Суббота
18.11.2017
03:50
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "МОЛЬБА" 1967 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » ТЕНГИЗ АБУЛАДЗЕ » "МОЛЬБА" 1967
"МОЛЬБА" 1967
Александр_ЛюлюшинДата: Пятница, 09.04.2010, 19:39 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2799
Статус: Offline
«МОЛЬБА» 1967, СССР, 77 минут
— первый фильм трилогии Тенгиза Абуладзе («Мольба» — «Древо желания» — «Покаяние»)








Гибель героев, рыцарей истины и добра, приводит Поэта к мысли о непобедимости зла. Устав от борьбы и лишений, Поэт складывает оружие. И тогда к нему приходят все его любимые герои. Они гасят свечи в чаше с пивом — ритуальный хевсурский жест, означающий отречение. И только увидев, какие несчастья и беды несет за собой отказ от борьбы со злом, Поэт вновь берет в руки оружие.

Съёмочная группа

Режиссёр: Тенгиз Абуладзе
Сценарий: Тенгиз Абуладзе, Резо Квеселава, Анзор Салуквадзе
Оператор: Александр Антипенко
Композитор: Нодар Габуния
Художники: Реваз Мирзашвили, Тенгиз Мирзашвили
Монтаж: Люсия Вартикян

В ролях

Спартак Багашвили — Хвтисия – Поэт
Русудан Кикнадзе — Дева
Отар Мегвинетухуцеси — Джокола
Зураб Капианидзе — Звиадаури
Рамаз Чхиквадзе — Мацили
Тенгиз Арчвадзе — Алуда
Гурам Пирцхалава — Ведреба
Гейдар Палавандишвили — Муцали
Зураб Капианидзе — Звиадаури
Нана Кавтарадзе — Лиаза
Ираклий Учанейшвили — Муса
Дмитрий Кипиани

Интересные факты

Романтическая драма снята по мотивам поэм выдающегося грузинского поэта Важи Пшавелы «Алуда Кетелаури» и «Гость и хозяин» (перевод Николая Заболоцкого).

Награды

Главный приз на МКФ в Сан-Ремо в 1974 году.

Смотрите фильм и программу «Библейский сюжет»

http://vkontakte.ru/video16654766_97844155
http://vkontakte.ru/video16654766_96154600
 
Александр_ЛюлюшинДата: Вторник, 29.11.2011, 19:14 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 2799
Статус: Offline
2 декабря 2011 года
Киноклуб «Ностальгия» представляет
фильм №11 (276) сезона 2011-2012
«МОЛЬБА»
режиссёр Тенгиз Абуладзе, СССР


***

О фильме «МОЛЬБА» посетители сайта http://www.ruskino.ru

***

Великий фильм великого режиссера.

***

Это великая картина, которую трудно увидеть, но еще труднее забыть.

***

Фильм действительно очень интересный, несколько раз его смотрел, такие красивые стихи...

***

Мощный эпический фильм говорящий поэтическим языком о вечных проблемах человеческого бытия, о борьбе добра и зла.

***

О фильме «МОЛЬБА» посетители сайта http://www.kino-teatr.ru

***

Гениальный фильм!

***

Потрясающее кино

***

Лучший фильм Абуладзе. Использовались приемы, не характерные для советского кино. Абсолютная гармония звукового и видео рядов.

***

О фильме «МОЛЬБА» посетители сайта http://www.kinopoisk.ru

***

Поэзия настоящего кино.

Это кино принадлежит к той малочисленной группе, которую я называю настоящим кинематографом без всяких допущений. Нет не к хорошим, не к качественным, не к профессиональным, а именно к настоящим фильмам.

***

В своём роде этот фильм можно было бы считать уникальным, и он стоит того, чтобы его посмотрели хотя бы ради интереса, а если вам нужно большее — творческого развития, потому что в этом фильме хорошо показано построение света и, несомненно, построение самого кадра.

10 из 10

***

Грузинский Тарковский

Очень сложный в плане понимания фильм. Необычный стиль повествования. Просто великолепное переложение стихов на экран, причем каких стихов! Эти стихи явно имеют большое значения для горных народов и поэтому на создателей фильма возлагалась огромная и непосильная задача — переложение не столько строк, сколько духа этих самых стихов. И, как мне кажется, со своей задачей Тенгиз Абуладзе справился более, чем достойно.

Фильм очень знаковый — каждый жест, каждое слово здесь имеют огромное значение, поэтому фильм желательно смотреть внимательно, не отрываясь.

У меня по ходу фильма возникало чувство, что я смотрю фильм Тарковского. И стилистика похожа, и также большое количество стихов, и нелинейное повествования. Я, кроме этого, не видел фильмы Абуладзе, но мне очень бы хотелось, чтобы остальные его картины хотя бы немного соответствовали этой.

Итог — фильм обязателен к просмотру, но будьте готовы увидеть нечто необычное и столкнуться с огромным смыслом, который открыто выражается в стихах.

***
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 02.12.2011, 13:36 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
МОЛЬБА

Две истории о двух горцах, пошедших против родоплеменных обычаев и проигравших… или выигравших, обрамлены аллегорическим спором персонажей, выражающих этические категории. В молчаливом присутствии Добра (прекрасной Девы) ведут спор Зло (тугопузый, волосатый демон Мацил, похожий на древнегреческого лесного божка) и Свобода выбора (странствующий поэт Хвтисия). Как бы далеко ни зашло отчаяние Поэта, как бы ни торжествовало Зло, молчаливая Дева-Добро абсолютна и неколебима в своём совершенстве.

А.Плахов: «В 1968 году появляется фильм "Мольба", ставший манифестом "поэтического кино" в его грузинском варианте. Выстроенный на основе произведений Важа Пшавелы в жанре философической притчи, он поразил в свое время эффектами черно-белой экранной графики и был воспринят как нечто в высшей степени элитарное. "Мольба" наряду с украинскими и среднеазиатскими фильмами "фольклорной школы" стала средоточием дискуссий о поэтическом кино. Путь этот был признан тупиковым, а метафоричность языка — идеологически сомнительной и чуждой народу».

Б.Божович: «Очень сложный по художественной структуре, с многочисленными раздваивающимися и переплетающимися поэтическими ходами, фильм "Мольба" — в своем жестком черно-белом графизме — взывает и будоражит, тревожит и утомляет, но не дает выхода из лабиринта повторяющихся антитез. Недаром во многих сценах появляется глухой черный фон — пластическая метафора бренности всего живого. На этом фоне возникают тревожно высвеченные, многократно повторенные (как на картинах Н. Пиросмани) лица и фигуры, жесты и предметы — не столько жизнь, сколько знаки жизни, которую подстерегает и подтачивает смерть».

И.Соловьева: «В природе вещей, как ее понимает Важа Пшавела и как ее понимает Тенгиз Абуладзе, снимая "Мольбу" по его поэмам, есть трагизм; трагизм — природное наполнение жизни. Человек угрожает юной плакальщице, пробирающейся на кладбище; горит сжигаемый односельчанами дом Алуды, и истомленный горной дорогой отверженец с женой и детьми то ли исчезает, то ли приближается к нам в леденящем тумане. В трагедии человек может погибнуть, но не может исказиться, как не искажается и природа вещей. Искаженность караулит где-то рядом — там, где накладывает лапу ухмыляющийся собеседник поэта, его туго знающий свое дело антагонист, возникающий в первых же кадрах "Мольбы" и почесывающий за разговором голое пузо».

Важа Пшавела:

Да будет нрав безумца крут,
Душа подвластна только чуду.
Пусть глад и жажда по добру
Неутоленными пребудут.
Благоразумье и покой
Да не придут ко мне вовеки,
И лишь охваченный тоской
Взращу я радости побеги.
Когда душа моя в огне,
Вмиг разум расправляет крылья,
И лишь тогда вершит во мне
Свобода торжество всесилья.

http://kinoforum.ru/movies/topic/6868
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 02.12.2011, 13:36 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
Программа «БИБЛЕЙСКИЙ СЮЖЕТ» (телеканал «Культура»)
Фильм Тенгиза Абуладзе «МОЛЬБА»


Когда у Тенгиза Абуладзе спросили, как возник замысел "Покаяния", он ответил: "Думаю, что подсознательно он возник еще 20 лет назад, в начале работы над первой частью моей кинотрилогии – фильмом "Мольба", поставленным по поэмам и философским миниатюрам грузинского классика Важа Пшавелы. Он вышел в 1968 году, недавно я его после долгих лет пересмотрел. И будь на то моя воля, сегодня я демонстрировал бы трилогию в следующем порядке: сначала "Древо желания", потом "Покаяние" и далее, в качестве финала, "Мольбу". Настолько современно звучит этот фильм. Речь там идет об опасности, о гибельности вражды и недоверия. О зарождении и о губительной силе зла, предрассудков, косности. Поэт просит Бога, чтобы жажда добра никогда не оставила его, чтобы он так и умер не насытившись. "Не может погибнуть прекрасная суть человеческая" – эти слова Важа Пшавелы, гения и пророка, стали для меня эпиграфом к фильму.

Лука Павлович Разикашвили был сельским учителем. «Муж Пшавский» – псевдоним: он родился и жил в Пшавии, в прекрасном горном селе Чаргали. Папа был священником, и сам Важа окончил семинарию; хотел стать монахом, но родные лишь посмеялись. Тогда он поучился в Петербурге, на юридическом, вернулся влюбленный в Пушкина, Баратынского и Гёте, женился, стал отцом четверых детей и отдал себя философии и поэзии.

Фрагмент фильма:
Хозяин, приюти путника! Одинокого, бездомного - Входи, добрая душа! Да поможет тебе Господь. Боже, кто ты? Я знаю тебя и много раз с тобою разговаривал, но ни разу не удостоился увидеть тебя. Достоин ли я твоего внимания, твоей любви? Нет, не достоин!

Изначально человеческая душа, заражённая грехом, – пленница зла. Но она принадлежит небесам, Христу, и не может долго продержаться без Света Господня. Она страдает и старается высвободиться из тисков. Для освобождения и обретения свободы необходимо сделать выбор. Выбор свободной воли – первая ступень к спасению.
Тенгиз Абуладзе


Фрагмент фильма:
Ты же моя! Из этих сильных лап никто не сможет тебя вырвать!

«Национальная катастрофа, - говорит Пшавела, - происходит, благодаря грехопадениям отдельных членов общества». «Поэтому, - продолжает Абуладзе, - с незапамятных времён долг каждого честного человека – самоотверженно, не на жизнь, а на смерть, бороться с торжеством низменных страстей, с самим собой».

С этого начинается фильм, и об этом – три великие эпические поэмы, на которых стоит «Мольба»: «Алуда Кетелаури», «Гость и хозяин» и «Змееед».

Герой первой новеллы – хевсур Алуда убивает в честном бою кистина, но, восхищённый доблестью врага, отказывается отрубить ему руку, как того требует обычай. Наоборот, он, христианин, приносит жертву за мусульманина, и его изгоняют из родного селенья. Сжигают его дом. Во второй поэме кистин Джокола принимает заблудившегося в горах хевсура. Односельчане требуют смерти грузина, убившего некогда их земляка, и Джокола погибает, мечом защищая закон гостеприимства. Связующая нить, Змееед, – образ художника, навеянный, как это ни странно, не только поэзией Важи, но и фильмами Эйзенштейна.

В мае 46-го Эйзенштейну пришло письмо из Грузии. «Дорогой Сергей Михайлович! Дело в следующем: мы, Реваз Давидович Чхеидзе (родился в 26 году в семье писателя) и Тенгиз Евгеньевич Абуладзе (родился в 24-м в семье врача), будучи школьниками, горячо полюбили искусство, а в особенности – кино. Мы видели ряд картин крупных режиссёров, но именно ваши полотна «Александр Невский» и «Грозный», не говоря уже о гениальном «Потемкине», произвели на нас самые глубокие и неисчерпаемые впечатления. Мы любим. Мы любим ваши картины. Мы жаждем работать у вас. Где, на каком посту и какую работу вы нам предложите – все равно. Пускай она будет черной, только бы быть рядом с вами и слушать вас». Вскоре в Тбилиси полетел ответ: «Дорогие Реваз Давидович и Тенгиз Евгеньевич! Очень рад был получить ваше письмо: нам, старикам, всегда приятно слышать о том, что не только мы были безумцами в молодости. По существу же дела – следующее. Я сейчас четвертый месяц в больнице и не знаю, когда буду работать (товарищ Абуладзе-старший объяснит вам, что такое инфаркт). Вообще же без института кинематографии вряд ли что может получиться из вашего желания работать в кино. Подумайте серьезно об институте – жить в Москве даже очень неплохо для молодежи искусства. Но должен вас предупредить: хлеб кинематографиста – тяжкий хлеб. И труд тяжкий, самый тяжкий из всех разновидностей художественного труда. Поэтому крепко раскиньте мозгами прежде, чем броситься на это дело. О том, что придумаете, напишите. Сердечный привет!»

В персидском эпосе есть легенда о некоем силаче, будущем богатыре, с детства имевшем призвание к свершению чего-то очень великого. Он идёт на базар, и на него наседают, кажется, кожевенники. «Поклонись нам в ноги и ляг в базарную грязь, чтобы мы могли пройти по тебе!» И будущий рыцарь, сберегая силы для будущего, покорно стелется им под ноги – в грязь. Это неслыханное самообладание и жертва всем в целях достижения изначально возложенного, меня ужасно пленил.
Сергей Эйзенштейн


Они бросили третий курс театрального института и отправились поступать во ВГИК. Там, и правда, молодёжь кружилась хороводом. А Тенгиз днями напролёт созерцал альбомы Микеланджело, Леонардо, Босха. Все катались на коньках, а он и это увлечение умудрился обратить для себя в школу пластики. Даже девушки его не интересовали. А когда одна всё же зашла к нему в общежитии, и, пораженные небывалым случаем, соседи-хулиганы побежали в щёлку смотреть, чем они там занимаются, оказалось, что их друг читает даме Есенина.

Это были первые поступки рыцаря из «Шахнаме», который пленил Эйзенштейна. Должно быть, Тенгиз не читал тогда ещё мемуары Сергея Михайловича, но остро ощутил этот мотив ответственности за свое Призвание. Эта же тема – главная и в образе «змеееда» Миндии – самом личном, самом автобиографическом из героев Важи Пшавела.

Фрагмент из фильма:
Мой дом горел, а люди стояли и смотрели. Не нашлось ни одного, кто сделал бы хоть одно движение наперекор огню. Для них это было просто зрелище, не более того. И только Она пыталась помочь, но люди не видели её. Если бы они могли её увидеть, наверное, тоже попытались бы помочь... Огонь бушевал, словно мстил мне за что-то. Огонь горел, пока было чему гореть, не подозревая, что сам он не вечен. А когда он погас остался лишь уголь и зола. Да, могущество и величие огня было призрачным. И только Она - небесное создание - не призрачна. Вечно прекрасная и возвышенная.

Иногда виню себя за неумение жить. Почему не смог, как преданный пёс, облизывать ноги сильным мира сего? Не подлизывался, не служил им? Но нахожу себе оправдание – ведь не смог бы я так унизиться, даже если рот мой зарос мхом. Моя боль, моё горе – мои дети: как устроить их в жизни, как воспитывать? Что и о чем писать? Там, где с писателем обращаются, как с мышью, пойманной котом, невозможно заниматься творчеством.
Важа Пшавела


Эти строчки из письма Луки другу Тенгиз выписал себе в дневник. Поэт и толпа – это и есть поле выбора. Чтобы стать свободным, надо научиться плавать против течения. Научиться слышать голос Истины и слушаться Бога, чего бы это не стоило.

Фрагмент из фильма:
И понял я, что отрубить
Десницу храбрую негоже
Убудет слава, может быть,
Но голос сердца мне дороже.

Алуда и Джокола жертвуют собой, а Миндия медленно теряет свой дар: «Когда хоть капля греха, - говорит Пшавела, - присутствует в благодати, благой дар исчезает полностью». Тенгиз и Важа по-разному объясняют его падение, но суть близка – отказ от борьбы.

В 1965 году на Московский фестиваль приехал Федерико Феллини. Когда показали «8,5», Суслов был страшно возмущён, и со страху к маэстро никто не подходил. С ним остались лишь Алов, Наумов, Гия Бадридзе и Тенгиз Евгеньевич. Не долго думая, они повели гостя в «Арагви» и закатили ему настоящий грузинский пир. В разгар веселья Феллини спросил: «А почему когда мы чокаемся, вы всегда немного опускаете свои стаканы вниз» - «Ну, это же так принято у нас – в знак особого уважения, маэстро!» Тогда он взял стакан, поставил на пол и лёг рядом с ним. И вся кампания последовала его примеру. Для Тенгиза это были очень счастливые дни. Казалось, он влюбился в своего итальянского коллегу, и, что самое замечательное, эта любовь была взаимной.

Дорогой Тенгиз! Как поживаешь? Для меня большая радость познакомиться с Вами и Вашим окружением. В Вашем облике проявляется столько родного, теплого, что просто нельзя не видеть. С Вами хочется каждый день ходить на море, как я когда-то мальчишкой ходил с друзьями, и мы говорили о том, что мы будем делать, когда вырастем. Обнимаю тебя, дорогой Тенгиз, и спасибо за всё! (Федерико Феллини).

После «8,5» в замыслах Тенгиза Евгеньевича всё как-то стало на свои места: самоубийство - это бегство, а бегство – это самоубийство. Он начинает искать оператора, и Сергей Параджанов, со свойственным ему раблезианством, предлагает молодого украинца - Сашу Антипенко. Это был удивительный человек. Каждое утро и каждый вечер Саша читал Евангелие. Они говорили о фильме, о Соловьеве, Бердяеве, Гёте и о своих духовных поисках, спорили. Вместе спали в палатке и в Тбилиси не расставались. Он жил дома у Тенгиза Евгеньевича, а когда вдруг заболел ангиной, режиссер как мама сам варил ему бульон и носил в больницу. Словом, союз этих друзей был настолько прекрасен, что Параджанов, посмотрев «Мольбу», закричал: «Тенгиз! У вас с Сашей настоящий творческий брак!»

Сценарий "Мольбы" был настолько необычным, что требовалась такая же необычная форма. Оператор стал уговаривать режиссёра пойти на небывалый эксперимент: снять весь фильм на плёнке "микрат", которую выдавали только для технических нужд, в ней было только два цвета - чёрный и белый. Ценой невероятных усилий Абуладзе смог добиться необходимых разрешений, они сняли первую сцену и сели смотреть материал. Из воспоминаний Александра Антипенко: "Экран был жёлтый, мутный, лиц героев не видно. Ничего не видно, у меня было ощущение, что вся моя сущность провалилась куда-то и остался сидеть один лишь каркас. Я стал умолять - "Тенгиз, давай посмотрим в каком-то другом месте!" Он стал кричать: "Нет, пишем письмо в "Госкино", будем снимать в цвете, широкий формат!" Тенгиз, продолжал умолять я, давай посмотрим в другом кинотеатре. В конце концов, мы пошли смотреть плёнку в другом кинотеатре - получилось то, что надо. Картина со скрипучим снегом и скульптурными лицами Микеланджело..."

Какая страшная упала тьма,
Как молнии сверкали, как гремело,
И зарослей кладбищенских сурьма
От вспышек багровела то и дело.
Казалось, развалился небосвод,
Земля как будто облачилась в саван,
Казалось, рушится весь мир, и вот –
Уже хохочет, торжествуя, дьявол!
Тот хохот ужас наводил на всех,
И люди, в содроганьях обессилев,
Не зная, за какой страдают грех,
У Господа спасенья не просили.
Дождем, как черными плетьми, гроза
Секла дома, деревья истязала.
Где брату брат выкалывал глаза,
Там это никого не ужасало.
Ослепшие рыдали: в эту ночь
Им было не до песен!.. Я извелся,
Но никому ничем не мог помочь,
Как я за их спасенье ни боролся!

Сцену повешения он монтировал дольше всего. Было сделано миллион вариантов. Тенгиз спрашивал мнение у всех сотрудников, а поздно вечером показал материал водителю, который ждал группу, чтобы развезти по домам. «Знаете, Евгенич! – сказал шофёр, - в прошлый раз, когда эту девушку уводили, я не знал, куда деваться со страху. А сейчас не боюсь, что ее повесят!» Эпизод был тут же восстановлен.

В поэме «Змееед» Важа заставляет своего Миндию покончить с собой, чтобы показать гибельность его пути. Его главный грех – нелюбовь к жене, а ведь, как говорит апостол Павел, «если я имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто».

Но Тенгиз Евгеньевич свою Мзию обожал: «Я не знал мужчины более целомудренного, - пишет Антипенко, - и преданного семье». И в его исповеди – его триптихе – другой финал.

Увидев смерть души, герой хватается за оружие. А оно у Тенгиза с Важей одно – Покаяние, Мольба, которая одна только и может вырвать «прекрасную суть человеческую» из лап зла.

И в Москве, и в Грузии "Мольбу" встретили очень плохо. В Госкино фильму дали четвёртую категорию - его показывали где-то в заштатных кинотеатрах, куда вынуждена была ездить интеллигенция, чтобы познакомиться с этой гениальной лентой. Абуладзе как-то не очень переживал по этому поводу - он знал цену своему труду и знал, что картину когда-нибудь обязательно посмотрят. Действительно, через семь лет на фестивале в Сан-Ремо "мольба" получила Гран-при, а после "Покаяния" её посмотрела уже вся страна. Тогда Тенгиза Евгеньевича спросили - какую мысль "Мольбы" и всей кинотрилогии он считает наиболее актуальной для конца XX века? Он ответил - ту, что определил в своём знаменитом стихотворении Джон Донн. "Никогда не спрашивай, по ком звонит колокол - он звонит по тебе". Никогда не бывает человека, как остров. Человечество едино и нельзя разрушить часть, не разрушая целого.

http://www.neofit.ru/modules....s=-1373
 
Татьяна_АнисимоваДата: Пятница, 02.12.2011, 13:38 | Сообщение # 5
Группа: Проверенные
Сообщений: 144
Статус: Offline
Можно ли как-то остановить бесконечный поток зла? Прекратить жестокость, уничтожить насилие? «Мольба» Тенгиза Абуладзе словно шекспировская трагедия вплотную подводит нас к подобным вопросам. Этот фильм, в котором черно-белые кадры-картины озвучены прекрасным поэтическим слогом, оставляет ощущение старинной романтической легенды. А что такое вообще «мольба»? Это – просьба, это – надежда…

На протяжении всего фильма зло неизменно побеждает. Два мужественных героя, пытающихся как-то остановить убийства, отказывающихся от кровной мести, и, в итоге – ПРОЩАЮЩИХ своих врагов, наказаны обществом, слепой и беспощадной толпой. Хевсур Алуда изгнан, кистин Джохола проклят.

Из Евангелия: «Вы слышали, что было сказано: «Око за око и зуб за зуб». Я же говорю вам: не противьтесь злому. Кто ударит вас в правую щеку, подставьте ему и левую».

Истории противоборства христиан-хевсуров и мусульман-кистинов расположены зеркально: в первой и второй половине фильма. В центре же «Мольбы» - размышления Поэта Хвтисии о смерти: имеют ли значение героические поступки, если смерть все равно настигнет всех? Все мы – призраки. Почти как Гамлет среди могил он будто бы вопрошает: «Быть или не быть?» А чуть раньше злобный демон Мацил кидает перед ним горсть костей. «Что это?» - спрашивает Хвтисия. «То, что ты так любишь – жизнь человека!» - смеясь, отвечает демон.

И далее снова невозможность противостоять злу! «Мой дом горел, а люди стояли и смотрели. И не нашлось среди них ни одного, кто сделал бы хоть одно движение наперекор огню. Для них это было только зрелище….» - грустно повествует Хвтисия о человеческом равнодушии.

В конце фильма показана свадьба демона Мацила и Добродетели в образе прекрасной Девы. Отчаявшись, Поэт отдает свое оружие в дар Мацилу и уходит. Он не в силах больше видеть зло, наблюдать несчастья, смерти, горести. Вместо того, чтобы радоваться, люди копают могилы. Хвтисия хочет убежать, спрятаться подальше от этого мира. Но, вдруг повернувшись, он видит страшную картину, как прекрасную Деву-Добродетель подводят к виселице… Осознав свою ошибку, Поэт бежит обратно.

Борьба со злом – необходимый стержень жизни. В фильме эта борьба есть «непротивление злу насилием», а также молитва… Благородство же героев награждается светлой памятью: изгнанный Алуда Кетелаури со своей семьей уходит в белую вечность, а погибающая Добродетель растворяется в ослепляющем потоке света.

Главный мотив фильма заключен в его эпиграфе: «Не может умереть прекрасная суть человеческая». Трогательные, поэтические слова…
 
Оксана_ИвановаДата: Среда, 21.12.2011, 15:02 | Сообщение # 6
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Статус: Offline
Высокое искусство: образы, слова, черно-белого графического "рисунка"!
 
Форум » Тестовый раздел » ТЕНГИЗ АБУЛАДЗЕ » "МОЛЬБА" 1967
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz