Вторник
25.09.2018
06:18
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Константин Бронзит "НА КРАЮ ЗЕМЛИ" 1998 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » * ПОСТСОВЕТСКОЕ КИНО * » Константин Бронзит "НА КРАЮ ЗЕМЛИ" 1998
Константин Бронзит "НА КРАЮ ЗЕМЛИ" 1998
Александр_ЛюлюшинДата: Пятница, 24.08.2018, 09:20 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2887
Статус: Offline
«НА КРАЮ ЗЕМЛИ» (Au bout du monde) 1998, Франция, 8 минут

История странной пограничной заставы, стоящей на вершине кавказской горы. В этом мультфильме юмористически описана реальная жизнь почти каждого человека — суматоха не по делу, лишние движения, крики.

Съёмочная группа

Режиссёр: Константин Бронзит
Сценарист: Константин Бронзит
Художник: Константин Бронзит
Оператор: Патрик Талларон
Аниматоры: Екатерина Круглова, Константин Бронзит
Монтажёр: Эрве Гишар
Роли озвучивали: Константин Бронзит, Лоик Буркхардт

Смотрите фильм

https://vk.com/video16654766_456239281
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 24.08.2018, 09:48 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3738
Статус: Offline
СЕАНС № 27/28. ПЕРЕВЕДИ МЕНЯ ЧЕРЕЗ МАЙДАН…
На краю земли


«Похоже, что режиссер интерпретировал выражение «дом стоял на вершине горы», как математик. В геометрии «вершиной» называется угловая точка, и стоять на ней можно только в неустойчивом равновесии. Нечто подобное было в «Золотой лихорадке» у Чаплина, где дом с двумя золотоискателями зависает на краю пропасти и при малейшем их перемещении грозит сорваться вниз. В доме Бронзита живут старик со старухой, кошка с собакой и корова, периодически выпадающие в двери. А поскольку мир фильма плоский, то единственный путь через гору проходит через дом и приводит к дополнительным комическим ситуациям» (Виктор Матизен. Унесенные ветром на краю земли, у самого синего моря. // Новые Известия, 11 февраля 1999 г.).

«Здесь нет ни одного прокола, полное соответствие сюжета и стиля, замысла и воплощения. Я бы сказала, «На краю земли» — образцовая работа, если бы эти слова не вызывали ощущения чего-то правильного и скучного — вот уж чего нет. Смотришь и получаешь удовольствие в чистом виде. А другой задачи, собственно, никто и не ставил. Явная и несомненная удача Бронзита, и жаль только, немного наберется фильмов, которые можно было бы поставить с ним в один ряд» (Александра Василькова. Плывет. Куда ж нам плыть? // Экран и сцена, № 46, 1999 г.).

«Похоже на художественную теорему, которую должен доказать автор. Итак, дано: дом на самом пике горы. Нелепица. Но — смешно. В статичную картинку сразу же вторгается динамика. А что, если картинку оживить — заселить домик обитателями? Например, Дедом с Бабкой, коровой с огромным выменем, которое волочится по земле, собакой на цепи, кошкой, выпачкавшейся в сметане, — и показать их будни. Заваливаясь то в одну, то в другую сторону, домик заживет своей жизнью.

Постоянное «домокачание» рождает бесконечый поток гэгов. Их плотность на минуту хронометража обгоняет способность зрителя среагировать и рассмеяться. Запаздывая, он все время смеется тому, что уже осталось позади этого стремительного потока — этой «сгущенки». Но при всей очевидной импровизационности каждый гэг рассчитан до микрона и занимает свое место в жесткой ритми ческой схеме, представленной в темпе presto. Практически каждый гэг имеет шлейф продуманных повторов, нарастающих в своей комичности. Подхваченные другими гэгами, эти повторы вплетаются в общую насыщенную смеховую партитуру. Несколько раз вываливается из дома пес, зависая на своей цепи над склоном горы. Эпизодический персонаж Ворона, испортив молоко, продолжает свой задумчивый полет над домом, но, неудачно столкнувшись с трубой, камнем падает вниз… точ- нехонько на кровать, выкатившуюся со Стариком из дома. Старик, кряхтя, возвращается домой вместе с кроватью, смахивая по пути воронье перо. Она же тем временем взмывает ввысь, прихватив кошку… И так далее, стежок за стежком…» (Лариса Малюкова. Фильмы, которые построил Бронзит. // Искусство кино, № 9, 1999 г.).

«Фабула этого мультипликационного фильма обманчиво проста: дом, расположенный на самой вершине горы, качается то в одну, то в другую сторону — по мере того, как обитатели и гости входят в одну дверь и выходят из противоположной. Юмористичность фильма обеспечивается точным расчетом времени, перспективы и звукового сопровождения для каждого из гэгов. Необычные персонажи — женщина и мужчина, живущие в доме, их собака, кошка и корова, прохожий — проходящий в одну сторону с овцой и возвращающийся обратно на яркой спортивной машине, и даже пролетавшая мимо птица — увеличивают нестабильность качающегося мира. Оживленно жестикулирующие и обменивающиеся невразумительными репликами, эти маленькие персонажи в избытке наделены личностными качествами» (Морин Фернис. Новости с фестивалей. // Animation World Magazine, №4, 1999 г.).

«Какие бы социальные, политические или философские аллюзии не проглядывали в этой истории — любая попытка интерпретации отвергается автором совершенно недвусмысленно. Ведь единственное, на что она, по убеждению Бронзита, претендует — это повествование о самых обычных человеческих отношениях, о том, как они складываются в обстоятельствах, всем знакомых не понаслышке. Автор хочет, чтобы мультфильм воспринимался буквально, на уровне присущих ему пластических и юмористических качеств. Безупречно правильное расположение гэгов — вот чему Костантин Бронзит уделяет внимание прежде всего. И главная прелесть его юмора — в бесподобно оркестрованной последовательности действий и событий, каждое из которых непременно вступает в конфликт с намерением, вызвавшим его к жизни. Этот гэгопорождающий механизм ни на миг не прекращает работы — подгоняемый каждым последующим происшествием, ритмизируемый отрывистым темпом домокачания. И стоит завершиться какому-то действию слева, как справа уже наметилось совсем другое действие.

Избранная техника благодаря своей простоте предоставляет автору и команде художников-аниматоров необходимый простор для импровизации. И дает Константину Бронзиту столь важную для него возможность от начала до конца контролировать процесс создания фильма, добиваясь точного воплощения изначальной идеи и ее непрестанного совершенствования в ходе работы. Благодаря этому внутренний ритм повествования приводится в точное соответствие с утонченной пластикой аудиовизуальной организации фильма — и получает окончательное завершение» (Моник Маза. На краю земли. // Lycens au cinema, 1999 г.).

http://seance.ru/n/27-28/perekrestok-2/bronzit/na-krayu-zemli/
 
Андрей_ШемякинДата: Пятница, 24.08.2018, 09:49 | Сообщение # 3
Группа: Проверенные
Сообщений: 150
Статус: Offline
Возможно, первый – и уникальный, благодаря своей образности и ёмкости, опыт трансформации временнЫх переживаний первого постсоветского десятилетия в перипетии пространственных эксцессов. Сейчас эта картина замечательного режиссёра, живущего в Санкт-Петербурге, кажется непередаваемо актуальной.
 
Форум » Тестовый раздел » * ПОСТСОВЕТСКОЕ КИНО * » Константин Бронзит "НА КРАЮ ЗЕМЛИ" 1998
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz