Вторник
24.10.2017
05:15
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ТОКИЙСКАЯ ПОВЕСТЬ" 1953 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » ЯСУДЗИРО ОДЗУ » "ТОКИЙСКАЯ ПОВЕСТЬ" 1953
"ТОКИЙСКАЯ ПОВЕСТЬ" 1953
Эльвира_ТяпушкинаДата: Суббота, 20.08.2011, 22:52 | Сообщение # 1
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Статус: Offline
Родные люди редко рождаются под одной крышей.

Фильм японского режиссера Ясудзиро Одзу «Токийская история» считают классикой кинематографа. Поклонниками Одзу являются такие мэтры кино как Вим Вендерс и Вонг Кар Вай. Фильм повествует о пожилой супружеской паре, которые решили навестить своих детей, проживающих в Токио. Дети взрослые, у каждого своя семья, работа, каждодневные заботы. Приезд родителей никак не вписывается в их успешную столичную жизнь. Зато неожиданно радушный прием оказывает их бывшая невестка-вдова сына. Это для них как глоток свежего воздуха в эмоционально напряженном путешествии в Токио, последнем путешествии в их жизни…

Классическое кино о классической проблеме взаимоотношений отцов и детей. Проблема актуальная в любое время, в любом возрасте. Одзу просто показывает картинку, картинку неспешного японского быта. Проявления эмоций сведены к минимуму, у всех доброжелательная улыбка … но в какой-то момент ты понимаешь, что тебе понятны все их переживания, мысли, и ты уже находишься по ту сторону экрана, сидя рядом с ними на соседней циновке. При всей своей видимой сдержанности, фильм пропитан чувствами. То они возникают в тишине, как электрические разряды; то неспешно витают в вечернем воздухе Токио. Повествование по философски неспешно, нам хватает времени поразмышлять об увиденном уже во время просмотра… Поразмышлять – увидеть себя, пусть и не с лучшей стороны … и измениться. Спасибо, Ясудзиро Одзу.


«ТОКИЙСКАЯ ПОВЕСТЬ» (яп. 東京物語, «Токио-моногатари») 1953, Япония, 136 минут
— экзистенциальная драма одного из «ангелов кино» Ясудзиро Одзу








Съёмочная группа

Режиссёр: Ясудзиро Одзу
Продюсер: Такэси Ямамото
Авторы сценария: Ясудзиро Одзу, Кого Нода
Оператор: Юхару Ацута
Композитор: Кодзюн Сайто
Художники: Тацуо Хамада, Ицуо Такахаши, Тайцо Сайто
Монтаж: Йошиясу Хамамура

В ролях

Тисю Рю — Сюкиси Хираяма
Тиэко Хигасияма — Томи Хираяма
Сэцуко Хара — Норико Хираяма
Харуко Сугимура — Сигэ Канэко
Со Ямамура — Коити Хираяма
Кунико Миякэ — Фумико Хираяма (жена Коити)
Кёко Кагава — Кёко Хираяма
Нобуо Накамура — Курадзо Канэко (муж Сигэ)
Сиро Осака — Кэйсо Хираяма

Интересные факты

По результатам глобального опроса кинокритиков, проведённого британским изданием Sight & Sound в 1992 году, «Токийская повесть» вошла в тройку величайших фильмов в истории кинематографа. С тех пор картина Одзу регулярно фигурирует в подобных списках (по версиям А. Каурисмяки, Дж. Джармуша, Р. Эберта — в первой десятке).

Фильм «Небо над Берлином» Вима Вендерса посвящён трём «ангелам кино» Ясудзиро Одзу, Франсуа Трюффо и Андрею Тарковскому.

Смотрите трейлер и фильм

http://vk.com/video16654766_166425747
http://vk.com/video16654766_160586943
 
Александр_ЛюлюшинДата: Понедельник, 04.11.2013, 08:25 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 2789
Статус: Offline
8 ноября 2013 года
Киноклуб «Ностальгия» представляет
фильм №10 (333) сезона 2013-2014
«ТОКИЙСКАЯ ПОВЕСТЬ»
режиссёр Ясудзиро Одзу, Япония


***

О фильме «ТОКИЙСКАЯ ПОВЕСТЬ» посетители сайта http://www.kinopoisk.ru/film/79836/

***

Фильм меня очаровал. Япония уже давно является литературной сверхдержавой, поэтому качество японского кинематографа тоже очень высоко. И особенно остро качество режиссёра проявляется, когда снимается «обыкновенная история», «повседневная жизнь».

Уклад послевоенной Японии, проигравшей войну, пережившей настоящую национальную трагедию, вынужденной осваивать с нуля совершенно незнакомый американо-европейский стиль жизни, передан через неспешную повесть обычной семьи.

Мне кажется, что в этом фильме намеренно введён необычно медленный ритм. Этот ритм пожилых супругов, а вместе с ними и довоенной Японии, явно диссонирует с ритмом их детей. В фильме очень глубоко раскрыты многие темы отношений внутри семьи. Это и тема супругов, ведь мы имеем возможность наблюдать три супружеские пары, даже почти четыре. Это и тема родительских ожиданий и амбиций в отношении своих детей. И тема душевного родства, которое может оказаться важнее родства кровного. Да в этом фильме много всего.

Его интересно смотреть, а благодаря неспешному ритму успеваешь и о многом подумать. А, главное, с этим фильмом происходит то чудо, которое невозможно отразить в словах рецензии, но ради которого и смотришь кино. Его образы и настроение поселяются в сердце, помогая жить твою собственную жизнь чуть чище, чуть спокойнее и чуть счастливее.

10 из 10

***

Фильм отличный. Особенно в сценарном плане. Такого проникновенного фильма в этой области я ещё, пожалуй, не видел. Отлично показан конфликт между поколениями, построенный на безразличии с одной стороны и бездействии с другой. Может и есть во всём этом какой-то скрытый смысл, но мне кажется, что режиссёр просто хотел показать, как нельзя вести себя со своими предками.

***

Черно-белая, пронзительно грустная повесть именитого режиссера, наталкивает на мысль лишь об одном: конфликте отцов и детей, их взаимном непонимании, а может даже проще: эгоизме, который проявляется, правда, в разные времена. То есть родители не всегда внимательны к детям в период их взросления, становления на ноги, а дети, в свою очередь, едва покинув родительский дом, утрачивают с ним всяческие контакты, дабы подчеркнуть свою самостоятельность. Ведь самое страшное здесь то, что ни одна из сторон не хочет «идти на контакт» первой, и вместо того, чтобы искать точки соприкосновения, все мило друг другу улыбаются, а когда гаснет свет, почему-то рыдают в подушку, или, наоборот, ругают своего нерадивого родственника, правда, у него за спиной.

***

Немного грустный, но здравый и спокойный взгляд на вещи, которые мы не в силах изменить — вот настроение «Токийской повести». Время и пространство даются свыше, энтропия вечно растет, а мы лишь точки на несуществующей четырехмерной карте, которые в скорости исчезнут. С высоты птичьего полета, с позиции стороннего наблюдателя легко принять фундаментальные законы, но Одзу повествует о чувствах, которые возникают, когда человек действительно осознает себя этой самой точкой, когда он ощущает эту связь времен. Уважение к старшим, центральный мотив фильма, не просто правило этикета, уважение к старшим — логичное следствие того, что все мы рано или поздно состаримся, а вопрос уважения неожиданно повернется на свои 180. И здесь придется вспомнить о смирении, о простых радостях, о единении с природой да и, что уж там скрывать, о смерти. Карьеризм, гедонизм, аскетизм — теперь не важно. Пока кто-то упорно ищет квант времени, на лице уже морщины, в глазах слезы. Поезд делит кадр на две части. «Посмотри, какой он огромный, этот Токио».

***

«Продолжительная истина, которая длится с первого до последнего кадра»- так отзывался о кинематографе Одзу, другой классик экрана немец Вим Вендерс. И правда, по-домашнему уютные фильмы Ясудзиро, завораживают и наполняют душу зрителя кристальной добротой. Традиционно японцам удаётся снимать удивительно лиричное кино, но работы Одзу наделены особой индивидуальной чистотой стиля и размеренностью повествования.

Фильм «Токийская повесть», обычно включается всевозможными критическими опросами в 10-ку лучших лент в истории кино. За что такая честь? А вот есть за что…

«Тёплая», по картинке, каноническая двухцветная гамма, погружает вас в замедленное действие, незамысловатой истории из жизни простой японской семьи. Снятые с одной точки длинные общие фронтальные планы, при минимуме монтажного мельтешения, по-восточному возвеличивают изобразительное начало картины.

Режиссёр словно бы приглашает зрителя перейти за противоположный край экрана, став членом семьи героев. Поучаствовать в своеобразном ритуале быта, где каждое движение внутри кадра имеет определённую ценность. А с какой любовью Одзу запечатлевает свой любимый родной Токио, от лица пожилой пары персонажей, восхищаясь японской столицей…

Уважение к «старикам», есть первейшая добродетель, на которой строились даже самые по сегодняшним временам «дикие» племенные цивилизации. И как же странно, что в нынешний техногенный век, мы теряем эту традицию. Война разделила историю «страны заходящего солнца» пополам, старое, казалось бы вечное, уходило вместе с ростом городов в вечность (как парадоксально, хоть и тавтологично сказал, а!). Одзу тосковал по размеренной (сам он всю жизнь прожил вместе с мамой) довоенной жизни, без суетной беготни, навязанной укладом западного мира. В которой, можно было бы, не спеша разглядывать невинную былинку вдоль пыльной тропинки или смотреть, как плавно исчезают на воде круги от брошенного камешка. Вот также, хочется наслаждаться его фильмом, глотая свежесть жизни, струящуюся с целлулоида.

***
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 08.11.2013, 21:06 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3560
Статус: Offline
"Токийская история" (Tokyo Monogotari, 1953)

Одному из отцов японского кино гениальному Ясудзиро Одзу (1903-1963) Вим Вендерс посвятил наряду с двумя другими "ангелами" — Франсуа Трюффо и Андреем Тарковским — "Небо над Берлином". Но в жизни этот "ангел" пользовался репутацией консерватора и зануды. Дебютировав в режиссуре в 1927 году, он до 1936 года не впускал в свои фильмы звук, а до 1958 года — цвет. Когда были опубликованы его дневники, оказалось, что он педантично на протяжении десятилетий фиксировал, какая погода стояла в какой день и когда он навещал дома терпимости. Эта педантичность видится даже в том, что Одзу ухитрился умереть 12 декабря 1963 года — ровнехонько в день своего шестидесятилетия.

В его лучших фильмах, снятых после того, как Одзу вернулся из английского лагеря для военнопленных, вроде бы почти ничего и не происходит. Обычная жизнь, а порой, как в "Токийской истории", столь же обычная смерть ничем не примечательных людей, тоже, наверное, консерваторов и зануд. К тому же камера Одзу почти не двигается, разговоры сняты классической "восьмеркой", а события — словно с точки зрения сидящего на циновке человека. Но за этим бытом наблюдаешь с неслабнущим вниманием и напряжением. Фильмы Одзу прозрачны, трогательны, но не сентиментальны, нежны и забавны. Можно сказать, что это просветленные фильмы: об Одзу иногда говорят, что он воплотил на экране сам дух дзен-буддизма. Одзу — созерцатель, но он не отрешен от суеты, он созерцает именно ее и именно в ней находит высшие смыслы. Если искать какие-то параллели, то, наверное, лучшим учеником Одзу следует назвать Аки Каурисмяки: такой же минимализм, такие же бездны смысла, таящиеся в микродвижениях героев. Одзу как никто другой умел и любил снимать стариков и детей.

В "Токийской истории" дети на периферии сюжета, но это типичные для Одзу обидчивые тихие хулиганы. Когда мальчишка гордо заявляет, что отныне не будет делать уроки, потому что мама передвинула его стол, это смешнее любого оглушительного гэга. Старики же у Одзу — это еще те старики, скромные чиновники-пенсионеры, в душе которых вместе с тем горят самурайские искры. Правда, этот боевой дух проявляется своеобразно. В одном из лучших (хотя у Одзу все эпизоды лучшие) эпизодов фильма Сукиси (Сисю Рю) с такими же пенсионерами, как и он, надирается в баре, активно обсуждая прелести барменши и припоминая, на кого из гейш, встреченных им за долгую жизнь, она похожа. Сукиси из южного городка Ономиги приехал с женой Томи (Сиеко Нигасияма) в Токио повидать дочь Сиге (Харуко Сугимура), сына-врача Коичи (Со Ямамура) и Норико (Сецуко Хара), вдову другого сына. Но детям, в отличие от доброй Норико, не до них — показная почтительность плохо скрывает раздражение от незваных гостей. Стариков спроваживают на курорт Атами, где они со стоицизмом, достойным героев Бастера Китона, переносят трели оркестрика из двух гитар и аккордеона, не дающего им сомкнуть глаз. Когда же к сыну приходят в гости сослуживцы, старики столь же стоически просиживают вечер на каком-то пустыре.

Если бы фильм с таким сюжетом снимал европейский или, боже упаси, голливудский режиссер, получилась бы, безусловно, трагедия. Но для буддиста Одзу старость, одиночество и смерть не трагедия, а естественный круговорот жизни. Взрослые дети бесчувственны не по злобе, а просто потому, что они дети. Старики умирают не потому, что режиссер хочет выжать у зрителей слезы, а просто потому, что они старики. Ну а внуки так забавны только потому, что консерватор и зануда Одзу сам был в душе ребенком.

Михаил Трофименков, журнал "Коммерсантъ Weekend", №18 (114), 15.05.2009
http://www.kommersant.ru/doc/1166478
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 08.11.2013, 21:07 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3560
Статус: Offline
Токийская повесть
Tôkyô monogatari, 1953
Экзистенциальная драма


Японский режиссёр Ясудзиро Одзу считается не только на родине, но и далеко за её пределами чуть ли не самым сущностным кинематографистом Страны восходящего солнца, однако мало известен у нас даже в среде профессионалов. И хотя в 1999 году в Музее кино в Москве состоялась уникальная ретроспектива Одзу, а на телеканале «Культура» демонстрировались две его самые поздние ленты «Осень в семействе Кохаягава» и «Вкус сайры», а также «Токийская повесть», всё равно Ясудзиро Одзу, знаменательно названный одним из «ангелов кино» в специальном посвящении фильма «Небо над Берлином» Вима Вендерса, остаётся для многих неведомой персоной.

Между тем, по проводившемуся в 1995 году (как раз в канун столетия мирового кинематографа) опросу среди кинодеятелей планеты на тему «Мои самые любимые произведения японского кино» имя Одзу было названо чаще других — 36 раз, а «Токийская повесть» упомянута в 14-ти анкетах. В числе горячих поклонников этой картины оказались, в частности, французская постановщица Аньес Варда и гонконгский режиссёр Вон Карвай. Впрочем, нельзя не согласиться с высказанным тогда же мнением Вендерса, давнего и преданного фаната японского мастера, что «его произведения — как один-единственный длинный фильм на сто часов проекции, и эти сто часов — самое святое сокровище мирового кино». Тут есть подсказка, что должным образом оценить вклад Ясудзиро Одзу можно лишь тогда, когда познакомишься не с одним или же несколькими классическими работами великого творца, а проследуешь за ним весь путь от ранних немых до поздних цветных лент. С другой стороны, «Токийская повесть» (1953), которая относится к самому прославленному периоду творчества этого постановщика, признана в качестве его образцового произведения, как квинтэссенция стиля и философии Одзу.

Типичные определения «правда чувств», «сложность простоты», «элегантность и прозрачность кинематографического письма» не передают ни на йоту столь эмоционально возвышенную и, в конечном счёте, умиротворяюще пафосную атмосферу лучших творений Ясудзиро Одзу, в которых совершается неуловимый и именно трансцендентный переход от быта к бытию, от подлинной реальности современности — к некоему запредельному миру Абсолюта. Сам кинематограф Одзу, несмотря на внешнюю будничность и намеренную приземлённость (чтó есть «Токийская повесть» — всего лишь история одной поездки, когда престарелые родители, навестив своих выросших детей в Токио, понимают, что не так уж им нужны теперь), способен производить шоковое воздействие уже на интеллектуальном уровне. Как поразительный пример «тотального кино», то есть существующего везде и повсюду, разлитого в воздухе, проникающего незаметно для нас во все поры организма, просвечивающего нас изнутри и подобного незримой, но неизбежно ощущаемой душе всего сущего, того самого Духа, который «веет, где хочет».

Вопреки распространённому (в первую очередь — среди японцев) мнению, что Ясудзиро Одзу вряд ли будет понятен не японцу, а тем более — человеку, знающему о буддийских постулатах лишь понаслышке, этот мастер сразу же воспринимается в качестве совершенно общечеловеческого художника, который говорит об очевидном — как о тайном. Однако он владеет редкостным искусством переводить язык философии и духовного знания на усваиваемые без каких-либо усилий простые истины самой обычной, вроде бы заурядной жизни. Имеющий уши да услышит, имеющий глаза да увидит! Словно ангел Благовещения, который доводит слово Божье, не нуждаясь в изъяснении на «языце человеков», а являясь как откровение, ниспосланное свыше, позднее кино Одзу тоже чаще всего молчаливо и замкнуто в себе. Оно пронзает нас светом сиюминутного и одновременно абсолютного познания — будто благодаря ритмичному чередованию теней на полотне экрана, якобы из-за неторопливой и завораживающей смены кадров.

Но это — не кинематографическая отрешённая молитва, как у Робера Брессона, и не безоговорочно подчиняющий себе гипноз изображений, как у раннего Алена Рене. Погружение в глубины человеческого космоса и далее — в непостижимые просторы бесконечной Вселенной и куда-то в иные пределы — происходит у Ясудзиро Одзу так, что даже не успеваешь отвлечься от житейского рассказа о бренности и суете мира посюстороннего, отнюдь не забываешь о своей человечьей природе и вообще помнишь, откуда ты родом и какой национальности. Истинная всеохватность кинематографа Одзу проявляется в том, как твоя собственная жизнь и всё вокруг внезапно вовлекаются в орбиту его притяжения и… И они сами становятся своеобразным киноизображением, продолжительным сеансом узнавания в себе кино в целом и Одзу в частности.

Вим Вендерс в 1985 году создал документальную картину с несколько странным для западного человека названием «Токио Га» (по всей видимости, оно возникло на основе «Токио моногатари», то есть «Токийской повести»), в которой, следуя по местам, где снимал Ясудзиро Одзу, и встречаясь с его бывшими соратниками, усиленно пытался постичь «феномен Токио Одзу». Ведь этот японский режиссёр был, прежде всего, певцом Токио в течение 35 лет, а название столицы даже присутствует в заголовках пяти его фильмов. И Вендерс пришёл к парадоксальному, но справедливому выводу, что Токио Одзу в реальности уже не отыскать, а может быть, он существует только на экране, где и останется до тех пор, пока в каком-либо виде будет жить запечатлённое изображение.

Сергей Кудрявцев
Авторская оценка: 10/10
http://www.kinopoisk.ru/level/3/review/946975/
 
Евгений_ГлазковДата: Пятница, 08.11.2013, 22:22 | Сообщение # 5
Группа: Друзья
Сообщений: 31
Статус: Offline
Иногда люди становятся меньше.
Меньше - в людской памяти, постепенно вытесняясь оттуда жалкими материальными якорьками.
Меньше - во взгляде любимого человека, который понимает, что ничего и никого уже не вернёшь.
Меньше - на расстоянии вытянутой руки и горькой в безмолвном крике слезы ребёнка, не успевшего столько сказать своей матери.

Неторопливое повествование Одзу.
О счастливых людях. Счастливых, несмотря ни на что. Они не показывают боли, когда родные дети обращаются с ними как с ненужными старыми вещами. И не нужны совсем, и выбросить жалко. Поставить в своей любви к родителям галочку. Выполнено на сегодня. У детей работа, дела, гольф, нужные знакомые... И не забыть перед поездкой в отчий дом захватить траурные одежды - вдруг да пригодятся.
О том, что (всех?) ждёт. Чёрствость, расчётливость, прагматичность. А иначе нельзя - люди меняются. Но, может, люди меняют себя сами? И Одзу отлично показал это на примере, казалось бы, чужого не родного семье человека. Того, кто и не подумал влезать в общую, ожидающую всех, клоаку. Выхватил из общего снимка. Не масса, тот кто способен чувствовать. Не быть посторонним, не забывать о близких, не бросать их в страшном, жутком кошмаре, имя которому - ненужность. Хуже этого только наигранная забота и внимание. Всё для галочки. И убеждать себя, что не виноваты, что всё делаем правильно. Одзу показал и это. Ненавязчиво. Но от этого ком встаёт в горле. Пусть смерть, наверное, и не трагедия, но человеку столько всего уже не скажешь. А понимаешь только всё потом. Так неторопливо долго и так стремительно неотвратимо.

Солнце, провожающее кораблики на реке,
Я теперь один тебя встречаю.
Грустно. Прости.


Сообщение отредактировал Евгений_Глазков - Пятница, 08.11.2013, 22:23
 
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 09.11.2013, 09:07 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 2789
Статус: Offline
Всё всегда происходит вовремя. Вовремя и я по-серьёзному воспринял этот фильм…

Будучи совсем зелёным, редко когда задумываешься о том, что все мы конечны и критический возраст подступает незаметно. Незаметно вечно молодые родители вдруг начинают болеть чаще обычного и ты оказываешься у той опасной черты, когда возможность потери угрожает тебе каждый день. Потому неизменным остаётся желание именно вовремя сделать всё возможное своим любимым старикам, вовремя дать им почувствовать их нужность, вовремя в очередной раз и без лишнего повода признаться им в любви.

Ясудзиро Одзу как истинный человек Востока внимательно всматривается в происходящее, пытаясь заметить то иллюзорное, что собственно и составляет Жизнь. Жизнь, которая течёт и утекает, отсчитывая невидимыми часами предписанные каждому из нас годы, дни, минуты, мгновения. Улетающий вдаль поезд уносит от нас любимых, заставляя стоически переносить одиночество благодаря неведомо откуда берущимся силам. Состояние причастности не отпускает тебя на протяжении двух с лишним часов, задавая простые сложные вопросы о том, чувствуют ли твои родители себя счастливыми. Для тебя как зрителя и человека остаётся главное – вовремя найти на них правильные ответы…

Берегите своих родителей! Любите их! Вовремя…
 
Валентина_НежумираДата: Вторник, 03.06.2014, 05:56 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 455
Статус: Offline
В своё время родители окружали нас любовью, вниманием и заботой. Они были готовы пойти на всё ради нашего счастья. Неужели мы забыли об этом? Неужели в нас нет ни капли благодарности за их труд, который они в нас вложили? Здесь, действительно, есть над чем задуматься и поразмышлять. И я уверена, такое кино будет нетленно долгие годы и для новых поколений послужит примером того, как нельзя поступать с родителями.
 
Форум » Тестовый раздел » ЯСУДЗИРО ОДЗУ » "ТОКИЙСКАЯ ПОВЕСТЬ" 1953
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz