из незакрытого крана, мы видим чудовищное и быстрое (кадр за кадром) превращение Хьюго в Господина, а Тони - в его раба.

Это могло бы показаться фальшивкой, если бы не гениальная игра Богарда. От него исходит такая сила, что не только слабак Тони, но и мало кто другой, могли бы устоять. В финальной сцене изгнания из дома невесты Тони – Сьюзен, девушки из высшего общества, которая с самого начала поняла Хьюго и недолюбливала его. Так вот, в этой сцене Хьюго затянувшись сигаретой, нагло глядя в глаза девушки, выдыхает дым ей в прямо лицо, и она, словно околдованная его притягательной силой, против разума, но подчиняясь инстинкту, обнимает Хьюго и целует его в губы. Тот хищно, небрежно, со смехом обнимает и целует ее тоже, а потом прогоняет прочь. Единственное, что смогла униженная Сьюзен, это дать пощечину Хьюго и со слезами выбежать из дома. Богард настолько изящен и хорош в этой роли, что невольно задумываешься, а был ли Хьюго слугой? Лоузи как-будто подсказывает нам – комната Хьюго на втором этаже. Он выше Тони. И лестница – интересный персонаж фильма, так как на ней происходят знаковые перемены в жизни героев. С нее, наконец, низвергается поверженный, пьяный, жалкий Тони и его невеста.
 
Форум » Тестовый раздел » ДЖОЗЕФ ЛОУЗИ » "СЛУГА" 1963
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz