Пятница
23.06.2017
13:17
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Сергей Дворцевой "ТЮЛЬПАН" 2008 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » * ПОСТСОВЕТСКОЕ КИНО * » Сергей Дворцевой "ТЮЛЬПАН" 2008
Сергей Дворцевой "ТЮЛЬПАН" 2008
Александр_ЛюлюшинДата: Понедельник, 25.07.2011, 19:50 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
Чудесное казахское кино, сохранившее свою ментальность, обладающее невероятной естественностью, душевностью, простотой и красотой и способное вызывать разные, но только самые позитивные чувства. Документальная съёмка не мешает, а лишь способствует восприятию забавной экзотики, а главное – вере в то, что самая хрупкая и одновременно большая Мечта осуществима. Надо только … дождаться своего ягнёнка! biggrin

«ТЮЛЬПАН» 2008, Казахстан-Россия-Германия-Швейцария-Польша, 100 минут
— фильм-обладатель главного приза конкурса «Особый взгляд» Каннского МКФ 2008 года








Бывший моряк Аса после демобилизации возвращается в родные степи. Он живёт в юрте своей старшей сестры Самал и её мужа Ондаса, которые имеют четырёх детей. Аса хочет стать чабаном и мечтает создать свой дом с солнечной батареей и водопроводом. Чтобы получить стартовое поголовье овец, ему выдвигают условие жениться. Однако в пределах сотен километров есть только одна девушка по имени Тюльпан.

Съёмочная группа

Режиссёр: Сергей Дворцевой
Авторы сценария: Геннадий Островский, Сергей Дворцевой
Продюсеры: Карл Баумгартен, Елена Яцура, Сергей Мелькумов, Валери Фишер, Раймон Гобель
Оператор: Йоланта Дылевска
Художник: Роджер Мартин
Монтаж: Изабель Майер
Звук: Оливье Дандре
Костюмы: Газиза Коршиева
Грим: Томаш Матрасецк

В ролях

Асхат Кучинчереков — Асхат, Аса
Самал Еслямова — Самал, сестра Асхата
Ондасын Бесикбасов — Ондас, муж Самал
Тулепберген Байсакалов — Бони, друг Асы (прозвище получил по названию группы Boney M., которая постоянно звучит из его трактора)
Береке Турганбаев — Беке

Интересные факты

Фильм снимался 4 года в степях Бетпак-Далы, Южно-Казахстанская область. Пост-продакшн проходил в Германии, Швейцарии и Польши.

В съёмках были задействованы непрофессиональные актёры, которые никогда не снимались в кино. Также на эпизодические роли привлекалось местное население посёлка, где проходили съёмки.

Награды и номинации

Каннский кинофестиваль 2008: главный приз конкурса «Особый взгляд», приз молодёжного жюри, приз министерства образования Франции
Токийский кинофестиваль (2008): гран-при «Сакура», приз за лучшую режиссуру
Лондонский кинофестиваль (2008): гран-при «The Sutherland»
Кинофестиваль в Цюрихе (2008): гран-при «Золотой глаз»
Кинофестиваль в Рейкьявике (2008): гран-при «Золотой паффин»
Кинофестиваль в Монреале (2008): гран-при
Кинофестиваль в Гоа (Индия, 2008): гран-при «Золотой павлин», приз за лучшую режиссуру
Академия кино APSA (Австралия, 2008): гран-при за лучший фильм
Кинофестиваль в Карловых Варах (2008): гран-при конкурса Восток-Запад
Кинофестиваль авторского кино в Белграде (2008): гран-при
Кинофестиваль в Маниле (Филиппины, 2009): гран-при
Кинофестиваль в Котбусе (Германия, 2008): приз за лучшую режиссуру
Кинофестиваль в Хихоне (Испания, 2008): приз за лучшую режиссуру
Кинофестиваль «Manaki Brothers» (Македония, 2008): приз «Серебряная камера»
Кинофестиваль в Дубае (2008): приз за лучшую мужскую роль
Азиатская киноакадемия (2009): приз лучшему оператору
Кинофестиваль «River Run» (США, 2009): приз за лучший сценарий
Европейская киноакадемия (2008): номинация «Открытие года»
Оскар 2009: номинация от Казахстана на лучший иностранный фильм

Смотрите трейлер и фильм

http://vkontakte.ru/video16654766_160431990
http://vkontakte.ru/video16654766_160431999
 
Михаил_БушинДата: Четверг, 11.08.2011, 09:48 | Сообщение # 2
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Статус: Offline
Фильм мне понравился. Давно я не отдыхал при просмотре какой-либо картины. Обычно стараешься что-то увидеть, то, что хотел тебе сказать автор, какие-то скрытые моменты в режиссуре. Но тут все иначе, все просто и одновременно сложно как сама жизнь. Одни и те же проблемы, одни и те же жизненные ситуации. Даже отсутствие перевода не мешает понять ситуацию. А наоборот помогает лучше влиться в их мир и сопереживать их проблемам. И да же если ты находишься далеко в степи, где из отголосков цивилизации только разбитый радиоприемник и раздолбанный трактор, человек не перестает мечтать. Мечтать о свободе (хотя казалось бы ее в степи достаточно), о любви (которая ускользает от тебя, как только ты ее находишь), о понимании (когда даже близкий друг пытается навязать тебе свои планы уехать в город). Радует то, что главный герой не падает духом… Он обязательно придет к своей цели. Потому что он верит в нее.
 
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 18.10.2014, 22:49 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 2746
Статус: Offline
24 октября 2014 года
Киноклуб «Ностальгия» представляет
фильм №9 (366) сезона 2014-2015
«ТЮЛЬПАН»
режиссёры Сергей Дворцевой, Казахстан-Россия-Германия-Швейцария-Польша


***

О фильме «ТЮЛЬПАН» посетители сайта http://www.kinopoisk.ru/film/146489/

***

Дебютная картина режиссера-документалиста Сергея Дворцевого рассказывает удивительную по своей искренности историю возмужания мальчишки на фоне бесконечной и вечной пыльной степи, где свои законы и свои порядки.

***

Фильм о нереализованных мечтах, сложном выборе между семьей и другом, проблемах человека и природы… Кино снятое нашим режиссером и, увы, обошедшим подавляющее большинство наших больших экранов стороной.

***

Здесь нет разжевывания идей, но нет и нарочито скрытых подтекстов, здесь все на поверхности, но в то же время в фильм можно «копать». Фильм нетороплив, но не надоедлив. «Тюльпан» немногословен, но очень красноречив в своем слове. И главное, фильм неимоверно романтичен, он по-настоящему влюблен в Казахстан, в степь, в ту самую глушь, куда и отправился главный герой, видя все возможные лишения и неудобства. И фильм «Тюльпан», подобно своему герою, верит в эту степь, верит в ее будущее. Во многом его вера слепа и бессмысленна и попросту глупа, но она совершенно лишена фальши, пафоса, лишена идеологии, политики, она искренна и от того проникновенна.

***

Редко пишу так называемые рецензии и не люблю читать развернутые на три страницы детские рецензии на этом сайте, но этот фильм стоит того, чтобы о нем написать.

Такого ЧУДА в кино, по-моему, еще не было. Спасибо Сергею Дворцевому, все-таки благодаря неигровому кино, он научился переносить реальную, а не фальшивую (а-ля «Адмиралъ») энергию на пленку и смог создать удивительную иллюзию. Все-таки кино — это ведь великая иллюзия. Но не надо забывать, что самая величайшая иллюзия — это наша жизнь. Конечно, многие убегают в кино от реальной жизни и это нормально, мы все хотим, чтобы кино нас захватило и выдернуло хотя бы на полтора часа из круговорота забот, но нет ничего интереснее смотреть на жизнь через кино. Может, конечно, не всем это интересно, но здесь главное попытаться. Потому что через понимание созданной иллюзии очень неожиданно может открыться иллюзия нерукотворная.

Обязательно все посмотрите этот потрясающий фильм. Надеюсь, скоро он пойдет в кино, потом, может, на диске выйдет. Именно благодаря таким фильмам у кино еще есть надежда. Почти по «Звездным войнам»: надежда еще есть.

***

В основе трагикомизма «Тюльпана» — ситуация перемены мест субъекта и объекта. Тот, кто, в силу окружающих условий должен определять обстоятельства, вдруг оказывается в полной зависимости от воли другого и вынужден приспосабливаться к, казалось бы, малозначимым внешним силам. Именно такое превращение происходит с героем фильма — Асхатом, флотским дембелем, отслужившим на Сахалине и вернувшимся в родные казахские кочевья. Имея вполне консервативные намерения осесть на земле предков, он вместе с зятем и приятелем едет в соседнее чабанское стойбище, сватать в жены молодую дочь хозяина по имени Тюльпан. Супруга нужна Асхату из чисто прагматических соображений — неженатый не может получить отару и стать чабаном, поэтому тот факт, что потенциальный жених вплоть до самого сватовства невесту даже не видел, никого не смущает. К тому же и выбора особого у героя нет — Тюльпан единственная незамужняя девушка на всю округу в сотни километров. На первый взгляд, все заданные обстоятельства ведут к обоснованному вековыми традициями патриархальному браку, но в «Тюльпане» всё оказывается иначе.

Обетованная Почва, мечтательно выведенная Асхатом на матросском гюйсе, внезапно уходит из-под ног героя, и под символичное звучание «Rivers of Babylon» тот погружается в глобалистское месиво с «американским» принцем Чарльзом, грудастыми топ-моделями, солнечной японской батареей и невесть откуда взявшейся гаванской сигарой. Однако в финале фильма герой вновь ступает на твердую основу, и этот шаг выглядит уже осознанным, экзистенциально пережитым выбором. Архитипичное перешло в личное, сущность воплотилась в существование.

В фильме Сергея Дворцевого на равных с актерами участвуют степные смерчи и кустарники, овцы и верблюды, песня ребенка и новости казахского радио, солнце, песок и небо. Основываясь на в общем-то нехитром сюжете, автору удалось поставить чрезвычайно глубокую картину. В ней невероятно просто раскрываются сложные темы — отношения мужчины и женщины, человека и природы, традиций и современности. Кино о многом и для многих.

***

Любителям фестивального и авторского кино, может, будет интересно встретиться в степи… с моряком или — с трактором, несущемся в клубах пыли под «Бони М», или — с рожающей овцой…

А может, будет интересно увидеть вечернюю грозу над безбрежной пустошью или маминого верблюжёнка в мотоциклетной коляске, или модный галстук, надетый даже не под футболку и пальто, — как в незабвенном «Укрощении строптивого», — а прямо под неглиже; увидеть, как готовят овечий сыр или догоняют собственную лошадь с беременной овцой на плечах…

Послушать степные песни…

Фильм снят в духе «Догмы». — Любителям этой концепции не стоит пропускать эту ленту, снятую почти безупречно — в пыли, горестях, трудах, надеждах и радостях казахских степей…

Единственное, что вызвало вопрос, — как это опытный чабан не разобрался, что его яловые овцы не доедают и от этого не могут вЫносить своих ягнят нормально?! — Но иногда критичность переходит в занудство…

А так, — смотрите! Фестиваль! Этно! — Мечта или реальность белая юрта с верблюдами под звёздами и яркий красный тюльпан, нарисованный то ли на оборотной стороне моряцкого воротничка, а то ли палочкой в дорожной пыли?… Можно ли выплакать себе хотя бы маленькое счастье или и вправду прав Ницше и надежда — худшее из зол, поскольку «только растягивает наши мучения»?…

P.S. Кстати, всех героев зовут так же, как и актёров, которые их играли. Символично.

10 из 10

***
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 24.10.2014, 06:24 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Тюльпан
Отличный степной водевиль с элементами документалистики


В юрту, стоящую посреди казахской Голодной степи, на побывку к многодетной сестре (Еслямова) приезжает демобилизованный моряк Аса (Кучинчереков). У моряка есть мечта — завести собственное хозяйство, юрту и отару овец, но для этого сначала нужно жениться. Жениться же в радиусе сотни километров не на ком — единственной потенциальной невесте по имени Тюльпан не нравятся его большие уши. Общих усилий солидного мужа сестры (Бесикбасов) и сверкающего золотыми зубами тракториста-трикстера (Байсакалов) не хватает даже на то, чтобы моряку разрешили на нее посмотреть. История троекратного комического сватовства, в которой важную роль играет рассказ Асы о борьбе с осьминогом, разворачивается на фоне драматических обстоятельств: из-за пяти подряд мертворожденных ягнят муж сестры может лишиться премии.

Первый художественный фильм кинодокументалиста Сергея Дворцевого («Хлебный день»), выигравший каннский конкурс «Особый взгляд» аж в 2008 году, спустя годы неожиданно выходит-таки в очень узкий отечественный прокат. Узость эта явно незаслуженна: в «Тюльпане» Дворцевому удалось заставить достижения новой русской документалистики не истязать зрителя (как у Лозницы или Хржановского), но развлекать и восхищать. Он выписывает смешной и трогательный сюжет на фоне степной натуры, проработанной в его давнем документальном фильме «Счастье», перемежает очень бодрые двуязычные диалоги долгими, бесконечно продуманными планами кочевой жизни и умудряется поставить дело так, что на общий успех одинаково четко работают непрофессиональные актеры, дети, овцы, собаки, лошади, ослы, верблюды и атмосферные явления вроде смерчей. Это ни в каком отношении не меньше, чем этнографический артхаус, но во многом куда больше, лучше и веселее: не только, скажем, схожая по степной вдумчивости китайская «Свадьба Туи», но и «Свадьба в Малиновке».

Петр Фаворов
http://www.afisha.ru/movie/188359/review/349315/
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 24.10.2014, 06:25 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Канн-2008: Видимо, ослица была плохая

Автор сценария фильма "Тюльпан" Геннадий Островский рассказывает о съемках фильма и о творческом методе режиссера Сергея Дворцевого.

Одним из русских фильмов в Каннах (программа "Особый взгляд") станет "Тюльпан" известного документалиста, лауреата множества призов Сергея Дворцевого. Это его дебют в игровом кино: фильм рассказывает про казаха, который, демобилизовавшись после службы на Сахалине, возвращается в родную степь. Он мечтает о самостоятельной жизни в степи, для этого ему нужны овцы, а получить их он может, только если женится на единственной на 300 километров девушке по имени Тюльпан. Сергей Дворцевой сейчас срочно заканчивает монтаж фильма, и, чтобы не отвлекать его, Фильм.Ру поговорил с автором сценария Геннадием Островским.

— Вы не могли бы описать историю, которая рассказывается в фильме "Тюльпан". Что это за герой? И, наконец, это комедия — или нет?

— Для того чтобы говорить об истории, надо понимать, кто ее снимает, кто такой Сережа Дворцевой. Он, в принципе, человек, который снимает необычное кино. Другая сторона артхауса. Человек, который снимает жизнь практически документально. В его фильме "Тюльпан" снимаются непрофессиональные актеры, которые никогда не снимались в кино. Казахские актеры, один из них — оперный певец. Девочка закончила театральное училище... Эта история имеет, не то, чтобы второстепенное значение, но она вытекает из того, что он видит. Прежде всего атмосфера и сама степь.

— Глупо, наверное, задавать вопрос, как современный казахский пастух оказался на Тихоокеанском флоте?

— Вы знаете, бывают фильмы, в которых время важно только поскольку оно задает систему координат. Это современный Казахстан. Представьте себе, к примеру, 1994 год. Человек, который служил во флоте три года, мог быть забран в 1991-м, когда еще был Советский Союз. Но это кардинально не привязано к этому. История соотносится с этим, так как это время перемен, даже для самой степи, но это не является главным. Это мог бы быть и 1999 год.

— А что является главным?

— Главным является сам предмет, то есть фильм. На самом деле это очень простая история, в ней очень все просто. Есть молодой парень, у которого есть мечта. Он хочет жить по-другому в том месте, где все живут так, как они живут. Он приезжает к своей сестре, он хочет начать бизнес. Хочет быть фермером. А все остальные живут так же, как они жили 300-400 лет назад, обыкновенной чабанской жизнью, в которой есть своя система координат, свое счастье, свое несчастье, и так далее. Которая мало соотносится с нашей системой координат.

Человек приезжает в радужных мечтах, что он построит совершенно другую жизнь. Он не хочет быть чабаном, он хочет быть хозяином. Он хочет построить дом, купить мотоцикл, антенну, провести воду — все это практически невозможно, невероятно. Немножко наивный человек, странный, я бы даже сказал. Но не идиот.

Он туда приезжает и хочет получить стадо овец, там все равно ни на чем больше не заработаешь. Чтобы получить стадо, надо жениться, иначе невозможно, он не справится в степи один. А он живет у своей сестры, с ее мужем, с которым у него сразу возникает конфликт, муж его родной сестры считает, что он идиот, например. А жениться он не может, потому что в степи очень мало девушек — одна на 300 километров. И эта девушка отказывается выходить за него замуж, потому что она говорит, что у него лопоухие уши. Стадо он не может получить без того, чтобы жениться, а жениться он не может, потому что у него лопоухие уши.

— И он решает как-то эту проблему?

— Он влюбляется в эту девушку, которую мы ни разу не видим на экране. У него ничего не получается, и тем не менее остается в степи, там же у своего брата со своей сестрой. Это история о воспитании чувств. История мечты. Это не комедия, хотя там есть смешные сцены и диалоги.

— А почему фильм снимался 4 года?

— Это связано с методом режиссера. Это ни хорошо, ни плохо, это просто его жизнь. Он так и документальное кино снимает. Эти фильмы требуют наблюдения. Он не придумывает реальность, он, как бы, исходит из нее. Вы увидите фильм — вы поймете, почему так сложно это сделать. Есть кадры, которые никто никогда не снимал, которые трудно снимаются. Рождение ягненка... Это погружение в жизнь очень глубокое, не то, что история скачет там по буграм. Но в целом это очень простая история.

— Вы очень много раз переделывали, переписывали сценарий.

— Понимаете, это тоже метод. Он берет актеров, селит их в юрту. Они живут за 400 километров от всего. Они постепенно как бы превращаются в этих людей, чтобы это было естественно, чтобы они не выглядели актерами, изображающими чабанов... Вот, например, если по сценарию был эпизод, когда у осла стоит член и он должен трахнуть ослицу, то вот, например, в фильме это не получилось, потому что у осла член не встал. Надо было найти осла, у которого член бы встал именно на эту ослицу, такого не нашлось. Видимо, ослица была плохая. Поэтому многие сцены из первоначального сценария, который очень нравился западным продюсерам, не получились. Он очень сильно видоизменился в процессе съемок. Многие не выдерживали таких съемок, сменилось 3 или 4 съемочные группы. Сережа всегда добивался своего.

— А вы поедете сами в Канн?

— Обязательно

— А чего вы ждете от этой поездки?

— Фильм, во-первых, достоин конкурса. Его в Венецию приглашали в прошлом году — просто Сережа не успел его сделать. Не знаю. Просто его труд, его упрямство, любовь к кино была по достоинству оценена — хотя на мой взгляд, фильм этот не имеет шанса проката какого-то такого, но это заслуга за труды, заслуга за то, что это сделано в конечном итоге, не смотря на все трудности. Там у нас погиб один актер — мальчик. Не на съемках, утонул по глупости. Один из главных героев. Я считаю, фильм достоин конкурса, хотя то, что он попал в "Другой взгляд", не так плохо, хотя все равно жалко. Понимаете, это же соревнования какие-то, не всегда выигрывают лучшие. Практически, 50/50, обычно выигрывают не лучшие.

13.05.2008 Текст: Семен Кваша
http://www.film.ru/article.asp?id=5269
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 24.10.2014, 06:26 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Год «Тюльпана»

24 мая 2008 года председатель жюри программы «Особый взгляд» Каннского фестиваля Фатих Акин огласил итоги конкурса: «Гран-при фестиваля присуждается фильму «Тюльпан» ( Казахстан), режиссер Сергей Дворцевой!» И вновь одобрительная овация, вторая после премьеры накануне… Сказать, что наша картина заслуженно получила эту награду (а, мне, будучи членом казахстанской делегации в Каннах и посмотревшему все 20 картин, участвовавших в конкурсе, было с чем сравнивать),- значит не сказать ничего. «Тюльпан» не просто идеально соответствовал формату «Особый взгляд», он был особым явлением, самобытным и оригинальным.

Режиссер фильма Сергей Дворцевой после приличного опыта в документальном кино, снял свой первый игровой фильм, в котором есть документализм и практически нет ничего наигранного: юмор, драматизм, испытание, мечты и слезы не сыграны, а пережиты актерами и создателями . «Тюльпан- яркий пример визионерства на стыке игрового и документального кино. Я думаю, что значение «Тюльпана» во многом определяется, тем, что это первый в Казахстанском кино полноценный арт-хаус, талантливо соединивший игровую занимательность и документальную убедительность. Успех «Тюльпана» за рубежом легко можно объяснить потребностью западного зрителя в экзотике и чужеземных обычаях. Но без удивительной человеческой интонации, подкупающей естественности чувств и характеров, органично вписанных в естество природы, «Тюльпан» едва ли завоевал бы главные награды международных фестивалей в Каннах, Нью-Йорке, Лондоне, Торонто, Цюрихе и Токио.

В контексте казахстанских фильмов 2008 года: традиционно-вчерашнего «Подарка Сталину» Рустема Абдрашева; драматично-классического «Прощай, Гульсары!» Ардака Амиркулова, опоздавшего с экранизацией повести Чингиза Айтматова лет на двадцать и теперь вставшего в один ряд с Болатом Шарипом и его картиной «Заман-ай»; беспросветно- депрессивного «Кароя», не дающего зрителю ничего, кроме смысла, заключенного в названии; и других картин,- «Тюльпан» смотрится по-настоящему свежо, современно и убедительно.

Сергей Дворцевой придумал историю, основанную на реальной жизни кочевников, которую он знал с детства. Эту историю нельзя было снять средствами документального кино, поскольку режиссера в первую очередь интересовал конфликт человеческих отношений, а не документализм степной жизни. Сюжет фильма прост. После службы на Сахалине в родные края шымкентской степи возвращается главный герой фильма - Аса. Мечта юноши – построить здесь свой райский уголок, оазис (чтобы была семья, "белая юрта" со спутниковой антенной, фермерское хозяйство, работающее от солнечных батарей). Но пока, не имея ничего кроме флотской формы, Аса останавливается у сестры, которая кочует с мужем в степи. Председатель согласен дать ему отару овец только в случае женитьбы. Желающих жить в песчаных просторах, взяв на свои плечи нелегкий чабанский труд, нет - молодёжь стремится уехать в город. На всю степь известна только одна девушка на выданье, со сказочным именем Тюльпан...Лица Тюльпан мы так и не увидим: у каждого зрителя-свое представление о красоте. Проблема лишь в том, что девушке не нравятся…большие уши Асы…А дальше, в канве повествования- непосредственная комичность, драматизм, слёзы, проверка на прочность, правда жизни…При этом важна даже не сама история, а то, как она рассказана, какими кинематографическими средствами, в чём этот особый взгляд «Тюльпана».

Этнографический фьюжн. Так нетрадиционно можно обозначить жанр фильма, в котором переплетаются многие традиционные элементы: драма, мелодрама, комедия, приключение. Этно-кинематографический «Тюльпан» рассказал на языке документально-игрового кино традиционную культуру казахов, передав образ жизни и кочевую ментальность. При этом язык самого фильма самобытен и синкретичен: герои говорят на казахско-русском языке. И это сделано органично, два языка дополняют друг друга, они переплетены, объединяя даже тех, кто не знает одного из них. «Тюльпан» - это первая и единственная картина в нашем кино, которая делает проблему языка прозрачной: открытой для взаимного интереса и понимания. Как известно, кочевник транслирует своё миропонимание из поколения в поколение устно, через фольклор. В этом смысле у кочевника нет истории (письменной истории), но есть песня. А казахские песни в «Тюльпане» (внутри фильма и на титрах) – это интонации души, проникновенные, лирические и очень точные. (По сути, в «Тюльпане» было найдено то, и не только в музыкальном плане, что совершенно отсутствовало в «Кочевнике» - целостность и органичность национального характера.)

Hand – made – movie. Ручная работа, штучный, кропотливо и терпеливо (4 года сьёмок!) сделанный арт-хаус – очевидное достоинство «Тюльпана». Глазами режиссера Сергея Дворцевого был польский оператор Иоланта Дылевска. И этим глазам удалось многое. Но главное, предельно реалистично, «с плеча», снять фильм, имеющий дыхание, пульсацию космоса казахской степи. Жизнь кочевника, и фильм это блестяще доказывает, вплетена в природный цикл ( кочевничество по-сути ведь и есть освоение природы природным способом). Микрокосмос юрты органично вписан в макрокосмос степи, в ритм природной стихии. Чего стоит предгрозовое небо с молнией, серая пелена песчаной бури, накрывающей отару овец, или песчаный вихрь, растворяющийся в лазурном небе! И всё это без спецэффектов, натурально и естественно. Живое кино, как запечатлённое на пленке пространство-время казахской степи.

Одно из главных достоинств «Тюльпана» - его энергетика. По сути картина Дворцевого использует естественный для кочевника принцип жизни, как обмен энергией между человеком и природой, в качестве конструктивного принципа фильма. В безбрежном мире «искусственного» кино появился фильм совершенно естественный, как глоток реальности на фоне придуманных и надуманных сюжетов и форм. И произошло это, я думаю, во многом от того, что Дворцевой шёл от природы к человеку. Уровень естественности (и достаточно высокий уровень) в его картине задавали животные (овцы, верблюды, собака, коза). Именно они определяли планку искренности и естества для героев фильма. В итоге зарубежный, да и отечественный зритель увидел ту человечность и правду чувств, которые уже почти утратил. Кроме того, документальность и реализм картины во многом достигались операторской манерой, точным монтажом и длинными планами, тщательно срежиссированными Дворцевым (в «Тюльпане» минимум монтажных склеек, а части повествования максимально приближены к «реальному времени»).

Надо сказать, что у «Тюльпана» есть и будут свои противники, равно как и те, кто скажет: «да так себе фильм…». В Эпоху «Большого прикола» стало почти нормой ко всему относиться с иронией. Вот, например, как оценивают картину острые на язык журналисты: «Главный приз в Каннах— поздравляю, соотечественники — получил милый фильм про роды овцы, "Тюльпан" Сергея Дворцевого. Неплохое кино, которое должно понравиться публике. Особенно женщинам и зоопсихологам.» Я бы на это ответил: каждый видит то, что хочет видеть!

Позитивный миф. К «Тюльпану» мало подходит избитое слово «копродукция», скорее «интернационал единомышленников». Наш земляк Сергей Дворцевой писал сценарий вместе с талантливым российским автором Геннадием Островским. Снимал картину польский оператор Иоланта Дылевска. Звук монтировали французы в Швейцарии, а монтаж самого фильма делали на «Пандоре» в Германии. И конечно, прекрасно справились со своей задачей наши казахстанские актеры: Асхат Кучинчиреков, Ондасын Бесикбасов, Самал Еслямова, Тулепберген Байсакалов.

Но главное, будучи кросс-культурным продуктом (Казахстан – Россия – Германия – Швейцария – Польша), особый взгляд «Тюльпана» оказался транс-национальным, универсальным взглядом, фильмом года с универсальной позитивной мифологией. Императив этой мифологии: будь терпеливым, трудолюбивым, честным, не предавай свои чувства, улыбайся своей мечте и когда-нибудь она обязательно улыбнется тебе. Не случайно американский слоган картины звучит так: «Найди в степи свой дом». И для этого не обязательно следовать за героем фильма Асой. Его желания, его Мечта, которую он как икону нарисовал на флотской форме, - понятна и близка любому человеку в любой точке земного шара. В этой мечте простые общечеловеческие ценности: любовь, семья, дети, своё дело, счастье, гармония с окружающим миром и самим собой. А незыблемая основа этого – трудолюбие, стойкость, сила духа.

На премьере фильма в Алматы продюсер Гульнара Сарсенова сказала очень точные слова: «Легко полюбить Алматы или Астану, труднее полюбить Бетпак Далу, где снималась картина.» А не полюбить «Тюльпан», я думаю, невозможно. И международное признание фильма из Казахстана (причем, не только жюри международных фестивалей, но и простым зрителям), яркое тому подтверждение. «Тюльпан» передаёт дух Казахстана лучше, чем вся архитектура Астаны», - заметил английский актёр Джереми Айронз. И уж вне всякого сомнения делает это в десять раз лучше, чем амбициозный «Кочевник».

Олег Борецкий
http://www.kino.kz/club/tulpan.asp
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 24.10.2014, 06:26 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
Так выпьем же за голые степи Казахстана
В российском прокате «Тюльпан» – триумфатор Канн-2008, о котором мы предпочли забыть


В любви к картине Сергея Дворцевого «Тюльпан» признавались Кустурица, Вендерс, Каурисмяки и другие «випы» европейского кино. Её награждали на четырех континентах и выпускали в прокат в 40 странах. Наконец, Дворцевой стал первым российским режиссером, получившим гран-при «Особого взгляда» Канн. Всего этого в России умудрились не заметить.

«Чтобы тебя полюбили, необходимо самой себя полюбить», – таков главный посыл женских глянцевых журналов, их молитва, мантра, присказка. Сколь актуально это для домохозяек и бизнес-вумен, пусть решают сами, но в области наших провинциальных счетов с западными кинофестивалями сей тезис выглядит универсальным ответом.

Когда михалковские «Утомленные солнцем» проиграли в Каннах «Криминальному чтиву», о заговоре против российского кино заговорили по всем каналам. Бонтонный французский курорт до тех пор был взят нами всего однажды – в 1958-м («Летят журавли» Михаила Калатозова), но тогда родина не оценила, сообщив о триумфе лишь проходной заметкой в «Известиях», где даже фамилию режиссера упомянуть не сочли нужным. Начиная же с перестройки Каннский кинофестиваль стал для наших кинематографистов Меккой: мол, хоть «Оскар» и попрестижнее будет, но с тем болванчиком «всё понятно», а тут свои, европейские, элита, тут руку дружбы подадут и поведут с собой.

Не подали. Ни Михалкову, ни Сокурову, ни прочим нотаблям, на коих делались высшие ставки. В воздухе прогремело – «русофобия», «нас не любят». Но любим ли мы себя сами – вопрос по-прежнему риторический. То есть с Михалковым на этот счет всё как раз понятно, но в более обобщенных категориях ответ скорее «нет», чем «да».

В центре сюжета – история демобилизовавшегося моряка Асы, за которого отказывается выйти девушка Тюльпан. Уши, мол, большие

Судьба фильма «Тюльпан» Сергея Дворцевого – тут наиболее наглядное доказательство. В 2008 году эта картина взяла гран-при конкурса «Особый взгляд» – второго по значимости в Каннах. Затем был еще десяток гран-при, ленту чествовали от Токио до Рейкьявика, от Канады до Австралии. Но лишь через два с половиной года, после проката в 40 странах «Тюльпан» выходит на родине режиссера, причем – ограниченным тиражом.

И кто после этого русофобы?

Проект, конечно, интернациональный. Деньги в нем немецкие, оператор польский, актеры – казахстанские (Казахстан же лента и представляла в Каннах), но Дворцевой, уже успевший прославиться на ниве документального кино, всё-таки единственный россиянин с гран-при «Особого взгляда». На вопрос, как так могло получиться и почему фильм дошел до русского зрителя лишь в конце 2010 года, он теперь лишь руками разводит: «Не знаю, необъяснимо». Калатозов, говорят, тоже многого не понимал.

Очевидно, что дело не в заговоре, а в равнодушии тех, за кем «административный ресурс». Безразличие прокатчиков более объяснимо и даже простительно: «Тюльпан» – этнографический артхаус, авторское кино из серии «не для всех», априори непригодное для сбора кассы. «Особый взгляд», как и было сказано.

Популярный тост гласит, что когда в Казахстане рождается девочка – сажают дерево, когда она выходит замуж/теряет невинность – дерево срубают. Далее – см. сабж. Отслужив три года на Сахалине в ВМФ РФ, молодой казах Аса возвращается в родные юрты и идет свататься к красавице Тюльпан – единственной девушке на 300 километров вокруг. Языческими истуканами сидят на полу её родители, лезут на шельпек мухи, пьется в прихлеб чаек, а невеста знай себе смотрит в щелочку, лицо прячет, закон степи чтя, да слушает рассказы гостя – про морского конька и про осьминога, которого в нос надо кусать, не то задушит, всю кровь у человека выпьет.

Не срослось сватовство, отвергла девушка-цветок Асу за большие уши. «Может, не надо было про осьминога-то?» – волнуется сестра Асы, понимая, что не в ушах, наверное, дело. Да как же не в ушах? Повязку на них тугую, портрет принца Чарльза в руки – и опять свататься, раз, другой, третий. Всё стерпит степь, и не такое терпела.

Разрываясь между комедией и мелодрамой, более всего «Тюльпан» напоминает документальное кино – Дворцевой свое дело знает. Терпеливо ждет, пока зайдет в кадр солнце, смерч или верблюд – и ведь заходят, причем не только обычные в Казахстане двугорбые бактрианы, но и одногорбые дромадеры – корабли аравийских пустынь. Отойдет скотина, подойдут актеры. Переиграть детей, природу и детей её – верблюдов (как, впрочем, любых животных) по части естественности невозможно, но у этих актеров получается. Они, собственно, не играют, они живут: не зря режиссер вырвал их из цивилизации, учил пасти овец и взбивать масло в ступе. Вот они и пасут, взбивают, курят в небо, спят на земле. Они тут равны – верблюдам, жухлой траве, пылевым бурям, своим персонажам, коим подарили имена. Они покорны степи, они часть её, деталь десятиминутных, заунывных сцен. В ключевой из них мучительно рожает овца, и Аса делает искусственное дыхание агнцу рот в рот. В остальных – просто налетает вихрь. Просто лает собака. Просто поет девочка. Любовь – территория пурги.

Съемки затянулись на четыре года.

Этнографическая аура картины, которую и на National Geographic Channel можно показать – один к одному ляжет, поглощает и растворяет в себе. Известно, что документальные кадры воспринимаются острее художественных – в этом сила «Тюльпана», но в этом и его слабость: он всё-таки не про войну – про степь, а степь и убаюкать может. Ей подчинен каждый план, её законам – все сюжетные повороты: без жены не стать чабаном, а именно чабаном мечтает стать Аса. Чтобы своя отара, свой кусок, свой дом двухэтажный с солнечными батареями на крыше. Сие – популярная ныне как в России, так и в Казахстане идея почвенничества пополам с модернизацией плюс дружба народов (только Аса в фильме говорит на русском, остальные – на казахском, перевод никому не требуется).

Другой вопрос, что предложенную уроженцем Казахстана Дворцевым хронику государственным мужам проще держать не за патриотизм, а за «очернительство». Ведь только свой быт естественен, а в кадре чужие угри выдавливают – не твои. Едят – и тут же, рядышком, мочатся. С овцой на плечах гоняются за лошадью. Улыбаются золотозубым ртом. Носят узорчатый галстук на голое тело. Разглядывают дешевую порнографию. Чем не «Борат»? И как бы намекая тем мужам, что лакированной шкатулочки – сувенирки для туристов не будет, Дворцевой заставляет радио изречь: «К 2030 году президент Нурсултан Назарбаев обещает Казахстану свежий воздух и чистую воду». Это уже – почти диссидентство. На кинофестивалях такое ценят.

В глубокой приязни к «Тюльпану» расписался Эмир Кустурица – бытописатель расхристанных югославов. «Фильм дышит красотой и волшебной простотой», – заявил в свою очередь Вим Вендерс, еще один мастер медитативных сцен. Родись они оба в Казахстане, тоже бы любили смотреть на степь да рисовать палочкой в дорожной пыли тотемические знаки. И главная заслуга Дворцевого, пожалуй, в том, что у него действительно получилось сделать степь красивой, оставив естественной. Получилось отловить из засады и вписать в кадр многое множество второстепенных деталей, что не дает заскучать глазу окончательно. Получилось то, что не получилось у внука Калатозова – уже Калатозашвили – в «Диком поле», где гениальный сценарий Луцика-Саморядова откровенно страдает от бедности планов.

«Тюльпан» – «энциклопедия степи» почти по Чехову, в его же духе трогательный, мудрый, забавный фильм. Но чтобы оценить и не жаловаться, мало любить Чехова – нужно степь любить.

На худой конец – National Geographic Channel.

http://vz.ru/culture/2010/11/18/447801.html
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 24.10.2014, 06:26 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 3502
Статус: Offline
«Тюльпан»: Игорь Сукманов - Территория любви

У фильма Сергея Дворцевого «Тюльпан» счастливая фестивальная судьба. О таких картинах принято говорить, что они «обречены на успех».

С единственной поправкой — речь идет не о коммерческом успехе, а о восторженной реакции немногих, о славе, которую разносит по всему миру крошечный ареопаг профессионалов, толпящийся на фестивальных площадках. О таком кино ведется много разговоров, о нем много пишут, в то время как шансы увидеть его на рядовом сеансе, как правило, сводятся к нулю. Мы достаточно хорошо осведомлены, в каких краях и весях побывал «Тюльпан», какие лестные снискал там отзывы, но понятия не имеем, станет ли он вообще доступен обыкновенной публике.

Если принять в расчет, что отечественное арткино обычно с трудом пробивает дорогу на престижные западные смотры, кажется странным, что Россия не спешит с прокатом титулованной картины. Ведь «Тюльпан», несмотря на его немецко-казахские корни, все-таки произрастает из нашего советского прошлого, поэтому-то к нему относишься как к отечественному произведению. Вежливая, но далеко не радостная реакция родной прессы и наводит на мысль, что «Тюльпан» — пример фестивальной конъюнктуры, фильм, изначально ориентированный на вкусы нездешней публики.

В известном смысле так оно и есть. В «Тюльпане» заключен тот мир непосредственных «примитивных культур» и безграничных эмоций, что любим и востребован элитой обеспеченных зрителей. Есть популярный на западе «неоварварский» антураж «голодной» степи, суровый быт кочевников, окрашенный юмором и авторским человеколюбием, есть сюжет на темы жесткого столкновения с жизнью и преодоления героем инфантилизма. Есть расхожие стереотипы ориентального кино, цепляющие изнутри своей достоверностью и формальной простотой, заставляющие публику сопереживать и изумляться, а заодно очищаться от скверн цивилизации.

О, таких картин мы видали немало! От «Урги» до «Замужества Туйи». Все самобытные и предсказуемо славные. «Тюльпан» из их числа. Расписывать его достоинства можно по заранее заготовленным лекалам. Оценить остроумие сюжета — житейский анекдот о простодушном парне с ушами неправильной формы, который мечтает жить в глухой степи, пасти овец, да не в силах свою мечту воплотить в реальность. Прочитать за добродушным авторским ёрничанием «оммаж» «естественному человеку» Жан-Жака Руссо. Можно умиляться этим наивным примитивам, в которых видны «последние остатки неразвращенного человечества». Прекрасна девочка, распевающая дурным голосом бесконечную мелодию степи. Уморительно смешон ее братишка-уникум. Он способен слово в слово пересказывать отцу услышанные по радио новости мировой политики и культуры. Забавен самый маленький представитель кочевого семейства, жизнерадостный малыш, оседлавший большую коряку и гойцающий на ней по степи, словно всадник на боевом коне. Под стать детям белый щенок — такой же дурашливый, вертлявый и бесконечно комичный. Эти образы светятся добром. Они «подыгрывают» сюжету на правах безусловных гарантов успеха. В «Тюльпане» все это настолько очевидно, что появление таких персонажей на экране уже не кажется оригинальным и упоительно свежим. Вспомним, так уже было у Михалкова в «Урге»: задорная монгольская девочка, которая играла пасодобль на аккордеоне, монгольская бабушка, которая самозабвенно теребила полиэтиленовую пленку с пупырышками. Был, наконец, смешной «оцивилизованный» родственник героя, «вестник большого города», который владел репродукцией с изображением Сильвестра Сталлоне и выдавал ее за снимок своего брата. В «Тюльпане» есть похожий на него персонаж — чудак, подтравленный соблазнами цивилизации. Он раскатывает в грузовике под залихватскую мелодию Bonney M и глазеет на фото голых девиц в дешевых эротических журналах.

Как и у Михалкова, натуральная жизнь степи в «Тюльпане» испытывает вторжение извне. Приметы цивилизации здесь также комичны и нелепостью своей доведены до абсурда. В «Урге» они выглядели символами, угрожающими вековому экопорядку. Презервативы противостояли поэзии безграничного простора, заводские трубы — воткнутому в землю пастушескому шесту, «символу любви, одиночества и величия степи». В «Тюльпане» цивильные атрибуты больше смахивают на безобидный антураж, повод для потешных гэгов. Присутствие хрустальной люстры в юрте пастуха есть чистая шутка, деталь, оживляющая действие и заставляющая улыбнуться. Так же «прикольно» выглядит морская форма героя на фоне засушливых равнин, извлеченная на свет фотография принца Чарлза и принцессы Дианы или мотоциклетная карета «скорой помощи», в которую усажен забинтованный верблюд. Эти «безделицы» изобретательны и остроумны, но при этом слишком постановочны, чтобы по-настоящему отвечать духу «естественного» кино.

Пока сценарные находки увлекают режиссера, картина не блещет оригинальностью и не поднимается выше уровня качественного ориентального кино. История движется в русле безобидной комедии и только тогда обнаруживает глубину и неподдельную эмоцию, когда инстинкт документалиста берет в режиссере Дворцевом верх и подвигает его поступиться вымыслом в пользу непредвиденной жизненной ситуации. Камера, отрешившись от траектории заданных мизансцен, по-настоящему обретает свободу действия. Следуя по пути «слегка намеченного сюжета», фильм достигает высшей точки драматизма.

Бесспорно, лучшие сцены «Тюльпана» — эпизоды на пастбище, включая финальный эпизод, в котором герой наблюдает за таинством рождения ягненка и принимает участие в спасении новорожденной жизни. Снятый в режиме реального времени, этот фрагмент полностью переворачивает представление о картине. В обход метафор и вымысла, используя сырой материал действительности, Дворцевой подходит к неуловимой границе, когда рядовое кино оборачивается произведением искусства.

Трудно объяснить, что воздействует в этой сцене больше. Чувство реального саспенса, внутреннего беспокойства, вызванного тем, что камера документально фиксирует «жизнь и смерть за работой», а мы, зрители, становимся свидетелями драматической кульминации, исход которой неизвестен никому, ни автору, ни актеру... Или дело в самом герое, по сути — реальном исполнителе, проживающем здесь и сейчас невообразимую гамму чувств — шок, страх, растерянность, отчаяние и решимость? В одном из интервью Дворцевой рассказывал о съемках данного эпизода. Присутствуя при родах животного, актер Асхат Кученчереков понятия не имел, как ему действовать в сложившейся ситуации. Когда стало понятно, что ягненок умирает, актер был вынужден вмешаться. Он помог извлечь плод и буквально вдохнул в него жизнь. Принимая во внимание, что горожанину Асхату это пришлось сделать впервые, легко представить силу пережитого потрясения, запечатленного к тому же камерой. Слежение за неподдельным, подлинным состоянием души — драматический момент, изъятый из реального момента, — демонстрирует уникальный случай, в котором проявляется величие человека. Анекдот оборачивается историей возмужания, рассказанной языком Роберта Флаэрти.

В неигровом «слегка намеченном сюжете» камера только фиксирует происходящее. Она сосредоточивается на действии, не отвлекается на детали. Она нарушает правила игровой режиссерской орфографии и пунктуации, игнорирует логику блестящего рассказа. Здесь нет «красивостей», нет искусственных монтажных склеек, благодаря которым фильмы выигрывают в динамике. Зато воплощается главное — камера схватывает на лету и выстраивает в непрерывности кадров открытую эмоцию, грандиозный сюжет на тему взаимоотношений казахской степи и человека. В этом сюжете заключается все. Есть проза — изнурительный труд и ритуалы кочевой жизни, есть изматывающая борьба за существование. Есть поэзия — моменты безграничного счастья и пронзительного осознания красоты мира, рождаемого в муках, крови и слезах. Есть сознательное невмешательство автора в ход экранных событий. Что это, как не высшее проявление любви к запредельно далекому от нас уголку мира, в экстремальных условиях которого жизнь только и обретает ценность! Силой мощного эпизода экзотический край преобразился в территорию любви, а этнографический симулякр — в фильм, достойный уважительного звания «искусство кино».

Искусство кино №10, Октябрь 2008
http://kinoart.ru/2008/n10-article3.html
 
Форум » Тестовый раздел » * ПОСТСОВЕТСКОЕ КИНО * » Сергей Дворцевой "ТЮЛЬПАН" 2008
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz