Среда
28.10.2020
15:32
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Семён Аранович "ТОРПЕДОНОСЦЫ" 1983 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » * СОВЕТСКОЕ и ПОСТСОВЕТСКОЕ КИНО * » Семён Аранович "ТОРПЕДОНОСЦЫ" 1983
Семён Аранович "ТОРПЕДОНОСЦЫ" 1983
Александр_ЛюлюшинДата: Воскресенье, 06.09.2020, 19:33 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 3017
Статус: Offline
«ТОРПЕДОНОСЦЫ» 1983, СССР, минут
— фильм Семёна Арановича по мотивам неоконченной повести Юрия Германа «Здравствуйте, Мария Николаевна»


1944 год — Великая Отечественная война. На заполярном аэродроме базируется полк морской авиации Северного флота. Показана повседневная жизнь в военном гарнизоне, боевая работа торпедоносцев и трагизм войны. По отзывам ветеранов — это самый реалистичный художественный фильм о советской авиации периода Великой Отечественной войны.

Съёмочная группа

Авторы сценария — Светлана Кармалита и Алексей Герман (в титрах не указан)
Режиссёр-постановщик — Семён Аранович
Оператор-постановщик — Владимир Ильин
Художник-постановщик — Исаак Каплан
Композитор — Александр Кнайфель
Звукооператор — Галина Лукина
Редактор — Всеволод Шварц
Главный консультант — генерал-лейтенант авиации В. П. Потапов
Консультанты:
генерал-майор В. И. Минаков лётчик торпедоносец, Герой Советского Союза
адмирал Б. E. Ямковой
вице-адмирал В. C. Кругляков
полковник В. Бондаренко
Л. Боброва
Режиссёры — И. Милютенко, И. Иванов
Оператор — Евгений Гуревич
Дирижёр — Олег Куценко
Административная группа — Ада Ставиская, В. Юмакова, В. Кузнецов, А. Карабанов, В. Инихов
Директор картины — Алексей Гусев

В ролях

Родион Нахапетов — старший лейтенант Александр Белобров
Алексей Жарков — старшина Фёдор Черепец
Андрей Болтнев — инженер-капитан Гаврилов
Станислав Садальский — старший лейтенант Дмитриенко
Татьяна Кравченко — Маруся-повариха
Вера Глаголева — Шура
Надежда Лукашевич — Настя
Александр Сирин — майор Плотников, командир экипажа
Юрий Кузнецов — подполковник Фоменко, командир авиаполка
Юрий Дуванов — Веселаго, штурман экипажа Плотникова
Всеволод Шиловский — старшина Артюхов, авиационный механик
Александр Филиппенко — генерал авиации
Владимир Баранов — Сёмушкин, летчик-истребитель
Евгений Артемьев — бортстрелок экипажа Плотникова
Митя Михайлов — Игорь Гаврилов
Сергей Бехтерев — инженер-подполковник Курочкин
Сергей Внуков (в титрах указан как — В. Внуков)
Эдуард Володарский — гвардии капитан, командир экипажа, позывной «Мак-5»
Вячеслав Воронин
Резо Имнаишвили — доктор
Александр Поляков — лётчик
Владимир Ситанов — старший лейтенант
Николай Сметанин — лейтенант
Валерий Хлуднев
Любовь Малиновская — Серафима
Елизавета Никищихина — мать Шуры
Светлана Костюкова — медсестра

Интересные факты

На 41 минуте фильма вы можете увидеть уникальные кадры. В фильме был снят настоящий истребитель Messerschmitt Bf-109 F-4/Trop («trop» — «тропический») W.Nr. 10132 "CD+LZ" немецкого аса Хорста Карганико (60 воздушных побед). На этом самолете Хорст 12 августа 1942 г. эскортировал разведчик, но был подбит в бою и совершил вынужденную посадку в районе Мурманска. На следующий день Хорст был спасен на Fi-156 "Storch". Самолёт Хорста был случайно найден в 1980 году в Мотовском заливе. И тогда же с помощью вертолета Ми-6 вывезен в музей авиации Северного Флота в Сафоново, где был минимально отреставрирован для экспозиции. В 1983 году принимал участие в съемках фильма "Торпедоносцы". Но в 1994 году этот уникальный самолет продали английской фирме "Aero Vintage Ltd". В 1996 выкуплен Aero Vintage Ltd (Великобритания) для проведения реставрации. В 1999 перевезён в Канаду в Национальный авиационный Музей (Оттава). История восстановления, текущее состояние (англ.). Тогда в 1994 по этому поводу в Сафоново был скандал - не очень громкий, местного значения. Сейчас заменен другим Мессером модели F-4, который зачем то переделали под G-2. Немного худшего качества чем самолет Караганико.

"Убитый" немец в кабине истребителя Хорста - загримированный актер. На фюзеляже можно увидеть следы от пуль, они настоящие - оставлены еще 12 августа 1942 года летчиками 19-го ГвИАП (Curtiss P-40, Bell P-39) сбившими Хорста.

Можно с полной уверенностью сказать, что данный истребитель Хорста Карганико является самым дорогим и уникальным Bf-109 сохранившимся с времен войны.

Для съёмок фильма "Торпедоносцы" были использованы самолёты из фонда музея ВВС СФ в Сафоново. Первоначально планировалось использовать почти целый Ил-4 найденный несколькими годами ранее, но его передали для постамента в город Североморске, поэтому Ил-4, исполняющий главную роль, - это самолёт, собранный из четырёх, найденных по Кольскому полуострову. Центральную часть самолета обнаружили под Краснощельем, правую консоль доставили с места крушения Ил-4 под Луостари, левую консоль, стойки шасси и хвостовую часть поисковики нашли в районе Гремихи, а оборудование кабины и ее переднюю часть обнаружили под Мурманском. Двигатели АШ-82 взяли от Ли-2. Самолёт хоть и не взлетал, но ему оживили двигатели и он был способен перемещаться самостоятельно. На Ил-4 летал главный герой кинокартины Белобров, роль которого исполнил актер Родион Нахапетов, а подруливал на крылатой машине подполковник авиации и один из создателей музея Владлен Бондаренко. Аэродромные сцены фильма снимали в Сафоново-1. Эпизоды в клубе были сняты в ДОФе Авиагородка. Концерт снимали в ДОФе Североморска. Некоторые эпизоды (в том числе на причале) были сняты в Сафоново. После съёмок самолёт остался в ангаре как музейный экспонат. Второй Ил-4 сожгли во время съёмок. Ввиду отсутствия средств в 90-е годы, помещения музея пришли в негодное состояние. В 1998 году крыша ангара, построенного ещё пленными финнами, рухнула. Удар каркаса пришёлся именно по торпедоносцу. Ил был практически расплющен. Восстанавливали самолёт авиаторы Северного флота. Более двух лет Ил-4 доводили до выставочного уровня.

В основу сценария ленты, написанного Светланой Кармалитой и Алексеем Германом, были положены военные рассказы Юрия Германа и его неоконченная повесть "Здравствуйте, Мария Николаевна".

Постановщик картины Семен Аранович, по его собственному признанию, «давно мечтал снять фильм о морской авиации».

«Мы искали для своих героев-летчиков наиболее острую ситуацию», — рассказывал о работе над картиной Аранович. — «И потому заменили бомбардировщиков (так было в сценарии) на торпедоносцев.

В фильме использованы фрагменты документальных съемок воздушных боев морской авиации, а в финальной сцене показаны подлинные фотографии летчиков Северного флота.

«Все хроникальные материалы, которые мы получили, были многократно контратипированы», — рассказывал Ильин. — «По характеру изображения это была почти чистая графика. Надо было искать путь приближения к графике и цветного изображения. Возникла мысль — сохраняя цветность лица актера, все остальное увести в монохромное, почти черно-белое изображение. Были сделаны многочисленные пробы и, наконец, нашли способ, который дал возможность подойти к решению задачи: проявление до высокой гаммы, дополнительная засветка и специальная цветовая организация кадра».

В интервью японским журналистам Аранович сказал о своей картине: «"Торпедоносцы" — это история о советских камикадзе».

Прототипом одного из героев фильма стал Андрей Андреевич Баштырков — летчик-разведчик и торпедоносец, Герой Советского Союза (1943, посмертно). Баштрыков был на фронте с первого дня Великой Отечественной войны, с 1942 года воевал в составе 24 мтап ВВС СФ. Им было совершено 107 боевых вылетов, из которых 66 ночных.

О том, почему его имя не стоит в титрах картины, Алексей Герман рассказывал: «Я был практически уволен с "Ленфильма". Поэтому-то моего имени нет в титрах ни "Торпедоносцев", ни других восьми сценариев, которые мы написали со Светланой».

Съемки "Торпедоносцев" шли параллельно с работой над другой картиной по произведениям Юрия Германа — "Мой друг Иван Лапшин". Андрей Болтнев, Алексей Жарков, Александр Филиппенко и Юрий Кузнецов снялись в обоих фильмах.

По отзывам многочисленных ветеранов Великой Отечественной войны - лётчиков, среди фильмов об авиации в войне фильм "Торпедоносцы" является наиболее приближенным к реальности.

Во время торпедной атаки в прицеле видна подводная лодка U101 за мгновение до поражения торпедой, этого не могло быть в реальности, у U101 воевала в других местах в то время и была разделана на металл в 1943 году.

Награды

1984 — 17 Всесоюзный кинофестиваль (Киев) в программе художественных фильмов:
• Приз «За лучший фильм военно-патриотической тематики» — фильму «Торпедоносцы»
• Диплом жюри оператору (Владимиру Ильину)
Серебряная медаль им. А.П.Довженко Светлане Кармалите, Семёну Арановичу, Владимиру Ильину, Исааку Каплану, Родиону Нахапетову, Алексею Жаркову (1984).
Диплом Краснознамённого киевского военного округа фильму на XVII ВКФ (1984) (Киев).
Государственная премия СССР 1986 года. Лауреаты: Светлана Кармалита, Семён Аранович, Владимир Ильин, Исаак Каплан, Родион Нахапетов.
В прокате фильм посмотрели 11,5 млн зрителей.

Смотрите фильм
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 06.09.2020, 19:53 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
ТОРПЕДОНОСЦЫ

Для того, чтобы приблизить их [героев-летчиков] к сегодняшнему зрителю, сделать понятными и дорогими ему, необходимо создать как бы эффект присутствия. Эта задача определяет стилистику картины, предполагающую не отстраненное рассматривание героев и ситуаций, но воссоздание времени со всеми его реалиями. Все — до мельчайших подробностей быта военного гарнизона — должно быть абсолютно достоверно.

АРАНОВИЧ С. [О фильме "Торпедоносцы"] // Кадр. 1983. 24 авг.

Именно кинохроника, именно фотографии военных лет становятся стилистическим ключом картины. Ее игровые эпизоды сменяются документальными кадрами, киноизображение переходит в фотографическое. Лента, снятая в цвете, органично включает в себя вкрапления черно-белой пленки, но и в цветном изображении порой торжествует черно-белая гамма — гамма позднего северного рассвета, когда в природе все и впрямь серо, черно, бело. Всеми этими умениями виртуозно владеют авторы фильма. В том, как пользуются ими оператор В. Ильин и художник И. Каплан, нет ни тени нарочитости, ни грана щегольства. Художественное мастерство, направленное к тому, чтобы остаться "незаметным", — одно из отличительных свойств ленты.

ИВАНОВА Т. [О фильме "Торпедоносцы"] // СЭ. 1983. № 20.

На протяжении фильма мы увидим три [...] торпедные атаки, переживем гибель трех экипажей. Снятые в документальной манере с искусно вмонтированными хроникальными кадрами эпизоды эти производят сильнейшее впечатление. Ощущение такое, что оператор Владимир Ильин и все участники съемок лично испытали отчаянное напряжение, стремительность и злой азарт боевой атаки, тот взлет духа и воли, с каким командир экипажа горящего торпедоносца подполковник Фоменко врезается в немецкий конвой... В каждом кадре торпедных атак всей кожей, всеми нервами переживаешь и за людей, и за машину, за их ИЛ-4, словно бы живой в эти моменты.

МЕЛЬНИЦКАЯ Л. [О фильме "Торпедоносцы"] // Правда Севера. 1983. 15 дек.

Сценарий фильма написан С. Кармалитой по рассказам Ю. Германа, который в годы войны был на Северном флоте, и потому они очень достоверны по атмосфере и точны в деталях. Режиссер С. Аранович служил в авиации на севере и очень хорошо знает и быт, и все особенности трудной военной "работы" летчиков-торпедоносцев. К тому же Аранович умеет с большим мастерством использовать в игровом фильме хроникальные кадры, очень органично включая их в ткань фильма. Все это вместе взятое предопределило стремление добиться документально точного, в стиле военной хроники воссоздания событий, описываемых в сценарии, и то, чтобы снимать фильм на черно-белую пленку. Режиссер принял такое решение, и мне стоило немало сил убедить его в возможности и даже необходимости цвета.

Из чего я исходил? Стремиться к достоверности, документальной точности необходимо, нельзя только забывать, что это наш сегодняшний взгляд на события. Чистая стилизация под хронику технически возможна, но уверен — это неправильный путь; зритель знает, что фильм снимался в 1982 г. Наша задача не в том, чтобы заставить его поверить: фильм снят 40 лет назад. Наша задача — сохранив точность в деталях, в поведении актеров, эмоционально захватить зрителя, чтобы он поверил: было именно так, как мы это показываем сегодня. Цвет уже сам по себе дает привязку к сегодняшнему дню. Главное же — цвет позволяет усилить эмоциональное напряжение.

Получив согласие режиссера хотя бы попробовать снимать в цвете, я оказался перед проблемой совмещения в фильме цветного и черно-белого изображений. Совсем обойтись без хроники мы не могли, т. к. нам нужно было в большом количестве показать уже не сохранившиеся корабли и другую военную технику, в том числе и немецкую, и главное — самолеты. Для съемок мы имели всего один торпедоносец ИЛ-4, а нужно было много; нужны были и другие типы самолетов военного времени. Одними макетами мы бы не обошлись, хроника же давала много уникального материала.

Все хроникальные материалы, которые мы получили, были многократно контратипированы. По характеру изображения это была почти чистая графика. Надо было искать путь приближения к графике и цветного изображения. Возникла мысль — сохраняя цветность лица актера, все остальное увести в монохромное, почти черно-белое изображение. Были сделаны многочисленные пробы и, наконец, нашли способ, который дал возможность подойти к решению задачи: проявление до высокой гаммы, дополнительная засветка и специальная цветовая организация кадра. [...]

Уже первая партия экспедиционного материала, снятого и проявленного по этой технологии, дала очень хороший результат [...]. Режиссер был в какой-то мере удовлетворен первым материалом, но для большей уверенности монтажа с хроникальными кадрами все-таки настоял, чтобы некоторые эпизоды снимались на черно-белой пленке. Иногда это давало определенный эмоциональный эффект, например, в первом эпизоде атаки ИЛ-4 на немецкий корабль. Съемка шла несколькими съемочными аппаратами с разных точек на черно-белую пленку, но в одном ручном аппарате, которым снимал я сам, была цветная пленка. Также на цвет были досняты и крупные планы командира и членов экипажа во время атаки. В монтаже короткие цветные врезки дали нам нужное впечатление. К сожалению, некоторые большие эпизоды в ходе монтажа фильма были сокращены, что дало в одном-двух местах излишнюю "чересполосицу" цветных и черно-белых кадров. [...]

Для решения главной задачи — заставить зрителя полюбить этих людей, заставить переживать за них и переживать вместе с ними — цветовой акцент на лицах давал очень много, но его нужно было поддержать и другими операторскими средствами и прежде всего композиционной экспрессией изображения. Поэтому весь фильм снимался с рук короткофокусной оптикой вплоть до объектива f = 10 мм.

Что это дало? Смысл короткого фокуса: первое крупный план на широком фоне; второе — оператор оказывается внутри действия, рядом с артистом, буквально чувствует его дыхание; третье — повышение экспрессии, эмоциональности изображения за счет ускорения перемещения актера на камеру. Все это вместе позволило уйти от телевизионной камерности, а такая опасность была, так как хотя картина и о войне, но с малым числом действующих лиц, в кадре чаще всего один-два актера.

Короткий фокус дает прекрасную возможность — чуть заметным движением вывести на первый план актера, главного в кадре. Вот это движение за актером, движение вместе с ним было мне особенно дорого. Это же определяло и принцип съемки с рук как возможность почти незаметного для зрителя слежения за актером, а вовсе не как возможность "бегать с камерой". Кстати, с рук велась и съемка с вертолета [...]. И чтобы закончить разговор о короткофокусной оптике, скажу еще о том, что с волнением обнаружил: некоторые кадры хроники, вошедшие в фильм, например пролеты гидроплана, взяты из коробки с надписью "Съемки С. П. Урусевского" — во время войны Сергей Павлович был фронтовым оператором на Северном флоте...

Считаю себя "актерским оператором", самое главное в кадре для меня — актер: ради его самочувствия в кадре, даже ради его успеха делается все остальное. Но иногда мы исходим из принципа — предельно облегчить артисту его нелегкий труд, и тем самым теряем в естественности. Это относится, например, к съемкам в кабинах самолетов. Когда-то, снимая такие кадры в картине "Краткие встречи на долгой войне", я удивился полной их безжизненности, но потом понял в чем дело. Теперь уже при съемках на ИЛ-4 в кабину подавался сжатый воздух от компрессора, а когда его не было — от баллона. Сильная струя воздуха в лицо оправданна: в войну приходилось летать на самолетах с простреленными стеклами, со щелями и т. п. Струя воздуха создавала для артистов серьезную физическую преграду и делала их игру реальнее. [...]

Наши главные принципы — точность человеческого поведения актеров, предельная точность всех деталей, точность выделения съемкой главного в кадре и сочетание всего этого с некоторой условностью стыка цветного и черно-белого материала, дающего сегодняшнюю точку отсчета, — мы старались провести во всем фильме. Насколько это удалось, судить зрителям.

ИЛЬИН В. Операторская работа в фильме "Торпедоносцы" // ТКТ. 1984. № 1.

http://web.archive.org/web....ttp
 
ИНТЕРНЕТДата: Воскресенье, 06.09.2020, 19:53 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 4077
Статус: Offline
«ТОРПЕДОНОСЦЫ»
Военная драма


Авторы этого фильма стремятся подойти как можно ближе, вплотную к ушедшему военному времени, возвратить его нам, пережившим и не пережившим. Играя лётчиков торпедоносцев, актёры погружаются в стихию почти абсолютной документальности, когда всё - от самолёта до шлема - настоящее, а хроникальные кадры атак торпедоносцев неотличимы от только что снятых, когда у самих исполнителей возникает ощущение, что они находятся в том времени. Причём герой Родиона Нахапетова (в большей степени - наблюдатель, но из тех, кто всё выстрадал и записал в личные дневники, а теперь словно делится этим с нами) призван связать два времени - прошлое и настоящее, сделать незримой историческую дистанцию, которая отделяет от минувших событий, заставить нас испытать боль войны, как в жизни. Актёр одновременно исполняет будто две роли: лётчика Сашу Белоброва и нашего современника, рассказывающего о «прекрасном и яростном мире» лётчиков военных торпедоносцев. Из чего складывается подобное впечатление? Исполнитель, войдя в минувшее, не забывает о настоящем и словно оборачивается к нам оттуда, устанавливая контакт напрямую со зрителями. Но разгадка также скрыта и в самом персонаже.

В «Торпедоносцах» Саша Белобров представляет собой нравственный идеал, обострённое чувство справедливости, камертон правды для всех героев картины. Так или иначе, их судьба связана с этим человеком. Да и он без них не был бы самим собой. Без любимой девушки Насти, которая вышла замуж за другого, вскоре погибшего лётчика; без её подруги Шуры, овдовевшей девчонки с ребёнком на руках; без стрелка-радиста Черепца, ёрника и балагура, застенчиво влюблённого в Марусю из местной столовой; без механика Гаврилова, который разыскал сына Игорька, а потом понял, что это совершенно чужой мальчишка; без многих других людей, с кем встречается Белобров на аэродроме, в столовой, в клубе... На долю Саши выпадает приятный долг помочь друзьям и скорбная обязанность сообщить Насте и Шуре о том, что не вернулись самолёты их мужей. Он настаивает на этих словах «не вернулись», чтобы оставить какую-то мизерную надежду, помогающую жить.

Белобров предельно честен и порядочен перед людьми и самим собой. Ему трудно примириться с тем, что Настя его не дождалась, а теперь, после гибели её мужа, тем более не вправе выказывать свои чувства. Саша будет шутить, заботиться о друзьях, подбадривая и поддерживая их, всего себя отдавать опасной работе, стараясь забыть, преодолеть обиду. Однажды, не выдержав, придёт к любимой, попросит: «Скажи что-нибудь?». Догадавшись, что ничего не поправишь, а любовь не вернёшь, просто скажет: «Прости меня» - и уйдёт. Боль останется внутри - скрытой от посторонних глаз. Таков уж у Белоброва характер, что ни в чём и никогда он не будет судить других людей. Сможет перебороть себя, с честью выйти из непростого испытания любовью, чтобы придти к простой и мудрой истине: «Надо жить дальше». А в условиях войны - это значит бороться, не щадя своих сил, хоть чуть-чуть приближая миг победы.
Есть у Саши Белоброва дело, которому он бесконечно предан: тяжёлая работа лётчика торпедоносца, когда за двадцать секунд атаки самолёт расстреливается противником в упор. В этом факте зримо раскрывается суть характера человека, способного пожертвовать собой, чтобы жили другие. Для Саши является нравственным долгом исполнение клятвы, данной Шуре, а главное - себе: «Мы их разобьём... мы их так разобьём, веками будут помнить». И это было долгом всех его друзей, вместо слова «подвиг» говоривших «работа».

На примере ленты «Торпедоносцы» видно, что даже в условиях строгой документальности герой Родиона Нахапетова не теряет романтические черты. Думается, это связано с сущностью его натуры, с теми идеалами, которые он исповедует. Белобров - живой человек, со страстями и тревогами, один из тех людей, о которых рассказывает фильм. Но безграничное чувство нравственности и совестливости поднимает его чуть выше остальных. Для них этот герой - как надежда, источник веры, лекарство для души. Именно поэтому он по-особому воспринимается также и зрителями, словно получающими вместе с другими персонажами частицу столь необходимой доброты. Ощущение доверия к нему даёт возможность поверить в изображаемое, прочувствовать всё - как лично пережитое. Внутренняя драма героя вызывает дополнительное переживание, делает судьбу этого человека более близкой. А его уверенность, заряд жизненной прочности, неподвластность невзгодам остаются в памяти зрителя как нравственный ориентир в собственной судьбе.

Сергей Кудрявцев
https://kinanet.livejournal.com/399230.html
 
Форум » Тестовый раздел » * СОВЕТСКОЕ и ПОСТСОВЕТСКОЕ КИНО * » Семён Аранович "ТОРПЕДОНОСЦЫ" 1983
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный хостинг uCoz