Понедельник
20.11.2017
00:36
 
Липецкий клуб любителей авторского кино «НОСТАЛЬГИЯ»
 
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | "ДУРНАЯ КРОВЬ" 1986 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Тестовый раздел » ЛЕОС КАРАКС » "ДУРНАЯ КРОВЬ" 1986
"ДУРНАЯ КРОВЬ" 1986
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 01.03.2014, 19:15 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 2800
Статус: Offline
«ДУРНАЯ КРОВЬ» (фр. Mauvais Sang) 1986, Франция, 116 минут
— второй полнометражный фильм Леоса Каракса – вторая часть «трилогии об Алексе»








Ближайшее будущее… Мир приобрел новые краски. Однако движущими силами человеческих страстей по-прежнему остались уничтожающие друг друга страсть к наживе и любовь. Главный герой оказывается втянут в преступную операцию с целью похищения из лаборатории вакцины от вируса новой опасной болезни. Но любовь героя разрушает планы преступников.

Съёмочная группа

Режиссёр и сценарист: Леос Каракс
Продюсеры: Дени Шато, Ален Даан, Филипп Диаз
Оператор: Жан-Ив Эскофье
Монтажёр: Нелли Мюнье

В ролях

Дени Лаван - Алекс («Говорун»)
Жюльет Бинош - Анна
Жюли Дельпи - Лиз
Мишель Пикколи - Марк
Ханс Мейер - Ханс
Кэрролл Брукс - Американка
Хуго Пратт - Борис
Мирей Перье - молодая мать

Награды

Берлинский кинофестиваль, 1987 год
Победитель: Приз Европейской конфедерации художественного кино - почетное упоминание
Победитель: Приз Альфреда Бауэра
Номинация: Золотой Медведь

Сезар, 1987 год
Номинация: Лучшая актриса (Жюльет Бинош)
Номинация: Самая многообещающая актриса (Жюли Дельпи)
Номинация: Лучшая работа оператора

Приз Луи Деллюка.

Интересные факты

Сам Леос Каракс снялся в фильме в небольшом камео (человек, смотрящий из окна).

В небольшой роли (мать маленького ребёнка, которого Алекс встречает на улице) появляется также Мирей Перье — бывшая подруга Леоса Каракса, сыгравшая главную женскую роль в его первом фильме «Парень встречает девушку».

Кэрролл Брукс, играющая «Американку», занята в одной из ролей и в первом фильме Каракса «Парень встречает девушку».

Смотрите трейлеры и фильм

http://vk.com/video16654766_167747663
http://vk.com/video16654766_167747644
http://vk.com/video16654766_162735393
 
Александр_ЛюлюшинДата: Суббота, 01.03.2014, 19:15 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 2800
Статус: Offline
7 марта 2014 года
Киноклуб «Ностальгия» представляет
фильм №6 (22; 345) сезона 2013-2014
«ДУРНАЯ КРОВЬ»
режиссёр Леос Каракс, Франция


***

О фильме «ДУРНАЯ КРОВЬ» посетители сайта http://www.kinopoisk.ru/review/865088/

***

«Mauvais sang» — это фильм-противоречие, основой которого является особая выразительная форма цветовых решений и эмоциональных всплесков.

***

Выигрыш фильма, на мой взгляд, в том, что в нем очень много красивого. Здесь все на месте: синие и желтые бумажные салфетки, гуттаперчивость Алекса-Дени, его анти-Орфей в метро, наивное личико Дельпи (еще не выросшая Селин из «Перед рассветом»), чревовещание и град из фруктов. Мы говорим и совершаем. Не важно, о чем и не важно, зачем. Но зато есть антураж, яблоки и сигареты, смех и зеленые полные грусти глаза Лизы-Жюли. Завораживает.

***

Меня и на свете еще не было, а «Дурная кровь» уже пестрела такими красками, от которых дух захватывает — будто картина еще не просохла, а художник отлучился на несколько минут, чтобы подарить вам красоту, свежую, еще теплую. Она везде — и в белоснежной коже семнадцатилетней Жюли Дельпи. В ее чистых, заплаканных глазах. «Однажды… может, дважды…». И в заспанной, растерянной Анне, в ее горящих щечках и в испуганном взгляде. Игра Бинош великолепна.

***

Каракс подражает Матиссу. В фильме нет полутонов, только яркие основные цвета. Красный, синий, зеленый, желтый. Это могло бы показаться выпендрежем, если бы не выглядело так натурально. Правда, неужели у нас в жизни так много туманных цветов и полутонов? Нет, они только в кино, а реальный мир погрузился в яркую среду постмодернистского гротеска. И «Дурная кровь» — как раз об этом. О том, что нет больше границ между разумом и чувствами. О том, что лук-порей и яблоко — это одно и то же, или хочет казаться одним и тем же, или вообще не важно, что это такое, главное — чтоб было. Все эти причуды — не какая-нибудь там больная фантазия. Это, наверное, наша жизнь. И людей нашей эпохи по-настоящему губит только одна болезнь — неумение любить.

10 из 10

***

Каракс — грубый сюрреалист и жестокий романтик, и это взрывоопасное сочетание манило еще в его дебюте. «Дурная кровь», даром что обзавелась цветом и похорошела в техническом плане (больше никакого рваного монтажа), осталась в каком-то смысле черно-белой — цвета использованы по минимуму, а если и использованы, то так, чтобы у зрителя вырвался восторженный вопль. Желтый, синий, черный и море красного — это, в основном, цвета платьев молодой и преступно прекрасной Бинош. «Кровь» демонстрирует триумф стиля над содержанием, торжество хорошего вкуса и невинную наивность, которой пропитаны все фильмы Каракса. Футуристика, Прокофьев на автоответчике, курящая Американка, развевающиеся на ветру локоны Дельпи, легендарная пробежка под Боуи и Бинош с пеной для бритья по лицу — все это калейдоскопом проносится перед глазами, так, что даже не успеваешь замечать. Чего Караксу не занимать, так это нечеловеческой, почти скорсезевской энергии. И ведь умеет направить в нужное русло.

***

Появление этого фильм внесло смятение во французское кино. 25-летний Леос Каракс, расписавшись в любви к новациям Годара, обыграл несколько популярных жанров и привёл актёров с новыми лицами, наполнив экран той желанной энергией, что, казалось, навечно улетучилась из мягкотелого галльского кинематографа, зацикленного на любовных перипетиях. Синкопированный годаровский монтаж и герой, будто бы живущий «на последнем дыхании» (Дени Лаван был слишком необычен, чтобы стать звездой, вот почему долго эксплуатировался только Караксом, оказавшись для него чем-то вроде alter ego), ложные жанровые ходы — от детектива до фантастики и порой полные остановки действия. Всё это уживалось тут неведомым образом и производило гипнотический эффект даже на искушенного зрителя, вдохновлявшегося обилием скрытых цитат, визуальной изощренностью, поэтической символикой и неоварварской лирикой…

***

Леос Каракс снял очень плотный фильм, где в единый монолит сплавлены краски и чувства, эмоции и виртуозные операторские решения, слова и поступки, новаторские решения и классические приемы апологетов «новой волны», фантастика, криминал, драма, мелодрама, музыка. Словом, это пульсирующий сгусток красоты и любви в мире непонимания и духовного обнищания. В этом мире неизвестная чума косит людей, отдающихся друг другу без любви, без эмоций, словно механические куклы. А единственная вакцина от этой чумы становится разменной монетой в финансовых разногласиях двух банд. Этот мир заражен, в его жилах бежит дурная кровь, и ему срочно нужно кровопускание, жертва, которая сможет разбудить чувства, новый Иисус Христос, который взойдет на крест. И пусть этот мессия будет лишь мелким жуликом, воришкой со смешными чертами лица, пусть — Христос тоже родился не во дворце, и с законом у него были нелады. Главное, чтобы в его груди билось живое сердце, а в венах текло красное, горячее, обжигающее. Чтобы душа нараспашку и жизнь в каждом движении.

Возможно, сравнение героя Дени Лавана с Иисусом Христом может показаться кощунственным, однако в угасающем мире «Дурной крови» уже нет Бога, а значит, нет спасения. И только Алекс мечется в этом раскаленном аду, пытаясь найти, вызвать, подарить настоящие эмоции. Символично, что когда Анна не может босиком перейти через улицу, ибо горячий асфальт обжигает ноги, именно Дени подхватывает ее на руки и переносит на другую сторону, ступая спокойно, как Мессия по воде. А героиня Жюли Дельпи — удивительно женственная, хрупкая, невозможно красивая — его Мария Магдалина, святая блудница, в которую никто не посмеет кинуть камень. Этот фильм — не история любви, но он переполнен любовью. Это скорее история пробуждения чувств, и вот Анна, которая сначала, казалось, жила в полусне, радуется и плачет, и улыбается волшебной улыбкой Жюльетт Бинош. Спасительная жертва принесена, а значит, мир получил небольшую отсрочку.

Леос Каракс отнюдь не стремится упростить работу зрителю, он в лучших традициях Годара ломает форму, упивается своим рваным ритмом, насыщает цветовую палитру, выворачивает актеров наизнанку и заставляет Дени Лавана сломя голову бежать по улицам ночного города под песни Дэвида Боуи. Может показаться, что он ставит стиль выше смысла, но это не так. Он просто не дает своей оценки, заставляя зрителя самому раскрывать для себя фильм, становиться в какой-то степени его соавтором. Предложенная религиозная трактовка небесспорна и, к тому же, лишь одна из многих. Каждый, кто найдет в себе силы справиться с киноязыком Каракса, может открыть для себя в этом поиске чувств посреди красивого антиутопического мира угасающих людей что-то для себя. Быть может, пугающе близкое. А может, даже надежду.

***

Временами фильм напоминает полотно Казимира Малевича «Супрематизм» — ярко-красные объекты в абсолютно серых полутонах. Словно художник авангардист, с легкой руки наносящий краску на холст, Каракс переполнил свою ленту красным. Иной раз этот цвет играет роль поглощающего композицию фона, а иногда он проявляется в мелких деталях: кружке, розах, губной помаде. Периодически в противопоставление агрессивному красному ставится умиротворяющий синий, однако, и он столь же «ядовит». Зеленый цвет появляется лишь в самом начале и под конец, символизируя преданность бывшей девушки Алекса. Вся картина слеплена из цветов, даже лица героев отдают красными оттенками, словно портреты Матисса.

Эмоциональный фон — второй выразительный прием Каракса. Фильм то замедляется, погружаясь в некий пространственно-временной вакуум, то буквально взрывается дикой экспрессией. Чувственная и неторопливая беседа героев за ужином внезапно обращается дракой, а флегматично курящий под грустную мелодию Алекс вдруг совершает совершенно эксцентричный забег по улицам. Эта сцена спурта, сопровождаемая песней Дэвида Боуи «Modern Love», является самой яркой в фильме, наглядно показывая тонкую грань между различными человеческими чувствами.

Каракс сталкивает лоб в лоб идеологию потребления и любовь, но не столько противопоставляя их, сколь пытаясь воссоздать необходимый баланс. Решаясь на ограбление ради себя, главный герой, в конечном счете, готов совершить его ради Анны, желающей поскорее уехать. Любовный треугольник в фильме представляет собой три абсолютно разных оттенка любви, объединяемых в одно представление и понятие. Любовь Алекса агрессивна и восторженна, гангстер Марк любит Анну несколько отстраненно, но в то же время искренне, Анна же любит Марка истинно-кроткой любовью, сопряженной с покорностью. В центре этого треугольника располагается объект кражи — лекарство от страшной болезни, поражающей лишь тех, кто «занимается любовью без любви». Футуристическая концепция придает фильму еще больший символизм, а вымышленная болезнь лишь убеждает в искренности чувств героев.

Огромное внимание Каракс уделил драматургии, в особенности переходам от неторопливого к динамичному. Потрясающий Дени Лаван буквально живет в каждом кадре, создавая безумный образ Алекса. Противоречия героя раскрывает уже его прозвище — «болтун», полученное в раннем детстве за молчаливость. Этот юноша всего лишь сын умелого бандита, дурная кровь течет в его жилах, он прочел тысячи книг, но не умеет ничего, кроме как играть в карточное подобие «наперстков» и взламывать сейфы. Его герой заблудился в идеях и суждениях, высосанных из книг словно пылесосом, сплошным потоком букв и знаков пунктуации. Лишь искренняя любовь к Анне отрезвляет его, открывая глаза, делая вещи очевидными. Если в начале фильма очень многие элементы декораций и даже герои расфокусированны, то ближе к титрам картинка становится абсолютно резкой и четкой. Безответность чувств проясняет сознание Алекса, позволяет ему поставить себя на место бывшей девушки Лизы, готовой идти за парнем хоть на край света.

Анна, в исполнении Жюльет Бинош, предстает в несколько ином свете. Её характер словно пружина, сжимающаяся на протяжении всей ленты, чтобы разжаться в самый неожиданный момент. Тонкая линия между красным диваном и синей кофточкой Анны, акцентировано проведенная в одной из сцен, символизирует некую скованность степенной девушки, находящейся в эмоциональном котле, осознающей бесполезность ширм против мужских взглядов. За весь фильм героиня Бинош предстает в трех однотонных нарядах: красном, синем и черном — режиссер без слов отображает перед зрителем внутренне состояние своей героини.

И, наконец, Марк — трусливый бандит, напуганный влиятельной «Американкой», уже успевшей за всё те же долги убить отца Алекса. Но и в нем со временем закипает котел безудержных чувств, призванных переломить страх как спичку, показать всю его беспочвенность и внутреннюю природу.

Вывод: Фильм агрессивных цветовых пятен на серых и черных полотнах, глубоких экзистенциальных диалогов, резко сменяемых дикими, почти животными сценами. Фильм, в котором супрематизм и фовизм уживаются рядом с традиционными принципами композиции, а Прокофьев звучит вместе с Дэвидом Боуи. Одно из самых ярких явлений во французском киноискусстве 80х, которое можно не принимать, но нельзя недооценивать.

10 из 10

***
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 07.03.2014, 20:37 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
Дурная кровь

В дни, когда Париж задыхается от небывалой жары и вымирает от вируса, убивающего тех, кто занимается любовью без любви, городской волчонок, то ли маг, то ли проходимец (Лаван), встречает юную подругу (Бинош) престарелого гангстера (Пикколи).

В дни, когда французское кино задыхалось от мелочного бытописательства и престарелого классицизма семидесятников, печальный одиночка Леос Каракс снял манифест нового романтизма поколения Х. Его герои живут в придуманном мире, для которого любое соприкосновение с миром внешним смертельно. Сюрреалистическая поэтика Парижа, города оккультных тайн и безумной любви, сливается с романтикой черного фильма на фоне постиндустриальных декораций, испещренных граффити. Мир Каракса не знает полутонов, только контрасты, только коктейль из красного, желтого, синего и черного. Убегая от быта, режиссер осмеливается на такую сентиментальность, какой обычно взрослые люди стесняются. Возлюбленные обнимаются в затяжном парашютном прыжке, герой Лавана душераздирающе бежит по улице в варварской пляске под музыку Дэвида Боуи, снятый крупным планом презерватив впервые в кино становится лирической метафорой. «Дурная кровь» — первое в культуре конца века оправдание призрачного существования молодежи, опоздавшей на баррикады, армии ночи, неизвестных солдат любви.

Михаил Трофименков
http://www.afisha.ru/movie/166631/review/146436/
 
ИНТЕРНЕТДата: Пятница, 07.03.2014, 20:37 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3574
Статус: Offline
Дурная кровь
Mauvais sang, 1986
Экзистенциальная антиутопия


Всего лишь 25-летний француз Леос Каракс своим вторым фильмом (а дебют «Парень встретил девушку» был снят двумя годами ранее) подтвердил, что с ним совершенно не случайно связывали большие надежды, причисляя к лидерам «новейшей волны» уже 80-х годов и называя «постгодаровским» режиссёром. Каракс талантливо и отнюдь не по-ученически усвоил кинематографические уроки Жан-Люка Годара, одного из лучших авангардистов и новаторов кино. Рваный монтаж, синкопический ритм, обилие деталей на крупных планах, коллаж жанров, постмодернистское переосмысление вроде бы банальных сюжетных схем — всё это типично годаровское пронизано у его совсем молодого коллеги не столько внешней, лихорадочной, сумасбродной, сколько внутренней, затаённой, непознаваемой нервозностью, подспудным смятением души, которая большую часть времени пребывает словно в сомнамбулическом состоянии. Чередование заторможенных, как бы рапидных сцен с угасающим ритмом — и неожиданно взрывных, неистовых эскапад героя (да ещё под музыку Сергея Прокофьева из сцены бала в «Ромео и Джульетте») — составляет особую прелесть этой ленты. По внешнему слою — будто «Безумный Пьеро», однако в ночных фантастических экстерьерах «Альфавиля».

Фантастический допуск есть и в самом сюжете картины Леоса Каракса, которая вроде бы отнесена по действию к ближайшему будущему. Юноша Алекс (кстати, настоящее имя постановщика — Александр) ищет некий антидот от угрожающей человечеству болезни, вполне похожей на СПИД. Но несколько странно выглядящий герой, словно с чертами слабоумия или олигофрении (играет его, как и в караксовской первой работе, Дени Лаван, ровесник постановщика), одержим гораздо больше поисками выхода из «пограничной ситуации», преодолением страха перед разобщённостью и непониманием. Алекс жаждет избавления от своего рода «дурной крови», которая незаметно проникла во все артерии и сосуды каждого человеческого организма да и общества в целом. И этому судорожно мечущемуся по сумрачному и тревожному Парижу новому Мишелю Пуакару или же «безумному Пьеро» конца XX века необходимо в качестве лекарства-противоядия лишь искреннее сочувствие, которое может хотя бы тонкой нитью связать его с другим человеком в столь враждебном окружающем мире.

Можно посчитать действительно знаменательным фактом, что как раз «Дурная кровь» получила на кинофестивале в Западном Берлине в 1987 году самый первый, тогда только придуманный приз имени Альфреда Бауэра с формулировкой «за открытие новых путей в киноискусстве». С течением времени убеждаешься, что фильм Каракса этого заслуживал.

Сергей Кудрявцев
http://www.kinopoisk.ru/review/865088/
 
Форум » Тестовый раздел » ЛЕОС КАРАКС » "ДУРНАЯ КРОВЬ" 1986
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz