Четверг
02.02.2023
14:01
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "НАЗАРИН" 1959 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Тестовый раздел » ЛУИС БУНЮЭЛЬ » "НАЗАРИН" 1959
"НАЗАРИН" 1959
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 10.04.2010, 08:17 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 3159
Статус: Offline
Загадка для фильма №4!

27 февраля 2009 года
Киноклуб «Ностальгия»
представляет
не совсем «святую», но очень простую почти притчу
от великого изгнанника,
язвительного анархиста,
задиристого богохульника
и изощрённого до извращённости мировзрывателя!!!

Ирина Фёдорова 23.02.2009 21:32
Ох, хоть и не проста для меня эта задача. Но постараюсь высказать некоторые предположения.
Одно из них это ЛУИС БУНЮЭЛЬ. как пишут многие - великий изгнанник.
Его основной целью по-прежнему оставалась Церковь, которую он атаковал несколько раз просто свирепо. В других работах со свойственной ему узнаваемой иронией и черным юмором. "Слава Богу я все еще атеист", так он говорил.
"Они назвали Бунюэля всем, чем только можно: предателем, анархистом, извращенцем, иконоборцем. Но они не назвали его сумасшедшим.
Вот пока так.)))))))))))))

Ирина Фёдорова 24.02.2009 11:14
Ещё одна мысль - к разгадке №4)))
По-прежнему, думаю, что это БУНЮЭЛЬ, конкретнее это его фильм-притча "Млечный путь" (1969) или др. название "Дорога Святого Иакова"
Сняв в свою очередь «Млечный путь», Луис Бунюэль не на шутку порезвился, поставил жирную запятую в конце шестидесятых, изменил траекторию своего собственного млечного пути.
«Мысль сделать картину о ересях христианской религии восходит к чтению работы Менендеса Пелайо «Испанские еретики». Я узнал из книги вещи, о которых понятия не имел, в частности о жертвах еретиков, столь же уверовавших, если не в большей степени, в непогрешимость своей веры, как и христиане... Позднее я узнал фразу Бретона, который, несмотря на своё отвращение к религии, признавал «наличие некоторых точек соприкосновения» между сюрреалистами и еретиками». (из книги «Бунюэль о Бунюэле. Мой последний вздох») Бунюэль, развивая тему взаимоотношений религии и реальности, сопоставления религиозного идеала и подлинного мира («Назарин», «Виридиана», «Симеон-пустынник»), словно задался целью проследить в ленте «Млечный Путь» судьбы римско-католической церкви от средних веков до наших дней. Временами многословный, углубляющийся в теологические, почти схоластические споры об истинной вере и ереси, иногда с язвительными богохульственными выпадами, типично бунюэлевскими отстраняющими эффектами и деталями, этот фильм представляется в большей степени переходным. Он как бы разведывает новый путь, иной стиль, который точнее и изящнее был выражен этим художником в картинах 70-х годов.
«Гори все ясным пламенем!» — так можно было бы расшифровать прощальную метафору Бунюэля, снискавшего пожизненную славу безбожника, хулигана и анархиста. Таким он по существу и был — испанец по крови и католик по воспитанию, скептик по убеждениям и сюрреалист по духу. Без малого полвека он ухитрялся наносить ощутимые пощечины общественному вкусу, снимая насмешливые и жестокие притчи-перевертыши, в которых сталкивал буржуазное человечество нос к носу с его собственными комплексами и неврозами. Его предавали анафеме с церковных кафедр, ему вменяли политическую неблагонадежность, но богословы и психоаналитики с одинаковым рвением штудировали прихотливые конструкции его фильмов, где сон и явь, подсознание и реальность перетекали друг в друга, минуя даже техническую стадию монтажного стыка.

Юлия Ващенко 25.02.2009 19:10
Доброго всем вечера! Хочется присоединиться к разгадкам фильма №4. Я уверена, что это Луис Бунюэль, испанский режиссер, неистощимый на выдумку, задиристый, язвительный и бунтарски настроенный, неудержимый «ангел-истребитель»! Отношения Бунюэля с церковью и религией занимают особое место в творчестве режиссера. Считается, что получив типичное для испанца католическое воспитание (с шести лет Луис учился в сарагосском колледже братьев ордена «Святого сердца Господнего», а через год был переведен в колледж иезуитов в том же городе), он уже в 15 лет потерял веру, а общение с мадридской художественной богемой на рубеже 10-20-х годов окончательно довершило процесс расставания с религиозными догматами. Потом не раз, уже став режиссером, Луис Бунюэль обвинялся в богохульстве, а в лучшем случае - в несомненных антиклерикальных настроениях. И часто, к месту и не к месту, цитировался его знаменитый парадокс: «Слава Богу, я атеист".
А что касается "изощренного до извращенности мировзрывателя" ПОПРОБУЙТЕ посмотреть "Андалузского пса"!!! почувствуете "эстетику шока"!!! А в пятницу показано может быть все, что угодно: "Назарин", "Ангел-Истребитель", "Млечный путь", "Симон-Пустынник", каждый из которых можно было бы назвать "притчей". Так что, приятного просмотра!!!

Александр Люлюшин 27.02.2009 14:45
Наш фильм №4 – «НАЗАРИН» – одна из лучших картин испанского кинорежиссёра и признанного лидера «авторского» направления в мировом кино Луиса Бунюэля и первая часть его своеобразной трилогии о «святых», к-ые подвергаются искушению и испытанию в жестокой действительности!!! В очередной раз «Маэстро эпатажа», в киноязыке к-го переплетались юмор, ирония, сатира, трагизм, простота изложения и смелость замысла, показывает, что мир несправедлив, но при этом предпочитает не исправлять его, а «взрывать». Поэтому историю о добром священнике, к-ый становится жертвой своей доброты, подвергается гонениям и попадает в тюрьму, историю, названную Андреем Тарковским среди 10 лучших картин мирового кинематографа, можно лишь с натяжкой назвать притчей, тк притча – это всё-таки «малый поучительный рассказ в дидактико-аллегоричном литературном жанре, заключающий в себе моральное или религиозное поучение (премудрость)».

Даша Костылёва 28.02.2009 00:35
Вот мы и посмотрели фильм №4. Если честно то отношение к нему не одназначное...Какое-то двоякое чувство!!! Вроде бы произвёл довольно большое впечатление, но мне чего-то не хватило...Пока не поняла чего именно...
Для меня фильм грустный... Очень.. Когда многие смеялись, мне часто хотелось заплакать... Особенно потряс меня эпизод, когда карлик бежал за колонной, в которой была его любовь... Маленький, беспомощный... бежит за той, которая никому не нужна, кроме него... Для меня это было тяжело! Даже очень!

Александр Люлюшин 28.02.2009 06:30
А, может, Вам наоборот хватило, но Вы ожидаете ещё чего-то, тк не привыкли к такого рода кино? Дело в том, что такого Бунюэля (не позднего его периода) отличала достаточно аскетичная манера съёмки, т.е. выбор только самых необходимых средств для выражения художественной идеи! Одновременно режиссёр вставлял в фильм немало очень натуралистичных кадров (в том числе, пробег беспомощного карлика за своей любимой Уродиной или она, пьющая, дабы утолить жажду, из тазика, в к-ом обмывали её рану)! Всё это способствовало не развлечению зрителя, а погружению его в мир, в к-ом очень плохо, в к-ом священнику нужно перестать быть таковым, чтобы к нему начали проявлять милосердие (последний эпизод с ананасом)!

Даша Костылёва 28.02.2009 08:50
Скорее всего, я действительно ещё чего-то жду, потому что с таким кино сталкиваюсь впервые.
История одной жизни, одного человека становится настолько огромной, поглощающей, что начинаешь задумываться о многих проблемах, которые можно отнести к глобальным! Думаешь: " А ведь мир действительно так устроен..." Задаёшься вопросом: "Почему?" То что высмеивается очень близко, поэтому, наверное, одновременно и смешно и грустно...
Священник и преступник... Равны... Их жизни никому не нужны... Мысль конечно неутешающая.... Зачем жил человек? Для кого? Для людей? А нужен ли он им? Целый ряд вопросов...
И любовь... Любовь к мужчине, которая настолько велика, что перерастает в нечто необъяснимое, но, по-моему мнению, схожее с почитанием...
Фильм очень многосторонний...

Александр Люлюшин 28.02.2009 09:00
Мне кажется, Вы сами же отвечаете своим вторым сообщением на первое! «История одной жизни, одного человека становится настолько огромной, поглощающей, что начинаешь задумываться о многих проблемах, которые можно отнести к глобальным» - это ли не характеристика мощи фильма, к-ый скупо, но затрагивает массу проблем, не давая на них ответы и заставляя об этом задумываться уже зрителей? Если да, то чего же можно ждать ещё от фильма? Ответов на вопросы? Не дождётесь! Это не дело ХОРОШЕГО режиссёра-АВТОРА отвечать на вопросы, к-ые сам же и поднял! К тому же, как я писал ещё вчера днём о Бунюэле, он предпочитал не поучать кого-то, не направлять в нужное русло, не исправлять мир, каким бы он ни был, а заострять те самые глобальные и не очень (хотя бывают ли такие?) проблемы, к-ми живёт каждый из нас …

Даша Костылёва 28.02.2009 10:59
Правильно, я пытаюсь сама ответить на возникшие у меня вопросы.... Стараюсь!!!
Кино не должно содержать ответов, настоящее кино...Оно должно нас направлять на определённые мысли! Мне как раз понравилось, что история одного человека приводит к размышлениям о человечестве!!!!

Оля [Little_Mo] Подопригора 28.02.2009 12:12
Мне почему-то не кажется, что кино НЕ должно содержать ответов. Скорее в одном фильме не могут содержаться вопросы и ответы на НИХ. Это было бы слишком просто что ли. А вот ответы вообще - думаю такое бывает. Только это скорее ответы на наши вопросы, это скорее то, что мы не могли найти где-то еще, но увидев картину во всем разобрались.
К сожалению, этот фильм Бунюэля для меня немного далек. Несмотря на то, что аскетизм в принципе мне можно сказать близок, мне было очень тяжело смотреть фильм. И даже то, что фильм частенько был светлым (например когда показывали небо - как облака очень красиво освещаются солнцем - и все это Черно-Белое!!!), мне все казалось темным. Скорее по ощущениям героев... Не знаю как объяснить.

Александр Люлюшин 28.02.2009 17:51
Оля, а Вы не путаете ответы на вопросы и возможные примеры в процессе решения этих вопросов? Кино может дать нам такой пример, но решение вопросов, предложенное в фильме, не может являться образцом для смотрящих, если у них есть такие же проблемы, тк у каждого свой путь и каждый получает только какую-то порцию информации или, точнее, пищу для размышления, чтобы в дальнейшем попытаться решить СВОЮ собственную проблему по-СВОЕМУ! К тому же не дело Автора именно показывать решение проблемы, тк авторский киноязык только заостряет то, о чём или все прекрасно знают, или даже не догадываются! Что до Бунюэля, так он же своё кино не для удовольствия снимал, к-ое кто-то из нас должен испытывать! Почитайте, как замечательно он говорил: «я ничего не пытался доказывать и никогда не использую кино как кафедру, с к-ой произносят проповеди». Другими словами, он снимал кино, чтобы не научить нас чему-то, а чтобы мы этому чему-то научились (об этом мы со Светой уже говорили ранее)!

Оля [Little_Mo] Подопригора 28.02.2009 18:06
по сути, я имела ввиду как раз то, что Вы сейчас сказали. Т.е. фильм наталкивает на решение проблемы. Иногда как раз и дает ответы. я не знаю как точнее объяснить.

Александр Люлюшин 28.02.2009 18:15
Ладно, закроем тему, тк всё-таки совсем скоро загадка для фильма №5!
Но поверьте, если кино НАТАЛКИВАЕТ на решение проблемы, то он НЕ ДАЁТ готовых ответов! а Ваше «иногда» вряд ли здесь работает, тк говорим, повторюсь, о кино авторском!

 
ИНТЕРНЕТДата: Среда, 02.06.2010, 11:19 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 4190
Статус: Offline
НАЗАРИН /NAZARIN/ 1959, Мексика, 95 минут
Режиссер: Луис Бунюэль
Авторы сценария: Хулио Алехандро, Луис Бунюэль, Эмилио Карбальидо и др.
Продюсеры: Federico Amérigo, Manuel Barbachano Ponce
Оператор: Габриэль Фигероа
Композитор: Родольфо Хальфтер
В главных ролях: Франсиско Рабаль, Марга Лопес, Рита Маседо, Хесус Фернандес, Игнасио Лопес Тарсо, Луис Асевес Кастаньеда, Офелиа Гильмаин, Ноэ Мураяма, Росенда Монтерос, Викторио Бланко
По роману Бенито Переса Гальдоса

Священник снимает рясу и отправляется в путь, собирая милостыню, когда его обвиняют в том, что он дал приют проститутке, убившей свою коллегу по "работе". Она убегает и присоединяется к нему с другой женщиной, которую бросил любовник. В картине повествуется о скитаниях и попытках помочь человечеству, постоянных неудачах и разочарованиях. Священник понимает, что, для того чтобы стать человеком, тем более священником, необходимо научиться любить людей. Черно-белая лента проникнута глубоким сочувствием к человеку, есть гротесковые сцены. Замечательная игра актеров и режиссура. Для любителей настоящего кино. В 1959 году Луис Бунюэль получил международный приз за фильм "Назарин" и творчество в целом.

Иванов М.
http://www.videoguide.ru/card_film.asp?idFilm=19410

 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 19.07.2010, 08:19 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 4190
Статус: Offline
НАЗАРИН
Философско-религиозная драма

Одна из лучших картин Луиса Бунюэля, венчающая его мексиканский период творчества (правда, режиссёр ещё дважды, в 1962 и 1965 годах, работал в Мексике и продолжал жить в городе Мехико до самой смерти, последовавшей в 1983 году). «Назарин», снятый замечательным оператором Габриэлем Фигероа в строгой графической манере чёрно-белого кино, стал первой частью своеобразной трилогии Бунюэля о «святых», которые подвергаются искушению и испытанию в жестокой действительности. Хотя лишь Симеон-пустынник был причислен церковью к числу мучеников, а Назарин (кстати, по правилам испанского языка следовало бы называть его Насарином) и Виридиана, герои одноимённых лент о современности, вообще вызвали ярость религиозных ортодоксов.

Но дело отнюдь не в принимаемом напрасно многими на веру, пусть и не раз провозглашаемом атеизме или же яростном антиклерикализме постановщика, который, между прочим, получил воспитание в иезуитском колледже. Не случайно, что при экранизации повести испанского писателя Бенито Переса Гальдоса (он выступал как бы за новую религию, которая должна противостоять общепринятому христианству, превратившемуся в догматическое учение) Луис Бунюэль, сопоставив страсти по падре Насарио, бедному священнику, желающему добротой спасти мир, со страданиями Христа почти два тысячелетия назад, всё-таки ушёл от примитивно понятого символизма. Реальная жизнь вторгается в иллюзорное бытие добродетелей и благих намерений. И Назарин, и Виридиана, и даже канонизированный Симеон-столпник проверяются на прочность не столько своей религиозной веры, сколько на терпимость и любовь ко всем людям, к каждому отдельному человеку.

Иисус Христос проделывал свой крестный путь к воскрешению, к восхождению на небеса, от человека — к Богу. А нынешний Назарин, который бредёт в финале под палящим солнцем в толпе каторжников под оголтелый бой барабанов из Каланды, родной деревни режиссёра (между прочим, подобной «барабанной симфонией» заканчивался его дерзкий и откровенно издевательский ранний фильм «Золотой век»), делает мучительные для себя шаги навстречу той реальности, какая она есть, а вовсе не придумана, не предположена, тем более — не предначертана свыше. Он впервые осознаёт себя не просто благодетелем и защитником «униженных и оскорблённых» (а ведь Гальдоса называли испанским Достоевским), но, прежде всего, равным среди других. И поступок обычной крестьянки, которая предложила ананас испытывающему жажду бывшему падре Насарио, — отнюдь не символический жест воздаяния, а простое проявление человеческой жалости к себе подобному. А прежде чем стать святым, надо побыть человеком, чтобы понять и простить несовершенный мир, в котором вынуждены жить грешные люди.

Сергей Кудрявцев
Оценка: 10/10
http://www.kinopoisk.ru/level/3/review/891369/

 
ИНТЕРНЕТДата: Понедельник, 19.07.2010, 08:19 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 4190
Статус: Offline
АНДРЕЙ ТАРКОВСКИЙ «Жгучий реализм» (о фильме "Назарин")

Каждый волен находить в моем фильме то, что ему нравится, или то, что ему угодно. Лично я прихожу в недоумение, когда читаю некоторые комментарии: где люди отыскивают то, о чем они пишут?! Я люблю «Назарина», потому что этот фильм позволил мне выразить некоторые вещи, близкие моему сердцу. Но я не думал ничего отрицать или отрекаться от чего бы то ни было. Слава богу, я всегда был атеистом.
Луис Бунюэль

Если рассматривать огромную фреску, вплотную подойдя к ней, то многие детали ее по вполне понятным причинам могут даже раздражать. Но в общей композиции деталь не существует как самодовлеющая, исчерпывающая или конденсирующая в себе весь смысл произведения величина. Это очевидно. Фреска рассчитана на то, чтобы на нее смотрели издали. Как и фильм рассчитан на то, чтобы судить о нем после того, как посмотришь его целиком. Тем более что деталь фильма еще более сложное в эмоциональном смысле понятие, чем деталь фрески. Кто-то из кинокритиков в свое время заметил, что кадр N = кадру № 1+№ 2 + № 3+...+n2 п, ибо кадры фильма воспринимаются последовательно, во времени, и из этой зависимости исходит в своей работе и режиссер.

Лучшая картина Бунюэля, на мой взгляд, «Назарин». И одно из главных ее качеств — простота. По драматургической конструкции она похожа на притчу. А герой ее во многом перекликается с Дон Кихотом Сервантеса. Действие фильма происходит в Мексике. Искренне верующий в бога падре дон Назарио, бессребреник и добрый человек, знающий тяжелую жизнь городка, в котором он живет, слишком терпим и демократичен. Он пастырь не за страх, а за совесть и стал им по велению своего бесконечно доброго сердца. Он вмешивается в жизнь бедняков, всячески помогая им, чем, по мнению церковного начальства, компрометирует свой сан. В результате несложных перипетий и своих чересчур добрых поступков он становится неугодным церкви, ее чинушам и карьеристам и изгоняется из города. Добр он беспредельно. Почти как Христос, как князь Мышкин или Дон Кихот. И доброта его становится притчей во языцех и надеждой для «страждущих и обремененных». Когда он уходит из городка, за ним увязываются две женщины, одинокие и обездоленные. Одна из них — молодая и красивая, брошенная своим возлюбленным, другая — несчастная проститутка, которую дон Назарио укрыл от полиции. Однажды по неведению он становится штрейкбрехером и нечаянно провоцирует кровопролитие. В другой раз он в зачумленной деревушке, покинутой здоровыми, один со своими спутницами, не боясь заразы, ухаживает за больными. Люди к нему тянутся, с надеждой обращаются за помощью. В какой-то деревне женщины, считая его святым, просят исцелить больного ребенка. Его начинает пугать это почитание. Он не святой. Просто он добрый человек. Постепенно и закономерно он становится жертвой тех, кто хочет его помощи. Превратности судьбы бросают его в тюрьму, а затем в отряд конвоируемых стражей каторжников, которые издеваются над ним.

К концу картины обстоятельства вокруг героя складываются таким образом, что толкают его все чаще и чаще к жертвам и страданию, которые естественны для него из-за его прямолинейной последовательности во взглядах. Но он устал. Он не хочет страдать. Он не видит, не желает видеть связи в соотношении добра и зла. Отступать поздно и непосильно для его души. Жизнь и люди обрекают его на страдание и одиночество, ибо он бескомпромиссен. И к финалу он превращается в мученика. Эта аналогия заложена в символическом финале и сближает фильм с притчей. Автор имеет в виду, что зритель хорошо знаком с Евангелием. Он опирается в финальной сцене на ту его часть, где Христос жаждет: «После того Иисус, зная, что уже все свершилось, да сбудется Писание, говорит: «жажду». Изнуренный зноем, голодный и измученный Назарин идет под конвоем карабинера по пыльной дороге. Навстречу попадается крестьянская повозка. Деревенская женщина везет на рынок фрукты. Карабинер, утомленный жаждой, покупает у нее что-то: то ли апельсины, то ли яблоки. Назарин, не имея денег, стоит в стороне, опустив глаза в землю. Женщина спрашивает у карабинера о нем. Тот объясняет, что это — каторжник. Тогда крестьянка берет из повозки ананас и протягивает его Назарину.

Дон Назарио вздрагивает, ошеломленный пониманием момента. Для него этот момент — воплощенная цитата из Евангелия. Он пытается отказаться, но женщина вручает-таки ему ананас, и, взяв его как символ страдания до последнего дыхания, он идет на свою голгофу по пыльной дороге под тяжелые удары барабанов, глядя вперед просветленным и трагическим взглядом.

Добро пассивно, зло активно, говорит Бунюэль. Это вполне естественно: действие фильма происходит в Мексике Порфирио Диаса. Вряд ли стоит критиковать автора за то, что собственный опыт толкает его к такому драматическому финалу. Это его опыт. Вполне определенный и объективный.

Часто мы упрекаем западных художников за их пессимизм. Они имеют право на этот пессимизм, и ценность их творчества должна определяться не только идеями веры и борьбы, но и социальной критикой общества. Сказать, что в этом авторском взгляде нет позиции, было бы грубой ошибкой. Тем более что антибуржуазное и антиклерикальное направление Бунюэля весьма активно и прогрессивно. Финал «Назарина» производит поистине потрясающее впечатление. И что особенно важно — не из-за своего символического смысла, основанного на ассоциации с Евангелием, а из-за силы эмоционального воздействия. Он является примером преобладания силы художественного образа над узким его смыслом, ибо только после второго или третьего просмотра «Назарина» приходит в голову егоумозрительное значение. Символика такого рода для Бунюэля все-таки исключение. В одном из интервью он рассказывает, что его творческому методу чужда любовь к символам, но что он часто и с большим удовольствием прибегает к так называемым «ложным символам». Он имеет в виду те образные детали в ткани своих фильмов, которые лишь носят эту навязчивую форму символа, хотя несут на себе только эмоциональную нагрузку. В этом же фильме есть сцена разговора героя со своими спутницами, в которой Бунюэль использует ложный символ. Наши путешественники сидят у костра и разговаривают. Назарин замечает на земле подле себя ползущую улитку. Он кладет ее на руку и рассматривает некоторое время.

Разговор по режиссерскому и сценарному замыслу развивается параллельно и ничем не связан с этой улиткой. Тем не менее Бунюэль дает нам возможность на крупном плане рассмотреть ее очень подробно. Такой специальный акцент в расчете на особое внимание зрителя к предмету и дает возможность этому предмету (или действию) приобрести черты символа, лишенного содержания. Эта своеобразная мистификация помимо всего прочего активизирует внимание и мысль зрителя. Говоря об отсутствии смысла этих сложных символов, можно, разумеется, одновременно приписать им бесконечно глубокое содержание, суть которого недоступна по причине бесконечного количества возможных вариантов их расшифровки. В этой-то неуловимости смысла и состоит неотразимое обаяние ложных символов, являющихся одной из характерных черт режиссерской манеры Бунюэля.

Анализируя творческий метод Бунюэля, хотелось бы специально остановиться на так называемых «запрещенных приемах», злоупотребления которыми ему так часто приписывают. Это чрезвычайно интересный вопрос. Он тем более интересен, если принять во внимание то обстоятельство, что возникает он с особенным постоянством в последнее время и вовсе не является только лишь склонностью одного Бунюэля.

В «Назарине» есть такая сцена. Проститутка, которую из сострадания приютил Назарин, просыпается на его кровати, которую тот ей уступил. У женщины горячка: во время драки на улице она получила ножевую рану. Она страшно хочет пить, но напоить ее некому — в комнате никого нет. Она сползает с кровати и на четвереньках добирается до кувшина, который оказывается пустым. Тогда, изнемогая от жажды, она начинает пить из таза, в котором обмывали ее рану. Прежде всего можно плюнуть и с презрением отказаться даже говорить по поводу этой сцены. Но такого рода приемы, близкие к натурализму (ибо натурализм есть не стилевые черты некоторых художников, а литературное направление), встречаются в разной степени остроты во многих прославленных фильмах и литературных произведениях. Здесь и сцены в госпитале из замечательных «Севастопольских рассказов» Льва Толстого, и Одесская лестница из эйзенштейновского «Броненосца «Потемкин» с детской коляской, катящейся по ступеням, со скачущим по ним безногим калекой, с разбитым пенсне учительницы и вытекающим глазом, здесь и сцена отчаяния из гениальной «Земли» Довженко, где одинокая баба голая мечется по избе, здесь и знаменитый пробег Чапаева в исподнем перед гибелью, и сцены пыток участника Сопротивления из фильма «Рим — открытый город». Сюда явно относятся также и сцена убийства Половцевым Хопрова и его жены из «Поднятой целины» Шолохова, и некоторые куски из «Радуги» Донского, и смерть ребенка, задавленного гусеницами танка, из картины «Она защищает Родину» и т. д. и т. п.

Такие примеры можно приводить без конца. Реалистическое искусство требует обостренно воспринятой правды, особенно в тех произведениях, где идейный накал дает возможность уравновешивать его истинностью, фактографичностью и подробностью события.

Я думаю, что нет смысла анализировать стилистические приемы в произведениях, перечисленных для того, чтобы продемонстрировать отсутствие у Бунюэля монополии на «жестокости».

Здесь интересно другое — то именно, что Бунюэль часто использует их по довольно оригинальному принципу. «Назарин» построен ровно, фильм рассчитан на постепенное нарастание напряжения и разрядку в самом финале. В нем много разговорных сцен, снятых чрезвычайно просто и как бы проходно. Поставлены они тоже без всяких режиссерских ухищрений, акцентов и нажимов. Можно было бы в связи с минимумом выразительных средств и многословностью усомниться в истинности совершающегося действия. В той истинности, к которой принципиально тяготеет кинематограф. Вот тут-то Бунюэль неожиданно вводит тяжелую артиллерию типа сцены утоления жажды. Она производит ошеломляющее действие и прежде всего заставляет зрителя абсолютно поверить как во все происшедшее до этого, так и в то, что произойдет потом. Такого рода «шоки» держат в напряжении зрителя; он уже начинает исподволь ждать их и тем самым погружается в нервную атмосферу, которую автор поддерживает негативно заряженными эмоциями. Эмоциональное движение не может возникнуть без напряжения, которое зависит от чередования негативных и позитивных впечатлений, как в живописи, где чувство, вызываемое соотношением красок, строится на зависимости противоположных и дополнительных цветов. Принцип контраста невозможно вычеркнуть из списка способов выразить движение. Что же касается права художника на использование тех или иных приемов, то оно неотъемлемо, и споры по этому поводу приводят к вкусовщине и только.

Лучшие фильмы Бунюэля, такие, как «Назарин», «Забытые», «Виридиана», свидетельствуют о его гражданской смелости и глубине проблем, которые ставит перед собой художник.

 
Форум » Тестовый раздел » ЛУИС БУНЮЭЛЬ » "НАЗАРИН" 1959
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2023
Бесплатный хостинг uCoz